Максимова М.Ю.

ФГБНУ «Научный центр неврологии», Москва

Михальченко В.Н.

Кафедра нервных болезней стоматологического факультета Московского государственного медико-стоматологического университета им. А.И. Евдокимова, Москва

Синева Н.А.

Кафедра нервных болезней стоматологического факультета Московского государственного медико-стоматологического университета им. А.И. Евдокимова, Москва

Глебова О.В.

Научный центр неврологии РАМН

Водопьянов Н.П.

Кафедра нервных болезней стоматологического факультета Московского государственного медико-стоматологического университета им. А.И. Евдокимова, Москва

Нейромидин в восстановлении двигательных функций после ишемического инсульта

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2013;113(2): 25-27

Просмотров : 173

Загрузок : 1

Как цитировать

Максимова М. Ю., Михальченко В. Н., Синева Н. А., Глебова О. В., Водопьянов Н. П. Нейромидин в восстановлении двигательных функций после ишемического инсульта. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2013;113(2):25-27.

Авторы:

Максимова М.Ю.

ФГБНУ «Научный центр неврологии», Москва

Все авторы (5)

Более 50% больных, перенесших инсульт, имеют двигательные нарушения различной степени выраженности, 30% становятся тяжелыми инвалидами и не могут передвигаться без посторонней помощи. Высокая частота и степень тяжести двигательных нарушений при ишемическом инсульте (ИИ), требующих постоянного постороннего ухода, являются существенной социальной проблемой и определяют актуальность поиска эффективных методов лечения, включая медикаментозную терапию.

Цель настоящего исследования - изучение эффективности применения нейромидина в терапии двигательных нарушений после ИИ.

Материал и методы

В исследование были включены 60 больных с ИИ, 39 мужчин и 21 женщина, в возрасте от 45 до 74 лет.

Критериями включения больных в исследование были: инфаркт в левом полушарии большого мозга с развитием гемипареза разной степени выраженности и нарушений походки; острый (7-21-е сутки) и ранний восстановительный (1-3 мес) периоды инсульта; оценка двигательных нарушений по шкале оценки тяжести инсульта NIHSS не менее 2 баллов.

Исключали больных с нарушениями сознания; с тяжелыми соматическими заболеваниями (сердечная недостаточность, брадиаритмия, тяжелая степень почечной и печеночной недостаточности); больных со злокачественными опухолями.

Локализация и характер очаговых изменений мозга подтверждались данными рентгеновской компьютерной (КТ) или магнитно-резонансной (МРТ) томографии головного мозга. Инфаркты мозга локализовались в левом полушарии большого мозга в бассейне средней мозговой артерии.

Выраженность неврологических нарушений оценивалась по шкале NIHSS. Степень двигательных нарушений изучалась с помощью шкалы Fugl-Meyer, которая включает оценку двигательных нарушений, равновесия, патологических синергий, чувствительности, боли в верхних и нижних конечностях. Степень двигательных нарушений в ноге и руке оценивалась раздельно по соответствующим субшкалам. Оценка способности к самостоятельному передвижению проводилась с помощью шкалы Perry. Повседневная активность оценивалась с помощью индекса Бартел. Для оценки степени инвалидизации применялась модифицированная шкала Рэнкина (mRS).

Больным назначалась базисная медикаментозная терапия, направленная на коррекцию АД и нарушений сердечно-сосудистой деятельности. Всем пациентам проводился массаж паретичных конечностей. Кинезитерапия включала пассивную лечебную гимнастику, лечение положением, упражнения, направленные на развитие активных движений, преодоление синкинезий и тренировку устойчивости вертикального положения. Комплекс упражнений подбирался индивидуально в зависимости от степени нарушений двигательных функций. При выписке пациентам рекомендовали продолжать занятия в домашних условиях.

Основную (1-ю) группу составили 30 пациентов, которым нейромидин назначался в остром периоде ИИ (7-21-е сутки); группу сравнения (2-ю) - 30 пациентов, которым нейромидин назначался в раннем восстановительном периоде (1-3 мес после перенесенного ИИ). Группы формировались с использованием рандомизации. Включенные в исследование больные распределялись в ту или иную группу строго в соответствии со своим порядковым номером, которому был сопоставлен пронумерованный член последовательности. В первые 3 дня нейромидин назначался внутримышечно 0,5% по 1 мл 2 раза в день, в последующие 14 дней - внутримышечно 1,5% по 1 мл 2 раза в день, затем больные переводились на таблетированную форму препарата - 40 мг в сутки (по 1 таблетке 2 раза в день) в течение 45 дней.

Статистический анализ данных выполнялся с использованием пакета прикладных программ Statistica 6.0 (StatSoft, Inc., США).

Результаты

Тяжесть неврологических нарушений соответствовала умеренной и тяжелой в обеих группах больных. В нев­рологическом статусе у всех больных определялись двигательные нарушения (спастический гемипарез) в сочетании с парезом мимической мускулатуры, нарушением функции подъязычного нерва, чувствительными нарушениями. Преобладающим нарушением речи была сенсорно-моторная афазия. У больных 1-й группы при МРТ были выявлены инфаркты в бассейне левой средней мозговой артерии (корково-подкорковой локализации - у 10 больных, в глубинных отделах - у 20). Степень неврологических нарушений по шкале инсульта NIHSS составляла 12 [11; 13] баллов (табл. 1).

Степень двигательных нарушений по шкале Fugl-Meyer составляла 145 [128; 162] баллов. Степень двигательных нарушений в руке была 8 [0; 30], а в ноге - 16 [13; 20] баллов.

При оценке способности к самостоятельному передвижению оказалось, что 2 больных могли передвигаться только в пределах палаты с помощью двух человек (0 баллов), 5 больных могли передвигаться в пределах палаты только с постоянной поддержкой сопровождающих (1 балл), 14 больных могли ходить самостоятельно в пределах палаты с дополнительной опорой (2 балла), 9 больных могли выходить за пределы палаты, но требовали присмотра сопровождающего лица и поддержки при спуске и подъеме по лестнице.

У 19 больных 2-й группы были выявлены инфаркты в бассейне левой средней мозговой артерии корково-подкорковой локализации, а у 11 - глубинной локализации. Выраженность неврологических нарушений по NIHSS составляла 11 [7; 15] баллов. Выраженность двигательных нарушений по шкале Fugl-Meyer была 165 [152; 188] баллов, в руке - 9 [0; 31], в ноге - 18 [16; 19] баллов. При оценке способности к самостоятельному передвижению оказалось, что 3 больных могли передвигаться только в пределах палаты с помощью двух человек (0 баллов), 12 больных могли передвигаться в пределах палаты только с постоянной поддержкой сопровождающих (1 балл), 10 больных могли ходить самостоятельно в пределах палаты с дополнительной опорой (2 балла), 5 больных могли выходить за пределы палаты, но требовали присмотра сопровождающего лица и поддержки при спуске и подъеме по лестнице.

В обеих группах после курса лечения нейромидином наблюдалось уменьшение двигательных нарушений в руке и ноге (табл. 2).

Степень улучшения была статистически более значимой при назначении нейромидина в остром периоде ИИ у больных как с более выраженными, так и с менее выраженными двигательными нарушениями. Умеренное восстановление двигательных функций отмечалось в 76% случаев при начале лечения нейромидином в остром периоде и в 50% - при начале лечения в раннем восстановительном периоде.

Минимальное восстановление двигательных функций наблюдалось в 24% случаев при начале лечения нейромидином в остром периоде и в 50% - при начале лечения в раннем восстановительном периоде. Восстановление двигательных функций паретичных конечностей было значительно лучше при начале лечения нейромидином в остром периоде ИИ.

При глубоком, значительно выраженном и умеренном парезе в ноге после курса лечения нейромидином наблюдалось уменьшение степени двигательных нарушений в обеих группах (табл. 3).

Степень уменьшения двигательных нарушений в ноге оказалась больше в случаях значительно выраженного и умеренного пареза в ноге после курса лечения нейромидином в остром периоде ИИ.

Заключение

Проведенное исследование показало, что в остром периоде ИИ после курса лечения нейромидином наблюдаются уменьшение степени неврологических нарушений по шкале NIHSS, увеличение индекса Бартел, уменьшение двигательных нарушений как в руке, так и ноге по шкале Fugl-Meyer.

В остром периоде ИИ после курса лечения нейромидином отмечается уменьшение двигательных нарушений при значительно выраженном и умеренном парезе в ноге.

В остром и раннем восстановительном периодах ИИ после курса лечения нейромидином выявлено уменьшение степени двигательных нарушений в руке.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail