Жернов В.А.

ФГАОУ «Российский университет дружбы народов» Министерства образования и науки России, Миклухо-Маклая ул., 6, Москва, Россия, 117198

Фролков В.К.

ФГБУ «РНЦ медицинской реабилитации и курортологии» Минздрава России, ул. Новый Арбат, 32, Москва, Российская Федерация, 121099

Зубаркина М.М.

ФГАОУ «Российский университет дружбы народов» Министерства образования и науки России, Миклухо-Маклая ул., 6, Москва, Россия, 117198

Механизмы лечебного действия акупунктуры и питьевых минеральных вод при метаболическом синдроме

Журнал: Медицинские технологии. Оценка и выбор. ;(): 36-41

Просмотров : 18

Загрузок : 1

Как цитировать

Жернов В. А., Фролков В. К., Зубаркина М. М. Механизмы лечебного действия акупунктуры и питьевых минеральных вод при метаболическом синдроме. Медицинские технологии. Оценка и выбор. ;():36-41. https://doi.org/10.17116/kurort201794236-41

Авторы:

Жернов В.А.

ФГАОУ «Российский университет дружбы народов» Министерства образования и науки России, Миклухо-Маклая ул., 6, Москва, Россия, 117198

Все авторы (3)

В основе метаболического синдрома (МС) лежит резистентность к инсулину, что провоцирует хроническое увеличение его продукции, на фоне этого развиваются системные нарушения обмена углеводов и липидов, происходит повышение артериального давления (АД), увеличение индекса массы тела (ИМТ) и таким образом создаются предпосылки для развития сахарного диабета 2-го типа, все это, как правило, заканчивается сердечно-сосудистыми катастрофами [1, 2].

Лекарственная терапия МС в основном сводится к применению препаратов для нормализации нарушений углеводного и липидного обмена, АД, снижения массы тела. Физические нагрузки, различные диеты также недостаточно эффективны, поскольку не решают главной проблемы МС — снижения чувствительности тканей к инсулину [3—5].

С другой стороны, известно, что питьевые минеральные воды (ПМВ) могут стимулировать инсулинрецепторное взаимодействие [6—8] и достаточно успешно применяются в комплексной санаторно-курортной терапии сахарного диабета 2-го типа [9, 10]. Также установлено, что акупунктура (АП) обладает комплексным воздействием на различные функциональные системы организма и эффективно применяется при лечении ожирения [11, 12]. В связи с этим большой научный и практический интерес представляет изучение механизмов реализации лечебного потенциала этих столь разных по физической природе факторов при МС.

Цель исследования — изучить влияние ПМВ и АП на различные параметры у пациентов с МС во взаимосвязи с изменением резистентности к инсулину.

Материал и методы

В исследование были включены 90 пациентов с МС (ИМТ более 30 кг/м2, наличие дислипидемии, нарушенной толерантности к глюкозе и артериальной гипертензии I степени), средний возраст которых составил 45,3±0,26 года. У всех пациентов определяли уровень АД, рассчитывали ИМТ, в сыворотке крови исследовали концентрацию инсулина и кортизола радиоиммунным методом с помощью наборов фирм «Labodia» (Швейцария) и «Белорус» (Беларусь). Индекс инсулинорезистентности рассчитывали с помощью гомеостатической модельной оценки (homeostasis model assessment — НОМА) по формуле: инсулин натощак (мкЕд/мл)∙глюкоза натощак (ммоль/л)/22,5 [7]. Концентрацию глюкозы, общего холестерина, триглицеридов и липопротеидов высокой плотности определяли ферментативным способом на биохимическом анализаторе Spectrum II (фирма «Abbott», США). Коэффициент атерогенности рассчитывали по формуле, предложенной А.Н. Климовым и соавт. [13]. Перекисное окисление липидов проводилось по методике В.Б. Гавриловой [14] путем определения в сыворотке крови малонового диальдегида. Активность каталазы — одного из ферментов антиоксидантной системы определяли по методу М.А. Королюка и соавт. [15].

Все пациенты были рандомизированы на 3 группы. Пациенты 1-й (контрольной) группы (n=30) получали стандартную терапию, включающую диету, лечебную физическую культуру и гипотензивные препараты; больным 2-й группы (n=30), помимо стандартной терапии, был назначен внутрь прием бутилированной углекислой гидрокарбонатно-хлоридной натриевой воды «Ессентуки № 17» минерализацией 11,8 г/л комнатной температуры в дозе 200—250 мл за 20—30 мин до еды; исследуемые 3-й группы (n=30) также на фоне стандартной терапии получали АП по индивидуальному рецепту. Наиболее часто использовались следующие точки: ST19, 21, 25, 27, 36; SP1, 4, 6, 8, 21; GB23, 34, 38; LR3, 5, 13; LI4, 14, 18; BL11, 21, 23, 52, 60; KI3, 10; PC6, 9; GV8, 9, 10, 19; CV4, 6, 12, 13, 15 [16, 17].

Продолжительность курса составляла 3 нед, лечение проводилось амбулаторно. У части пациентов 2-й и 3-й групп (по 15 человек) анализировали эффекты однократного воздействия принятой внутрь ПМВ и АП соответственно.

Для статистического анализа рассчитывали среднее значение (М) и его ошибку (m). Применялись критерий Стьюдента для связанных и независимых выборок и коэффициент ранговой корреляции Спирмена (ρ).

Результаты

В исходном состоянии практически у всех пациентов выявлялись основные признаки МС — высокие значения ИМТ (до 31,3±0,06 кг/м2), повышенное АД, наличие дислипидемии, увеличение концентрации в крови глюкозы и инсулина. Также наблюдалась повышенная активность глюкокортикоидов. Превышение референсных значений у пациентов с МС составляло от 27 до 84%. Между индексом инсулинорезистентности и рядом показателей была выявлена отчетливая корреляционная зависимость: для АД ρ=+0,51 (p<0,01), коэффициента атерогенности ρ=+0,64 (p<0,001), ИМТ ρ=+0,47 (p<0,01), кортизола ρ=+0,38 (p<0,05), малонового диальдегида ρ=+0,33 (p<0,05) и каталазы ρ=–0,45 (p<0,01). Это свидетельствует о ярко выраженной корреляционной плеяде патогенетически связанных различных функциональных систем организма при МС.

На первом этапе были проанализированы эффекты однократного применения лечебных факторов, что позволило оценить их биологический потенциал в чистом виде. Установлено, что АП оказывает значимое воздействие на некоторые показатели МС (табл. 1). Достоверно (на 8—9%) снизилось АД, тогда как изменение секреции инсулина, уровня глюкозы в крови и липидного профиля было менее выраженным. Тем не менее расчетные значения коэффициентов, характеризующих выраженность дислипидемии (коэффициент атерогенности) и резистентность организма к инсулину (индекс НОМА), уменьшились соответственно на 11,4 и 14,2%.

Таблица 1. Влияние однократной процедуры АП на гормональные и биохимические параметры МС (М±m) Примечание. Здесь и в табл. 2 и 3: * — достоверность различий по сравнению с исходными значениями (p<0,05).

Необходимо особо подчеркнуть факт, что под влиянием однократной процедуры АП достоверно возрос уровень кортизола в крови на 15%, что косвенно может свидетельствовать о наличии реакции стрессорного типа. О справедливости такого предположения свидетельствует не только небольшое повышение гликемии (на 4,2%) и концентрации малонового диальдегида в крови (на 8,1%), но и, что более важно, наличие положительной корреляционной зависимости между этими показателями и кортизолемией (соответственно ρ=+0,57; p<0,05 и ρ=+0,49; p<0,05). Отметим также, что и через 1 ч после завершения процедуры наблюдались положительные эффекты — снижение АД и более низкие значения индекса инсулинорезистентности.

Прием ПМВ оказывал значимое влияние на биохимические и гормональные маркеры патологического процесса у пациентов с МС, в то время как гипотензивный эффект был выражен значительно слабее (табл. 2). Вместе с тем выявлено существенное снижение концентрации инсулина в крови (на 32,1%), что обеспечивало достоверное уменьшение индекса инсулинорезистентности (в среднем на 20,6%), а также активизацию одного из ферментов антиоксидантной защиты — каталазы (на 38,7%).

Таблица 2. Влияние однократного приема ПМВ на гормональные и биохимические параметры МС (M±m)

Так же как и применение АП, прием ПМВ активизировал стрессорные реакции, что проявлялось в достоверном увеличении секреции кортизола (на 24,8%), уровня малонового диальдегида (на 23,6%) на фоне небольшого повышения гликемии. Об этом же свидетельствовали достоверные значения парной корреляции между повышением активности глюкокортикоидов и прооксидантных реакций (ρ=+0,52; p<0,05) и увеличением концентрации глюкозы (ρ=+0,46; p<0,05). Отметим, что стрессорный потенциал ПМВ несколько превышал таковой для АП.

При проведении лечебного курса по трем вариантам (только стандартное лечение; стандартное лечение и применение АП; стандартное лечение и прием ПМВ) было установлено, что клинический эффект отчетливо проявился практически у всех пациентов: достоверное снижение ИМТ соответственно составило 1,9; 3,8 и 2,9% (табл. 3). Есть много оснований полагать, что снижение ИМТ происходило, во-первых, за счет уменьшения концентрации триглицеридов в крови, во-вторых, благодаря снижению индекса инсулинорезистентности. Это предположение базируется на высоких значениях коэффициентов парной корреляции между ИМТ и этими показателями (соответственно ρ=+0,69; p<0,005 и ρ=+0,74; p<0,001).

Таблица 3. Динамика инструментальных, гормональных и биохимических параметров МС в процессе лечения (M±m) Примечание. Достоверность различий по сравнению с исходными значениями: ** — p<0,01.

Одновременно также у всех пациентов существенно уменьшалась дислипидемия и нормализовалась система перекисного окисления липидов. Впрочем, у пациентов контрольной группы эти феномены были выражены несколько в меньшей степени. Особо следует выделить изменение продукции кортизола. Если в контрольной группе и при применении АП наблюдалось снижение активности глюкокортикоидов, то на фоне приема ПМВ отмечалось даже некоторое увеличение секреции кортизола (на 8,6%). Несмотря на то что этот феномен (как и снижение кортизолемии в контрольной группе пациентов) был доказан только при применении специальных методов статистического анализа (с помощью критерия Стьюдента для связанных выборок), разнонаправленная динамика этого показателя требует дополнительного исследования. С одной стороны, гиперкортизолемия является неспецифическим маркером многих заболеваний и снижение продукции этого гормона в результате лечения косвенно свидетельствует об уменьшении активности патологических процессов. Но, с другой стороны, кортизол — один из важнейших гормонов адаптогенеза и его умеренное повышение свидетельствует об активизации энергетического обеспечения процессов восстановления, т. е. саногенетических реакций. Это, на наш взгляд, главное отличие в проявлении терапевтического потенциала применения АП и приема ПМВ.

Обсуждение

Результаты проведенных исследований позволяют сделать вывод о необходимости разработки новых, более эффективных и безопасных методов лечения МС — одного из главных предикторов возникновения и развития заболеваний обмена веществ и сердечно-сосудистой системы. В отличие от лекарственных препаратов многие методы нелекарственной медицины, включая применение АП и прием ПМВ, не оказывают побочного действия, их влияние на патогенетические процессы значимо, и они могут дополнять стандартную терапию за счет активизации неспецифических, филогенетически отработанных и закрепленных на генетическом уровне реакций самовосстановления (в нашем случае за счет актуализации процессов приспособления, формирования адаптивных реакций, инициатором которых является стрессорный компонент).

Гипотетически стрессорные реакции при приеме ПМВ могут быть следствием изменения временно́й архитектоники процессов пищеварения (в основном за счет их ускорения в виде небольшой демпинг-реакции). Исследования в этой области на экспериментальных животных ранее были проведены нами [6] и Н.Д. Полушиной и соавт. [18], и феномен формирования стресса при однократном приеме ПМВ верифицирован в полном объеме. Стрессорный компонент имеет место и в механизмах лечебного действия АП [19—22].

Не вызывает сомнений, что немедикаментозные технологии могут и должны войти в стандарты лечения МС, тем более что в отличие от лекарственной терапии технологии восстановительной медицины уменьшают явления инсулинорезистентности и тем самым обеспечивают активизацию саногенетических процессов.

Выводы

1. Включение в стандартную терапию пациентов с МС метода АП или приема ПМВ существенно повышает эффективность лечения.

2. В основе терапевтического действия АП и ПМВ лежит их влияние на механизмы резистентности к инсулину, что проявляется снижением продукции этого гормона натощак и оптимизацией метаболизма углеводов и липидов.

3. Терапевтический эффект АП и ПМВ реализуется при участии стрессинициирующих реакций, которые активизируют адаптационные процессы, при этом АП в большей мере реализует свой потенциал в сердечно-сосудистой системе, а ПМВ — в системе инсулиновой регуляции метаболических реакций.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования, анализ полученных данных: В.Ж.

Сбор и обработка материала, написание текста: В.Ф.

Статистическая обработка данных, редактирование: М.З.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail