Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Чистякова Г.Н.

ФГБУ "Уральский научно-исследовательский институт охраны материнства и младенчества", Екатеринбург

Газиева И.А.

ФГБУ "Уральский научно-исследовательский институт охраны материнства и младенчества", Екатеринбург

Ремизова И.И.

ФГБУ "Уральский научно-исследовательский институт охраны материнства и младенчества", Екатеринбург

Особенности состояния иммунной системы у женщин в ранние сроки беременности, наступившей в результате использования вспомогательных репродуктивных технологий

Авторы:

Чистякова Г.Н., Газиева И.А., Ремизова И.И.

Подробнее об авторах

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2014;14(5): 9‑12

Просмотров: 307

Загрузок: 4

Как цитировать:

Чистякова Г.Н., Газиева И.А., Ремизова И.И. Особенности состояния иммунной системы у женщин в ранние сроки беременности, наступившей в результате использования вспомогательных репродуктивных технологий. Российский вестник акушера-гинеколога. 2014;14(5):9‑12.
Chistiakova GN, Gazieva IA, Remizova II. The female immune system during early pregnancy resulting from the use of assisted reproductive technologies. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2014;14(5):9‑12. (In Russ.).

?>

Сохранение беременности, наступившей в результате применения вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), определяется рядом факторов, наиболее важными из которых являются эндокринные и иммунологические. Нарушение иммунной регуляции зачастую реализуется в условиях прогестероновой недостаточности, гиперактивации иммунокомпетентных клеток и дисбаланса биологически активных медиаторов межклеточных взаимодействий.

В настоящее время известны три основных иммунологических механизма отторжения плода: воздействие симметричных цитотоксических антител, Th1-зависимый путь иммунного ответа и эмбриодеструктивное влияние натуральных киллеров (NK) [6].

По мнению большинства авторов [1, 11], иммунологические механизмы сохранения беременности и защиты эмбриона заключаются в образовании асимметричных блокирующих антител, не обладающих высоким сродством к антигенам плода и не вызывающих активации цитотоксических реакций. Кроме того, нормальное течение беременности связано с преобладанием Th2-опосре­дованных клеточных реакций, препятствующих конверсии NK-клеток в лимфокинактивированные клетки. Вместе с тем, по данным других исследователей [4], выявление повышенного содержания цитокинов Th1 не всегда коррелирует с неблагоприятным течением и исходом беременности и, наоборот, при акушерской патологии может отмечаться высокий уровень цитокинов Th2-профиля.

Иммунологические изменения, происходящие в ранние сроки беременности, в свою очередь, тесно связаны с эндокринными, поскольку для успешной имплантации в эндометрии должна произойти децидуализация под действием не только лимфоцитов и клеток трофобласта, но и гормонов. Кроме того, ряд гормонов, в частности эндогенный прогестерон, обладает иммуносупрессивными свойствами, подавляя продукцию Th1-цитокинов и, следовательно, смещая баланс Th1/Th2 в сторону преобладания Th2 [9].

По мнению ряда исследователей [3, 5], прогестерон посредством Т-лимфоцитов ингибирует реакцию отторжения плода, а применение препаратов прогестерона оказывает модулирующее влияние на развитие беременности через систему цитокинов. В момент взаимодействия прогестерона с рецепторами клеток CD8+ цитотоксические Т-лимфоциты продуцируют прогестерониндуцированный блокирующий фактор (PIBF), который угнетает цитолитическое воздействие материнских лимфоцитов на аллоантигены плода с образованием не активированных NK-клеток, в результате чего иммунный ответ осуществляется посредством Т-хелперов. При низком содержании прогестерона иммунный ответ матери определяется продукцией Th1-провоспалительных цитокинов [7]. Таким образом, эндокринный контроль во время беременности является молекулярным базисом, определяющим иммуномодуляцию в направлении успешного развития плода [9].

Цель исследования - оценка иммунологических показателей у женщин в ранние сроки беременности, наступившей в результате применения ВРТ.

Материал и методы

Проведено иммунологическое обследование 91 беременной, наблюдавшейся в ФГБУ «Уральский научно-исследовательский институт охраны материнства и младенчества» в ранние сроки гестации. Основную группу составили 62 женщины, беременность у которых наступила в результате применения ВРТ (экстракорпорального оплодотворения).

Критерии включения в основную группу: наличие трубно-перитонеального бесплодия.

Критерии исключения - многоплодная беременность, синдром гиперстимуляции яичников.

Группу сравнения составили 29 женщин с беременностью, наступившей естественным путем.

Исследование проводили после подтверждения факта наступления прогрессирующей беременности (в сроке 5-6 нед) с помощью УЗИ и определения содержания хорионического гонадотропина человека в сыворотке крови.

Пациентки были обследованы согласно приказу Минздрава России №107н от 30.08.12 «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению».

Иммунофенотипирование лимфоцитов и оценку продукции внутриклеточных цитокинов IFN-γ и IL-4 лимфоцитами крови проводили методом проточной цитофлуориметрии на анализаторе FACSCalibur. Преимущественную поляризацию Th1/Th2 иммунного ответа оценивали по соотношению регуляторных субпопуляций CD4+IFN-γ/CD4+IL-4. Уровень IFN-γ и IL-4 в сыворотке крови определяли методом иммуноферментного анализа, содержание прогестерона оценивали с применением тест-систем на анализаторе закрытого типа.

Статистическую обработку данных проводили с использованием пакета прикладных программ Statistica for Windows 6.0. Данные представляли в виде медианы (Mе), 25-го (25-й) и 75-го (75-й) перцентилей. Проверку статистических гипотез об отсутствии межгрупповых различий осуществляли с помощью непараметрического U-крите­рия Манна-Уитни (различия считали достоверными при р<0,05).

Результаты и обсуждение

Все обследованные женщины были сопоставимы по возрасту, акушерско-гинекологическому анамнезу. Средний возраст женщин основной группы составлял 32,9±3,6 года, группы сравнения - 32,7±4,3 года. Нарушение менструальной функции отмечено у 9 (14,5%) женщин основной группы и 4 (13,8%) женщин группы сравнения (р>0,05). При этом наиболее частой формой нарушения менструального цикла у женщин обеих групп были обильные и болезненные менструации.

Из перенесенных гинекологических заболеваний наиболее часто встречались наружный генитальный эндометриоз - у 13 (21%) пациенток основной группы против 4 (17,3%) женщин группы сравнения, гиперпластические процессы эндометрия - у 11 (17,7%) против 3 (10,3%) женщин, хронические воспалительные процессы органов малого таза - у 9 (14,5%) против 2 (6,9%) женщин. Синдром поликистозных яичников не был отмечен в анамнезе ни у одной пациентки.

Первобеременными были 23 (37,1%) пациентки основной группы и 7 (24,1%) беременных группы сравнения. Одна беременность в анамнезе зарегистрирована у 17 (27,4%) пациенток, две - у 12 (19,4%), три и более - у 10 (16,1%) женщин основной группы. В группе сравнения данные показатели составляли 27,6, 31,03 и 17,2% случаев. В акушерском анамнезе внематочные беременности регистрировались у 18 (29%) пациенток основной группы против 5 (17,2%) женщин группы сравнения, самопроизвольные выкидыши - у 11 (17,7%) женщин против 3 (10,3%) женщин соответственно.

Уровень прогестерона в сыворотке крови женщин в сроке 5-6 нед беременности, индуцированной ВРТ, был повышен в 4,2 раза по сравнению с этим показателем у женщин группы сравнения и составлял 298,5 (150,05-479,8) нмоль/л, а у пациенток группы сравнения - 71,7 (50,37-91,9) нмоль/л.

Результаты иммунологических исследований показали, что состояние иммунной системы у женщин в ранние сроки беременности, наступившей после применения ВРТ, характеризовалось повышением абсолютного количества лейкоцитов и лимфоцитов, численности В-клеток и NK-клеток (см. таблицу).

Необходимо отметить, что, несмотря на повышенное количество В-лимфоцитов, содержание иммуноглобулинов основных классов в сыворотке крови у беременных после применения ВРТ и с естественно наступившей беременностью статистически значимо не различалось: IgA - 2,07 (1,77; 2,6) г/л и 2 (1,48; 2,48) г/л, IgM - 1,8 (1,4; 2,2) г/л и 1,8 (1,23; 2,13) г/л и IgG - 13,5 (10,5; 16) г/л и 11,17 (10,5; 13) г/л соответственно. Это свидетельствовало об отсутствии изменений в их функциональной активности. В то же время достоверное повышение абсолютного числа клеток с фенотипом CD3–CD16+56+ в 5-6 нед гестации у пациенток, беременность у которых наступила в результате ВРТ, указывало на увеличение цитотоксического эффекторного потенциала. По данным литературы [12, 15], патологические состояния при беременности, в частности, угрозу выкидыша, прерывание беременности в разные сроки, бесплодие и неудачи ВРТ связывают с увеличением содержания NK-клеток.

Так, у инфертильных женщин и пациенток, имеющих в анамнезе спонтанные выкидыши, наиболее часто регистрируется повышенное содержание циркулирующих NK-клеток, а показатели, превышающие 12%, рассматриваются как неблагоприятный признак для зачатия и вынашивания беременности [10]. При этом отмечается, что прогностическая значимость повышенного содержания NK-клеток для прогнозирования периимплантационных потерь невысока у пациенток, прошедших лечение бесплодия с помощью ВРТ, что свидетельствует о многофакторных причинах невынашивания беременности у данной категории женщин [13]. В то же время в случаях с повышенной цитотоксичностью NK-клеток успешные результаты ВРТ, по-видимому, связаны с компенсаторными механизмами, опосредованными с нормальным Th2-потенциалом, в результате которого NK-клетки не трансформируются в эмбриотоксические клетки [8].

При оценке содержания цитокинпродуцирующих клеток было установлено, что в сроке 5-6 нед беременности, наступившей как в естественном цикле, так и индуцированной с применением ВРТ, количество Т-хелперов, продуцирующих IFN-γ и IL-4 в спонтанном тесте, статистически значимо не различалось. Вместе с тем содержание CD4+IL-4-клеток в стимулированном тесте у этих женщин достоверно превышало аналогичный показатель группы сравнения, что указывает на значимый функциональный резерв иммунной системы в отношении синтеза регуляторных цитокинов.

Следовало ожидать, что высокий уровень прогестерона будет способствовать увеличению количества регуляторных цитокинов, смещая баланс Th1/Th2 в сторону преобладания Th2-зависимого иммунного ответа [2, 5]. Тем не менее у женщин основной группы так же, как и в группе сравнения, превалирования Th2 иммунного ответа не отмечалось.

Cоотношения концентрации Th-1- и Th-2-цитокинов (IFN-γ/IL-4) в сыворотке крови у пациенток после ВРТ - 2,4 (0; 3,7) усл. ед. и при естественно наступившей беременности - 1,9 (0-2,4) усл. ед. в обоих случаях свидетельствовали о преобладании клеточно-опосредованного иммунного ответа в ранние сроки гестации, что согласуется с данными литературы [14].

Обращает внимание и то, что концентрация IL-4 и IFN-γ в сыворотке крови при беременности, индуцированной применением ВРТ, была достоверно ниже, чем у пациенток группы сравнения; это может предопределять развитие инфекционно-воспалительных заболеваний и является неблагоприятным прогностическим фактором для успешного прогрессирования беременности.

Таким образом, проведенные исследования показали, что уровень прогестерона у беременных после ВРТ существенно превышал таковой у женщин группы сравнения. Следует отметить низкое содержание IL-4 и IFN-γ в сыворотке крови при беременности, индуцированной ВРТ, что, возможно, обусловлено иммуномодулирующим влиянием прогестерона. Однако необходимо учитывать, что в цепь иммунологических реакций в ходе реализации иммунного ответа у женщин, беременность которых наступила в результате применения ВРТ, вовлечено большое количество различных факторов (гестационные гормоны и протеины, трансформирующий фактор роста β, α-фетопротеин, фактор ранней беременности, белки острой фазы, продуцируемые эндотелием факторы роста и вазоактивные вещества), поэтому невозможно однозначно судить о влиянии прогестерона на баланс Th1/Th2.

Таким образом, состояние иммунной системы у женщин в сроки гестации 5-6 нед как при беременности, наступившей в результате применения ВРТ, так и при беременности, наступившей в естественном цикле, характеризуется преобладанием Th-1-зависимого иммунного ответа. При беременности, наступившей в результате ВРТ, снижение уровней IFN-γ и IL-4 в сыворотке крови сопровождается повышением количества лейкоцитов, лимфоцитов, В-лимфоцитов, CD19+ и NK-клеток, CD16+, CD56+, что указывает на особенности иммунологической регуляции в ранние сроки беременности, индуцированной ВРТ, и требует проведения дальнейших исследований.

Выводы

1. Ранние сроки беременности, наступившей в результате применения ВРТ, характеризуются существенным повышением уровня прогестерона.

2. Преобладание Th-1-зависимого иммунного ответа в 5-6 нед беременности отмечается как при индуцированной применением ВРТ, так и при спонтанной беременности.

3. При беременности, наступившей в результате ВРТ, снижение уровня IFN-γ и IL-4 в сыворотке крови сопровождается повышением количества лейкоцитов, лимфоцитов, В-лимфоцитов, CD19+, NK-клеток, CD16+CD56+.

Работа поддержана Грантом РФФИ и РФФИ-Урал № 13-04-96080.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail