Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Баженова Л.Г.

Кафедра акушерства и гинекологии

Ренге Л.Г.

Зональный перинатальный центр, Новокузнецк

Зорина Р.М.

НИЛ иммунохимии Новокузнецкого государственного института усовершенствования врачей

Ботвиньева И.А.

Зональный перинатальный центр, Новокузнецк

Полукаров А.Н.

Зональный перинатальный центр, Новокузнецк

Зорина В.Н.

НИЛ иммунохимии Новокузнецкого государственного института усовершенствования врачей

Лактоферрин в пренатальной диагностике внутриутробного инфицирования плода у беременных с многоводием и наличием сывороточных G-антител к Chlamydia trachomatis

Авторы:

Баженова Л.Г., Ренге Л.Г., Зорина Р.М., Ботвиньева И.А., Полукаров А.Н., Зорина В.Н.

Подробнее об авторах

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2011;11(6): 11‑13

Просмотров: 437

Загрузок: 10

Как цитировать:

Баженова Л.Г., Ренге Л.Г., Зорина Р.М., Ботвиньева И.А., Полукаров А.Н., Зорина В.Н. Лактоферрин в пренатальной диагностике внутриутробного инфицирования плода у беременных с многоводием и наличием сывороточных G-антител к Chlamydia trachomatis. Российский вестник акушера-гинеколога. 2011;11(6):11‑13.
Bazhenova LG, Renge LG, Zorina RM, Botvin'eva IA, Polukarov AN, Zorina VN. Lactoferrin in the prenatal diagnosis of fetal infection in pregnant women with hydramnios and serum G antibodies to Chlamydia trachomatis. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2011;11(6):11‑13. (In Russ.).

?>

Многоводие при беременности - достаточно распространенное состояние, причины которого до сих пор неясны. По мнению большинства авторов, многоводие может быть симптомом развития внутриутробного инфицирования (ВУИ) плодного яйца после перенесенной или персистирующей инфекции урогенитального тракта [3, 4]. Среди этиологических причин развития ВУИ особое внимание заслуживает хламидийная инфекция, частота выявления которой при беременности составляет от 2 до 40% [5]. Известно, что специфические антитела могут длительно циркулировать в крови после перенесенной инфекции. Однако мнения исследователей о том, насколько высок риск развития ВУИ у плода в отсутствие клинических проявлений заболевания у беременной и при наличии в крови G-антител к Chlamydia trachomatis в низких титрах, противоречивы. При этом отсутствуют четкие и обоснованные критерии необходимости проведения специфического лечения для профилактики ВУИ при установленном носительстве специфических G-антител к Chlamydia trachomatis [4].

Наряду с совершенствованием методов диагностики хламидиоза, в частности, с введением новых тест-систем для определения антител к специфическим поверхностным хламидийным белкам - МОМР, рgр3 Hp60, является высокой значимость поиска доказательных критериев целесообразности проведения (в целях профилактики ВУИ) специфической противохламидийной антибактериальной терапии у беременных. Однако в настоящее время не существует специфических маркеров ВУИ плода при доношенной беременности.

Все изложенное послужило предпосылкой для изучения концентраций некоторых белков острой фазы воспаления: α2-макроглобулина (МГ), ассоциированного с беременностью α2-гликопротеина (АБГ) и α1-антитрипсина (АТ), лактоферрина (ЛФ), С-реактивного белка (СРБ) в крови беременных с многоводием в сроке гестации 38-40 нед, носительниц антител класса G к C. trachomatis (в титрах 1:20-1:40) с целью поиска дополнительных критериев пренатальной диагностики ВУИ плода.

Материал и методы

Обследованы 49 беременных женщин, поступивших в родильное отделение в сроке беременности 38-40 нед. Все женщины наблюдались в женской консультации. Беременность протекала без осложнений в I-II триместрах и на фоне развития многоводия в III триместре. Основную группу составили 32 беременные с наличием антител класса G к C. trachomatis в титрах (1:20-1:40). При этом следует отметить, что клинических проявлений урогенитальной хламидийной инфекции на протяжении всей беременности не было установлено, и специфическое лечение не проводилось. В 19 случаях (1-я подгруппа) беременность закончилась рождением детей с низкой оценкой состояния новорожденного по шкале Апгар (менее 7 баллов), в 13 случаях (2-я подгруппа) - рождением здоровых детей (8-9 баллов по шкале Апгар). В контрольную группу вошли 17 здоровых женщин, беременность которых протекала без осложнений и закончилась рождением здоровых детей (8-9 баллов по шкале Апгар).

Концентрации МГ, АБГ и АТ в сыворотке крови беременных определяли методом ракетного иммуноэлектрофореза с использованием моноспецифических антисывороток против данных белков [2], содержание ЛФ и СРБ - иммуноферментным методом.

Статистический анализ полученных результатов проводился с использованием сертифицированной программы Instat-II.

Результаты и обсуждение

В крови беременных - носительниц антител класса G к C. trachomatis в низких титрах и родивших детей в состоянии асфиксии с оценкой состояния новорожденных на 1-й минуте жизни менее 7 баллов по шкале Апгар (1-я подгруппа) были статистически достоверно повышены концентрации как положительных острофазовых белков (ЛФ, СРБ и АТ), так и отрицательных (МГ и его аналога - АБГ) по сравнению с этими показателями у пациенток 2-й подгруппы и контрольной группы (см. таблицу).

Особенно значимые различия были выявлены в показателях острофазового ЛФ. Необходимо отметить, что сывороточный уровень АТ был повышен у всех беременных - носительниц антител к C. trachomatis, вне зависимости от состояния их новорожденных, по сравнению с таковым в контрольной группе.

Корреляционный анализ между уровнями сывороточных белков у беременных основной группы выявил выраженную положительную зависимость только между ЛФ и СРБ (r=0,415; р=0,02).

Из 19 детей, родившихся в состоянии асфиксии у матерей - носительниц антител класса G к C. trachomatis, у всех в раннем неонатальном периоде клинически была диагностирована ВУИ различной степени тяжести. Период новорожденности у этих детей протекал с воспалительными изменениями в общем анализе крови, срыгиванием, транзиторной лихорадкой, гипербилирубинемией. В одном случае был диагностирован ранний неонатальный сепсис на фоне полисегментарной серозно-гнойной бронхопневмонии. Ранний неонатальный период у 2 новорожденных протекал на фоне синдрома задержки внутриутробного развития, в одном случае - на фоне родовой черепно-мозговой травмы и ишемии мозга. По мнению С.С. Антоновой [1], причиной задержки внутриутробного развития плода (в 15% случаев), а также ишемии мозга (в 50%) может быть хроническая, персистирующая хламидийная инфекция при беременности. Необходимо отметить, что концентрация ЛФ в крови беременных, родивших детей с синдромом задержки развития плода, была 7,4 и 7,8 мг/л.

Патологоанатомический диагноз при исследовании плацент в 16 случаях из 19 выявил различные варианты воспалительных процессов в плаценте: восходящая инфекция I степени, серозный или серозно-гнойный хориоамнионит. В остальных случаях были выявлены морфологические признаки фетоплацентарной недостаточности (патологическая незрелость плаценты: вариант дифференцированных промежуточных ворсин хориона, гиперплазия плаценты, вакуолизация париетального пространства - 1 случай) и хроническая плацентарная недостаточность в стадии декомпенсации (2 случая).

В первые часы жизни всем новорожденным проводились лечебные мероприятия с включением антибиотикотерапии.

У 9 из 13 новорожденных (2-й подгруппы матерей) ранний неонатальный период протекал без осложнений, у 4 развилась конъюгационная желтуха легкой степени тяжести. После выписки домой в течение 1-й недели двое из этой группы новорожденных были госпитализированы с диагнозами конъюнктивит. Ретроспективный анализ морфологического исследования плацент позволил констатировать в одном случае гиперплазию плаценты и диссоциированное созревание ворсин хориона, а в другом - омфалит, восходящую инфекцию 3-й степени, гнойный хориоамнионит, флебит. Необходимо отметить, что концентрации ЛФ (10,58 и 10,52 мг/л), а также АТ (6,5 и 3,25 г/л) в сыворотке крови матерей, родивших этих детей, были выше, чем в контрольной группе. В остальных 11 случаях диагностированы зрелая плацента (5 случаев) и вторичная хроническая плацентарная недостаточность (6 случаев).

У 3 новорожденных из 1-й группы беременных с высокими уровнями сывороточного ЛФ (7,8; 7,4 и 5,4 мг/л) и низкими показателями состояния новорожденного на 1-й минуте после окончания периода изгнания плода (менее 7 баллов) диагностированы соответственно внутриутробная задержка развития (2) и желтуха (1).

Таким образом, наши исследования показали, что в крови беременных - носительниц G-антител к C. trachomatis в титрах 1:20, 1:40 в отсутствие клинических проявлений инфекции и родивших детей в асфиксии, среднестатистические концентрации всех изученных нами острофазовых белков (МГ, АБГ, АТ, СРБ и ЛФ) были повышены по сравнению как со значениями в контрольной группе, так и с показателями 2-й подгруппы беременных, родивших здоровых детей. Оценка специфичности и чувствительности уровня каждого из перечисленных белков установила, что наиболее чувствительным белком был ЛФ. Среди 32 беременных 38-40-недельного срока гестации с неосложненным течением беременности, в крови которых обнаруживались антитела класса G к C. trachomatis в титрах 1:20-1:40, у 19 мы прогнозировали внутриутробное инфицирование плода по концентрации ЛФ более 4,2 мг/л в сыворотке крови. Подтвердилось внутриутробное инфицирование только у 15 новорожденных. Специфичность метода для ЛФ составила 82%, чувствительность - более 90%.

В 13 случаях с низкой концентрацией ЛФ в крови беременных прогнозировалось рождение ребенка без признаков ВУИ. Ретроспективный анализ раннего неонатального периода показал, что данный прогноз подтвердился в 100% случаев. Признаки ВУИ отсутствовали у новорожденных, если в крови беременных концентрация ЛФ не превышала таковую в контрольной группе.

Мы полагаем, что повышенные концентрации макроглобулинов и острофазовых АТ, ЛФ и СРБ в крови беременных женщин, родивших детей с признаками ВУИ, связаны как с накоплением высокомолекулярных белков в крови при многоводии, так и с постоянной антигенной стимуляцией C.trachomatis в виде скрытой, вялотекущей, не проявляющейся клинически при беременности инфекцией. Подтверждением этому служат результаты гистологического исследования: в 85% случаев рождения детей с ВУИ выявлены различные варианты воспалительных процессов в тканях плацент.

Рождение здоровых детей при носительстве беременными G-антител к C. trachomatis в низких титрах и возможной вялотекущей инфекции обусловлено компенсацией плацентарного барьера, о чем свидетельствовали результаты гистологического исследования ткани плацент в данной группе женщин (в 53% случаев - зрелая плацента и в 46% случаев - вторичная плацентарная недостаточность).

Таким образом, при риске развития ВУИ у плода в группе беременных женщин - носительниц G-антител к C. trachomatis (в титрах 1:20-1:40) и при наличии многоводия диагностическое и прогностическое значение имеет определение сывороточных уровней острофазовых белков: ЛФ, СРБ и МГ.

Выводы

1. Концентрация лактоферрина в крови беременных в сроке 38-40 нед более 4,2 мг/л является высокоинформативным показателем наличия внутриутробной инфекции у плода.

2. Менее чувствительными показателями в данных сроках беременности являются уровни в крови беременных женщин С-реактивного белка и α2-макроглобулина. Однако повышенные уровни перечисленных белков в совокупности увеличивают вероятность точного прогноза ВУИ плода и новорожденного.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail