Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Серова О.Ф.

Перинатальный центр Московской области

Семенова С.С.

ГБУЗ МО «Московский областной НИИ акушерства и гинекологии», Москва, Россия

Черданцев А.П.

кафедра педиатрии медицинского факультета Ульяновского государственного университета, Ульяновск, Россия

Царегородцева М.В.

Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова, Москва

Оценка клинико-лабораторных показателей у беременных, вакцинированных против гриппа

Авторы:

Серова О.Ф., Семенова С.С., Черданцев А.П., Царегородцева М.В.

Подробнее об авторах

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2015;15(2): 75‑79

Просмотров: 158

Загрузок: 1

Как цитировать:

Серова О.Ф., Семенова С.С., Черданцев А.П., Царегородцева М.В. Оценка клинико-лабораторных показателей у беременных, вакцинированных против гриппа. Российский вестник акушера-гинеколога. 2015;15(2):75‑79.
Serova OF, Semenova SS, Cherdantsev AP, Tsaregorodtseva MV. Assessment of clinical and laboratory indicators in pregnant women vaccinated against influenza. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2015;15(2):75‑79. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/rosakush201515275-79

?>

Инфицирование гриппом во время беременности может стать причиной как невынашивания, так и врожденных пороков развития плода, вплоть до внутриутробной гибели [1]. Грипп может развиться в различные сроки беременности, однако наиболее неблагоприятны его последствия в I триместре гестации. По данным D. Jamieson [2], у новорожденных часто наблюдаются признаки поражения легочной ткани с развитием геморрагической пневмонии [2—4]. По результатам исследования Д.Ш. Сигуа [5] у детей, родившихся от матерей, перенесших во время беременности грипп, имеется высокий риск развития дефектов нервной трубки, повышен риск развития шизофрении и аффективных психозов [5—7].

После периода необоснованной настороженности, в течение последних лет снова возник интерес к программам повышения охвата населения страны, в том числе и беременных женщин, профилактическими прививками против инфекционных заболеваний [8—10]. Это стало возможным благодаря проведенной работе по улучшению качества используемых препаратов и совершенствованию применяемых схем их назначения [11—13].

Вакцинопрофилактика управляемых инфекционных заболеваний является важным компонентом предупреждения возникновения острых и обострений хронических и рецидивирующих инфекций верхних и нижних дыхательных путей у беременных женщин, позволяя улучшить качество жизни и избежать развития осложнений течения беременности [14—16].

Цель настоящего исследования — оценка влияния вакцинопрофилактики гриппа у беременных на течение беременности и клинико-лабораторные показатели состояния гуморального иммунитета и фетоплацентарного комплекса.

Материал и методы

В исследование включены 85 беременных. 1-ю (основную) группу составили 44 пациентки, которым была проведена вакцинопрофилактика гриппа в 23—30 нед гестации вакциной трехвалентной инактивированной очищенной субъединичной вакциной III поколения, регистрационный номер: П № 012054/01. Одна доза трехвалентной инактивированной очищенной субъединичной вакцины (0,5 мл) содержит гемагглютинин и нейроминидазу следующих штаммов вируса гриппа типа: A/NewCaledonia (H1N1), (A/20/99)-15 мкг гемагглютинина, A/Moscow/10/99 (H3N2), подобный A/Panama/2007/99—RESVIR-17−15 мкг гемагглютинина, B/Beijing/184/93, подобный Yamanashi/166/98−15 мкг гемагглютинина. Антигенный состав вакцины ежегодно обновляется согласно рекомендациям ВОЗ. Суспензия для инъекций содержится в одноразовом шприце с 1 дозой (0,5 мл). 2-ю группу (контрольную) составила 41 беременная, в этой группе вакцинопрофилактика гриппа не проводилась. У пациенток обеих групп проводилась оценка клинических данных и функции фетоплацентарной системы с помощью ультразвуковой фетометрии, допплерометрии и иммуноферментного анализа (ИФА) сывороточного содержания плацентарных белков: (α-фетопротеин, хорионического гонадотропина человека (чХГ), трофобластического β1-гликопротеина (ТБГ), исследовался уровень сывороточных иммуноглобулинов.

Результаты и обсуждение

Основное число беременных составляли молодые первородящие женщины (34,1%). В то же время более 45,0% женщин уже имели по 2 или 3 беременности в анамнезе, в основном закончившиеся родами. Отмечено, что 95,3% беременностей были желаемыми и 76,7% — планируемыми.

Согласно полученным данным, у 2/3 женщин в обеих группах выявлялась гипохромная анемия беременных: в 1-й группе — 27 (61,3%) пациенток и во 2-й группе — 25 (60,9%), (р>0,05). У 50% беременных в анамнезе имелись эпизоды угрозы невынашивания: в 1-й группе — у 21 (47,7%) пациенток и во 2-й группе — у 21 (51,2%); хронической урогенитальной инфекции (ХУГИ), подтвержденной методом полимеразной цепной реакции (ПЦР): в 1-й группе — у 26 (59,1%) и 2-й группе — у 17 (41,5%), (р>0,05). Частыми ОРВИ болели 8 (18,2%) и 9 (21,9%), хроническим бронхитом — 7 (14,5%) и 8 (19,5%) беременных 1-й и 2-й групп соответственно, хроническим пиелонефритом — 6 (12,7%) пациенток в 1-й группе, во 2-й группе данной нозологии не наблюдалось. У женщин обеих групп имели место признаки синдрома вегетативной дистонии, аллергически измененной реактивности и эутиреоидное увеличение щитовидной железы, без достоверных различий.

Вакцина вводилась внутримышечно в дозе 0,5 мл. В 1-й группе у 1 пациентки на 2-й день после вакцинации было отмечено однократное повышение температуры до 38 °C.

После иммунизации женщин на основании данных «Дневника самонаблюдения» проводилась клиническая оценка раннего и позднего поствакцинального периода. В течение всего периода времени, отражающего возможные реакции после введения вакцины, не предъявляли никаких жалоб 9 (39,1%) женщин, вакцинированных во II триместре беременности и 15 (71,4%) — в III триместре (p<0,05).

В раннем поствакцинальном периоде (0—7 сут) основными жалобами были проявления местных реакций, которые характеризовались локальной болью, гиперемией и уплотнением в месте инъекции препарата.

В поствакцинальном периоде нами проводилась оценка гемограммы в динамике, которая позволила выявить некоторые различия в форменном составе периферической крови. Несмотря на некоторые колебания количества эритроцитов и лейкоцитов, достоверных изменений этих форменных элементов крови в сравниваемых группах женщин зарегистрировать не удалось. Наблюдали нарастание количества моноцитов в динамике поствакцинального периода у беременных 1-й группы (5,66±0,46% исходно и 7,40±1,39% — через 30 дней после прививки; p<0,01), что привело к достоверному различию данного показателя у беременных из 2-й группы (3,42±0,43% — через 30 дней наблюдения; p<0,01).

Уровень сывороточных иммуноглобулинов основных классов (IgA, IgM, IgG) среди беременных (табл. 1) не имел достоверных различий в динамике поствакцинального периода. В то же время концентрация IgE через 30 дней контрольного наблюдения у беременных, получивших вакцину, была ниже (47,08±9,68 МЕ/мл), чем у беременных контрольной группы (76,31±11,5 МЕ/мл; p<0,01). Также замечено, что у беременных 2-й группы в отдаленные сроки наблюдения уровень данного белка имел тенденцию к повышению в III триместре беременности (II триместр — 63,96±9,37 МЕ/мл; III триместр — 88,14±21,10 МЕ/мл; p>0,05).

Таблица 1. Уровень сывороточных иммуноглобулинов у обследованных беременных в поствакцинальном периоде (M±m) Примечание. * — различие показателей до лечения и через 30 дней после него достоверно (p<0,05); ** — различие показателей с таковыми 2-й группы достоверно (p<0,05).

Обнаружены изменения в динамике содержания субклассов IgG у вакцинированных беременных: количество IgG1— и IgG3-изотипов повышалось — соответственно 9,23±0,72 (IgG1) и 0,98±0,06 мг/мл (IgG3) — исходный уровень и 13,49±1,10 (IgG1) и 1,26±0,09 мг/мл (IgG3) — через 30 дней после вакцинации (p<0,01; p<0,05). Различий между обследованными группами по остальным исследуемым параметрам нами не выявлено (см. табл. 1).

Значения маркеров функционирования фетоплацентарного комплекса у беременных, вакцинированных против гриппа, приведены в табл. 2, где показано, что основные различия описываемых параметров касаются, в основном, гестационных сроков.

Таблица 2. Характеристика маркеров функционирования фетоплацентарного комплекса у обследованных беременных в поствакцинальном периоде (М±m) Примечание. * — различие показателей во II и III триместрах беременности до вакцинации достоверно (p<0,05); ** — различие показателей в 1-й группе до вакцинации и через 1 мес после нее достоверно (p<0,05); *** — различие исходных показателей во 2-й группе с показателями через 1 мес достоверно (p<0,05).

Более выраженные различия регистрировались в показателях ТБГ в основной группе во II (85,05±7,16 нг/мл) и III (151,72±25,14 нг/мл) триместрах беременности, (p<0,001), а также отмечена тенденция к его повышению через 1 мес (118,21±13,99 нг/мл) после вакцинации (p>0,05). Необходимо также отметить снижение уровня ТБГ во 2-й группе, не получавшей вакцинацию.

При анализе концентрации АФП выявлено, что его значения во II триместре (53,41±5,39 МЕ/мл) были значительно ниже, чем в III триместре (162,08±22,69 МЕ/мл; p<0,001); исходный уровень (85,72±11,19 МЕ/мл) был ниже показателя, полученного через 1 мес (110,84±13,92 МЕ/мл) после вакцинации, (p<0,05). Такие же изменения прослеживаются и во 2-й группе без достоверных различий с беременными, получившими вакцину.

По данным УЗ-фетометрии, выполненной на 21—22-й неделе, не выявлено значимых изменений основных определяемых биометрических показателей плода. Тенденции, отражающие некоторые отличия параметров развития плода, получены при изучении в более поздние сроки беременности (31—32 нед гестации): в 1-й группе: окружность живота — 298,3±33,1 мм, масса плода — 2595,2±155,1 г, во 2-й группе: окружность живота — 251,0±29,3 мм, масса плода — 2107,7±131,0 г (p<0,05).

Оценивая особенности течения беременности у пациенток обследованных групп, необходимо отметить, что при установленной однородности статуса и репродуктивного потенциала обследованных групп установлены некоторые особенности, вероятно, связанные со снижением гестационных осложнений, ассоциированных со снижением частоты ОРВИ, гриппа и обострений бронхолегочных заболеваний. Во 2-й группе у 16 (39%) пациенток были проявления острой респираторно-вирусной инфекции: повышение температуры отмечено у 7 (17%); катаральные проявления у 4 (9,8%); обострение хронического бронхита у 4 (9,8%). Заболевание гриппом отмечено у 3 (6,8%) пациенток 1-й группы (р<0,05).

Ранний токсикоз осложнял I триместр беременности у 7 (15,9%) обследуемых пациенток 1-й клинической группы и у 6 (14,6%) — контрольной группы (p>0,05).

Угроза прерывания беременности в группе женщин, не получавших вакцинопрофилактику против гриппа, была достоверно выше: в 1-й группе во II триместре — 9 (20,4%) случаев, во 2-й группе — 14 (34,2%) (p<0,05); в III триместре беременности — 8 (18,8%) и 12 (29,6%) наблюдений соответственно (p<0,05).

Значимыми были различия в частоте формирования хронической фетоплацентарной недостаточности у пациенток общих групп: в 1-й группе — у 6 (13,6%) беременных, во 2-й группе — у 10 (24,3%), (p<0,05). Во 2-й группе достоверно чаще отмечались признаки синдрома задержки роста плода (СЗРП) в сочетании с хронической внутриутробной гипоксией плода — у 6 (14,6%) пациенток, в 1-й группе — лишь у 4 (8,6%), (p<0,05).

Проведение вакцинации против гриппа у беременных обеспечивает уменьшение частоты острых респираторно-вирусных заболеваний и обострений хронических бронхолегочных заболеваний, что способствует уменьшению частоты нарушений функции фетоплацентарного комплекса.

Клиническая характеристика детей, рожденных женщинами, вакцинированными во время беременности, показала, что у детей из 1-й группы наблюдения 8—9 баллов по шкале Апгар сразу после рождения регистрировалось в 41 (93,2%) случае, в контрольной группе — в 38 (87,8%).

Пропорциональность физического развития детей первых месяцев жизни в большинстве случаев имела средние гармоничные значения: в 1-й группе – 36 (82,8%) детей и во 2-й группе — 32 (78%) (p>0,05). С одинаковой частотой выявлялись младенцы с гармоничным развитием ниже среднего: в 1-й группе — 8 (18%) и во 2-й группе 9 (21,9%), (p>0,05). Однако отмечена тенденция к более позитивным значениям данного показателя в группе новорожденных, рожденных вакцинированными матерями. Полученные результаты характеризуют достаточность основных критериев течения периода новорожденности, отражающих популяционную зрелость их физического развития, как в основной, так и в контрольной группах обследованных пациенток.

Обсуждение

Анализ данных, полученных при комплексной оценке клинико-лабораторной характеристики беременных, вакцинированных против гриппа, показал отсутствие дестабилизирующих изменений гуморального метаболического гомеостаза после проведенной вакцинации. Ранний и поздний поствакцинальный периоды сопровождаются незначительными местными и системными реакциями.

Во 2-й группе у 16 (39%) пациенток были проявления гриппа: повышение температуры отмечено у 7 (17%); катаральные проявления — у 4 (9,8%) пациенток; обострение хронического бронхита — у 4 (9,8%) беременных. Заболевание гриппом отмечено у 3 (6,8%) пациенток 1-й группы (р<0,05). Нарушения функции ФПК были выявлены у 2 (4,5%) и 5 (12%) беременных 1-й и 2-й групп соответственно (р<0,05). Отличия параметров развития плода получены при изучении на 31—32-й неделях гестации: в 1-й группе — ОЖ — 298,3±33,1, масса плода 2595,2±155,1 г, во 2-й группе: ОЖ — 251,02±29,3, масса плода 2107,7±131,0 г (p<0,05) на фоне достоверного снижения ТБГ во 2-й клинической группе пациенток, не получавших вакцинацию.

Выводы

Профилактика гриппа путем вакцинации беременных снижает заболеваемость острыми респираторно-вирусными заболеваниями, не дестабилизируя клинико-лабораторные показатели и уменьшая частоту гестационных осложнений, улучшает перинатальные исходы.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail