Гордеев С.А.

1. Первый московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова, Москва; 2. Московской областной научно-исследовательский клинический институт им. М.Ф. Владимирского

Посохов С.И.

Отдел патологии вегетативной нервной системы Научного исследовательского центра Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова

Ковров Г.В.

ГБОУ ВПО Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова

Катенко С.В.

ГБОУ ВПО Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова

Психофизиологические особенности панического и генерализованного тревожного расстройства

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2013;113(5): 11-14

Просмотров : 25

Загрузок : 1

Как цитировать

Гордеев С. А., Посохов С. И., Ковров Г. В., Катенко С. В. Психофизиологические особенности панического и генерализованного тревожного расстройства. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2013;113(5):11-14.

Авторы:

Гордеев С.А.

1. Первый московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова, Москва; 2. Московской областной научно-исследовательский клинический институт им. М.Ф. Владимирского

Все авторы (4)

В структуре тревожных расстройств выделяют генерализованное тревожное расстройство (ГТР), носящее перманентный характер, и паническое расстройство (ПР), характеризующееся пароксизмальностью. По мнению многих авторов, их различают не только характеристики тревоги и механизмы развития [19]. В ряде работ [2, 9] указывается на влияние на развитие тревожных расстройств различных психологических и биологических факторов. Так, к настоящему времени накопилось достаточно много сведений, подтверждающих различия между ПР и ГТР в типе семейного воспитания больного [17], его преморбидных особенностях [18], генетической предрасположенности. При ГТР и ПР были обнаружены [6] также различия в межполушарной асимметрии по результатам ЭЭГ.

До выхода в 1980 г. DSM-III [11] в зарубежной литературе ПР и ГТР рассматривали как единое заболевание, называвшееся неврозом тревоги. Отнесение ПР в отдельную диагностическую категорию было обусловлено выделением таких его клинических характеристик, как повторяемость приступов тревоги (паники), проявления тревоги ожидания в межприступном периоде, частое развитие агорафобии, а также наличие генетически обусловленного повышенного риска развития пролапса митрального клапана, провокации приступов паники лактатом натрия и углекислым газом.

Нарушения, описываемые в рамках ПР, не стали чем-то принципиально новым для отечественной неврологии и психиатрии. В рамках традиционного для русской медицины нозологического подхода ПР описывалось как «вегетативные кризы», сопровождавшиеся состояниями тревоги и страха. При этом отмечалось, что при повторении криза к нему присоединяются агорафобия, кардиофобия, инсультофобия. В психиатрии симптомокомплекс ПР оценивался в рамках невротической или неврозоподобной симптоматики. Исследования неврологов касались преимущественно вегетативной составляющей ПР, и оно часто расценивалось как «вегетодиэнцефальные кризы», «нейроциркуляторная дистония» [1, 8]. В связи с принятием МКБ-10 [7] ПР стало выделяться в качестве самостоятельной нозологической единицы. При этом отечественные исследователи оценивают симптомокомплекс ПР как нозологически неспецифический, который может наблюдаться не только при невротических, но и эндогенных психических расстройствах (аффективных нарушениях, расстройствах шизофренического спектра).

Цель настоящей работы - сравнительный анализ общих и специфических психофизиологических характеристик пациентов с ПР и ГТР.

Материал и методы

Обследовали 34 пациента с ПР без агорафобии, 26 женщин и 8 мужчин, средний возраст которых был 32,4±2,8 года, и 32 больных с ГТР, 23 женщины и 9 мужчин, в возрасте 35,6±3,2 года.

В контрольную группу вошли 29 здоровых, сравнимых с больными по полу и возрасту.

Клиническая картина изучавшихся заболеваний соответствовала критериям МКБ-10 [7].

Пациенты в течение 2 нед до первичного обследования не получали медикаментозного лечения и не лечились у психотерапевта. Обследование больных с ПР проводилось в межприступный период.

Клинико-неврологическое обследование больных было дополнено применением вегетативной анкеты А.М. Вейна [1] для оценки состояния вегетативной нервной системы. Выраженность реактивной (РТ) и личностной (ЛТ) тревожности определялась по тесту Спилбергера, степень выраженности депрессии - по шкале Бека. Проводили также нейропсихологическое исследование избирательности и переключения внимания (тест Мюнстерберга), устойчивости и концентрации внимания (таблицы Шульте), памяти на слова (модифицированный тест Лурия-Рубинштейна) и числа.

Электрофизиологическое обследование включало регистрацию и анализ эндогенных связанных с событиями вызванных потенциалов (ВП) с оценкой волны Р300 в ситуации случайно возникшего события («oddball» paradigm). Применяли слуховую стимуляцию с использованием отдельных триггеров для запуска и усреднения редких (значимых) и частых (незначимых) слуховых стимулов. Стимулы подавались бинаурально и появлялись в псевдослучайной последовательности с вероятностью появления 0,3 для значимых и 0,7 для незначимых стимулов. Для регистрации использовали монополярные отведения C3-M1 и C4-M2 по международной системе 10-20, с расположением заземляющего электрода в точке Fpz. Для усиления и усреднения потенциалов использовали аппаратный комплекс Нейро-МВП (Россия). Число усреднений для значимых стимулов составляло от 26 до 29. Для оценки воспроизводимости ВП у каждого больного их усреднение проводили дважды в независимых временны`х сериях, следующих друг за другом с интервалом 2-3 мин. Оценивали: латентные периоды (ЛП) компонентов N2 и Р300, амплитуду Р300 - от пика N2 до пика Р300. Анализировали ВП только на значимые стимулы. Габитуацию оценивали путем сравнения амплитуд следующих друг за другом временны`х серий ответов, состоящих из 2-3 цик­лов усреднения.

Статистическую обработку данных проводили с использованием пакета программ Statistica 6.0 for Windows. Применяли методы математической статистики с использованием критерия Стьюдента, дисперсионного анализа ANOVA. Для выявления взаимосвязей между количественными признаками рассчитывали коэффициент корреляции Пирсона (r). Различия считали достоверными при уровне значимости р<0,05.

Результаты и обсуждение

В результате проведенного обследования у больных с ПР и ГТР были выявлены выраженные вегетативные расстройства, повышенный уровень тревоги и депрессии. Кроме того, у пациентов были обнаружены нарушение избирательности и переключения внимания (меньшее количество выделенных слов в тесте Мюнстерберга), снижение концентрации и устойчивости внимания (увеличение среднего времени, затраченного на выполнение 5 таблиц Шульте) и меньшее запоминание как слов (кратковременная зрительная память на слова), так и чисел (кратковременная память на числа). По всем этим показателям пациенты достоверно (р<0,001-0,01) отличались от здоровых.

При сравнении двух групп больных было обнаружено, что пациенты с ГТР отличались от больных с ПР (р<0,03) более высоким уровнем депрессии, ЛТ и РТ, (р<0,04) более выраженными нарушениями избирательности, переключаемости, устойчивости и концентрации внимания и кратковременной памяти на слова и числа (табл. 1).

По выраженности вегетативных расстройств обследованные группы больных не имели между собой достоверных различий.

Нарушение кратковременной памяти и направленного внимания было обнаружено нами ранее у пациентов с астенией [5], у больных вегетативной дистонией с выраженными тревожными расстройствами [4].

При исследовании ВП у больных с ГТР по сравнению со здоровыми были зарегистрированы достоверно (р<0,05) более низкая амплитуда волны Р300 и нарушение габитуации амплитуды когнитивного компонента Р300 в обоих полушариях: если у здоровых происходило снижение амплитуды между первым и вторым циклами усреднения, то у пациентов с ГТР - напротив, ее возрастание по мере предъявления последующих блоков стимулов. У пациентов с ПР, наоборот, в обоих полушариях регистрировалась достоверно (р<0,01) более высокая амплитуда компонента Р300 по сравнению со здоровыми и происходило замедление габитуации амплитуды волны Р300: менее выраженное снижение амплитуды между первым и вторым циклами усреднения. По величине ЛП компонентов N2 и P300 достоверных различий между больными и здоровыми обнаружено не было (табл. 2).

Изменения амплитудно-временны`х параметров ВП у пациентов с тревожными расстройствами были зарегистрированы ранее в целом ряде исследований [10, 15].

В частности, при ПР по сравнению с ГТР и группой контроля обнаружено достоверное увеличение ЛП компонента Р300 [20], а также укорочение ЛП P2, N2, P3 и межпикового интервала N1-P2 слуховых ВП [13], что свидетельствует, по мнению авторов, о нарушении процессов ранней обработки информации у больных с ПР.

Для оценки корреляционных связей между результатами психологических тестов и нейрофизиологическими показателями мы использовали корреляционный анализ Пирсона. В группе больных с ПР обнаружена достоверная (р<0,05) корреляция величины амплитуды Р300 как в левом, так и правом полушарии с показателями таблиц Шульте (левое: r=0,64, правое: r=0,68), а также достоверная корреляционная связь между величиной габитуации амплитуды Р300 в обоих полушариях и показателями теста Мюнстерберга (левое: r=0,51, правое: r=0,53), показателями таблиц Шульте (левое: r= –0,54, правое: r= –0,56), памятью на слова (левое: r=0,49, правое: r=0,47) и числа (левое: r=0,52, правое: r=0,57). В группе пациентов с ГТР обнаружена достоверная (р<0,05) корреляция величины амплитуды Р300 как в левом, так и правом полушариях с показателями теста Мюнстерберга (левое: r=0,83, правое: r=0,81), показателями таблиц Шульте (левое: r=–0,86, правое: r= –0,84), памятью на слова (левое: r=0,72, правое: r=0,74) и числа (левое: r=0,83, правое: r=0,80); а также достоверная (р<0,05) корреляция габитуации амплитуды ВП Р300 в обоих полушариях с показателями теста Мюнстерберга (левое: r=0,79, правое: r=0,75), показателями таблиц Шульте (левое: r= –0,70, правое: r= –0,69), памятью на слова (левое: r=0,71, правое: r=0,68) и числа (левое: r=0,64, правое: r=0,62). Таким образом, в обеих группах больных корреляционный анализ выявил наличие достоверной связи амплитуды и габитуации ВП Р300 с показателями избирательности и переключаемости внимания (тест Мюнстерберга), устойчивости и концентрации внимания (таблицы Шульте), памятью на слова и числа. Кроме того, в обеих группах больных была обнаружена статистически достоверная связь (р<0,05) между показателями нейропсихологических тестов, амплитудой Р300 и уровнями ЛТ и РТ, депрессии. Повышение уровня тревожности и депрессии коррелировало с более низкими показателями направленного внимания и кратковременной памяти и более выраженными изменениями амплитуды волны Р300.

Данные литературы [12, 14, 16] свидетельствуют о наличии тесной корреляции амплитудно-временны`х параметров ВП с уровнем направленного внимания и объемом кратковременной памяти. В ряде работ была обнаружена тесная корреляция между изменениями амплитудно-временны`х параметров Р300 и выраженностью когнитивных нарушений: наиболее значительные изменения параметров Р300 наблюдались у больных с грубыми когнитивными расстройствами [3].

На основании результатов, полученных в настоящем исследовании, а также данных литературы можно сделать вывод, что изменение амплитудных параметров волны Р300 при ПР и ГТР связано прежде всего с нарушениями когнитивных функций. Этот факт подтверждается и обнаруженной нами достоверной корреляцией между амплитудой, габитуацией потенциала Р300 и показателями нейропсихологических тестов. Изменения параметров ВП Р300 могут быть обусловлены и наличием у больных повышенных уровней тревоги и депрессии, что подтверждается наличием корреляций между этими показателями.

Таким образом, общими особенностями пациентов с перманентным (ГТР) и пароксизмальным (ПР) тревожными расстройствами являются выраженные вегетативные нарушения, высокие уровни РТ, ЛТ и наличие депрессии. Общими когнитивными особенностями данного контингента больных являются нарушение кратковременной памяти и направленного внимания. Показана связь между амплитудными параметрами волны Р300, когнитивными функциями, уровнями депрессии и тревоги. Наиболее значительные изменения параметров Р300 наблюдаются у больных с большей степенью нарушений когнитивных функций, большими уровнями тревоги и депрессии.

Наряду с общими психофизиологическими характеристиками у больных с ГТР и ПР обнаружены специфические различия. Так, особенностями больных с ГТР являются более высокий уровень ЛТ, РТ, бо`льшая степень депрессии, более выраженные нарушения кратковременной памяти и направленного внимания. Кроме того, обнаружены разнонаправленные изменения компонента Р300 слуховых ВП при этих типах тревожных расстройств. При ГТР наблюдается снижение, а при ПР - увеличение амплитуды Р300 по сравнению со здоровыми. Для ГТР характерно нарушение габитуации, а для ПР - замедление габитуации амплитуды Р300.

Изменения вызванной электрической активности мозга могут служить объективным нейрофизиологическим показателем нарушения когнитивной и эмоциональной сфер у пациентов с тревожными расстройствами. Характерные особенности изменений амплитудных параметров Р300 при ГТР и ПР носят диаметрально противоположный характер, что позволяет использовать методику регистрации ВП в качестве дополнительного объективного метода дифференциальной диагностики этих типов тревожных расстройств.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ «Механизмы развития вегетативных расстройств и их роль в процессе социальной дезадаптации у больных с тревожно-фобическими расстройствами», проект №11-06-01051а.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail