Иванова Д.С.

ФГБУ «Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия

Куликова И.С.

Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова, Москва

Виноградов О.И.

Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова, Москва

Кузнецов А.Н.

Клиника факультетской хирургии с курсом сердечно-сосудистой хирургии и хирургической флебологии факультета усовершенствования врачей Российского государственного медицинского университета, Москва

Коррекция нарушений сна у пациентов с легкой черепно-мозговой травмой в раннем восстановительном периоде

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2014;114(5): 75-77

Просмотров : 8

Загрузок :

Как цитировать

Иванова Д. С., Куликова И. С., Виноградов О. И., Кузнецов А. Н. Коррекция нарушений сна у пациентов с легкой черепно-мозговой травмой в раннем восстановительном периоде. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2014;114(5):75-77.

Авторы:

Иванова Д.С.

ФГБУ «Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия

Все авторы (4)

Черепно-мозговая травма (ЧМТ) вызывает стойкие расстройства здоровья и долговременную нетрудоспособность. Ежегодно в России ЧМТ получают более 600 000 человек. Пациенты с легкими ЧМТ (сотрясение и ушиб головного мозга легкой степени) составляют около 80% от числа госпитализированных по поводу данной патологии лиц [1]. Главная особенность легкой ЧМТ - потенциальная обратимость неврологических нарушений. Однако у многих пациентов после нее возникают относительно стойкие посттравматические нарушения, сохраняющиеся на протяжении недель, месяцев и даже лет [2]. Наиболее часто страдают лица молодого трудоспособного возраста, что превращает легкую ЧМТ в значимую медицинскую и социально-экономическую проблему, поэтому выработка наиболее оптимальных подходов к лечению легкой ЧМТ и связанных с ней посттравматических расстройств является актуальной задачей современной неврологии.

Нарушения, возникающие после перенесенной легкой ЧМТ, объединяются понятием «посткоммоционный синдром» и включают общую слабость, головную боль, головокружение, снижение внимания и памяти, замедленность психической деятельности, быструю утомляемость, раздражительность, тревогу, депрессию, аффективную лабильность, апатию, вегетативную дисфункцию, а также нарушения сна [3].

Нарушения сна у пациентов с легкой ЧМТ встречаются, по разным данным, в 30-75% случаев [4-10]. Наиболее адекватным методом объективной оценки нарушений сна является полисомнография (ПСГ). Установлено, что у пациентов, перенесших легкую ЧМТ, наблюдаются снижение эффективности сна и увеличение показателей латентности ко сну по сравнению со здоровыми, а также инсомния, повышенная дневная сонливость и нарушение циклов сон-бодрствование [11], фрагментированный сон [12-14]. Исследования структуры сна после ЧМТ дают противоречивые данные: некоторые авторы не выявляют никаких изменений сна [15]; другие описывают увеличение продолжительности медленных фаз сна, различные изменения REM-фазы (rapid eye movement - фаза сна с быстрыми движениями глаз) - ее укорочение [14, 16, 17] или увеличение продолжительности во второй половине ночи [18]. Описанные расстройства сна негативно сказываются на когнитивных процессах и вызывают функциональные нарушения, которые нередко считают первичными последствиями самой травмы и не назначают по поводу расстройств сна специального лечения [10]. Однако нарушения сна после ЧМТ следует считать серьезной проблемой, требующей терапии, учитывая их стойкость, вторичный дефицит, который они вызывают, и последующее снижение трудоспособности и качества жизни людей, перенесших травму.

Механизмы, лежащие в основе нарушений сна после ЧМТ, достаточно сложны и неполностью изучены [19]. Травматическое поражение структур, ответственных за регуляцию циклов сон-бодрствование [20-22], и соответствующих проводящих путей считается самой распространенной причиной расстройств сна после ЧМТ [6, 10, 12, 16, 23]. Пейсмейкер в области гипоталамических супрахиазмальных ядер, ответственный за циркадные ритмы, регулирует временны`е параметры сна и определенные физиологические процессы, в том числе синтез мелатонина. Мелатонин участвует в регуляции циклов сон-бодрствование [18]. Определенный вклад в развитие нарушений сна вносят также часто возникающие посттравматическая тревога и депрессия [15, 17]. Повышенный уровень тревоги после ЧМТ является существенным предиктором нарушений сна, хотя причинно-следственные связи в этом случае неоднозначны. Помимо этого, нарушения сна нередко бывают связаны с болевыми ощущениями и сниженным эмоциональным фоном.

В настоящее время не существует средств, которые бы с доказанной эффективностью ускоряли восстановление функций при ЧМТ. Пациентам традиционно назначаются ноотропные препараты, противоастенические средства, антидепрессанты, антагонисты кальция, β-адреноблокаторы, миорелаксанты, нестероидные противовоспалительные средства.

Что касается расстройств сна, зачастую сочетающихся с депрессивными явлениями, то важным было бы применение препарата, способного нормализовывать циркадные ритмы сна, но при этом не снижать работоспособность и концентрацию внимания и одновременно улучшать общий фон настроения. В связи с этим привлекает к себе внимание мелатонин (мелаксен), который имеет многофакторный механизм действия. Он принимает участие в создании циркадного ритма, изменяет уровень секреции ряда гормонов и биологически активных веществ, стабилизирует деятельность эндокринной системы, нивелируя последствия избыточного стрессового адреналового гиперкортицизма, обладает выраженной способностью связывать свободные радикалы [24-26].

Напомним, что мелатонин (гормон шишковидного тела, или эпифиза) синтезируется в организме человека из триптофана, который в свою очередь образуется в ночное время из серотонина под воздействием фермента N-ацетилтрансферазы и связывается на мембране клеток-мишеней со специфическими рецепторами МТ1 и МТ2 [24]. Он быстро гидролизуется в печени и экскретируется с мочой. Основным метаболитом мелатонина является 6-оксимелатонин-сульфат (6-СОМТ), содержание которого позволяет косвенно судить о продукции мелатонина эпифизом [27-29].

Цель исследования - изучение эффективности применения мелатонина (мелаксен) для коррекции нарушений сна у пациентов с легкой ЧМТ в раннем восстановительном периоде.

Задачами исследования были: оценить исходные показатели сна по объективным (ПСГ) и субъективным (опросники) данным; оценить изменения характеристик сна на фоне применения мелатонина; оценить исходные показатели депрессии у пациентов и их изменение на фоне приема мелатонина; оценить изменения субъективных характеристик качества жизни.

Материал и методы

В исследование были включены 60 пациентов с легкой закрытой ЧМТ.

Критериями включения были: наличие легкой ЧМТ (сотрясение или ушиб головного мозга легкой степени), полученной не более чем за 2 мес до обследования, легкие и умеренные нарушения жизнедеятельности (не более 2 баллов по шкале Рэнкина), нарушения сна разной степени выраженности при отсутствии таковых до травмы. Критериями исключения являлись декомпенсированные соматические заболевания, пароксизмальная активность на ЭЭГ, когнитивные нарушения (оценка ≤24 балла по шкале MMSE), выраженная афазия, нарушения сна до травмы.

Чтобы избежать включения в исследование пациентов с нарушениями сна, имевшими место до травмы (невротического характера и др.), использовали не только данные самоотчетов пациентов, но и принимали во внимание результаты ПСГ. На их основе констатировали наличие или отсутствие расстройств и принимали окончательное решение о включении пациента в исследование.

Пациенты были разделены на две группы: основную (группа больных, лечившихся с применением мелатонина - 3,0 мг, 1 раз в сутки за 30 мин перед сном) и контрольную, в которой мелатонин не назначался.

Основная группа состояла из 30 пациентов, 13 мужчин и 17 женщин, средний возраст которых был 50,1±11,6 года. Контрольная группа также состояла из 30 пациентов, 16 мужчин и 14 женщин, в возрасте 49,2±12,4 года.

Проводили общеклинический неврологический осмотр пациента, нейропсихологическое исследование, общепринятые лабораторные анализы, ЭКГ, ЭЭГ, КТ (МРТ) головного мозга. Кроме того, осуществлялась оценка сна и выраженности депрессии в 1-е сутки и на 14-й день после травмы. При этом использовались следующие методы: ПСГ, позволявшая получить показатели латентности, количества пробуждений и эффективности глубоких стадий сна; оценка дневной сонливости по шкале Эпворта, оценка выраженности депрессии по шкале Бека, оценка качества жизни по шкале EuroQol.

Основная и контрольная группы были одинаковы по исходным показателям. В основной группе на момент начала исследования и к 14-му дню показатели сна по данным ПСГ составили: латентность ко сну - 22,1-33,9 мин, количество пробуждений - 18,1-24,9, эффективность 3-й стадии сна - 12,6-15,3%. Показатели дневной сонливости по шкале Эпворта составили 5,4-6,2 балла, депрессии по шкале Бека - 8,2-8,8 балла, качества жизни по шкале EuroQol - 6,2-6,5 балла. В контрольной группе: латентность ко сну - 25,1-25,5 мин, количество пробуждений - 22,8-23,2, эффективность 3-й стадии сна - 12,2-12,4%; показатели дневной сонливости - 4,6-5,1 балла, депрессии - 8,0-8,1 балла, качества жизни - 6,6-6,7 балла.

Результаты и обсуждение

По данным ПСГ у пациентов основной группы в процессе лечения мелатонином было выявлено улучшение показателей сна, которое достигло уровня статистически значимых различий по сравнению с контрольной группой. Отмечалось снижение числа пробуждений в течение ночи с 24,9 в 1-й день до 18,1 на 14-й день (р<0,05), в то время как в контрольной группе таких изменений не наблюдалось - 22,8 и 23,2 соответственно. В основной группе было выявлено также повышение эффективности 3-й стадии сна: в 1-й и на 14-й дни 12,6 и 15,3% соответственно (р<0,05) при отсутствии значимых изменений данного показателя в контрольной группе - 12,2 и 12,4%.

Отмечалась тенденция к уменьшению показателя латентности ко сну в основной группе на фоне приема мелатонина по сравнению с группой контроля, которое, однако, не достигло уровня статистически значимых различий.

Были также зафиксированы достоверные различия между группами по показателям шкалы Эпворта. В основной группе имело место снижение субъективной оценки сонливости: если в 1-й день показатель был 6,2 балла, то на 14-й день - 5,4 балла (р<0,05) при отсутствии достоверных изменений и даже с тенденцией к росту в контрольной группе - 4,6 и 5,1 балла соответственно.

И, наконец, в основной группе отмечалась тенденция к снижению показателя уровня депрессии, которое, однако, не достигло уровня статистически значимых различий. Некоторое снижение выраженности депрессии при применении мелатонина может трактоваться двояко: оно может являться прямым следствием воздействия препарата на соответствующие структуры ЦНС, или же быть результатом улучшения общего состояния больных в связи с улучшением качества сна; нельзя исключить действия и обоих этих факторов.

Таким образом, у пациентов с нарушениями сна разной степени выраженности, возникшими в результате легкой ЧМТ, в раннем восстановительном периоде мелатонин способен улучшать сон и оказывать умеренное действие на депрессию. В связи с этим представляет интерес изучение эффективности применения мелатонина на более поздних этапах после легкой ЧМТ (в позднем восстановительном периоде травмы). Это позволило бы определить, в течение какого периода времени сохраняется эффект действия препарата и уточнить механизмы влияния мелатонина на аффективную сферу больных.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail