Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Лихачева В.В.

Кафедра акушерства и гинекологии филиала ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России, Новокузнецк, Россия

Зорина Р.М.

НИЛ иммунохимии Новокузнецкого государственного института усовершенствования врачей

Баженова Л.Г.

Кафедра акушерства и гинекологии

Сотникова Л.С.

ГБОУ ВПО «Сибирский государственный медицинский университет» Минздрава России, Томск, Россия

Маркдорф А.Г.

группа компаний «Мать и дитя», клиника женского здоровья и репродукции человека «Медика», Новокузнецк, Россия

Третьякова Я.Н.

Перинатальный медицинский центр ГК «Мать и дитя», Москва, Россия

Регуляторно-транспортные белки сыворотки крови и фолликулярной жидкости у пациенток с синдромом поликистозных яичников и при трубном бесплодии в прогнозе результативности программ экстракорпорального оплодотворения

Авторы:

Лихачева В.В., Зорина Р.М., Баженова Л.Г., Сотникова Л.С., Маркдорф А.Г., Третьякова Я.Н.

Подробнее об авторах

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2018;18(1): 25‑29

Просмотров: 380

Загрузок: 2

Как цитировать:

Лихачева В.В., Зорина Р.М., Баженова Л.Г., Сотникова Л.С., Маркдорф А.Г., Третьякова Я.Н. Регуляторно-транспортные белки сыворотки крови и фолликулярной жидкости у пациенток с синдромом поликистозных яичников и при трубном бесплодии в прогнозе результативности программ экстракорпорального оплодотворения. Российский вестник акушера-гинеколога. 2018;18(1):25‑29.
Likhacheva VV, Zorina RM, Bazhenova LG, Sotnikova LS, Markdorf AG, Tretyakova YaN. Regulatory and transport proteins in the serum and follicular fluid of patients with polycystic ovary syndrome and in tubal factor infertility in predicting the effectiveness offertilization programs. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2018;18(1):25‑29. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/rosakush201818125-29

?>

Современные исследования показывают, что около 48,5 млн супружеских пар во всем мире бесплодны, из них 19,2 млн не могут родить первого ребенка, а 29,3 млн пар — второго [1]. Прогрессирующее ухудшение репродуктивного здоровья является медицинской и социальной проблемой, а в некоторых странах ей придают экономическое значение. В ряде стран, где высока частота бесплодия и резко снижены демографические показатели, этиологическим фактором эндокринного бесплодия, доля которого составляет около 20% в структуре всех его причин, является синдром поликистозных яичников (СПКЯ) — наиболее распространенное эндокринное расстройство, выявляемое у 5—10% женщин репродуктивного возраста [5—7]. В России распространенность СПКЯ составляет около 6%. СПКЯ следует диагностировать при наличии 2 из 3 критериев (олиго-овуляция/ановуляция, гиперандрогения и поликистозная морфология яичников по данным ультразвукового исследования — УЗИ) после исключения других эндокринных нарушений, как это определено в 2003 г. в Роттердаме в рамках согласительного совещания [8]. СПКЯ — это многофакторное распространенное эндокринное расстройство среди женщин репродуктивного возраста, связанное с неконтролируемым стероидогенезом [6, 9—11]. Вместе с тем есть мнение, что СПКЯ ассоциирован с наличием хронического воспалительного процесса низкой степени выраженности. В пользу этого свидетельствует повышение у женщин с СПКЯ ряда таких маркеров воспаления, как С-реактивный белок, интерлейкин-18, моноцитарный хемоаттрактантный белок-1 [12]. В большинстве наблюдений СПКЯ тесно связан с ожирением, инсулинорезистентностью, сахарным диабетом и сердечно-сосудистыми заболеваниями, что делает этот синдром проблемой общественного здравоохранения.

Патогенез СПКЯ по-прежнему остается неясным. Помимо общепринятых теорий: 1) нарушение стероидогенеза в яичниках со снижением ароматазной активности и гиперандрогенией; 2) диссоциация дофаминергических и опиоидергических механизмов; 3) повреждение гипоталамо-гипофизарной системы; 4) первичная инсулинорезистентность; 5) врожденные факторы и даже влияние окружающей среды, существуют и другие гипотезы [9, 10]. Ряд авторов [13—18] полагают, что в патогенезе заболевания играют роль провоспалительные цитокины, так как в крови тучных подростков с СПКЯ, а также пациенток с СПКЯ выявлены повышенные концентрации фактора некроза опухоли альфа (ФНО-α), интерлейкина 6 (ИЛ-6) и сосудисто-эндотелиального фактора роста — VEGF. По мнению других авторов [19], уровень ФНО-α и ИЛ-6 не связаны с ожирением и СПКЯ, в то время как содержание С-реактивного белка повышено, что свидетельствует об усилении воспалительной активности и ее возможном влиянии на фолликулогенез. Кроме того, ряд исследователей [20—24] полагают, что повышенные уровни белковых маркеров, ассоциированных с хроническим воспалением, являются предикторами отрицательного исхода экстракорпорального оплодотворения (ЭКО).

Цель исследования — изучение уровня ряда регуляторно-транспортных белков, обладающих функциями маркеров воспалительной реакции, в сыворотке крови и фолликулярной жидкости (ФЖ) у женщин с бесплодием эндокринного генеза на фоне СПКЯ в сравнении с трубным фактором бесплодия в прогнозе результативности программы ЭКО.

Материал и методы

В исследование были включены 89 пациенток, проходивших лечение по поводу бесплодия методом ЭКО, из них 31 — с эндокринным фактором бесплодия на фоне СПКЯ (основная группа) и 58 — с трубным фактором бесплодия (группа сравнения). Обследование и лечение проводились на базе клиники «Медика» (Клиника «Медика» ГК «Мать и дитя», Новокузнецк). В зависимости от результативности программы ЭКО, ретроспективно в каждой группе были сформированы две подгруппы. В 1-ю (основную) группу вошла 31 пациентка с бесплодием и СПКЯ, из них 16 (51,6%) с положительным результатом ЭКО (эхографически подтвержденной беременностью) и 15 (48,4%) женщин, у которых беременность не наступила. Возраст обследованных женщин колебался в пределах от 26 до 39 лет, средний возраст обследованных 34,2±2,6 года. Длительность бесплодия составила в среднем 5,9±1,8 года. В группу сравнения (2-я группа) были включены 58 пациенток сопоставимого возраста (от 27 до 38 лет) с трубным фактором бесплодия (непроходимость или отсутствие маточных труб). Среди них у 24 (41,4%) пациенток беременность наступила, и в 34 (58,6%) наблюдениях не наступила.

Всем пациенткам проводилось комплексное обследование в соответствии с приказом Минздрава России № 107н от 30.08.12 «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению». Все пациентки дали добровольное информированное согласие на участие в исследовании. Верификация диагноза СПКЯ проводилась на основании общеклинических, лабораторных исследований, трансвагинальной эхографии. После окончания лечебных и подготовительных процедур всем женщинам проводилась программа ЭКО. С целью индукции суперовуляции в обеих группах использовали «короткий» протокол с применением антагонистов гонадотропин-рилизинг-гормона по стандартной методике [25]. Оплодотворение ооцитов производилось методом ЭКО. Селективный перенос одной бластоцисты — на 5-е сутки культивирования.

Сбор сывороток венозной крови из локтевой вены осуществляли перед трансвагинальной пункцией преовуляторных фолликулов.

ФЖ получали во время проведения трансвагинальной пункции преовуляторных фолликулов. В случае попадания крови в содержимое фолликулов исследование данного материала не проводилось. Биологический материал замораживали при температуре –20 °С и хранили для дальнейших иммунологических исследований.

Содержание α2-макроглобулина (α2-МГ), α1-антитрипсина (α1-АТ) и ассоциированного с беременностью α2-гликопротеина (АБГ) в сыворотке крови и ФЖ определяли методом количественного ракетного иммуноэлектрофореза с использованием исследовательских тест-систем, разработанных на базе научно-исследовательской лаборатории иммунологии Новокузнецкого государственного института усовершенствования врачей — филиала ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России (Новокузнецк, Россия). Для определения концентрации лактоферрина (ЛФ) в сыворотке крови и ФЖ методом иммуноферментного анализа (ИФА) использовали также исследовательские тест-системы (ЗАО «Вектор-Бест», Россия). Концентрации альбумина и общего белка в сыворотке крови и ФЖ изучали биохимическими методами (с бромкрезоловым зеленым и биуретовым методами соответственно).

Статистический анализ полученных результатов проводили при помощи сертифицированной коммерческой программы InStat II. Использовали проверку распределения по Колмогорову—Смирнову, в зависимости от ее результатов проводили парное межгрупповое сравнение показателей с применением параметрического t-статистики (по t-критерию Стьюдента) либо непараметрического вариантов с применением критерия Манна—Уитни. Учитывали статистически достоверные различия при p<0,05.

Результаты

Нами установлено, что в группах женщин, сформированных в зависимости от результата ЭКО (эхографически подтвержденной беременности), частота наступления беременности в основной группе (СПКЯ) была существенно выше (51,6%), чем в группе сравнения (трубный фактор) — 41,4%.

Проведенное исследование показало, что сывороточные уровни α1-АТ, α2-МГ и общего белка у пациенток с СПКЯ были статистически значимо выше, чем у пациенток группы сравнения, достигая максимальных значений при положительном исходе применения программы — наступления беременности (табл. 1).

Таблица 1. Белки сыворотки крови у пациенток обследованных групп — участниц программы ЭКО в зависимости от ее результата Примечание. Здесь и в табл. 2: p — достоверность различий между показателями 1-й и 2-й групп пациенток; p1 — достоверность различия показателей внутри группы в зависимости от результата применения программы.
Показатели альбумина и высокочувствительного острофазового белка ЛФ оставались неизменными. В крови у 29% пациенток из группы сравнения концентрация эстрогензависимого белка, ассоциированного с беременностью α2-гликопротеина — АБГ была повышенной (в 4,5—6 раз), независимо от исхода программы, а у 71% женщин 2-й группы она оставалась неизменной и не отличалась от показателей у пациенток группы сравнения (0,01±0,002 г/л — показатель у пациенток группы сравнения).

Число пациенток 1-й группы с высоким уровнем АБГ при отрицательном исходе программы ЭКО составляло только 19%, а при наступлении беременности повышенные показатели этого белка наблюдались в 35% наблюдений, статистически значимо превышая показатели группы сравнения (р=0,033).

Изучая содержание регуляторно-транспортных белков, а также молекулярных маркеров воспаления в ФЖ, выявили, что у женщин 1-й группы (с СПКЯ) был существенно ниже уровень альбумина и минимальные его показатели выявлялись при отрицательных результатах ЭКО (табл. 2).

Таблица 2. Белки фолликулярной жидкости у пациенток обследованных групп — участниц программы ЭКО в зависимости от ее результата

Концентрации других белков 1-й группы не отличались от показателей 2-й группы (группы сравнения).

Обсуждение

Результаты проведенного исследования не подтверждают мнения некоторых авторов [13, 18, 26, 27] о том, что развитие СПКЯ сопряжено с признаками хронического воспаления низкой степени выраженности. Мы полагаем, что повышенные сывороточные концентрации α2-МГ и α1-АТ могут быть связаны с нарушением утилизации клетками, так как у большинства женщин поликистоз яичников ассоциируется с ожирением, что может свидетельствовать о снижении эффективности работы гепатоцитов. Возможно также, что это связано с увеличением вязкости крови при СПКЯ [28]. Изменения в содержании α2-МГ могут негативно влиять на уровень цитокинов и факторов роста — данный белок транспортирует и взаимозависимо модулирует их синтез [29]. В частности, некоторые авторы [16—18] отмечают повышение сывороточных концентраций фактора роста и цитокинов при СПКЯ.

Установлено, что СПКЯ часто сопровождается аутоиммунным тиреоидитом, а в крови выявляются повышенные концентрации антител к ТГ [30]. Ранее было показано, что при аутоиммунной патологии происходит накопление иммунокомплексов α2-МГ—IgG в крови [31]. Поэтому полученные нами данные в большей степени свидетельствуют в пользу нарушения механизмов биорегуляции, а также участия аутоиммунных процессов в патогенезе СПКЯ. Выраженная тенденция к повышению уровня эстроген-чувствительного белка (АБГ) в сыворотке крови при СПКЯ (статистически значимая у забеременевших при сопоставлении с пациентками группы сравнения) согласуется с результатами H. Mobeen и соавт. [32], которые утверждают, что низкий уровень прогестерона является причиной повышенного синтеза эстрогенов при СПКЯ, которые стимулируют выработку аутоантител. Мы полагаем, что это может влиять и на синтез эстрогензависимого белка — АБГ.

Сниженная концентрация альбумина в ФЖ, на долю которого приходится 60% от общего белка в ее составе, свидетельствует о сниженном белково-транспортном потенциале ФЖ при СПКЯ и может быть признаком ограниченных воспалительных процессов в фолликулах при данной патологии, как предполагают B. Wand и соавт. [33], выявившие у участниц программ вспомогательных репродуктивных технологий с СПКЯ в ФЖ повышенные концентрации СРБ, ФНО-α и ИЛ-6.

Полученные нами данные позволяют предположить, что с вероятностью 95% отрицательный исход программы ЭКО может быть сопряжен с уровнем альбумина в ФЖ ниже 39 г/л, а вероятность положительного исхода ЭКО у 95% женщин с СПКЯ сопряжен с уровнем альбумина в ФЖ от 41 г/л и выше.

Таким образом, полученные нами результаты подтверждают противоречивость данных литературы о роли белковых маркеров воспаления в патогенезе СПКЯ. Однако выявленные изменения в содержании изученных белков крови и ФЖ в зависимости от результативности программ ЭКО обосновывают необходимость дальнейшего исследования для уточнения их значимости в прогнозе эффективности ЭКО.

Выводы

1. При СПКЯ наблюдается статистически значимое повышение сывороточного уровня α1-АТ, α2-МГ и общего белка, а также снижение концентрации альбумина в фолликулярной жидкости, по сравнению с этими показателями в группе женщин с трубным фактором бесплодия.

2. Факторами прогноза отрицательного исхода программ ЭКО являются следующие: при СПКЯ — уровень сывороточного α2-МГ <3 г/л и концентрация альбумина в фолликулярной жидкости <39 г/л, а при трубном факторе бесплодия — сывороточный уровень α1-АТ >3,3 г/л. В случае получения вышеописанных результатов целесообразно рассмотреть возможность отсроченного переноса эмбрионов с целью проведения курса иммуномодулирующей терапии в рамках предымплантационной подготовки в программах ЭКО.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

*e-mail: viroli@mail.ru;
ORCID: https://orcid.org/0000-0002-5637-7590

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail