Щуко А.А.

Иркутский филиал ФГАУ «МНТК "Микрохирургия глаза" им. акад. С.Н. Федорова» Минздрава России, ул. Лермонтова, 337, Иркутск, 664033, Российская Федерация

Юрьева Т.Н.

Иркутский филиал ФГБУ "МНТК "Микрохирургия глаза" им. акад. С.Н. Федорова

Злобина А.Н.

Иркутский филиал ФГАУ «МНТК "Микрохирургия глаза" им. акад. С.Н. Федорова» Минздрава России, ул. Лермонтова, 337, Иркутск, 664033, Российская Федерация

Психоэмоциональный статус пациентов при центральной серозной хориоретинопатии

Журнал: Вестник офтальмологии. 2017;133(2): 70-74

Просмотров : 29

Загрузок : 2

Как цитировать

Щуко А. А., Юрьева Т. Н., Злобина А. Н. Психоэмоциональный статус пациентов при центральной серозной хориоретинопатии. Вестник офтальмологии. 2017;133(2):70-74. https://doi.org/10.17116/oftalma2017133270-74

Авторы:

Щуко А.А.

Иркутский филиал ФГАУ «МНТК "Микрохирургия глаза" им. акад. С.Н. Федорова» Минздрава России, ул. Лермонтова, 337, Иркутск, 664033, Российская Федерация

Все авторы (3)

В настоящее время известно, что заболевания органа зрения, сопровождающиеся снижением зрительных функций, изменяют условия и качество жизни человека [1, 2]. Одним из наиболее психотравмирующих событий может стать снижение зрительных функций, вызванное развитием офтальмологического заболевания [3, 4].

Психоэмоциональный стресс сказывается на характере течения первичной глаукомы [5, 6], в большинстве случаев утяжеляя патологический процесс. Имеются данные о значительных изменениях как психологической, так и физической сферы у пациентов после операции удаления катаракты [7]. Механические травмы глаза также негативно влияют на психоэмоциональное состояние больных, формируя тревожное состояние [8].

Несмотря на то что к настоящему времени накоплен колоссальный объем данных о влиянии нарушения психоэмоциональной сферы на развитие и течение соматической патологии, в том числе и глазных заболеваний [9], психологические особенности больных с центральной серозной хориоретинопатией (ЦСХР) остаются малоизученными.

Однако известно, что одним из факторов, инициирующих это заболевание, является перенесенный психоэмоциональный стресс [10—13]. Кроме того, характер самого заболевания, проявляющийся резким снижением зрительных функций, нарастанием метаморфопсий, резистентностью к проводимой терапии [14], рецидивирующим течением, может способствовать формированию психологических переживаний. ЦСХР, манифестируя в большинстве случаев в возрасте от 20 до 40 лет, ограничивает возможность продолжения трудовой деятельности в прежнем качестве, препятствуя нормальному социальному функционированию.

Все это и определило актуальность комплексного, всестороннего исследования психоэмоционального состояния пациентов с ЦСХР.

Материал и методы

С помощью специальных методов и методик изучены психоэмоциональные особенности 35 пациентов с ЦСХР без разделения на острую и хроническую форму заболевания, в возрасте от 27 до 59 лет (средний возраст 47,7±8,5 года). Из них 27 (77,2%) мужчин и 8 (22,8%) женщин.

Диагноз ЦСХР был верифицирован по данным оптической когерентной томографии и флюоресцентной ангиографии. Исследование проводили до начала лечебных мероприятий.

Контрольную группу составили 26 человек в возрасте от 24 до 49 лет (средний возраст 35,8±4,5 года) с остротой зрения не менее 1,0 с коррекцией, рефракцией, не превышающей отклонения от (–)3,0 до (+)3,0 дптр, и нормальным цветоощущением. Критериями исключения как для клинической группы, так и для группы контроля было наличие психоневрологической патологии, органических поражений головного мозга.

Исследование проводили на базе Иркутского филиала ФГАУ «МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Федорова» Минздрава России. Протокол исследования был утвержден Локальным этическим комитетом ИФ МНТК «МГ», информированное согласие было получено от всех пациентов.

В процессе исследования применяли специальные методики: SCL-90-R (опросник степени выраженности психопатологической симптоматики), методики ТОБОЛ (диагностика типов отношения к болезни), методики ССП (стратегии совладающего поведения), методики Спилбергера—Ханина (степени выраженности тревоги), методики VFQ-25 (опросник оценки качества жизни).

Методика SCL-90-R включает 9 шкал (90 вопросов) симптоматических расстройств: соматизация, обсессивно-компульсивность, межличностная сензитивность, депрессия, тревожность, враждебность, фобическая тревожность, паранойяльность, психотизм и 3 шкалы обобщения второго порядка — общий индекс тяжести симптомов, индекс личного симптоматического дистресса и общее число утвердительных ответов.

Методика ТОБОЛ включает 12 таблиц-наборов утверждений («самочувствие», «настроение» и т. д.). Каждый набор в свою очередь содержит от 10 до 16 предлагаемых испытуемому утверждений, составленных на основе клинического опыта группы экспертов.

Методика ССП включает 50 утверждений. Утверждения оцениваются испытуемым по 4-балльной шкале в зависимости от частоты использования предложенной стратегии поведения (никогда, редко, иногда, часто). Пункты опросника объединены в 8 шкал, соответствующих основным видам копинг-стратегий: конфронтация, дистанцирование, самоконтроль, поиск социальной поддержки, принятие ответственности, бегство-избегание, планирование решения проблемы, положительная переоценка.

Методика Спилбергера—Ханина включает в себя 40 вопросов: 20 вопросов теста отражают уровень тревожности в данный момент (реактивная тревожность), 20 — уровень личностной тревожности (как устойчивой характеристики человека).

Методика VFQ-25 состоит из 25 пунктов, объединенных в 12 шкал: общее состояние здоровья, общая оценка зрения, глазная боль, цветоощущение, периферическое зрение, деятельность, связанная со зрением вблизи, деятельность, связанная со зрением вдаль; а также обусловленные зрением социальное функционирование, психическое здоровье, ролевые ограничения, зависимость от посторонней помощи, передвижение.

Клинико-психологический метод применялся в форме наблюдения за больными во время исследования, а также в виде беседы, результаты которой регистрировались с помощью разработанной анкеты, направленной на сбор психологического анамнеза.

Статистическая обработка данных осуществлялась методами одномерной статистики с расчетами критериев Манна—Уитни. Кроме того, для выявления наиболее информативных признаков различия в исследуемых группах применялся дискриминантный анализ с определением F-критерия Фишера. Все расчеты производились с помощью программы Statistica 8.0. («Stat Soft Inc.», США).

Результаты и обсуждение

При обследовании с помощью методики SCL-90-R у больных с ЦСХР в 54,2% случаев выявлено повышение целого ряда показателей «симптоматического опросника» (табл. 1).

Таблица 1. Изменение показателей психопатологического состояния пациентов с ЦСХР по данным методики SCL-90-R (М±s) Примечание. * GSI — общий индекс тяжести симптоматики; PDSI — индекс личного симптоматического дистресса; PSI — общее число утвердительных ответов. Здесь и в табл. 3, 4: M — среднее значение; s — стандартное отклонение.

Среди основных показателей у пациентов с ЦСХР пиковые значения получили шкалы «депрессивности» и «паранойяльности», а также «обсессии—компульсии» и «тревожности». Так, показатель депрессивности превышал значения группы контроля более чем в 2 раза (p=0,005), что говорит о тенденции испытуемых выражать признаки отсутствия интереса к жизни, недостатка мотивации и потери жизненной энергии. Значения, характеризующие уровень паранойяльности и тревожности, были выше, чем у здоровых лиц, практически в 10 раз (Par р=0,02; Anx p=0,05). Значения показателей «обсессия—компульсия» превышали норму в 2 раза (р=0,05). Это свидетельствует о наличии навязчивых мыслей, импульсов и действий, а также подозрительности, страха потери независимости, нервозности и напряжения у пациентов с ЦСХР.

Кроме того, в группе больных с ЦСХР отмечено сочетание пиковых значений шкал «обсессивность—компульсивность», «депрессивность», «тревожность», «паранойяльность», что указывает на выраженность симптомов тревожно-депрессивного ряда. Сочетание психических переживаний подобного рода может вызвать процесс «конверсии», т. е. разрешения внутриличностного конфликта путем образования соматических симптомов [15].

Наряду с повышенными показателями основных шкал опросника, было выявлено статистически значимое отклонение от нормы двух дополнительных шкал. PDSI — индекс личного симптоматического дистресса — превышал значения группы контроля практически в 2 раза (р= 0,007), а показатель PSI — общее число утвердительных ответов — в 1,5 раза (p =0,05), что в целом указывает на усиление переживаемого дистресса в основной клинической группе.

Результаты методики ТОБОЛ были обработаны с помощью многомерной статистики. Дискриминантный анализ [16, 17] позволил выделить наиболее информативные признаки, которые с высокой степенью достоверности разделили пациентов и лиц контрольной группы в зависимости от «типа отношения к болезни» (табл. 2).

Таблица 2. Оценка информативности типов отношения к болезни у пациентов с ЦСХР и лиц группы контроля по методу ТОБОЛ

Наиболее информативным признаком в полученной дискриминантной функции был «эргопатический» тип отношения к болезни (F-критерий 27,24; р=0,0005). Пациентам с ЦСХР в большей степени свойственно сверхответственное, подчас одержимое, стеничное отношение к работе, стремление во что бы то ни стало сохранить профессиональный статус и возможность продолжения активной трудовой деятельности в прежнем качестве, что можно рассматривать как один из механизмов психологической защиты. Полученные данные согласуются с результатами работы О.М. Бабайловой, И.Е. Пановой и Ю.С. Клевакиной (2011) по исследованию психологических изменений у больных с глаукомой [18].

Второй по информативности признак — «сензитивность» (F-критерий 22,48; р=0,0001) отражает уязвимость, озабоченность возможными неблагоприятными впечатлениями, которые могут произвести на окружающих сведения о болезни.

Определенный вклад в разделение пациентов с ЦСХР и здоровых людей вносят признаки «гармонический» (F-критерий 7,49; р=0,008) и «ипохондрический» (F-критерий 6,57; р=0,01), что подчеркивает полиморфность типов отношения к болезни в группе ЦСХР.

Далее, основываясь на результатах методики ССП, выявлено, что в структуре «совладающего со стрессом» поведения статистически достоверная разница данных пациентов с ЦСХР и лиц группы контроля наблюдалась в оценке стратегии «бегство-избегание», показатели которой у больных с ЦСХР были значительно ниже, чем в группе контроля (р=0,007), т. е. пациенты с ЦСХР в большинстве случаев предпочитают искать способ решения конфликтных ситуаций за счет отрицания проблемы, фантазирования и отвлечения, что может обусловливать низкий уровень комплаентности в процессе лечения.

При обследовании с помощью методики Спилбергера—Ханина (степень выраженности тревоги) состояние больных с ЦСХР (табл. 3) в 20% случаев характеризовалось проявлениями реактивной тревожности, степень выраженности которой на 15% превышала данные группы контроля (р=0,02). У 37% пациентов выявлено наличие признаков личностной тревожности, показатели которой в 1,2 раза были выше значений контрольной группы (р=0,003).

Таблица 3. Результаты исследования пациентов с ЦСХР по методике Спилбергера—Ханина (степень выраженности тревоги) (M±s)

Результаты обследования с помощью методики Спилбергера—Ханина свидетельствуют о наличии у больных ситуативной и личностной тревожности в виде проявления беспокойства, нарушения внимания и тонкой координации, а также указывают на тенденцию воспринимать широкий диапазон ситуаций с постоянным беспокойством и неуверенностью в будущем.

На основании использования опросника качества жизни VFQ-25 была проведена оценка субъективного восприятия пациентами собственных зрительных функций (табл. 4).

Таблица 4. Изменение показателей качества жизни у пациентов с ЦСХР (М±s)

Установлено, что пациенты с ЦСХР в 48,5% случаев характеризуют свое самочувствие как удовлетворительное, однако в целом качество «общего состояния здоровья» было в 1,7 раза ниже (р=0,01), чем в группе контроля; причем 4 обследуемых оценивали свое состояние здоровья как плохое. В 40% случаев отмечалась и отрицательная оценка остроты собственных зрительных функций, показатель «общее зрение» был снижен на 34% (р=0,01) от нормы. Пациенты с ЦСХР в отличие от лиц контрольной группы акцентируют внимание на появлении незначительных трудностей при распознавании объектов, как вблизи, так и вдаль. Показатель «активность вблизи» — «немного трудно» отметили 42,8% больных, в среднем он был ниже такового в группе контроля в 1,2 раза (p=0,009); показатель «активность вдаль» — «немного трудно» отметили 22,8% обследуемых, он отличался от аналогичного показателя у здоровых людей в 1,1 раза (р=0,01). Отклонения в «периферическом зрении» также имели статистически достоверную разницу в сравнении с показателями лиц контрольной группы (р=0,006). У части пациентов снижение качества зрения сопровождалось нарушениями показателя «психическое здоровье», который в среднем на 24 балла был ниже, чем в группе контроля. Из-за проблем со зрением больные с ЦСХР испытывали неудовлетворенность от неспособности полноценно заниматься профессиональной и прикладной деятельностью, показатель «трудности ролевого» функционирования в среднем на 25 баллов был ниже, чем в группе контроля (р=0,005). Тем не менее в большинстве случаев испытуемым несвойственно проявлять зависимость от офтальмологического дефекта: показатель «зависимость» в среднем лишь на 12 пунктов был выше, чем в группе контроля, хотя данные изменения являются достоверными (р=0,04).

Таким образом, психоэмоциональное состояние пациентов с ЦСХР характеризуется значимыми отличиями в сравнении с показателями группы контроля по уровню депрессивности, паранойяльности, обсессивности—компульсивности, тревожности. В большинстве случаев больные склонны проявлять сверхъестественное, стеничное стремление сохранить профессиональный статус, порой больше, чем до болезни. Выявлено, что этой категории больных свойственно искать способ решения конфликтных ситуаций за счет отрицания проблемы, фантазирования и отвлечения, в том числе присуще проявление реактивной и личностной тревожности. Уровень показателей качества жизни оказался значительно ниже, чем у здоровых людей, особенно по критериям, степень выраженности которых обусловлена изменениями зрительных функций.

В целом полученные результаты свидетельствуют о том, что выявленные изменения психоэмоционального статуса являются одним из важных звеньев патогенеза ЦСХР, что указывает на необходимость дальнейших исследований по разработке методов лечения, направленных на коррекцию психофизиологических реакций.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования: Т.Ю., А.Щ.

Сбор и обработка материала: А.Щ.

Статистическая обработка: А.З., А.Щ.

Написание текста: Т.Ю., А.Щ.

Редактирование: А.Щ.

Авторы заявляют об отсутствиииконфликта интересов.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail