Адамян Л.В.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России; ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России

Вечорко В.И.

ГБУЗ Москвы «Городская клиническая больница №15 им. О.М. Филатова Департамента здравоохранения Москвы»

Конышева О.В.

ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России

Харченко Э.И.

ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России

Беременность и COVID-19: актуальные вопросы (обзор литературы)

Журнал: Проблемы репродукции. 2021;27(3): 70-77

Просмотров : 240

Загрузок : 25

Как цитировать

Адамян Л.В., Вечорко В.И., Конышева О.В., Харченко Э.И. Беременность и COVID-19: актуальные вопросы (обзор литературы). Проблемы репродукции. 2021;27(3):70-77.
Adamyan LV, Vechorko VI, Konysheva OV, Kharchenko EI. Pregnancy and COVID-19: current issues (literature review). Russian Journal of Human Reproduction. 2021;27(3):70-77.
https://doi.org/10.17116/repro20212703170

Авторы:

Адамян Л.В.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России; ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России

Все авторы (4)

В марте 2020 г. Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию коронавирусной инфекции (SARS-CoV-2). К середине марта 2021 г. во всем мире этой инфекцией заболели 119 млн человек, выздоровели 94,7 млн человек, у 2,6 млн наступил летальный исход. В России этой инфекцией заболели 4,37 млн человек, выздоровели 3,97 млн человек, у 91,2 тыс. заболевание привело к летальному исходу. В Москве этой инфекцией заболели 995 тыс. человек, выздоровели 916 тыс. человек, летальный исход наступил у 15,6 тыс. человек.

Физиологические изменения в иммунной, сердечно-сосудистой и дыхательной системах при беременности позволяют сделать предположение о том, что беременные женщины особенно уязвимы к воздействию патогенных инфекционных агентов и развитию тяжелой инфекции, что, в свою очередь, может привести к более высокой заболеваемости и смертности матери и плода. У беременных с пневмонией чаще происходят преждевременные роды, рождаются недоношенные дети с низкой массой тела, выше частота проведения кесарева сечения. Кроме того, во время беременности повышается предрасположенность к развитию гипертензии и гестационного сахарного диабета, которые в настоящее время являются признанными факторами риска развития тяжелого острого респираторного синдрома, вызываемого коронавирусами, в том числе и SARS-CoV-2. Однако до сих пор нет достаточных данных для оценки воздействия инфекции SARS-CoV-2 на здоровье беременных и новорожденных [1].

Обратимся к физиологическим иммунологическим изменениям в организме беременной женщины. Для них характерно следующее:

1. Повышение уровня циркулирующего прогестерона. Прогестерон — это стероидный гормон, обладающий иммуномодулирующими свойствами. Прогестерон также усиливает восстановление легких после повреждений, вызванных вирусом гриппа, что делает его высокий уровень во время беременности потенциально полезным для восстановления после вирусных легочных заболеваний. Однако в эксперименте у мышей с инфекцией гриппа А после лечения прогестероном или прогестином, левоноргестрелом происходило снижение уровня вирусспецифических антител, а также снижение содержания вирусспецифических CD8+ Т-клеток. Повторное заражение мышей гриппом А приводило к более тяжелому течению заболевания. Важны дальнейшие исследования для понимания роли связанных с беременностью изменений уровня прогестерона, эстрогенов, андрогенов и других гормонов, которые могут способствовать иммунорегуляции в ответ на инфекцию COVID-19 [2].

2. В отсутствие беременности воспаление, вызванное проникновением вируса, привлекает Т-клетки (преимущественно Th-1 CD4+), которые могут очистить инфицированные клетки и предотвратить дальнейшее распространение и репликацию вируса. Далее вирус блокируется нейтрализующими антителами, а макрофаги очищают нейтрализованные вирусы и апоптотические клетки путем фагоцитоза. Во время беременности происходит сдвиг популяции CD4+ Т-клеток (с преобладанием Th-2), что может привести к изменению клиренса инфицированных клеток при иммунном ответе на вирусные инфекции [2].

3. Во время беременности снижается количество циркулирующих естественных клеток-киллеров, что, в свою очередь, вероятно, снижает способность организма к очищению от вирусов. Однако на данный момент неясно, имеет ли это снижение циркулирующих клеток-киллеров какие-либо клинические последствия при COVID-19 [2].

4. Во время беременности уменьшается количество дендритных клеток в плазме. Дендритные клетки — это гетерогенная популяция антигенпредставляющих клеток костномозгового происхождения. Эти клетки являются важными для продукции интерферона I типа, направленного против вирусов. Ранее показано, что дендритные клетки плазмы, полученные от беременных женщин, обладают ослабленным воспалительным ответом на вирус свиного гриппа H1N1. Считается, что это одна из причин, по которой женщины с беременностью пострадали во время пандемии H1N1 в 2009 г. [2].

5. Во время беременности происходят изменения в иммунной системе, в том числе они касаются Toll-подобных рецепторов. Toll-подобные рецепторы (TLR) — класс клеточных рецепторов с одним трансмембранным фрагментом, которые распознают консервативные структуры микроорганизмов и активируют клеточный иммунный ответ. Играют ключевую роль в формировании врожденного иммунитета. Инфекция COVID-19 вызывает пироптоз клеток-хозяев и высвобождение ряда эндогенных лигандов DAMPs (молекул, которые высвобождаются в ответ на повреждение клетки), обеспечивая быструю реакцию клетки, еще более усиливая воспалительный ответ [2].

Помимо изменений, происходящих в иммунной системе при беременности, есть еще и системные физиологические изменения в сосудистом русле, в частности увеличение объема материнской крови, увеличение частоты сердечных сокращений, ударного объема и, как следствие, увеличение сердечного выброса на 30—50%, снижение сосудистого сопротивления; в дыхательной системе — снижение функциональной остаточной емкости и снижение экскурсии грудной клетки. Беременность — это состояние гиперкоагуляции с повышенным образованием тромбина и усилением внутрисосудистого воспаления. Все указанные факторы позволяют предположить бóльшую уязвимость беременных по отношению к инфекции COVID-19, чем в общей популяции [2].

W. Guan и соавт. первыми описали когорту пациентов (41 человек) с лабораторно подтвержденной пневмонией, вызванной COVID-19. Они описали эпидемиологические, клинические, лабораторные и радиологические характеристики, а также лечение и исходы у данных пациентов. По мнению авторов, беременные женщины также восприимчивы к инфекции и к развитию тяжелой пневмонии, как и население в целом, не установлено повышения риска инфицирования или более тяжелого течения инфекционного процесса у беременных. Нет доказательства возможной вертикальной передачи инфекции COVID-19 от матери ребенку. Последующие исследования с более крупными выборками показали аналогичные результаты [3, 4].

J. Segars и соавт. проанализировали 79 публикаций в PubMed и Embase на тему влияния новых и предшествующих коронавирусных инфекций на репродукцию человека, в частности на мужские и женские гаметы, а также на беременность. Связывание коронавируса с клетками включает S1-домен S-белка с рецепторами, присутствующими в репродуктивных тканях, в том числе ангиотензинпревращающий фермент 2 (АПФ-2), CD26, эзрин и циклофилины. Коронавирус тяжелого острого респираторного синдрома — SARS-CoV-1 может вызвать тяжелый орхит, приводящий к разрушению половых клеток у мужчин. Сообщения указывают на снижение концентрации и подвижности сперматозоидов в течение 72—90 дней после заражения новой коронавирусной инфекцией — COVID-19 [5]. Это подтверждается и данными отечественных ученых: отмечены изменения морфологии сперматозоидов, повышение количества лейкоцитов в эякуляте и снижение уровня тестостерона у пациентов, перенесших новую коронавирусную инфекцию [6]. Гонадотропин-зависимая экспрессия АПФ-2 обнаружена в яичниках человека, но неясно, оказывает ли SARS-CoV-2 неблагоприятное влияние на женский гаметогенез. Данные свидетельствуют о том, что инфекция COVID-19 сопровождается более низким уровнем материнской смертности, чем атипичная пневмония или ближневосточный респираторный синдром, но некоторые сообщения предполагают, что у инфицированных женщин с бессимптомным течением заболевания могут развиться респираторные симптомы после родов. Инфекция COVID-19 во время беременности чаще ассоциируется с преждевременными родами. Есть сообщения о послеродовой неонатальной передаче инфекции от матери ребенку [5].

Среди возможных рисков развития осложнений после перенесенной инфекции COVID-19 в отечественной и зарубежной литературе отмечены самопроизвольные выкидыши в первом и втором триместрах беременности (частота их ниже, чем при сезонном гриппе), преждевременный разрыв плодных оболочек, преждевременные роды, развитие фетоплацентарной недостаточности, задержка развития плода в связи со снижением маточно-плацентарного кровотока при инфекции COVID-19, обострение хронической соматической патологии (заболеваний сердечно-сосудистой системы, органов дыхания, аутоиммунных процессов, эндокринной патологии), послеродовые кровотечения [2, 7].

По опубликованным данным в Кокрановской библиотеке на 12.01.21, которые были представлены на XV Международном конгрессе по репродуктивной медицине (19.01.21—21.01.21), во всем мире отмечены следующие перинатальные исходы: всего случаев 43 107 (среди них в третьем триместре — 8414 случаев), пневмония развилась в 3758 случаях, перевод в отделение реанимации — 1673 пациентки, материнская смертность — 733 случая, родоразрешено — 16 749 женщин (путем операции кесарева сечения — 6331). Рождено 16 394 ребенка. Пневмония новорожденных отмечена в 47 случаях, дистресс плода — в 102 случаях; госпитализация в отделение реанимации новорожденных — 1621 случай, мертворождение — 124 случая, неонатальная смертность — 97 случаев. В Москве число беременных с COVID-19 составило 2484 женщины, родов — 767. Перспективами в данной области, по мнению автора, являются: изучение безопасности матери и плода при вакцинации; изучение влияния вакцины на репродуктивное здоровье мужчин и женщин; определение влияния COVID-19 на гаметы и ткани органов репродуктивной системы; катамнез детей, рожденных от матерей с COVID-19; эпидемиологический анализ частоты наступления беременности во время пандемии; разработка патогенетических методов лечения и стандартов; обеспечение мониторинга отдаленных результатов COVID-19 на здоровье в целом (психоэмоциональный фон, иммунитет, когнитивную функцию, сердечно-сосудистую систему и др.) и репродуктивную функцию; обеспечение населения знаниями (санпросветработа) об особенностях течения коронавирусной инфекции, степени индивидуального риска, целесообразности и стратегии вакцинации [5].

На XV Международном конгрессе по репродуктивной медицине были представлены общие данные и по Москве за период пандемии. Всего в Москве за период новой коронавирусной инфекции заболели 2362 беременные, из них лечение на дому получали 203 (8,6%) женщины, госпитализированы 2159 (91,4%) беременных. Из госпитализированных легкое течение заболевания было установлено у 902 (38,2%) женщин, средней степени тяжести — у 1401 (59,3%) женщины, тяжелая степень была выявлена у 43 (1,8%) пациенток, крайне тяжелая — у 16 (0,7%) женщин. Из числа госпитализированных были выписаны домой беременными 1410 (65,3%) женщин, выписаны после родов 695 (32,2%) женщин, на стационарном лечении на 19.01.21 находились 54 (2,5%) пациентки. Завершили беременность 744 женщины, из них до 22 нед — 46 (6,18%) беременных, после 22 нед — 698 (93,82%) женщин. Родоразрешение в сроке гестации до 37 нед произошло у 80 (11,5%) женщин: 22—27,6 нед — у 6 (7,5%) женщин, 28—33,6 нед — у 34 (42,5%) женщин, 34—36,6 нед — у 40 (50%) женщин; родоразрешились в сроке более 37 нед — 618 (88,5%) женщин. Естественные роды произошли в 389 (55,8%) случаях (преждевременных родов — 15, своевременных родов — 374), оперативные роды — в 297 (42,5%) случаях (преждевременных родов — 65, своевременных родов — 232), вакуум-экстракция — в 12 (1,7%) случаях. До пандемии доля операций кесарева сечения в стационарах города Москвы составляла 25%. Показаниями к оперативному родоразрешению со стороны матери были рубец на матке после кесарева сечения (26,2%), нарастание дыхательной недостаточности (11%), аномалии родовой деятельности (9%), предлежание плаценты и неправильное положение плода (7,8%), преэклампсия (4,86%); со стороны плода — дистресс плода (13,5%), преждевременное излитие околоплодных вод (5,2%). Всего родились 707 детей (9 двоен): 621 (3 двойни) — доношенные, 86 — недоношенные. Перинатальная смертность составила 5,6%, что статистически значимо не отличается от общепопуляционной смертности [8].

Крупнейшим стационаром, оказывающим медицинскую помощь в период распространения новой коронавирусной инфекции в Москве, стало ГБУЗ «ГКБ №15 им. О.М. Филатова ДЗМ». Нашими коллегами на базе ГБУЗ «ГКБ №15 им. О.М. Филатова ДЗМ» проведен анализ работы родильного дома в составе инфекционного госпиталя в условиях пандемии COVID-19 с 27 марта 2020 г. по 18 января 2021 г. За несколько дней создан и развернут штаб, назначены коменданты корпусов, распределены задачи и риски, переведены и выписаны 1300 пациентов стационара, разделены потоки поступающих пациентов, зонированы помещения, разработаны маршрутизация и навигация, построены временный и основной шлюзы, пункт дезинфекции санитарного транспорта, проведена доукомплектация медицинской техникой, осуществлены переподготовка врачей, создание технологичной среды и обучение персонала работе в ней, организация работы круглосуточной горячей линии, чатов для общения с родственниками [9].

Всего проведено 716 родов у пациенток 18—40 лет, родились 727 живых детей (17 родов двойней) в сроке от 22 до 42 нед, операцию кесарева сечения выполнили 293 (41%) пациенткам из 716 пациенток. 4 (0,6%) новорожденных были рождены в сроке гестации 22—27 нед, 21 (2,9%) новорожденный — в сроке 28—31 нед, 71 (9,8%) новорожденный — в сроке 32—36 нед, 631 (86,7%) новорожденный — в сроке 37 нед и более. Оперативные роды были проведены у 293 (41%) пациенток. До пандемии показатель оперативного родоразрешения не превышал 30%. Главными клиническими симптомами у беременных при поступлении были лихорадка, кашель, одышка, боли в мышцах, потеря обоняния, вкуса и аппетита, слабость и быстрая утомляемость, диспепсические симптомы. Лабораторной диагностикой служили: выявление РНК SARS-CoV-2 с применением методов амплификации нуклеиновых кислот (полимеразная цепная реакция — ПЦР), выявление иммуноглобулинов класса М и класса G к SARS-CoV-2 (иммуноферментный анализ, иммунохемилюминесцентный анализ), определение уровня D-димера, протромбинового времени и фибриногена, С-реактивного белка, прокальцитонина, ферритина. Методами инструментальной диагностики служили: пульсоксиметрия с измерением сатурации крови кислородом, компьютерная томография легких (КТ), ультразвуковое исследование легких и плевральных полостей, обзорная рентгенография легких. Бессимптомное носительство выявлено у 30% пациенток, легкое и среднетяжелое течение — у 55—80% пациенток, тяжелое течение — у 10—15% пациенток, крайне тяжелое течение — у 3—5% пациенток. При КТ пневмония выявлена у 89,6%, причем преимущественно двусторонняя пневмония легкой или средней степени тяжести. В лабораторных показателях отмечены лейкопения, лимфопения, тромбоцитопения, повышение СОЭ, лактатдегидрогеназы, ферритина, С-реактивного белка, интерлейкина-6, фибриногена и D-димера. По мнению авторов, важнейшее место в понимании патогенеза заболевания отводится гипериммунному ответу и повышенному тромбообразованию. Основу терапии в стационаре ГБУЗ «ГКБ №15 им. О.М. Филатова ДЗМ» составляли противовирусные, противовоспалительные и антитромботические средства, симптоматическое лечение и респираторная поддержка. Среди осложнений COVID-19 в стационаре авторы отмечают развитие дыхательной недостаточности, нарушения свертываемости крови, тромбозы, развитие синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания, сердечно-сосудистой недостаточности, присоединение бактериальной инфекции, пневмонии и септического шока, развитие почечной недостаточности. Операцию кесарева сечения в качестве родоразрешения применяли в случае инфекции, вызванной SARS-CoV-2, со стороны матери — прогрессирующая дыхательная недостаточность (у 54 (18,4%) пациенток), со стороны плода — дистресс плода / асфиксия в родах (у 82 (28%) пациенток). Кроме того, показаниями к оперативному родоразрешению в превалирующем большинстве случаев служил рубец на матке (76 (26%) пациенток), в значительно меньшем количестве случаев — предлежание плаценты, отсутствие готовности родовых путей, многоплодная беременность. Всем новорожденным с согласия матери проводили профилактику геморрагической болезни, непрерывную термометрию и пульсоксиметрию в течение 3 сут, на 2-е сутки жизни — общий анализ крови и определение уровня С-реактивного белка, повторный мазок из зева/ротоглотки на определение SARS-CoV-2 методом ПЦР. Всего родились 727 детей (17 двоен), из них 638 детей от COVID-позитивных матерей. Выписаны домой 170 (23,4%) детей (из них 43 младенца рождены от матерей с положительным тестом на SARS-CoV-2), 557 (76,6%) младенцев переведены в детские стационары для продолжения лечения. Наблюдение и лечение в отделении реанимации и интенсивной терапии потребовалось 122 (16,8%) новорожденным в связи с респираторным дистресс-синдромом, асфиксией в родах, врожденной пневмонией, недоношенностью. Всем новорожденным от матерей с положительным тестом на SARS-CoV-2 выполняли забор биологического материала из ротоглотки для выявления вируса. В реабилитационном периоде авторами рекомендованы применение дыхательной гимнастики, лекарственной терапии, дыхательных тренажеров и психотерапевтических мероприятий. Авторами сделаны следующие выводы: у беременных женщин с COVID-19 не выявлено более тяжелого течения заболевания по сравнению с общей популяцией; у этой когорты беременных повышена частота преждевременных родов, что связано с состоянием матери и плода в условиях снижения оксигенации крови матери; не отмечено влияния инфекционного процесса на акушерские осложнения; не получены данные, подтверждающие вертикальный путь передачи вируса [10, 11].

Влияние SARS-CoV-2 на состояние плацентарной ткани изучалось также в ряде исследований у женщин с COVID-19: отмечены случаи обнаружения экспрессии SARS-CoV-2 в образцах, взятых из плацент второго и третьего триместров; макрофагальные инфильтраты, отложения фибрина (интервиллит), васкулиты и инфаркты при гистологическом исследовании плацент, мальперфузия сосудов плаценты, тромбоз сосудов пуповины, возможно, как следствие вирусной инфекции [12, 13]. Еще предстоит четко установить механизмы вирусной инвазии в плаценту: незначительная экспрессия АПФ-2 и сериновой протеазы в плаценте на протяжении всей беременности и в плодных оболочках в третьем триместре позволяет предположить альтернативные механизмы проникновения вируса в ткани плаценты, в частности посредством инфицированного трофобласта и бластоцисты в первом триместре или посредством других протеаз, высокоэкспрессируемых в плаценте на протяжении всей беременности (DPP4, CD147, фурина, трипсина, катепсина B и L, плазмина) [14, 15]. Важны дальнейшие исследования, включая стандартизированное исследование образцов плаценты у женщин с SARS-CoV-2 с сопоставимым отрицательным контролем, проводимым медицинскими экспертами, не знающими о статусе SARS-CoV-2, для проверки этих предварительных данных о потенциальных сосудистых и тромботических катастрофах в плаценте, связанных с наличием COVID-19 у матери. Кроме того, эти данные должны быть сопоставлены с клиническим состоянием плода, желательно с более длительным наблюдением [16].

Нашими зарубежными коллегами из Эдинбурга на сегодняшний день сделаны следующие выводы в отношении беременности и COVID-19: риск тяжелого течения коронавирусного заболевания (COVID-19) во время беременности может быть выше, чем у населения в целом. Факторы риска развития тяжелой формы COVID-19 во время беременности схожи с таковыми у населения в целом. Вертикальная передача от матери плоду вероятна, но механизмы неизвестны. Тяжелое неонатальное заболевание встречается редко. Дородовое применение кортикостероидов при угрозе преждевременных родов, вероятно, будет безопасным для матери, а применение кортикостероидов при тяжелом материнском заболевании может быть полезным. Клиницисты должны проводить тромбопрофилактику у матерей с COVID-19 для предотвращения возможных тромбоэмболических осложнений. Матерям с COVID-19 рекомендуют кормление грудью, но при этом должны быть использованы средства индивидуальной защиты. Бессимптомный COVID-19 во время беременности, по-видимому, является распространенным явлением, но его клиническое значение не определено. Клиницисты должны помнить о более широких последствиях пандемии, в частности об ограниченном доступе к услугам в области репродуктивного здоровья, увеличении психического стресса и усилении социально-экономических лишений [2].

На сегодняшний день организация амбулаторной и стационарной помощи по акушерству и гинекологии в Российской Федерации подробно представлена в последней версии методических рекомендаций Министерства здравоохранения Российской Федерации «Организация оказания медицинской помощи беременным, роженицам, родильницам и новорожденным при новой коронавирусной инфекции COVID-19». В методических рекомендациях освещены вопросы диагностики и лечения новой коронавирусной инфекции (COVID-19), детально рассмотрены аспекты влияния инфекции COVID-19 на течение беременности, особенности применения методов диагностики у беременных, особенности лечения инфекции COVID-19 при беременности в зависимости от степени тяжести заболевания, представлены акушерская тактика при COVID-19, маршрутизация беременных и их новорожденных, организация работы родовспомогательных учреждений в период пандемии COVID-19, организация мероприятий по оказанию помощи новорожденным в условиях распространения инфекции COVID-19, пути и методы профилактики новой коронавирусной инфекции [17]. Разработано большое количество нормативно-правовых документов, действует информационный портал стопкоронавирус.рф Правительства Российской Федерации, круглосуточно работают телефоны горячей линии. Важно, что амбулаторное ведение беременности на период пандемии во всем мире осуществляется преимущественно посредством онлайн-консультаций на базах различных информационных платформ, предпочтение отдается стационарозамещающим технологиям диагностики состояния беременной и плода, в том числе использованию искусственного интеллекта.

Американский колледж акушеров и гинекологов (ACOG) выпустил свои обобщенные данные и рекомендации по влиянию инфекции COVID-19 на беременность, плод, рекомендации по вакцинации беременных и кормящих, по уходу матерями с положительным анализом на COVID-19 за новорожденными. Так, несмотря на то что беременные женщины с COVID-19 чаще нуждаются в пребывании в отделении интенсивной терапии, общий риск развития тяжелого течения заболевания и смерти у беременных женщин невелик. Беременные женщины с отягощенным соматическим статусом (с нарушением жирового обмена, гестационным сахарным диабетом и т.д.) имеют более высокий риск развития тяжелого течения COVID-19, чем небеременные женщины с этими же заболеваниями. Беременные женщины латиноамериканского происхождения и негроидной расы чаще заболевают и умирают от COVID-19 из-за социального, медицинского и экономического неравенства. Влияние вируса на плод до сих пор остается объектом многочисленных дискуссий и исследований, есть данные о том, что у женщин с COVID-19 выше риск преждевременных родов; прямое тератогенное влияние на развивающийся плод не доказано. В послеродовом периоде мать, имеющая положительный тест на COVID-19, может контактировать со своим ребенком при соблюдении определенных мер профилактики (другие члены семьи, имеющие положительный тест на COVID-19, должны быть в изоляции от новорожденного): это мытье рук мылом или спиртосодержащим дезинфицирующим средством (не менее 60% спирта) не меньше 20 с до контакта с новорожденным; контакт с новорожденным в маске в течение всего времени изоляции и далее еще 2 нед. ACOG не рекомендует надевать маску на новорожденного и ребенка до 2 лет, так как это может увеличить риск синдрома внезапной смерти или привести к удушению ребенка. Вакцинация во время беременности и планирование беременности во время пандемии коронавирусом, по мнению экспертов ACOG, являются личным выбором каждой женщины или семейной пары. Эксперты ACOG настаивают на включении беременных и кормящих женщин в клинические испытания вакцин. Кормящим женщинам ACOG рекомендует проведение вакцинации против COVID-19 без отлучения от грудного вскармливания. В качестве прегравидарной подготовки также рекомендуется проведение вакцинации. Медицинские эксперты продолжают утверждать, что вакцины против COVID-19 не влияют на фертильность [18—20].

Врачи-акушеры-гинекологи сегодня во всем мире призывают на этапе планирования беременности или до проведения вспомогательных репродуктивных технологий (за 3 предшествующих месяца) задуматься о вакцинации, особенно женщинам групп высокого риска. Другого способа противостоять этой сложной, тяжелой инфекции на данный момент не существует, отсутствует специфическое эффективное лечение, происходит мутация вируса, крайне важно формирование коллективного иммунитета [5].

Подходы к созданию вакцин основаны на использовании генома вируса или фрагмента генома вируса, его небольшой частички. В случае с коронавирусом выбран ставший уже знаменитым фрагмент шипа, расположенный на поверхности вируса, так называемый S-белок. Этот фрагмент методами генной инженерии вырезается из генома и используется в вакцине. Либо фрагмент вируса синтезируется искусственным путем. И в итоге антитела уже вырабатываются не к цельному вирусу, а к его части. Второй подход — это применение вакцины классического типа — цельновирионной инактивированной. Преимущества есть в обоих подходах.

В Российской Федерации на данный момент для борьбы с SARS-CoV-2 разрабатываются и используются следующие вакцины: «Гам-КОВИД-Вак» (торговая марка «Спутник-V» и его разновидность «Спутник Лайт»), «ЭпиВакКорона», «КовиВак», вакцина ФГУП «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт вакцин и сывороток и предприятие по производству бактерийных препаратов» ФМБА России, Ad5-nCoV. Нашими зарубежными коллегами разработаны и зарегистрированы векторная вакцина AstraZeneca, мРНК-вакцины команды Pfizer совместно с BionTech (вакцина BNT126b2) и Moderna.

13.01.21 газета New York Post опубликовала статью о первых беременных, получивших вакцину в Европе. Все они медицинские работники, которые относятся к группе высокого риска контаминации: Элизабет Эспиналь, нейрохирург, сотрудник Northwell Health, которая находится на 20-й неделе беременности, Жаклин Парчем, акушер-гинеколог, преподаватель UT Health Science Center, беременная третьим ребенком, Элайна Престон, ассистент врача, находящаяся на 11-й неделе беременности. Важно, что ACOG и Общество медицины матери и плода рекомендуют пациенткам проконсультироваться со своим лечащим врачом о рисках и преимуществах вакцины. Объединенный комитет по вакцинации и иммунизации (JCVI) опубликовал обновленные рекомендации по COVID-19 (30.12.20) и подтвердил, что имеющиеся данные не указывают на какие-либо опасения по поводу безопасности или вреда для беременных и кормящих женщин, на данный момент недостаточно доказательств, чтобы рекомендовать рутинное использование вакцины против COVID-19 во время беременности и кормления грудью. В настоящее время JCVI использует подход, основанный на оценке степени риска, и заявляет, что беременным и кормящим женщинам, работающим в медицинской сфере или имеющим заболевания высокого риска, следует рассмотреть возможность вакцинации против COVID-19 во время беременности или грудного вскармливания для предотвращения тяжелых осложнений инфекции COVID-19. Преимущества и риски вакцинации против COVID-19 во время беременности или грудного вскармливания следует обсуждать в индивидуальном порядке. Данное обсуждение должно включать и признание того факта, что на данный момент нет информации, связанной с введением беременным и кормящим женщинам других неживых вакцин, следовательно, нет конкретных данных о безопасности вакцинации против COVID-19. Решение о том, проводить ли вакцинацию во время беременности или грудного вскармливания, является индивидуальным выбором каждой пациентки [20].

Заключение

Принимая во внимание все вышесказанное, следует также добавить, что влияние на беременность инфекции SARS-CoV-2 всем нам еще предстоит определить, необходимы согласованные глобальные усилия для установления ее влияния на имплантацию, рост и развитие плода, роды и здоровье новорожденных.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования — Адамян Л.В.

Сбор и обработка материала — Харченко Э.И., Адамян Л.В., Вечорко В.И., Конышева О.В.

Обработка данных — Харченко Э.И.

Написание текста — Харченко Э.И.

Редактирование — Адамян Л.В., Вечорко В.И., Конышева О.В.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail