Сергеев И.И.

Кафедра психиатрии и медицинской психологии Российского государственного медицинского университета, Москва

Дейч Р.В.

Влияние патологических интересов на социальную адаптацию психически больных детей и подростков

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011;111(8): 9-13

Просмотров : 30

Загрузок :

Как цитировать

Сергеев И. И., Дейч Р. В. Влияние патологических интересов на социальную адаптацию психически больных детей и подростков. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011;111(8):9-13.

Авторы:

Сергеев И.И.

Кафедра психиатрии и медицинской психологии Российского государственного медицинского университета, Москва

Все авторы (2)

Патологические увлечения давно являются объектом интереса психиатров. В литературе они фигурируют как «патологические хобби» (по А.Е. Личко [12]), «странные увлечения» (по Р.А. Наджарову [14]), «духовные влечения» (по Л.Б. Дубницкому [7]), а также - «запойное чтение» как один из вариантов (по М.Ш. Вроно [5]). Такие явления описаны у больных шизофренией [13, 14, 17, 18], а также как проявления расстройств личности шизоидного круга [16, 19]. В.В. Ковалевым [10] выделены их облигатные компоненты - аффективный, идеаторный и влечений. В качестве отличительных черт патологических интересов и увлечений автором предложено рассматривать наличие аффективно заряженного стремления к конкретной деятельности при отсутствии или слабой выраженности интеллектуального, идеаторного компонента хобби. Среди признаков болезненных интересов рядом авторов [3, 6-8, 11, 15] также указывались доминирование в сознании, односторонность увлечений, их эмоциональная насыщенность, непродуктивность, а также стойкость и неизменность. Что касается детского и подросткового возраста, то подчеркивались их особая эмоциональная охваченность; коморбидность с другими психопатологическими явлениями, однобокость содержания, а также ослабление или утрата остальных интересов и дезадаптирующее влияние. Однако в должной мере рассматриваемые явления еще не изучены, в том числе в детской психиатрии.

Целью настоящей работы было изучение психопатологических особенностей аномальных интересов и их дезадаптирующего влияния у детей и подростков с разными психическими заболеваниями.

Материал и методы

Исследование было проведено на базе Московской психиатрической больницы №6 (глав. врач - д-р мед. наук Е.Л. Усачева).

Обследовали 62 больных 4-16 лет, находившихся на стационарном лечении в указанной больнице в 2005-2010 гг. В число пациентов входили дети и подростки с разными формами психической патологии (шизофрения, органические заболевания мозга, нарушения поведения разного генеза и др.) В данной работе нозологическую дифференциацию заболеваний не проводили.

При выполнении работы использовали общеклинический и психопатологический методы с соответствующей оценкой анамнестических и катамнестических данных.

При анализе патологических увлечений оценивались содержание увлечений и их клиническая структура.

Содержание аномальных интересов детей и подростков обнаружило их значительное разнообразие. Их можно было разделить на шесть основных вариантов: интеллектуально-познавательные, творческие, конструирование, азартные, анималистические и культовые.

Что касается клинической структуры, то мы ориентировались в этом случае на их облигатные компоненты - аффективный, идеаторный и компонент болезненно усиленного влечения к конкретной деятельности.

Аффективный компонент был представлен особой эмоциональной насыщенностью хобби, которая проявлялась отчетливым оживлением, радостью и удовольствием не только при занятии любимым делом, но даже при простом упоминании о предмете увлечения. При попытках ограничения хобби (например, со стороны родителей), возникали бурные протестные реакции с криком, плачем, двигательным возбуждением, а зачастую и социально опасными действиями и поступками. Такие реакции наряду с другими нарушениями поведения часто являлись основой для развития социальной дезадаптации детей. Выраженность аффективной заряженности в структуре болезненных хобби имела место у 56,5% наших больных. У остальных 43,5% пациентов аффективный компонент увлечения был относительно слабо выражен или отсутствовал вообще. Эмоциональность таких больных характеризовалась уплощенностью. В последнем случае речь шла главным образом о больных шизофренией с отчетливыми негативными изменениями личности.

Идеаторный компонент болезненных увлечений отчетливо выступал в 35,5% наблюдений. Он проявлялся в форме узконаправленной деятельности познавательного характера. У таких больных отмечался интерес к поиску и накоплению сведений об объекте увлечения - устройстве транспортных средств, схем радиоэлектроники, чертежей машин и т.п. Дети и подростки собирали энциклопедии, справочники, брошюры и даже специализированные журналы по интересующей их теме, проводили за их изучением много времени. Иногда они переписывали или конспектировали интересующий их материал. Кроме того, больные стремились накапливать имеющие отношение к их увлечению различные предметы, пытаясь изучить их устройство. Своеобразными были «изыскания» больных: они составляли бесчисленные чертежи, схемы маршрутов, пытались систематизировать свои знания составлением таблиц и диаграмм. При этом поведение больных подчас приобретало нелепый, гротескный характер - они исписывали стопки тетрадей, изводили рулоны бумаги, захламляли квартиру полуразобранными приборами, стопками журналов. Между тем продуктивность такой деятельности была очень низкой и никак не соответствовала объему и качеству затраченного времени и материалов. Еще одной особенностью этой стороны увлечений было то, что больные охотно обсуждали свое увлечение. Они были уверены, что «хорошо разбираются» в излюбленной области, обнаруживая вместе с тем поразительно низкую осведомленность о соответствующих предметах. Запас знаний таких детей преимущественно ограничивался общими, крайне поверхностными, зачастую искаженными сведениями об объекте хобби, что не мешало им многословно рассуждать на интересующую их тему.

Компонент болезненно усиленного влечения к конкретной деятельности был выявлен у подавляющего большинства больных (90,3%), представляя основу патологических хобби. Больные испытывали регулярное стремление заниматься определенным увлечением. Данный компонент был представлен даже в тех случаях, когда хобби больного характеризовалось малой осознанностью интереса и слабой аффективной заряженностью. В ряде случаев этот компонент отмечался как моносимптом - больные испытывали влечение к узконаправленной деятельности на фоне тусклого, выхолощенного аффекта, при практически полном отсутствии идеаторной составляющей. В таких случаях они не могли объяснить, что именно вызывает их интерес, ограничиваясь зачастую общими формулировками - «просто нравится», «нравится и все», «приятно» и т.д.

Психопатологические особенности патологических интересов оценивались в аспекте односторонних увлечений, сверхценных образований и сверхценно-бредовых расстройств с учетом перечисленных выше компонентов (табл. 1).

Как видно из табл. 1, все три компонента патологических увлечений были представлены всеми клиническими вариантами. Болезненные хобби, отнесенные к группе односторонних, преобладали среди увлечений обследованных больных - 37 (59,7%) наблюдений. Они характеризовались выраженным, устойчивым и длительным интересом к объекту хобби. Для них было типичным преобладание идеаторного и влеченческого компонентов при относительно малой представленности аффективного компонента. Кроме того, им были свойственны следующие признаки: 1) напряженность и устойчивость (дети занимались одним излюбленным хобби часами, стараясь использовать все свободное время; интерес к этой теме не угасал в течение многих месяцев или лет); 2) однобокость содержания (интерес узконаправленный, ограничен рамками излюбленного сюжета, неохотно переключались на другие занятия), ослабление или утрата прежних детских и подростковых увлечений (например, просмотр мультфильмов, телепередач, прогулки и т.д., которые постепенно отходили на второй план, хотя окончательно не утрачивались); 3) принципиальная возможность коррекции (больные прекращали заниматься излюбленным хобби при запрете со стороны родителей, изменении места жительства, госпитализации); 4) относительная продуктивность (что способствовало накоплению запаса знаний в избранной области, накоплению литературы, формированию коллекций и т.д.); 5) постепенно прогрессирующая дезадаптация (преимущественно в виде конфликтов с родными - отказывались выполнять обязанности по дому, проводить время с семьей, однако при этом продолжали посещать школу, как правило, справляясь с учебой).

К группе сверхценных были отнесены более выраженные патологические увлечения. Они имелись у 19 (30,6%) больных. Для них было типичным преобладание аффективного компонента и болезненно усиленного влечения над идеаторным. Таким хобби были свойственны следующие признаки: 1) особая аффективная охваченность в сочетании с болезненным стремлением к данному занятию (попытки отвлечь ребенка сопровождались яркими, аффективно насыщенными протестными реакциями с плачем, злостью, яростью); 2) доминирование в психической жизни ребенка (занимали все его мысли, в значительной степени определяли его поведение); 3) полный или частичный отказ от наиболее естественных в детском возрасте занятий (общение со сверстниками, прогулки, просмотр телепередач, фильмов, игры); 4) возможность частичной коррекции (при запрете или невозможности заниматься любимым делом могли временно отвлечься, при попытке переубеждения выказывали формальную критику к своему поведению, на короткий период родителям удавалось добиться исправления наиболее грубых нарушений поведения); 5) низкая продуктивность (в том числе отчетливое несоответствие времени, затраченного на хобби, уровню познаний ребенка в данной области, бессистемное накопление предметов, связанных с увлечением); 6) значительная социальная дезадаптация (вплоть до невозможности жить в семье из-за постоянных конфликтов, а также прогулы школы, отказ от учебы).

Патологические увлечения с наибольшей охваченностью, сопровождавшиеся нарушениями субпсихотического или психотического уровня и особенно выраженной дезадаптацией, составили самую малочисленную группу - сверхценно-бредовую. Они отличали всего 6 (9,7%) больных. Для данной группы была типичной относительно равномерная выраженность всех компонентов патологического увлечения - аффективного, идеаторного и влеченческого. Кроме того, им были свойственны следующие признаки: 1) возникновение на основе имевших место односторонних, а затем сверхценных увлечений по механизму сверхценного бредообразования (разработка бредовой фабулы полностью или частично соответствовала содержанию увлечения); 2) поведение больного полностью определялось фабулой сверхценно-бредового симптомокомплекса; 3) не поддавались коррекции, переубеждению; 4) были практически непродуктивными; 5) сопровождались грубой социальной дезадаптацией (вплоть до снижения способности к самообслуживанию и инвалидизации).

В подавляющем (96,7%) числе наблюдений патологические увлечения сопровождались нарушением социальной (школьной, семейной) адаптации детей и подростков. Дезадаптация проявлялась разнообразными формами с отчуждением и необщительностью с родными, конфликтами с окружающими, уходами из дома, а также снижением успеваемости, пропусками занятий и прогулами, отчислением из школы ввиду необучаемости или грубых нарушений поведения. В тяжелых случаях развивалась фактическая инвалидизация больных со снижением навыков самообслуживания и многократным стационированием в психиатрическую больницу, оформление пособия по инвалидности детства. Реакция микросоциального окружения больных (в первую очередь родителей) на формирование у них патологического увлечения была преимущественно негативной (72,5% наблюдений). В некоторых случаях родители вначале одобряли хобби ребенка, воспринимая его однобокий интерес как признак «проявления способностей». Вместе с тем со временем чрезмерная охваченность увлечением, неблагоприятные изменения в поведении вызывали настороженное или негативное отношение к такому хобби, которое начинало восприниматься как нечто болезненное. В среде сверстников (в школьном классе, во дворе) такие дети постепенно теряли былые привязанности, становились «белыми воронами», считались «странными».

По тяжести проявлений все случаи дезадаптирующего влияния патологических хобби условно разделены на 3 варианта: нарушения адаптации на уровне семьи, на уровне школы и инвалидизация. В табл. 2 приведено соотношение между выраженностью социальной дезадаптации детей и подростков и различными клиническими группами патологических увлечений.

Из приведенных данных следует вывод, что выраженность дезадаптации детей и подростков во многом зависит от клинического варианта болезненных увлечений.

В группе односторонних хобби нарушения адаптации в основном ограничивались рамками семьи (97,3%). При этом школьная успеваемость и поведение страдали менее значительно (27,0%) либо не нарушались. В целом поглощенность детей своим увлечением приводила к ослаблению контактов с родными. Они отказывались от совместного времяпровождения (прогулки, поездки, просмотр телепередач, посещение кино и т.д.), если только оно не было связано с объектом увлечения. Так, больной с аномальным хобби - поездками в транспорте, охотно ездил с родителями на дачу на электричке или в гости на метро, однако наотрез отказывался от прогулок по улице или в парке, походов в кино и т.д. Подростки, ранее активно помогавшие родителям по дому, начинали избегать домашних обязанностей. В некоторых случаях дети, увлеченные своим хобби, проводили на улице целый день, часто без спросу или вопреки запретам. Больные захламляли квартиру предметами увлечений (рулоны бумаги, полуразобранные бытовые приборы, мешки с землей для теплиц и т.д.), иногда портили мебель, заливали пол водой. Подобное поведение приводило к постоянным трениям и конфликтам с родителями и близкими, что являлось основным дезадаптирующим фактором. Психопатоподобные нарушения поведения, как правило, являлись непосредственной причиной госпитализации ребенка в психиатрический стационар. Вместе с тем, как отмечено выше, для односторонних патологических увлечений была типична относительная сохранность школьной адаптации (27,0%) - дети продолжали учиться, посещать школу, делать домашние задания. При данной форме патологии было выявлено лишь некоторое снижение успеваемости.

В отличие от односторонних интересов сверхценные патологические хобби сопровождались выраженными нарушениями как семейной (89,5%), так и школьной (84,2%) адаптации. В целом психопатоподобные нарушения поведения носили более грубый характер, принимали более одиозные формы. Так, больные с патологическими хобби, связанными с компьютерными играми, проводили в игровых клубах по нескольку дней или даже недель. Для оплаты игр дети добывали средства сбором бутылок и банок на улице, попрошайничеством, воровством или вымогали их у родителей, зачастую угрожая самоубийством или расправой с близкими. В некоторых случаях дети, увлеченные поездками на транспорте, уходили из дома на несколько дней, уезжали в другие города, ночуя на вокзалах или на улице в незнакомых местах, пренебрегая очевидной опасностью. В качестве примера может быть приведен подросток с патологическим увлечением поездками на транспорте, и, как следствие, многодневными уходами из дома, попытками вылезти через окно третьего этажа, разбив стекло, после очередного запрета родителей. При аномальных увлечениях животными больные приводили домой множество бездомных собак, пытались содержать их в условиях городской квартиры. Особая аффективная охваченность, свойственная патологическим хобби сверхценного уровня, сопровождалась возникновением бурных протестных реакций при попытке родителей запретить опасные затеи детей либо ограничить их увлечение. Так, больной с патологическим интересом к радиотехнике при попытке бабушки воспротивиться захламлению прихожей городской квартиры многочисленными обломками телевизоров и холодильников дал бурную протестную реакцию с возбуждением, руганью, угрозами в ее адрес, выломал дверь в комнату бабушки, душил ее, замахивался ножом. Такие вспышки иногда сопровождались грубыми нарушениями поведения с угрозами самоубийства, шантажным суицидальным поведением, а также агрессивными действиями в адрес родных. В следующем наблюдении больной, страдавший патологическим хобби приобретения знаний, после конфликта с родными, пытавшимися регламентировать его «занятия», в состоянии психомоторного возбуждения выпил горсть разных таблеток, впоследствии был госпитализирован в токсикологическое отделение. Указанные нарушения поведения сочетались с выраженными проблемами в школе. Отмечалась утрата интереса к учебе, в том числе к дисциплинам, по которым ребенок ранее отлично успевал. Типичными были все учащавшиеся пропуски занятий и прогулы, иногда по нескольку дней подряд. В ряде случаев дети вовсе переставали посещать школу вопреки всем уговорам и попыткам наказания со стороны родителей и учителей. Также больные переставали выполнять домашние задания, готовиться к урокам. Особый интерес представляли случаи школьной дезадаптации больных с патологическими увлечениями, связанными с образованием и получением знаний. По мере формирования увлечения такие больные все больше времени проводили за чтением учебников и дополнительной литературы, вместе с тем все очевидней становилась их несостоятельность в учебе за счет непродуктивности и особой направленности таких «занятий». В целом в подавляющем (89,4%) числе случаев у больных с патологическими увлечениями сверхценного уровня имело место значительное снижение школьной успеваемости. Многими авторами [1, 2, 4, 9, 10] это рассматривается как основное проявление дезадаптации у детей и подростков. Выраженная охваченность детей своим хобби в сочетании с грубыми нарушениями семейной и школьной адаптации являлась основной причиной обращения к психиатру и госпитализации ребенка.

Наконец, патологические интересы сверхценно-бредового характера, как правило, приводили к глубокой социальной дезадаптации детей и подростков - семейной (100%) и школьной (93,3%). Все эти больные получали пособие по инвалидности детства. В процессе формирования сверхценно-бредового симптомокомплекса больные обнаруживали все дезадаптирующие признаки, типичные для субпсихотических и психотических расстройств. Дети, загруженные болезненными переживаниями, практически полностью утрачивали связи с родными и сверстниками, переставали выходить из дома, разговаривать по телефону. Постепенно нарастала неопрятность, больные отказывались от еды, прекращали следить за своим внешним видом, умываться, менять одежду. Поглощенность сверхценно-бредовыми переживаниями приводила к грубым нарушениям поведения с агрессивными и аутоагрессивными действиями. Например, больной с увлечением сверхценно-бредового уровня, связанным с самообразованием, охваченный идеей получения знаний, пытался напасть на мать, считая, что она находится в сговоре со «злыми бесстыдниками» и хочет «отнять его знания». Была отмечена и практически полная учебная несостоятельность детей и подростков, выражавшаяся в грубом снижении успеваемости или отказе от учебы. Наличие расстройств психотического уровня приводило к многократным госпитализациям в психиатрический стационар.

Приведенные выше данные позволяют констатировать значительное дезадаптирующее влияние всех клинических форм патологических увлечений у детей и подростков. Лишь в единичных случаях патологические хобби играли частично реабилитирующую роль. Это имело место только в 2 (3,3%) случаях. У 1 из больных, страдавших детским типом шизофрении с грубыми олигофреноподобными расстройствами психического развития, на фоне общей бездеятельности, отсутствии игровых и познавательных интересов аномальное хобби, несмотря на очевидную чрезмерность и болезненную охваченность, было практически единственной формой деятельности, к которой его возможно было привлечь. В 5 лет у больного появился интерес ко всему, что связано со светом. Собирал лампочки, разбирал торшеры и другие осветительные приборы дома, пытался мастерить светильники из картона, простые, дающие свет устройства (иногда работавшие). Посвящал этому большую часть своего времени. В психиатрическом стационаре ни с кем не общался. Был неопрятным, не имел навыков самообслуживания, не просился в туалет. В игрушки не играл, к групповым играм не привлекался. Оживлялся лишь при виде лампочек, фонариков и т.д. Носил в карманах детали - светодиоды, батарейки, проводки, играл с ними, составлял простые электрические схемы. В другом наблюдении патологическое хобби у девочки 11 лет не привело к отчетливой семейной или школьной дезадаптации вследствие как особой направленности интересов (получение знаний и самообразование), так и за счет своеобразия личностного склада ребенка с преобладанием сенситивно-шизоидных черт. Адаптации этого ребенка способствовало благоприятное микросоциальное окружение больного с активной поддержкой как со стороны членов семьи, так и школьного коллектива и одноклассников.

К сказанному выше можно добавить, что были отмечены два типа динамики патологических увлечений - непрерывный и приступообразный, и три варианта по степени прогредиентности - прогрессирующий, стационарный и регрессирующий.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail