Громова О.А.

Российский сателлитный центр института микроэлементов ЮНЕСКО;
Лаборатория вычислительной и системной биологии ВЦ РАН им. А.А. Дородницына;
кафедра фармакологии и клинической фармакологии Ивановской государственной медицинской академии

Торшин И.Ю.

Российский сателлитный центр института микроэлементов ЮНЕСКО;
Лаборатория вычислительной и системной биологии ВЦ РАН им. А.А. Дородницына

Гришина Т.Р.

ГБОУ ВПО «Ивановская государственная медицинская академия» Минздрава России, Иваново, Россия

Томилова И.К.

ГБОУ ВПО «Ивановская государственная медицинская академия» Минздрава России, Иваново, Россия

Значение использования препаратов  железа  и его молекулярных синергистов для профилактики и лечения железодефицитной анемии у беременных

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2015;15(4): 85‑94

Просмотров : 1307

Загрузок : 29

Как цитировать

Громова О.А., Торшин И.Ю., Гришина Т.Р., Томилова И.К. Значение использования препаратов  железа  и его молекулярных синергистов для профилактики и лечения железодефицитной анемии у беременных. Российский вестник акушера-гинеколога. 2015;15(4):85‑94.
Gromova OA, Torshin IIu, Grishina TR, Tomilova IK. Value of the use of iron preparations and molecular synergists for the prevention and treatment of iron-deficiency anemia in pregnant women. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2015;15(4):85‑94. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/rosakush201515485-94

Авторы:

Громова О.А.

Российский сателлитный центр института микроэлементов ЮНЕСКО;
Лаборатория вычислительной и системной биологии ВЦ РАН им. А.А. Дородницына;
кафедра фармакологии и клинической фармакологии Ивановской государственной медицинской академии

Все авторы (4)

Физиологическое течение беременности значительно зависит от обеспеченности рядом микронутриентов, многие из которых синергидны друг с другом. Синергидные микронутриенты, вовлеченные в гомеостаз железа, заслуживают особого внимания, так как именно от них во многом зависят эффекты железа, а соответственно и гемоглобина.

До 50% беременных имеют ту или иную степень анемии, более 90% из всех анемий — железодефицитные. В конце гестационного процесса дефицит железа развивается у всех без исключения беременных либо в скрытой, либо в явной форме [1]. Беременность предрасполагает к возникновению железодефицитного состояния, поскольку в этот период происходит повышенное потребление железа, необходимое для развития плода, связанное с гормональными изменениями, развитием раннего токсикоза, препятствующим всасыванию в желудочно-кишечном тракте железа, меди, цинка, магния, необходимых для кроветворения.

Известно, что железодефицитная анемия (ЖДА) может вызвать ряд осложнений как у матери, так и у плода: невынашивание, гипотонию и слабость родовой деятельности, преэклампсию, кровотечение в родах, гнойно-септические заболевания в послеродовом периоде, хроническую гипоксию плода, синдром задержки развития плода и др.

Несмотря на свое название, ЖДА обусловлена не только дефицитом железа.

Во-первых, белки гомеостаза железа не могут функционировать без ряда микронутриентов (витаминов группы В, аскорбиновой кислоты, ретиноидов), из которых синтезируются соответствующие кофакторы ферментов. В качестве кофакторов ферментов не менее важны ионы цинка, меди, марганца и др. Поэтому дефицит всех этих кофакторов соответствует функциональному дефициту железа.

Во-вторых, фармакокинетика и фармакодинамика железа, даже при условии достаточного потребления с пищей, изменяется в зависимости от дополнительных условий. Так, например, присутствие в пище таких широко распространенных компонентов, как фитиновая кислота (Е 391), содержащихся в крупах, бобовых продуктах, а также наличие воспалительного процесса, дефицита меди и избытка кальция снижают усвоение железа организмом [2, 3].

В-третьих, практически любое заболевание является результатом течения многофакторного патофизиологического процесса, и ЖДА у беременных не является исключением. ЖДА проявляется прежде всего анемическими симптомами, обусловленными недостаточным поступлением кислорода к тканям. Железо необходимо для синтеза гема, входящего в состав гемоглобина, — белка-переносчика кислорода. Помимо железа, в процессах биосинтеза гема участвуют многие белковые кофакторы (производные витаминов В6, РР и В5), цинк и др.

Необходимо учитывать, что гемоглобин активен только в составе эритроцитов, так что на анемию влияют интенсивность клеточных процессов гемопоэза и гемолиза. Медь и марганец — интегральные составляющие активных центров ферментов так называемой «дыхательной цепи», т. е. ферментов, непосредственно вовлеченных в усвоение молекулярного кислорода. Поэтому гомеостаз железа существенно страдает на фоне дефицита меди и марганца. Как видим из этого краткого обзора, железо — безусловно важный, но далеко не единственный фактор, определяющий возникновение и течение ЖДА.

Приведенные факты наглядно показывают важность синергидных микронутриентов для осуществления биологических функций железа. Хотя о существовании таких синергидных железу микронутриентов известно, по крайней мере, с 30-х годов прошлого века [4], фундаментальные молекулярные механизмы, через которые осуществляется воздействие других микронутриентов при ЖДА, не были систематизированы. В настоящей статье представлены результаты систематического биоинформационного анализа синергидных железу микронутриентов. Анализ основан на современных данных по биохимии, молекулярной биологии и фармакологии и указывает на спектр микронутриентов, необходимых для поддержания гомеостаза железа и, следовательно, для терапии и профилактики железодефицитных состояний.

В ходе исследования была проанализирована существующая информация по 23 500 белкам протеома человека, для которых установлены биологические роли. Среди 23 500 белков 1760 белков в той или иной мере участвуют в гомеостазе железа. К анализу белков гомеостаза железа был применен метод анализа функциональных взаимосвязей — новый биоинформационный подход для постгеномной биологии и биомедицины [5]. Этот метод основан на использовании аннотации генома и позволяет проводить систематические анализы взаимодействий различных биологических лигандов (нутриенты, микронутриенты, лекарства, ксенобиотики и др.) друг с другом и с белками протеома человека.

Данный метод анализа функциональных взаимосвязей позволил установить спектр микронутриентов, непосредственно необходимых для поддержания биологических эффектов железа и сформулировать соответствующие молекулярные механизмы, с указанием конкретных белков и генов (табл. 1).

Таблица 1. Кофакторы 1760 белков протеома человека, участвующих в гомеостазе железа Примечание. Nб – число белков, % — процент от общего числа белков гомеостаза железа; ПЛФ — пиридоксальфосфат.

Биологические функции железа в организме человека осуществляются при посредстве таких синергидных железу кофакторов, как ионы меди, цинка, кальция, марганца, кобальта, а также кофакторов ФАД (флавинадениндинуклеотид) и ФМН (флавинмононуклеотид), образующихся из витамина В2, аскорбиновой кислоты (витамин С), ретиноидов (витамин А), аминокислот, пиридоксина (витамин В6), хинона, никотинамиддинуклеотида (НАД), образуется из витамина РР, тетрагидробиоптерина (на основе молибдена), кобаламина и фолатов.

Анализ подтвердил, что большинство железосодержащих белков с перечисленными выше кофакторами участвуют, так или иначе, в процессах окисления—восстановления и связанных с этим процессах переноса электронов, ответа на гипоксию и др. Практически каждый из кофакторных синергистов железа участвует в реакциях окисления-восстановления. В табл. 1 приведены основные функции железосодержащих белков, дополнительные к уже упомянутым окислительно-восстановительным функциям.

Отметим, что приведенные в табл. 1 синергисты железа являются «кофакторными синергистами», т. е. входят, наравне с ионом железа и/или гемом, в состав белков гомеостаза железа. В то же время очевидно наличие и так называемых «физиологических» микронутриентных синергистов железа — т. е. тех, которые участвуют в тех же физиологических процессах, что и белок гомеостаза железа. Анализ таких «физиологических» синергистов железа является предметом отдельного исследования.

Перечисленные в табл. 1 «кофакторные синергисты» железа способствуют осуществлению биологических функций железа, входя в состав белков гомеостаза железа в различных сочетаниях. Например, в структуру цитохром-С-оксидазы (один из ключевых ферментов «дыхательной цепи» переноса электронов) входят ионы меди, ионы железа в составе гема. В структуру синтетазы оксида азота (NO) входят ион цинка, ион железа в составе гема, НАДФ и т. д. Информация о вхождении в состав белков протеома человека перечисленных в табл. 1 «кофакторных» синергистов железа позволила рассчитать своего рода «расстояния» между кофакторами и провести кластерный анализ взаимодействий между кофакторами-синергистами железа (рис. 1).

Рис. 1. Кластерный анализ взаимодействий между кофакторами, входящими совместно с ионами железа и/или гемом в белки протеома человека, вовлеченными в гомеостаз железа. Расстояние «d» между обозначениями кофакторов на диаграмме соответствует степени взаимодействия между кофакторами, оцениваемой на основе числа соответствующих белков. Меньшее расстояние соответствует большей степени взаимодействия.

Кластерный анализ кофакторов-синергистов железа показал наличие двух кластеров:

— кластера «окислительно-восстановительных» кофакторов (НАД, ФАД, ФМН, железо-серные кластеры 2Fe-2S и 4Fe-4S, хинон и молибдоптерин);

— кластера «центральных» синергистов иона железа, т. е. микронутриентов, которые наиболее часто сочетаются с ионом железа или с гемом в соответствующих белках — это ионы меди, цинка, марганца и аскорбиновая кислота.

В белках гомеостаза железа ионы кальция, магния, кобальта, а также витамин, А характеризуются набором уникальных биологических свойств и не входят в описанные выше кластеры.

Наиболее типичные биологические роли белков гомеостаза железа, включающих перечисленные выше кофакторы, приведены в табл. 2. Кластерный анализ взаимодействий между биологическими ролями белков гомеостаза железа (рис. 2) указал на существование двух кластеров «окислительно-восстановительных» биологических ролей железа и его синергистов (включающих такие роли, как цепь передачи электрона, ответ на гипоксию, цитохромы Р450, ответ на этанол, аэробное дыхание, цитохром-С-оксидаза и др.), а также кластера морфогенетических ролей железа и синергистов (развитие сердца, антиапоптоз, формирование органа зрения, развитие печени, развитие нейронов, морфогенез эмбриона и др.).

Таблица 2. Наиболее часто встречающиеся биологические роли известных белков гомеостаза железа

Рис. 2. Кластерный анализ взаимодействий между биологическими ролями белков гомеостаза железа. Расстояние между обозначениями ролей соответствует степени взаимодействия: меньшее расстояние — большее взаимодействие. Отмечены биологические роли, осуществление которых в значительной мере связано с железом в составе гема.

Заметим, что железо в составе гема, равно как и в составе железо-серного кластера 2Fe-2S, является кофактором ферментов, контролирующих преимущественно «окислительно-восстановительные» функции железа в организме (см. рис. 2). В то же время белки, в состав которых входит железо-серный кластер 4Fe-4S в качестве кофактора, отличаются более широким спектром биологических функций, включающих также участие в цикле трикарбоновых кислот и биосинтез молибдоптерина.

В отличие от гемсвязывающих белков, участвующих преимущественно в процессах окисления—восстановления, белки, связывающие ионы железа Fe2+/Fe3+, необходимы для осуществления и многих других ролей железа. Значительная часть этих белков (рис. 3) вовлечена в транспорт ионов железа, поддержание структуры хроматина ДНК, метаболизм лейкотриенов, морфогенез глаз, биосинтез допамина из тирозина, биосинтез жирных кислот и коллагена (проколлаген-пролин-4-диоксигеназа, проколлаген-лизин-5-диоксигеназа).

Рис. 3. Биологические роли белков, связывающих ионы железа.

Ионы меди являются одними из «центральных» синергистов железа (см. рис. 1) и прежде всего участвуют в осуществлении процессов аэробного дыхания в митохондриях за счет активности фермента цитохром-С-оксидазы. Цитохром-С-оксидаза (гены MTCO1, MTCO2) — компонент дыхательной цепи переноса электронов, катализирующей восстановление молекулярного кислорода до воды. В ходе этого процесса происходит синтез АТФ в митохондриях. Цепь переноса электронов обязательно включает гем и атом меди — кофакторы цитохром-С-оксидазы. Падение активности цитохром-С-оксидазы (вследствие генетических дефектов или глубокого дефицита железа и меди) ассоциированы с наследственной невропатией Лебера (номер 535000 по OMIM), идиопатической сидеробластической анемией (OMIM 516030) [6] и миоглобинурией (OMIM 550500).

Помимо цитохром-С-оксидазы, медь входит в состав десятков ферментов, задействованных как в окислительно-восстановительных реакциях, так и в поддержке состояния соединительной ткани, синтезе нейротрансмиттеров, активации пептидных гормонов, каскаде свертывания крови, всасывании железа и др. К наиболее известным медьзависимым белкам относятся:

— Cu/Zn-супероксиддисмутаза (антиоксидантный эффект),

— лизилоксидаза (модификация коллагена, соединительная ткань),

— дофамин-β-гидроксилаза (синтез катехоламинов),

— тирозиназа (синтез меланина, пигментация и защитные свойства кожи),

— металлоредуктазы STEAP (абсорбция железа),

— гефестин.

Медьсодержащие металлоредуктазы типа STEAP (гены STEAP1-STEAP4) являются эндосомальными ферриредуктазами, которые необходимы для эффективной абсорбции железа посредством трансферрина. Эти металлоредуктазы восстанавливают токсическое железо Fe3+ в биологически полезное, двухвалентное Fe2+ и регулируют поглощение железа и меди клетками-предшественниками эритроцитов. STEAP-металлоредуктазы также восстанавливают двухвалентную медь Cu2+ в одновалентную Cu+, являющуюся сильным восстановителем [7]. Недостаток активности металлоредуктазы STEATP4 связан с резистентностью к инсулину [8] и с развитием артрита через регулировку провоспалительных цитокинов [9]. Кофакторами ферментов являются ФАД и НАД — производные витаминов В2 и РР соответственно.

Гефестин — медьзависимый белок гомеостаза железа. Гефестин является ферроксидазой и обеспечивает взаимопревращения двух- и трехвалентного железа. Белок содержит 6 ионов меди и регулирует поток железа, связанный с транспортом через ферропортин.

Ярковыраженные синергидные взаимоотношения между ионами железа и цинка достаточно сложны. Во-первых, ион цинка является «кофакторным» синергистом иона железа: т. е., многие белки гомеостаза железа связывают и ион железа, и ион цинка. Эти белки поддерживают процессы окисления—восстановления, сохранения структуры хроматина ДНК, ответа на гипоксию (рис. 4). Во-вторых, цинк является и «физиологическим» синергистом железа и поддерживает, в частности, процессы транспорта кислорода и клеточного дыхания [10, 11].

Рис. 4. Биологические роли белков гомеостаза железа, кофактором которых является ион цинка.

Проведенный анализ протеома человека показал, что существует более 20 белков, которые могут выполнять свою биологическую функцию только при адекватных уровнях ионов цинка и железа. Заметим, что из этих белков только отдельные белки задействованы в регулировании кислородного баланса и, следовательно, участвуют в патогенезе ЖДА. Остальные Zn, Fe-связывающие белки контролируют самые разнообразные биологические функции (табл. 3).

Таблица 3. Белки, функция которых зависит от содержания как железа, так и цинка

С точки зрения патогенеза ЖДА, особый интерес представляет синергизм между железом и цинком, обеспечивающий реакцию клеток на гипоксию. Эглнин-1 (известен также как «пролилгидроксилаза 2-го фактора гипоксии») является сенсором кислорода в клетке. При связывании одной молекулы кислорода, эглнин включает гидроксилирование пролиновых остатков фактора гипоксии (HIF-1), помечая этот белок для убиквитинзависимой деградации, модулируя тем самым реакцию организма беременной и плода на гипоксию [12]. Реакция гидроксилирования пролинов в белке HIF-1 происходит в соответствии с уравнением L-пролин + 2-оксоглутарат + O2-гидрокси-L-пролин + янтарная кислота + CO2. Эглнин связывает 1 ион железа Fe2+ в активном центре и ион цинка специальным регулирующим участком белка (т.н. «MYND-доменом») для модуляции активности эглнина.

Как было отмечено ранее, цинк является не только «кофакторным» синергистом железа, но также и «физиологическим» синергистом железа. Ионы цинка необходимы для функционирования многих сотен ферментов, участвующих в различных физиологических процессах, в которых также участвует и железо: транспорт кислорода и клеточное дыхание, антиоксидантная защита и др. Например, цинк входит в состав пространственной структуры NO-синтетаз – ферментов, необходимых для синтеза нейромедиатора и вазодилататора оксида азота. Ион железа является частью каталитического центра в составе гема, а ион цинка необходим для стабилизации пространственной структуры NO-синтетазы [13].

Наиболее важным представляется физиологическое взаимодействие железа и цинка на уровне дыхательной системы (обмен O2/CO2) и регуляции pH крови. Для удаления углекислого газа из организма абсолютно необходимы ионы цинка, входящие в состав Zn-металлоферментов эритроцитов — карбоангидраз. Карбоангидразы – ферменты, взаимопревращающие угольную кислоту и углекислый газ: H2CO3↔CO2↑+H2O. Угольная кислота является депо углекислоты, выделяющейся при клеточном дыхании, и также основным компонентом карбонатного буфера, поддерживающего pH крови в физиологическом диапазоне (pH 7,25—7,35) [5].

Таким образом, с физиологической точки зрения, железо и цинк участвуют в двух комплементарных процессах дыхания: транспорте кислорода и элиминации углекислоты. При недостатке любого из микроэлементов нарушается баланс O2/CO2. Так как цинк также способствует поддержке кислотности крови на должном уровне, недостаток цинка будет способствовать сдвигу pH крови в сторону ацидоза. Поэтому вероятность формирования гипоксии плода и ацидоза у беременной многократно увеличивается на фоне дефицита цинка и железа.

Помимо ионов меди и цинка, к «центральным» кофакторным синергистам железа также относятся аскорбиновая кислота и ионы марганца (см. рис. 1). Белки, связывающие аскорбиновую кислоту и железо, участвуют в таких физиологических процессах, как ответ на гипоксию, синтез коллагена (проколлаген-лизин-5-диоксигеназа, проколлаген-пролин-4-диоксигеназа, проколлаген-пролин-3-диоксигеназа) и биосинтез карнитина (рис. 5).

Рис. 5. Биологические роли белков гомеостаза железа, связывающих аскорбиновую кислоту.

Анализ показал, что марганецсвязывающие белки гомеостаза железа необходимы для метаболизма гликогена и также для осуществления активности сигнальных белков серин/треонинфосфатаз, способствующих внутриклеточной передаче сигнала от рецепторов. Большинство белков вовлечены в ответ на гипоксию (табл. 4).

Таблица 4. Функциональные группы марганецзависимых белков, влияющих на биологические функции железа

Серин-треонин-фосфатазы (S/T-фосфатазы, гены PPP1CA, PPP2CA, PPP2CB, PPP4C, PPP5C, PPP6C и т. д.) — ферменты, гидролизующие фосфорилированные формы остатков серина и треонина белков. Активность S/T-фосфатазы-1 необходима для деления клетки, метаболизма гликогена, мышечного сокращения и синтеза белка. Так как и марганец, и железо необходимы для активности S/T-фосфатаз, то дефицит этих элементов будет приводить к замедлению роста клеток (в том числе эритроцитов) и, следовательно, к микроцитарной ЖДА.

Гуанилатциклазы (гены GUCY1A2, GUCY1A3, GUCY1B2, GUCY1B3) модулируют передачу сигнала от окиси азота (NO). NO, наименьшая из сигнальных молекул, диффундирует внутрь клеток гладкой мускулатуры и активирует гуанилат-циклазу. Гуанилатциклаза производит циклический гуанозинмонофосфат (цГМФ) из гуанозинтрифосфата (ГТФ). Молекулы цГМФ активируют протеинкиназу G (PKG), фосфорилирующую белки, которые регулируют уровни кальция, чувствительность мышечной клетки к кальцию, гиперполяризацию клетки через калиевые каналы, актин, миозин, что и приводит, в конечном счете, к вазодилатации [14]. Менее известен факт, что гуанилатциклазы также могут выступать как сенсор обеспеченности тканей кислородом, т. е. имеют непосредственное отношение к предотвращению анемии [15]. Для каталитической активности гуанилатциклаз необходим гем как кофактор; ионы марганца активируют фермент [16].

Ионы-транспортеры типа DMT (транспортер двухвалентных металлов, гены SLC11A1, SLC11A2) важны для транспорта двухвалентных ионов металлов и прежде всего железа и марганца. Эти ионные транспортеры вовлечены в адсорбцию железа в дуоденальных энтероцитах и также в транспорт железа внутрь клеток-предшественников эритроцитов. DMT-транспортеры влияют на накопление железа и марганца в печени и других органах. Дефекты в генах транспортеров приводят к гипохромной анемии (код по OMIM 206100), характеризующейся субнормальным содержанием гемоглобина в эритроцитах и малым размером последних.

Малатдегидрогеназа (ген MЕ3) — один из ферментов, вовлеченных в аэробное клеточное дыхание. Этот фермент расположен в матриксе митохондрии и связывает две ветви метаболизма сахаров: гликолиз и цикл трикарбоновых кислот («цикл Кребса»). Малатдегидрогеназа имеет НАДФ (никотинамиддинуклеотид, производное витамина РР) и ионы марганца в качестве кофакторов и катализирует превращение малата в пируват — основой субстрат цикла трикарбоновых кислот. Уровень активности различных форм малатдегидрогеназ уменьшаются при ЖДА [17].

Митохондриальная пептидаза (ген MIPEP) регулирует импорт различных белков в митохондрии, в том числе белков гомеостаза железа, таких как феррохелатаза и др. Функцией этой пептидазы является протеолиз N-концевых октапептидов импортируемых белков, что приводит к приобретению этими белками полной биологической активности (так называемое «созревание» полипептидов). Этот фермент является регулятором уровней железа: фермент стимулирует накопление железа митохондриями. Избыточное падение активности фермента приводит к потери митохондриями запасов железа [18]. Активность фермента стимулируется ионами марганца, магния и кальция.

Такие синергидные железу «окислительно-восстановительные» кофакторы, как хинон, ФАД, ФМН, НАД, помимо участия в процессах окисления, также входят в состав одного из важнейших ферментов в биосинтезе оксида азота — NO-синтетазы. Оксид азота II (NO) является важной сигнальной молекулой, модулирующей тонус сосудов, секрецию инсулина, тонус дыхательных путей, перистальтику кишечника, ангиогенез и, также, является нейромедиатором. Синтез NO в эндотелиальных клетках сосудов регулируется прямым взаимодействием эндотелиальной синтазы окиси азота с кальцийзависимым белком кальмодулином, который катализирует производство окиси азота (NO) из L-аргинина. NO-синтетаза необычна тем, что требует сразу пять кофакторов, необходимых для синтеза NO: флавинадениндинуклеотид (ФАД), флавинмононуклеотид (ФМН), гем, тетрагидробиоптерин (BH4) и кальций в составе кальмодулина [19].

Связывание ретиноидов белками гомеостаза железа ассоциировано именно с гем-связывающими белками: из этих 19 ретиноидсвязывающих белков 16 также связывают железо в виде гема. Эти белки необходимы для ответа на гипоксию, метаболизма порфиринов (в том числе синтеза гема), ранозаживления, эмбрионального развития, сперматогенеза и морфогенеза конечностей эмбриона (рис. 6). Витамин, А (ретинол) участвует в формировании скелета плода, обеспечивает нормальное существование клеток эпителия кожи, слизистых оболочек глаз, дыхательных, мочевыводящих путей и пищеварительного тракта. При недостаточности витамина, А поражается эпителий слизистых оболочек, усиливаются процессы ороговения, развивается сухость роговицы (ксерофтальмия). Дефицит витамина приводит к замедлению развития плода во время беременности и замедлению процессов репарации и роста тканей. У беременных наблюдается поражение эмали зубов, развивается гипохромная анемия и склонность к камнеобразованию (желчные камни, нефролитиаз, зубной камень). К дефициту витамина, А ведет продолжительное несбалансированное питание и недостаток витамина в пище, особенно в зимне-весенний период [3].

Рис. 6. Биологические функции ретиноидсвязывающих белков гомеостаза железа.

Весьма уникальным и в некотором роде «экзотическим» синергистом железа является молибден, входящий в состав кофактора тетрагидробиоптерина. Тем не менее экзотичность вовсе не подразумевает «ненужность» или «избыточность». В организме человека содержится около 1 мг ультрамикроэлемента молибдена; при этом большая часть поступающего в организм элемента откладывается в печени. В результате дефицита молибдена увеличиваются уровни мочевой кислоты, повышается риск развития кариеса у беременных.

Синергидная активность ионов молибдена и железа необходима для осуществления биосинтеза молибдоптерина, активности ксантиндегидрогеназы, альдегидоксидазы, ксантиноксидазы. Связывание молибденсодержащего тетрагидробиоптерина белками гомеостаза железа необходимо для активности фермента фенилаланин-4-монооксигеназы, биосинтеза тирозина, синтазы оксида азота и регулирования артериального давления у беременных (рис. 7).

Рис. 7. Биологические роли белков гомеостаза железа, в состав которых входит молибденсодержащий белковый кофактор — тетрагидробиоптерин.

Молибденсодержащая ксантиндегидрогеназа — ключевой фермент деградации пуринов, катализирующий окисление гипоксантина в ксантин. Этот процесс способствует детоксикации организма беременной за счет устранения избытка мочевой кислоты.

Рассмотренные выше синергисты железа (медь, цинк, аскорбат, марганец, витамины В2, РР, А, В6, молибден) входят в препарат для беременных Витрум Пренатал Форте. Следует подчеркнуть, что данный препарат содержит железо в форме фумарата. В настоящее время ВОЗ рекомендует беременным препараты на основе фумарата железа либо других безопасных органических солей железа [20], так как фумарат хорошо усваивается организмом, не обладает прооксидантным действием (и поэтому не окисляет витамины-антиоксиданты С и Е) и не приводит к побочным эффектам. Использование у беременных препаратов на основе сульфата железа крайне нежелательно, так как сульфат железа может приводить к врожденным аномалиям плода и желудочно-кишечным расстройствам у беременной [21].

Заключение

Таким образом, в организме гомеостаз того или иного микроэлемента не существует в отрыве от гомеостаза многих других микронутриентов [22]. Результаты настоящей работы указывают на спектр микронутриентов, необходимых для полноценного усвоения железа организмом и проявления биологических эффектов железа у беременных и плода.

Поэтому, какой бы ни была потеря железа во время беременности, ее необходимо возместить. К сожалению, с пищей поступает незначительное количество железа, и этого недостаточно. Для профилактики и лечения анемии у беременных необходимо назначение препаратов, содержащих не только железо, но и его синергисты, которые способствуют предотвращению развития дефицита железа не только у беременной, но и анемии у грудных детей.

Синергидные свойства микроэлементов в обеспечении тех или иных физиологических процессов вряд ли возможно оспаривать в свете огромного фактического материала, накопленного современной биохимией и молекулярной биологией. Однако детальные молекулярные механизмы, посредством которых микроэлементы поддерживают определенные физиологические процессы, остаются вне внимания большинства врачей. Вследствие этого в среде практических врачей часто возникают крайне упрощенные взгляды на биологические и физиологические процессы, связанные с тем или иным заболеванием. Настоящая работа восполняет существенные пробелы в этой важной области фармакологии беременных.

Препарат Витрум Пренатал Форте содержит достаточную дозу железа — 60 мг фумарата железа и многочисленные синергидные железу микронутриенты: ретинол (витамин А) 2500 МЕ, β-каротин (2500 МЕ), токоферол (30 мг), аскорбиновую кислоту (120 мг), рибофлавин (3,4 мг), пиридоксин (10 мг), никотинамид (20 мг), медь (2 мг), цинк (25 мг), марганец (5 мг) и молибден (25 мкг).

Совместное назначение органической формы железа и его синергистов позволяет использовать безопасные дозы микронутриентов и вместе с тем успешно справляться с задачей профилактики и лечения легкой степени анемии у беременной и плода.

Использование лекарственного препарата со сбалансированным содержанием железа и его синергистов (Витрум Пренатал Форте) позволяет добиться хороших результатов в лечении железодефицитной патологии, а профилактический прием во время беременности и лактации предотвращает развитие тяжелых осложнений со стороны матери и ребенка.

Витрум Пренатал Форте — сбалансированный витаминно-минеральный комплекс для подготовки к беременности и применения в течение всей беременности — способствует созданию у новорожденных более высоких запасов железа, тем самым предотвращая развитие дефицита железа и анемии у детей.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail