Доронин Б.М.

Новосибирский государственный медицинский университет

Монгуш Х.Д.

Эпидемиология эпилепсии в Республике Тыва

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011;111(3): 64-66

Просмотров : 6

Загрузок :

Как цитировать

Доронин Б. М., Монгуш Х. Д. Эпидемиология эпилепсии в Республике Тыва. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011;111(3):64-66.

Авторы:

Доронин Б.М.

Новосибирский государственный медицинский университет

Все авторы (2)

Эпилепсия является наиболее часто встречающимся заболеванием нервной системы. Считается, что 7-10% всего населения хотя бы раз в жизни переносят афебрильный пароксизм, а фебрильные судороги отмечаются у 3-5% населения Европы [12].

В мировой медицине эпидемиологические исследования, направленные на уточнение числа больных эпилепсией, проводятся систематически. Однако в Республике Тыва эпидемиологических исследований эпилепсии, соответствующих требованиям и классификации эпилепсии Международной противоэпилептической лиги [9], ранее не проводилось.

Целью исследования явилось изучение эпидемиологических характеристик эпилепсии в Республике Тыва.

Материал и методы

Исследование было проведено в г. Кызыл среди городского населения, обслуживаемого территориальной поликлиникой, и в двух сельских регионах - в одном из труднодоступных кожуунов - Тере-Хольском и одном из центральных кожуунов республики - Улуг-Хемском. В обследование включались лица 14 лет и старше.

Для сбора первичного материала использовались специально разработанные формализованные карты-анкеты. Диагноз эпилепсии устанавливался при наличии повторных неспровоцированных приступов. При диагностике эпилепсии использовались документально подтвержденные анамнестические сведения и клинико-лабораторные данные на момент обследования.

Диагноз формулировался в соответствии с Международной классификацией эпилепсии и эпилептических синдромов (Нью-Дели, 1989) и Международной классификацией эпилептических приступов (1981 г.). В некоторых случаях для его подтверждения проводилось углубленное неврологическое обследование, записывалась ЭЭГ и иногда делалась магнитно-резонансная томография головного мозга.

Статистическая обработка материала проводилась в пакете Microsoft Excel 9.0; достоверность различий определялась по критерию Стьюдента (при уровне значимости не менее 95%).

Результаты и обсуждение

Общее количество больных в трех популяциях составило 197 - 97 (49,24%) мужчин и 100 (50,76%) женщин.

Показатели распространенности эпилепсии по регионам приведены в табл. 1.

Распространенность эпилепсии по возрасту больных в г. Кызыл представлена на рис. 1, из которого видно, что наибольшей она была в младшей возрастной группе (14-29 лет) и заболевание очень редко встречалось в позднем возрасте, особенно после 70 лет.

Рисунок 1. Распространенность эпилепсии в разных возрастных группах мужчин и женщин (число больных на 1000 населения). Здесь и на рис. 2: по оси абсцисс - возрастные группы, по оси ординат - число больных.

Как видно из табл. 1, распространенность эпилепсии была более высокой в сельских регионах: в Улуг-Хемском кожууне - 6,16 и особенно в Тере-Хольском кожууне - 9,28 на 1000 населения.

Особенностью изученных популяций было также преобладание среди заболевших мужчин. Наиболее четко это выступило в Тере-Хольском районе (табл. 1, рис. 2).

Рисунок 2. Распространенность эпилепсии у мужчин (кривая М) и женщин (кривая Ж) в населении Тере-Хольского кожууна.

Более высокая частота эпилепсии у мужчин, по мнению W. Hauser [10], связана с их большей подверженностью влиянию внешних вредностей. Среди таких значимых для развития эпилепсии вредностей особенно выделяют черепно-мозговую травму (ЧМТ) [2-5, 7, 11, 12], а также хронический алкоголизм. Эти вредности в изученных популяциях встречались в 1,2-2 раза чаще у мужчин. В аспекте влияния внешних факторов могут быть рассмотрены и несколько большие колебания показателей распространенности эпилепсии у мужчин в сельской местности: здесь было обращено внимание, с одной стороны, на большую демографическую подвижность мужчин, а с другой - частое уклонение от обследования.

Средний возраст больных к периоду дебюта эпилепсии в Кызыле составил 23,16 года, в Тере-Хольском кожууне - 21,06 года, в Улуг-Хемском кожууне - 29,35 года. В период обследования он был в Кызыле - 34,06 года, в Тере-Хольском кожууне - 41,12 года, а Улуг-Хемском - 34,74 года.

Уровень инвалидизации при эпилепсии достоверно превышал таковой в общей популяции: в Кызыле он составил 52,83% всех больных, в Тере-Хольском кожууне - 70,59%, в Улуг-Хемском - 58,11%. Уровень инвалидности в г. Кызыл был сопоставим с таковым в городских популяциях Москвы и Иркутска [3, 5], соответствующий показатель в Улуг-Хемском кожууне был несколько выше, а в Тере-Хольском кожууне степень достоверности его повышения достигала р<0,05. Это дает основание сделать вывод о большей социально-трудовой дезадаптации больных в сельской местности.

В структуре инвалидности вследствие эпилепсии во всех популяциях преобладали инвалиды II группы.

Высокую социальную стигматизацию эпилепсии подтверждает возрастная структура инвалидности вследствие этого заболевания. 93,40% инвалидов вследствие эпилепсии в городе Кызыле, 90,91% - в Тере-Хольском и 90,70% - в Улуг-Хемском кожууне были трудоспособного возраста. Инвалиды вследствие эпилепсии более часто освидетельствовались в медико-социальных экспертных комиссиях общего профиля, чем в психиатрической.

Было обращено внимание на то, что как в городской, так и в сельских популяциях преобладали больные со средним образованием: г. Кызыл - 88,68%, Тере-Хольский район - 70,59%, Улуг-Хемский - 85,14%. Это может быть связано с отмеченным выше развитием заболевания на втором-третьем десятилетии жизни, что позволяло получить пациентам полноценное среднее образование. Однако в дальнейшем по мере прогрессирования заболевания, особенно в случаях нарастания у больных дезадаптации, могли возникать трудности с продолжением обучения.

Трудовая занятость больных эпилепсией в обследованных группах была достоверно (p<0,5) ниже таковой в общей популяции и составила в Кызыле 12,26%, в Тере-Хольском кожууне - 35,29%, в Улуг-Хемском - 29,73%. Заметим, что показатель занятости больных эпилепсией в Кызыле был значительно ниже, а показатели занятости в сельских районах соответствуют данным показателей занятости, полученных в других регионах [3, 8, 10]. В целом они свидетельствуют о выраженности социально-трудовой дезадаптации больных. Более низкие показатели занятости в городской популяции по сравнению с сельским населением соответствуют числу безработных: в городской популяции их было достоверно (p<0,05) больше (21,05%), чем в сельских регионах (11,17 и 8,11%). Это свидетельствует о больших возможностях для трудовой адаптации больных в сельской местности.

Причина эпилепсии была установлена у 71,70% больных в Кызыле, у 58,82% - в Тере-Хольском и у 66,22% - в Улуг-Хемском кожуунах (табл. 2).

Это означает, что в исследованных популяциях преобладала симптоматическая форма эпилепсии. Структура этиологических факторов симптоматической эпилепсии в городской и сельской популяциях достоверных отличий не имела, характеризуясь большой ролью ЧМТ (более 30% всех причин в развитии эпилепсии). Заметим лишь, что это касается частоты ЧМТ среди установленных причин эпилепсии (в ⅓ изученных случаев причину установить не удалось).

По характеру припадков во всех популяциях было отмечено преобладание изолированных парциальных приступов с вторичной генерализацией, при этом было отмечено, что во всех популяциях по мере течения заболевания достоверно нарастал полиморфизм припадков.

Среди назначаемых противоэпилептических препаратов (ПЭП) во всех популяциях наиболее часто применялись такие современные препараты, как карбамазепин и вальпроаты. В городской популяции на момент обследования в виде монотерапии их принимали 40,57% больных, в комбинации с другими препаратами - 5,66%. В сельских популяциях монотерапия карбамазепином и вальпроатами была назначена: в Тере-Хольском - 52,94% больных, в Улуг-Хемском - 67,56% больных эпилепсией, а в комбинации с другими препаратами - около 2% больных.

В популяции г. Кызыла среди выявленных больных 77,36% составляли лица коренной национальности - тувинцы. Тогда как в Тере-Хольском кожууне среди выявленных больных лиц некоренной национальности не было вообще, а в Улуг-Хемском кожууне таковых было всего 3.

Общая распространенность эпилепсии среди лиц коренной национальности в популяции г. Кызыла составила 2,54±0,28 на 1000 населения, что соответствует уровню распространенности в мире без учета этнической принадлежности, а также среди лиц азиатской национальности. Распространенность среди мужчин была значительно выше (2,96±0,44), чем женщин (2,17±0,36), но различия были не достоверны. Распространенность эпилепсии у лиц коренной национальности в зависимости от возраста характеризовалась теми же особенностями, что и в общей популяции: высокие показатели в младших и средних возрастных группах и низкие - в пожилом возрасте. Средний возраст пациентов к периоду дебюта эпилепсии, на момент обследования, средняя длительность заболевания у тувинцев не отличались от показателей у больных некоренной национальности. На первом месте среди причин эпилепсии среди лиц коренной национальности оказалась ЧМТ (42,68±9,05%), на втором - нейроинфекция (10,98±3,45%), на третьем - цереброваскулярная патология (9,76±3,28). Сравнительный анализ этиологических факторов эпилепсии среди лиц коренной и некоренной национальностей достоверных отличий не выявил.

Представляет интерес сопоставление полученных в данной работе показателей распространенности эпилепсии с другими близкими географическими регионами. Напомним, что показатели по Республике Тыва колеблются от 2,21 (в г. Кызыле) до 9,8 (в Тере-Хольском кожууне) на 1000 населения. Распространенность эпилепсии в Якутии составляет 3,4 на 1000 взрослого населения, в популяции г. Иркутска - 4,16 случаев на 1000 населения, Эхирит-Булагатского района Иркутской области - 4,07, г. Улан-Удэ - 4,71, Еравнинского района Республики Бурятия - 5,19, г. Читы - 3,66 [1, 2, 6, 7]. Таким образом, большая распространенность эпилепсии характеризует прежде всего сельские районы, что определяет и отмеченные выше в них большие показатели инвалидности по рассматриваемому заболеванию.

Преобладающим по частоте этиологическим фактором эпилепсии в Республике Тыва является ЧМТ, но достаточно часто встречаются также случаи заболевания, обусловленные цереброваскулярной патологией, нейроинфекциями, хронической алкогольной интоксикацией, предупреждение развития и лечение которых должно быть положено в основу соответствующей профилактической работы.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail