Барулин А.Е.

Волгоградский государственный медицинский университет, Волгоград

Курушина О.В.

Рязанцев А.И.

Диагностика неврологических проявлений дорсопатий

Журнал: Медицинские технологии. Оценка и выбор. ;(): 56-57

Просмотров : 18

Загрузок : 1

Как цитировать

Барулин А. Е., Курушина О. В., Рязанцев А. И. Диагностика неврологических проявлений дорсопатий. Медицинские технологии. Оценка и выбор. ;():56-57.

Авторы:

Барулин А.Е.

Волгоградский государственный медицинский университет, Волгоград

Все авторы (3)

Распространенность болевых мышечно-тонических синдромов составляет 25% и более от общего числа заболеваний нервной системы [3, 4, 9]. Мышечно-тонические синдромы часто имеют тенденцию к рецидивированию, причем преимущественно страдают лица трудоспособного возраста. Их длительное существование вызывает нарушения афферентации, антигравитационные реакции, нейротрофические расстройства, в дальнейшем приводящие к формированию стойкого неврологического дефицита [1, 5, 7]. Зачастую лечение боли в спине сводится к устранению рефлекторных синдромов в месте ее локализации, что, однако, ведет к формированию хронического заболевания и увеличению сроков нетрудоспособности [2, 10].

Несмотря на широкий арсенал способов оценки состояния опорно-двигательного аппарата человека, не существует единого подхода к диагностике мышечно-тонических болевых синдромов. Очевидно, это объясняется отсутствием единых требований к их разработке с позиций доказательной медицины [2, 6, 8].

Цель исследования — объективизация влияния нестабильности суставов нижних конечностей на формирование групп гипотоничных мышц-стабилизаторов таза и поясничного отдела позвоночника и, как следствие, болевых синдромов при неспондилогенных поясничных дорсопатиях.

Материал и методы

Обследовали 40 пациентов в возрасте от 21 года до 45 лет (средний — 33,81±2,87 года) с болевыми синдромами в нижней части спины и наличием гипотонии поперечных и прямых мышц живота, больших ягодичных мышц, мышц, напрягающих широкую фасцию бедра, подколенных мышц, задних большеберцовых мышц. Исключались больные с органической неврологической и острой соматической патологией.

Диагностические мероприятия включали классическое неврологическое обследование, мануально-мышечное тестирование (ММТ), клинико-рентгенологическое исследование, анализ неоптимальной статики исходно, в условиях статической нагрузки, а также искусственной стабилизации суставов (крестцово-подвздошного сочленения, большеберцово-малоберцового сочленения, суставов плюсны и предплюсны) по оригинальной визуально-оптической методике.

Результаты и обсуждение

Исходные результаты ММТ свидетельствовали о наличии гипотонии следующих мышечных групп: 1. Поперечных и прямых мышц живота — флексия поясницы и стабилизация поясничного лордоза — 36 (90%) больных. 2. Большой ягодичной мышцы — экстензия, наружная ротация бедра, стабилизация крестцово-подвздошного сочленения, напряжение широкой фасции бедра совместно с мышцей, напрягающей широкую фасцию бедра — 36 (90%) больных. 3. Мышцы, напрягающей широкую фасцию бедра — флексия, абдукция, внутренняя ротация бедра, напряжение широкой фасции бедра совместно с большой ягодичной мышцей, напряжение илиотибиального тракта и латеральная стабилизация коленного сустава — 34 (85%) больных. 4. Подколенной мышцы — ротация большеберцовой кости внутрь относительно бедренной или наружная ротация бедра относительно большеберцовой кости в зависимости от того, какая кость фиксирована, смещение мениска коленного сустава во время флексии, задняя стабилизация колена — 32 (80%) больных. 5. Задней большеберцовой мышцы — инверсия и подошвенная флексия стопы, медиальный стабилизатор лодыжки — 32 (80%) больных.

Фасциальное укорочение имели следующие мышечные группы: 1. Экстензоры поясничного отдела позвоночника — разгибание и ротация позвоночника — 38 (95%) больных. 2. Подвздошно-поясничная мышца — флексия бедра — 36 (90%) больных. 3. Средняя и малая ягодичные мышцы — абдукция и внутренняя ротация бедра — 36 (90%) больных. 4. Приводящие мышцы — приведение бедра к средней линии, содействие в сгибании бедра — 34 (85%) больных. 5. Грушевидная мышца — наружная ротация, абдукция и флексия тазобедренного сустава — 36 (90%) больных.

При проведении функциональных проб у 32 (80%) больных выявлена фиксация крестцово-подвздошных сочленений, у 28 (70%) — снижение свода стопы разной степени выраженности. Практически у всех имелись активные основные и сателлитные миофасциальные триггерные точки в местах прикрепления гипотоничных мышц и в брюшках фасциально укороченных мышц.

При повторном ММТ в условиях искусственной стабилизации крестцово-подвздошного и большеберцово-малоберцового сочленений выявлялись: 1. Восстановление тонуса ранее гипотоничных поперечной и прямой мышц живота, большой ягодичной мышцы и мышцы, напрягающей широкую фасцию бедра. 2. Нормализация тонуса ранее укороченной подвздошно-поясничной мышцы, приводящих мышц, средней и малой ягодичных мышц.

При повторном ММТ в условиях искусственной стабилизации большеберцово-малоберцового сочленений и суставов предплюсны и плюсны отмечались восстановление ранее гипотоничных подколенной и задней большеберцовой мышц на соответствующей стороне. При стабилизации перечисленных суставов отмечалось снижение активности миофасциальных триггерных точек вышеуказанных мышц.

Результаты визуально-оптического тестирования показали смещение общего и регионарного центров тяжести в исходном состоянии — отклонение проекции общего центра тяжести (ПОЦТ) и проекции центра тяжести (ПЦТ) шейного отдела у 34 (85%) пациентов. Вентральное смещение в сагиттальной плоскости имелось у 28 (70%) больных, дорсальное смещение — у 6 (15%), смещение во фронтальной плоскости влево — у 10 (25%) и вправо — у 30 (75%). Дорсальное смещение ПЦТ грудного отдела в сагиттальной плоскости было у 24 (60%) больных, вентральное смещение — у 16 (40%), смещение во фронтальной плоскости влево — у 10 (25%) и вправо — у 12 (30%).

Вентральное смещение ПЦТ поясничного отдела в сагиттальной плоскости имелось у 32 (80%) обследуемых, дорсальное — у 8 (20%), смещение во фронтальной плоскости влево — у 8 (40%) и вправо — у 10 (50%). Вентральное смещение ПЦТ тазового региона в сагиттальной плоскости наблюдалось у 32 (80%), дорсальное смещение — у 4 (10%).

После проведения пробы с функциональной статической нагрузкой оказалось, что вентральное смещение ПОЦТ увеличилось на 2,5±0,3 см. Вентральное смещение центра тяжести поясничного отдела увеличилось в среднем на 1,1±0,3 см у 35 (87,5%) больных. Угол, открытый вентрально, увеличился на 10,5±1,1° у 33 (82,5%) пациентов.

Применение метода визуально-оптического тестирования в условиях стабилизации суставов показало наличие смещения общего и регионарного центров тяжести исходно (без нагрузки): отклонение ПОЦТ и ПЦТ шейного региона от нулевого положения — у 18 (45%) больных. Из них вентральное смещение в сагиттальной плоскости было у 8 (20%), дорсальное — у 4 (10%). Смещение во фронтальной плоскости влево имело место у 7 (17,5%) больных пациентов, вправо — у 18 (45%).

Дорсальное смещение ПЦТ грудного отдела в сагиттальной плоскости имелось у 14 (35%) больных, вентральное — у 7 (17,5%). Смещение во фронтальной плоскости влево — у 6 (15%) пациентов, вправо — у 7 (17,5%). Вентральное смещение ПЦТ поясничного отдела в сагиттальной плоскости имелось у 17 обследованных (42,5%), дорсальное — у 6 пациентов (15%). Вентральное смещение ПЦТ поясничного отдела в сагиттальной плоскости наблюдалось у 20 (50%) дорсальное — у 6 (15%). Смещение во фронтальной плоскости влево — у 6 (15%) больных, вправо — у 8 (20%). Вентральное смещение ПЦТ тазового отдела в сагиттальной плоскости имело место у 21 (52%) пациента, дорсальное — у 3 (7,5%).

После проведения пробы с функциональной статической нагрузкой вентральное смещение ПОЦТ увеличилось в среднем на 2,1±0,2 см у 45% обследованных. Вентральное смещение центра тяжести поясничного отдела увеличилось в среднем на 1,0±0,2 см у 22 (55%). Угол, открытый вентрально, увеличился на 10° у 33 (52,5%) пациентов.

На основании приведенных данных можно сделать следующие выводы.

В возникновении большинства случаев неспондилогенных дорсопатий одним из ведущих механизмов является мышечно-силовой дисбаланс преимущественно за счет снижения тонуса отдельных мышц.

В ходе обследования пациента необходимо определять: функционально перегруженную кинематическую структуру, которая является источником болевого синдрома; функционально несостоятельную структуру, которая требует формирования компенсаторных реакций.

Начало лечения с релаксации компенсаторно укороченной мышцы способно привести регион к дестабилизации и перегрузке глубокой паравертебральной мускулатуры, а также несущих костных структур позвоночника. Это в свою очередь затрудняет развитие приспособительных реакций организма, усложняет диагностику и увеличивает сроки восстановления.

Применение методов оценки неоптимальной статики, таких как визуально-оптическая диагностика и ММТ, позволяет наиболее точно выявить первопричину статико-динамических перестроек опорно-двигательного аппарата и провести прицельную коррекцию. В этой ситуации возможны динамический контроль состояния пациента и коррекция курса лечения. Тем самым достигается возможность сокращения сроков лечения, снижения риска осложнений, уменьшения частоты рецидивов болевого синдрома.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail