Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Дрозд О.А.

Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону

Ефремов В.В.

Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону

Дударев И.В.

Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону

Эффективность озонотерапии и цитофлавина в комплексном лечении миастении

Авторы:

Дрозд О.А., Ефремов В.В., Дударев И.В.

Подробнее об авторах

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2013;113(1): 46‑49

Просмотров: 951

Загрузок: 14

Как цитировать:

Дрозд О.А., Ефремов В.В., Дударев И.В. Эффективность озонотерапии и цитофлавина в комплексном лечении миастении. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2013;113(1):46‑49.
Drozd OA, Efremov VV, Dudarev IV. The efficiency of citoflavin and ozonotherapy in complex treatment of the myasthenia. Zhurnal Nevrologii i Psikhiatrii imeni S.S. Korsakova. 2013;113(1):46‑49. (In Russ.).

?>

Известно, что миастения относится к тяжелым аутоиммунным нервно-мышечным синаптическим заболеваниям, при которых в результате поражения постсинаптической мембраны развивается мышечная слабость и патологическая мышечная утомляемость. Заболевание начинается в возрасте 20-40 лет, им чаще болеют женщины. Распространенность миастении составляет 5-10 человек на 100 000 населения [1, 4]. Прогрессирование болезни приводит к ограничению трудовой деятельности и ранней инвалидности, подвергается риску и сама жизнь пациента [3, 10].

Комплексное лечение пациентов с миастенией включает хирургические (тимомтимэктомия) и консервативные методы лечения (базисная антихолинэстеразная, кортикостероидная, иммуносупрессивная, иммуномодулирующая, лучевая терапия), методы экстракорпоральной гемокоррекции и энтеросорбции. Длительный прием и побочные действия лекарств осложняют клиническую картину заболевания, приводя к развитию миастенических кризов и летальным исходам. Требуется оптимизация базисной терапии и поиск альтернативных методов лечения, имеющих минимальное количество противопоказаний и осложнений [6-8].

Оптимизация базисной терапии миастении возможна на основе включения в нее цитофлавина - агониста пуринергических систем с метаболотропным компонентом действия, ориентированным на промежуточный обмен веществ. В этих случаях показана также озонотерапия - метод лечения, основанный на насыщении тканей кислородом, с применением медицинского озона [1, 11, 12]. Многообразие клинических эффектов дает возможность использовать озонотерапию как перспективный метод воздействия на различные звенья патогенеза миастении. В лечении миастении озонотерапия до сих пор не применялась [2, 3, 5, 7].

Совместное применение цитофлавина и озона определяет энергетическую эффективность окислительных процессов в миоците [9, 11, 12].

Цель настоящего исследования - клиническая оценка эффективности применения цитофлавина и озонотерапии в комплексном лечении миастении.

Материал и методы

Исследование проводилось в соответствии с Правилами проведения качественных клинических испытаний (GCP) (ОСТ №42-511-99 от 29.12.1998) и принципами Хельсинкской декларации.

В исследование были включены 45 пациентов (19 (63,3%) женщин и 11 (36,7% мужчин), в возрасте от 24 до 78 лет. Продолжительность заболевания была от 1 года до 39 лет. В 1-ю группу вошли 24 (53,3%) пациента с генерализованной формой и 21 (46,7%) - с локальной формой миастении. Во 2-й группе у 14 (31,1%) пациентов наблюдалась глазная форма заболевания, а у 7 (15,5%) - глоточно-лицевая. Критерии диагноза миастении у пациентов соответствовали характеристикам, предложенным в рекомендациях Medical Scientific Advisory Board of the Myasthenia Gravis Foundation of America. Обследование включало общеклинические и неврологические результаты с углубленным изучением рефлекторно-двигательной сферы. Для подтверждения диагноза миастении всем пациентам была проведена прозериновая проба: оценка выполнена через 15-30 мин после подкожного введения 2,0 мл 0,5% раствора прозерина.

В группе с генерализованной формой заболевания было 10 пациентов, получавших базисную терапию - антихолинэстеразные (АХЭП) препараты (пиридостигмина бромид в дозе 180-360 мг в сутки в зависимости от тяжести заболевания), 9 пациентов, получавших АХЭП (пиридостигмина бромид в дозе 240-480 мг в сутки) и гормональные препараты (преднизолон в дозе 60-80 мг в сутки); 5 пациентов наряду с АХЭП и гормональной терапией получали иммуносупрессивную терапию (азатиоприн в дозе 50-150 мг в сутки). В группе с глазной формой миастении все пациенты получали только АХЭП (пиридостигмина бромид в дозе 180-360 мг в сутки), а пациенты с глоточно-лицевой формой дополнительно к АХЭП принимали гормональные препараты (преднизолон в дозе 60-80 мг в сутки).

Контрольную группу составили 15 здоровых лиц, которые были обследованы таким же образом. Продолжительность клинического исследования составила 2 мес.

На 10-й день исследования всем пациентам с генерализованной и локальной формой заболевания была назначена оптимизированная терапия, включавшая базисную терапию и цитофлавин в дозе 600 мг (2 таблетки) 2 раза в сутки за 30 мин до еды, курс лечения составил 40 дней. Всем пациентам с 50-го дня во всех случаях была начата комбинированная терапия, состоящая из базисных препаратов, цитофлавина и ежедневных внутривенных капельных инфузий озонированного физиологического раствора в стандартных флаконах по 200 мл с концентрацией озона 2000 мкг/л озоно-кислородной смеси. Время насыщения 0,9% физиологического раствора составляло 10 мин. Курс состоял из 10 процедур. Противопоказаниями для проведения лечения являлись геморрагические инсульты, снижение свертываемости крови, острое алкогольное отравление, индивидуальная непереносимость озона.

Для оценки эффективности и безопасности базисной, оптимизированной и комбинированной терапии миастении всем 45 пациентам на 10-й, 50-й и 60-й дни были проведены оценка нарушений функции мышц туловища, шеи и конечностей по стандартной 6-балльной шкале, электронейромиография, масс-спектрометрия с лазерной десорбцией и ионизацией, которые позволили выявить молекулярный паттерн сыворотки крови пациентов и его динамику на фоне различных режимов терапии. Разделение белков сыворотки крови производилось с помощью стандартных наборов, включающих 3 вида хроматографического разделения (MB-HIC C8 Kit, MB-IMAC Cu, MB-Wax Kit, производство «Bruker», США). Условием включения белка-маркера в диагностический профиль являлся показатель «покрытия сиквенса» при анализе масс-спектрограмм более 15%.

Данные о взаимодействиях и функциональных особенностях белков были получены с помощью программ STRING 8.1 и STITCH.

Оценка эффективности и безопасности лечения выполнялась в день включения больных в исследование (день 0), на 3-й и 60-й дни.

Результаты и обсуждение

Исследование клинико-неврологического статуса на 10-й день исследования у 24 пациентов с генерализованной формой миастении показало наличие глазодвигательных симптомов у 17 больных, слабости мимической мускулатуры - у 19, бульбарного синдрома - у 20, слабости мышц туловища и шеи - у 18, слабости мышц конечностей - у 17, слабости дыхательной мускулатуры - у 11, слабости жевательной мускулатуры - у 9, общей мышечной слабости - у 12. В 43 случаях прозериновая проба оказалась положительной, у 1 пациента с глазной формой и 1 пациента с генерализованной формой заболевания - слабоположительной. Исследование клинико-неврологического статуса на 10-й день исследования у 21 пациента с локальной формой миастении выявило двоение и птоз, уменьшение объема движения глаз (глазная форма), а также снижение силы мимической мускулатуры и глоточные нарушения (глоточно-лицевая форма).

На фоне оптимизированного и комбинированного лечения зарегистрирована следующая динамика клинико-неврологического статуса пациентов: в 1-й группе отмечена полная компенсация двигательных расстройств (у 9 больных - при оптимизированной и 12 - при комбинированной терапии), неполная (у 5 - при оптимизированной и 10 - при комбинированной терапии), частичная компенсация (у 1 - при оптимизированной и 2 - при комбинированной терапии); глазодвигательные нарушения регрессировали у 9 и 12 пациентов, частичный регресс был у 4 и 5 пациентов соответственно. Слабость мимической мускулатуры полностью восстановилась у 9 и 11 пациентов, находившихся на оптимизированной и комбинированной терапии, частично - у 4 и 8 пациентов соответственно, осталась без изменений у 1 пациента при приеме оптимизированной терапии. Бульбарный синдром регрессировал у 8 и 12 пациентов, принимавших оптимизированную и комбинированную терапию соответственно, частично - у 4 и 7 пациентов, а остался без динамики - у 1 пациента в каждой из групп. Сила дыхательной мускулатуры увеличилась у 8 и 11 пациентов; слабость жевательной мускулатуры уменьшилась у 4 и 8 пациентов, у остальных больных она осталась без положительной динамики. В группе с глазной формой миастении у 8 и 17 пациентов, принимавших оптимизированную и комбинированную терапию соответственно, полностью регрессировали все симптомы; у 6 и 9 пациентов в каждой группе терапии соответственно уменьшились двоение и птоз, увеличился объем движения глаз. У 4 и 6 пациентов с глоточно-лицевой формой заболевания на фоне приема оптимизированной и комбинированной терапии отмечалась положительная динамика в виде улучшения силы мимической мускулатуры и регресса глоточных нарушений.

Общую положительную динамику показателей ЭНМГ и профиля белков - маркеров миастении в сыворотке крови пациентов контрольной и исследуемой групп отражают данные в табл. 1 и 2.

Неблагоприятных побочных реакций на фоне применения цитофлавина и озонированного физиологического раствора не отмечалось. При комбинированной терапии у пациентов с локальными формами миастении была снижена среднесуточная доза АХЭП до 180-240 мг в сутки, у пациентов с глоточно-лицевой формой была снижена среднесуточная доза гормональных препаратов до 20-30 мг в сутки. У 5 пациентов с генерализованной формой миастении удалось исключить иммуносупрессорную терапию, снизить дозу гормональных препаратов до 30 мг в сутки и АХЭП до 180-360 мг в сутки; у 9 пациентов исключили из приема преднизолон и снизили дозу пиридостигмина бромида до 180-360 мг в сутки в комплексном приеме; 12 пациентам доза пиридостигмина бромида была снижена с 360 до 180 мг в сутки.

Биоинформационный анализ молекулярного профиля крови показал, что механизмы действия цитофлавина и озонотерапии связаны с межмолекулярными взаимодействиями 3 функциональных групп белков: 1) мембранными белками (рецептор тирозинкиназы в миоците); 2) внутриклеточными белками (цитоплазматический актин 1, АТФ-зависимая РНК-хеликаза DDX1, короткая изоформа РНК-связывающего белка, изоформа А1-В гетерогенного ядерного рибонуклеопротеина А1, изоформа В1 гетерогенного ядерного рибонуклеопротеина А2/В1, митохондриальный стресс-белок 70, тяжелая цепь иммуноглобулина G4, фактор 2-переносчик интерлейкина, бета-цепь тубулина); 3) белками клеточных структур (цитоплазматический актин 2, тяжелая цепь иммуноглобулина G1, пероксиредоксин 4, бета2С-цепь тубулина, виментин).

Полученные результаты показывают, что оптимизация терапии миастении и применение режимов метаболической биорегуляции на основе приема комплексного препарата цитофлавин и внутривенных капельных инфузий озонированного физиологического раствора могут служить основой для разработки новых средств лечения этого тяжелого заболевания.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail