Жеваго Н.А.

Институт цитологии РАН

Самойлова К.А.

Институт цитологии РАН

Давыдова Н.И.

Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины им. А.М. Никифорова МЧС РФ

Бычкова Н.В.

Урологическая клиника, ГБУЗ МО «Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М.Ф. Владимирского» Минздрава Московской области, Москва, Россия

Глазанова Т.В.

Российский научно-исследовательский институт гематологии и трансфузиологии ФМБА России

Чубукина Ж.В.

Российский НИИ гематологии и трансфузиологии

Буйнякова А.И.

ФГБУЗ «Клиническая больница Российской академии наук», Санкт-Петербург, Россия

Зимин А.А.

ФГБНУ «Научный центр неврологии», Москва, Россия

Эффективность полихроматического видимого и инфракрасного излучения в послеоперационной иммунореабилитации больных раком молочной железы

Журнал: Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2012;89(4): 23-32

Просмотров : 26

Загрузок :

Как цитировать

Жеваго Н. А., Самойлова К. А., Давыдова Н. И., Бычкова Н. В., Глазанова Т. В., Чубукина Ж. В., Буйнякова А. И., Зимин А. А. Эффективность полихроматического видимого и инфракрасного излучения в послеоперационной иммунореабилитации больных раком молочной железы. Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2012;89(4):23-32.

Авторы:

Жеваго Н.А.

Институт цитологии РАН

Все авторы (8)

Рак молочной железы (РМЖ) занимает первое место в структуре онкологических заболеваний женщин во многих странах [11, 19], и частота его возникновения ежегодно возрастает на 1—2% [14]. Поэтому поиск эффективных методов лечения и послеоперационной реабилитации больных с этим заболеванием является важной задачей современной медицины. В 80-х годах прошлого века в этих целях онкологи Москвы и Киева успешно использовали 2 фототерапевтических метода: реинфузию выделенной из крови пациентов лимфолейковзвеси после ее экстракорпорального облучения видимым лазерным светом [8, 9] и метод внутривенного лазерного облучения крови [3]. Их эффективность связывали с противовоспалительным, иммуномодулирующим и ранозаживляющим действием. Между тем, согласно наблюдениям ряда авторов [16, 22, 28, 30] и нашим исследованиям [7, 28, 35—37], сходные эффекты может индуцировать и неинвазиваный фототерапевтический метод — курс облучений поверхности тела сочетанным полихроматическим видимым (пВИД) и полихроматическим инфракрасным (пИК) светом (пВИД + пИК), близким по спектральному диапазону и интенсивности к естественной солнечной радиации без ее минорной УФ-компоненты. По нашему мнению, такое излучение может иметь ряд преимуществ перед монохроматическим и узкополосным излучением лазеров и светодиодов по ряду причин. Во-первых, полихроматическое излучение поглощается бо`льшим количеством молекул-мишеней и соответственно может их активировать и индуцировать более широкий спектр эффектов. Во-вторых, будучи доминирующим видом солнечной радиации (около 97% ее энергии) и являясь, таким образом, важнейшим фактором окружающей среды, пВИД + пИК излучение в процессе эволюции могло способствовать развитию в организме человека и животных адаптивных механизмов его поглощения и утилизации и, в частности, механизмов, способных снижать иммуносупрессивное и проканцерогенное действие минорной компоненты солнечного спектра — УФ-радиации.

В связи с вышеизложенным целью настоящей работы явилось изучение целесообразности применения для послеоперационной иммунореабилитации больных РМЖ курсового облучения пВИД + пИК светом. Задачи работы состояли в исследовании у больных РМЖ I—II стадии до и после операции мастэктомии показателей клеточного и гуморального иммунитета и их коррекции в курсе облучений пВИД + пИК светом.

Работа выполнена на базе маммологического отделения Клинической больницы РАН в Санкт-Петербурге. Этический комитет больницы одобрил дизайн исследования в 2007 г. В нем приняли участие 19 больных РМЖ I—II стадии. Средний возраст составил 54,0±4,28 года. Всем пациентам проводилась операция мастэктомии. Больные были рандомизированно разделены на 2 группы. 1-я (контрольная) группа (n=8) проходила обычный курс послеоперационной реабилитации (без фототерапии, ФТ-). Пациентам второй группы (n=11) дополнительно в течение 7 сут проводили ежедневные процедуры облучения пВИД + пИК светом (ФТ+).

Использовали фототерапевтический аппарат Bioptron-2 (Швейцария; 480—3400 нм, 40 мВт/см2, 12 Дж/cм2, 95% поляризации, пояснично-крестцовая область, D=15 см). Методика облучения была подобрана при изучении фотоиммуномодуляции у здоровых лиц [7, 29, 35—37]. Фототерапевтический курс состоял из 7 ежедневных облучений, которые начинали на следующий день после мастэктомии.

Показатели иммунитета анализировали до операции, через 1 и 7 (на 8-е) сут после мастэктомии. Количество лейкоцитов в периферической крови подсчитывали на аппарате Cell Dyn («Abbott», США). Для определения субпопуляционного состава лимфоцитов (Лфц) их метили моноклональными антителами к CD-маркерам лейкоцитов человека («Beckman Coulter», США) и исследовали на проточном цитометре FC-500 («Beckman Coulter», США). Цитолитическую активность естественных киллеров (ЕК) оценивали методом ДНК-цитометрии на проточном цитофлюориметре Epics XL («Beckman Coulter», США) [6]. Способность нейтрофилов фагоцитировать бактерии (Staphylococcus aureus) исследовали на мазках с помощью светового микроскопа по стандартной методике [13]. Содержание IgG, IgA, и IgM оценивали турбодиметрическим методом, количество циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) определяли стандартным методом преципитации 5% раствором полиэтиленгликоля [15]. Цитокины тестировали в сыворотке крови методом твердофазного иммуноферментного анализа с использованием тест-систем фирмы OOO «Цитокин» (Санкт-Петербург). Уровень нормы для всех показателей устанавливали в соответствии с данными ведущих иммунологических лабораторий Санкт-Петербурга [12], в том числе лаборатории иммуногематологии Российского института гематологии и трансфузиологии и лаборатории клеточного и гуморального иммунитета Всероссийского центра экстренной и радиационной медицины им. А.М. Никифорова МЧС России.

При статистической оценке результатов применяли параметрические и непараметрические методы для попарно связанных результатов (t-критерий Стьюдента и U-критерий Вилкоксона). Корреляционный анализ проводили с помощью критерия рангов Спирмена.

Количественный состав лейкоцитов и субпопуляций Лфц

Количество лейкоцитов различных субпопуляций Лфц у больных РМЖ обнаруживало высокую индивидуальную вариабельность. Абсолютное содержание лейкоцитов и нейтрофилов различалось в 1,7 раза, а моноцитов — в 3 раза. Абсолютное и относительное количество Лфц различалось у отдельных больных в 2,5 раза, B-Лфц (СD19+-клеток) — в 3,8 раза, Т-Лфц (CD3+-клеток) — в 2 раза, количество ответственных за противоопухолевую защиту организма цитотоксических CD8+-T-Лфц и ЕК (СD16+56+-клеток) — в 3,6 и 3,8 раза соответственно. Индивидуальные различия в количестве активированных Т-Лфц (CD3+HLA-DR+) достигали 27 раз. Тем не менее содержание лейкоцитов и Лфц находилось в пределах референтных значений (табл. 1).

Операция мастэктомии индуцировала ряд изменений в содержании лейкоцитов и субпопуляционном составе Лфц (см. табл. 1). Через 1 сут регистрировалось возрастание абсолютного количества лейкоцитов — в 1,4 раза. И хотя к концу 1-й недели их уровень снижался как у облученных, так и у необлученных пациентов, у последних он оставался выше исходных показателей, тогда как у облучавшихся он опускался до предоперационных значений. Сходная динамика регистрировалась и в относительном содержании нейтрофилов. Поскольку через 1 сут после операции количество других лейкоцитов (эозинофилов, базофилов, моноцитов и Лфц) не только не возрастало, но достоверно снижалось, вызванное операцией быстрое увеличение абсолютного и относительного количества лейкоцитов было обусловлено изменением содержания нейтрофилов.

Изменения относительного содержания моноцитов через 1 сут носили разнонаправленный характер, однако в среднем у всех 19 пациентов наблюдалось его достоверное снижение на 15—20%. Через 7 сут у необлученных лиц относительное количество моноцитов продолжало снижаться и в среднем было на 32% ниже исходного, тогда как у облученных оно возрастало и возвращалось к исходным значениям. Различия между группами в динамике изменений моноцитов с 1-х по 7-е сутки было достоверно (см. табл. 1). Таким образом, курс ФТ предотвращал вызванное операцией снижение количества моноцитов.

Хотя абсолютное количество Лфц в периферической крови больных не менялось через 1 сут после операции, их относительное содержание достоверно падало в среднем в 1,3 раза. Однако уже через 1 нед у пациентов обеих групп регистрировалось возрастание относительного содержания Лфц до исходных значений. Как показано в табл. 1, операционное вмешательство приводило к снижению только уровня Т-Лфц (CD3+), при этом достоверного изменения количества CD4+-Т-хелперов не происходило, хотя отмечалась тенденция к снижению их числа. Эта тенденция уже через 1 нед оказывалась достоверной в группе, не получавшей фототерапии (ФТ-). У облучавшихся пациентов (ФТ+) содержание CD4+-Т-хелперов было выше, чем в 1-е сутки. Различия между группами в динамике этого показателя с 1-х по 8-е сутки были достоверными (p<0,05).

Сходные изменения происходили и в относительном содержании цитотоксических CD8+-Т-Лфц: тенденция к снижению их количества в 1-е сутки после операции и достоверное снижение на 8-е сутки только в контрольной группе (ФТ-). У облучавшихся пациентов содержание CD8+-Т-Лфц снижалось в меньшей степени и к концу первой послеоперационной недели не отличалось от такового до операции.

Количество активированных Т-Лфц (CD3+HLA-DR+-клеток) достоверно снижалось лишь через 7 сут после операции и только у необлучавшихся пациентов (в среднем на 27%). У облучавшихся оно возрастало в 1,7 раза (рис. 1).

Рисунок 1. Относительное количество активированных Т-лимфоцитов (CD3+HLA-DR+) у больных РМЖ до операции, через 1 и 7 сут после мастэктомии. Отличие от исходных показателей (*) и показателей через сутки после операции (#) статистически достоверны: *# — р≤0,05; СД — статистически достоверные различия между контрольной и основной группами в динамике изменений с 1-х до 8-х суток (р≤0,05—0,01).
Как следует из анализа корреляционных связей в измененных иммунологических показателях (табл. 2),
возрастание количества активированных CD3+HLA-DR+ Лфц обнаруживало высокую положительную корреляцию только с увеличением количества CD8+-Т-Лфц, из чего следует, что именно цитотоксические Т-Лфц были активированы в ходе фототерапевтического курса.

Исходно невысокое количество В-Лфц не менялось через 1 сут после операции (см. табл. 1), но через неделю обнаруживало тенденцию к снижению у пациентов контрольной группы и тенденцию к возрастанию у лиц, получавших ФТ (ФТ+). Различие между группами в динамике этого показателя было статистически достоверным.

Операция мастэктомии не вызывала достоверных изменений количества ЕК (CD16+56+) клеток. Учитывая высокую вариабельность исходного содержания этих клеток, при анализе результатов мы, используя медианный метод, разделили всех пациентов на 2 группы: с исходно повышенным количеством ЕК (больше медианы) и исходно более низким (ниже медианы). Выяснилось, что у первых количество ЕК достоверно снижалось через 1 сут после операции (с 16,9 до 11,4%), а у вторых — возрастало (с 9,% до 10,6%). Курс ФТ в течение 7 сут после операции не вызывал достоверных изменений количества ЕК у всех пациентов вместе взятых, однако при корреляционном анализе выявилась обратная (отрицательная) зависимость эффекта ФТ от характера изменений количества ЕК через сутки после операции (r=–0,66; p<0,05). Иными словами, ежедневное облучение пациентов полихроматическим светом способствовало возрастанию количества ЕК до значений, превышавших исходные, в основном у тех пациентов, у которых оно снижалось через 1 сут после операции. У необлученных лиц с исходным высоким количеством ЕК также происходило снижение их содержания сразу после операции, но через 8 сут оно не достигало дооперационного уровня.

Функциональная активность ЕК и нейтрофильных гранулоцитов

Исходная цитотоксическая активность ЕК варьировала у пациентов незначительно (в 1,4 раза) и в среднем была достоверно ниже таковой у здоровых доноров (табл. 3).

Через 1 сут после операции киллерная функция менялась у разных пациентов разнонаправленно, и в каждой группе характер изменений не выявлялся. Однако у всех 19 пациентов активность ЕК достоверно снижалась через 1 сут, хотя и незначительно, с 34,5±0,83 до 32,8±1,02%. Через неделю в обеих группах отмечалась тенденция к восстановлению ЕК-активности до исходного уровня (см. табл. 3). Как следует из анализа корреляционных связей измененных иммунологических показателей (см. табл. 2), изменения цитотоксической активности ЕК и после операции, и после курса ФТ отрицательно коррелировали с изменением уровня ЦИК. Снижение уровня ЦИК сопровождалось возрастанием цитотоксической активности ЕК, что указывает на ингибирующий характер влияния на эту активность повышенного содержания ЦИК.

Фагоцитарный индекс (ФИ) — количество фагоцитирующих нейтрофилов в крови больных РМЖ различалось в 2,5 раза и в среднем было меньше, чем у здоровых лиц (p<0,05), причем средняя величина этого показателя (57,7%) была меньше нижней границы нормы (59%). Сниженным (в 1,4 раза) оказалось и фагоцитарное число (ФЧ) — количество бактерий, фагоцитированных каждым нейтрофилом, а также скорость внутриклеточного переваривания бактерий (индекс завершенности фагоцитоза — ИЗФ), который в среднем был в 2 раза ниже, чем у здоровых и оказывался за пределами нижней границы нормы (см. табл. 3).

Операция мастэктомии вызывала разнонаправленные изменения ФИ, в связи с чем среднее значение этого показателя не отличалось от исходного уровня ни через 1 сут, ни через 1 нед. Однако в последний из сроков наблюдения была очевидна тенденция к некоторому возрастанию этого показателя относительно как его исходных значений, так и значений через 1 сут после операции. После фототерапии такое повышение было достоверным, а в контрольной группе — нет.

Операция вызывала разнонаправленные изменения и другого показателя фагоцитоза — ФЧ (см. табл. 3). Через 1 нед у облучавшихся лиц это количество возрастало как относительно 1-х суток после операции, так и относительно исходного уровня, а в контрольной группе оно также возрастало, но не превосходило исходных значений.

Изменения третьего показателя фагоцитоза вскоре после операции также носили разнонаправленный характер, из-за чего выявить их достоверность не удалось. Однако через неделю в контрольной группе отмечалось достоверное снижение ИЗФ, относительно как 1-х суток, так и исходного уровня. У облученных пациентов этого не наблюдалось, и на 8-е сутки ИЗФ достоверно не отличался от такового до операции.

Изменения гуморального иммунитета

Исходное содержание иммуноглобулинов трех классов — IgM, IgA и IgG варьировало у обследованных больных соответственно в 7,2, 8,0 и в 2,0 раза. У подавляющего большинства пациентов оно не опускалось ниже минимальных значений у здоровых лиц и в среднем концентрация иммуноглобулинов соответствовала таковой в норме (табл. 4).

Через 1 сут после мастэктомии у пациентов обеих групп отмечалась тенденция к снижению уровня IgM, которое для всех пациентов оказывалось достоверным, снижаясь с 1,36±0,20 до 1,27±0,22 г/л (p<0,05). У необлучавшихся пациентов контрольной группы это снижение продолжалось и в течение последующей недели, в конце которой уровень IgM оказывался ниже, чем через 1 сут после операции. У облучавшихся пациентов содержание IgM, напротив, несколько возрастало и на 8-е сутки оказывалось равным таковому до операции. Уровень IgA снижался через 1 сут после операции у пациентов обеих групп в среднем с 2,43±0,27 до 1,98±0,19, т.е. до 82% от исходного уровня (см. табл. 4). У необлученных больных сниженный уровень этого показателя сохранялся и в течение последующей недели, тогда как у облучавшихся концентрация IgA возрастала относительно таковой в 1-е сутки. Уровень IgG изменялся после операции разнонаправленно у разных больных, и в среднем эффект не был достоверным. Курс ФТ также не оказывал влияния на содержание IgG.

Количество высокомолекулярных ЦИК различалось у больных в 25 раз и в среднем составило 9,88±1,56 усл.ед., что, однако, не выходило за рамки нормы. После операции оно изменялось разнонаправленно, снижаясь у 12 больных в среднем в 2 раза и возрастая у 7 пациентов в 1,4 раза. Курс ФТ не вызывал достоверных изменений этого показателя. Содержание в крови среднемолекулярных ЦИК различалось не столь сильно — в 5,5 раза и в среднем (26,8±3,12 усл.ед.) было в пределах нормы. Оно также достоверно не изменялось после мастэктомии и курса ФТ. Уровень низкомолекулярных ЦИК различался у больных в 5 раз и в среднем (150,8±16,74 усл.ед.) превышал верхнюю границу нормы (130 усл.ед.). Однако достоверные изменения не регистрировались ни после операции, ни после курса ФТ. Тем не менее, тенденция к снижению количества низкомолекулярных ЦИК после ФТ представлялась очевидной в случае их исходно повышенного уровня. Сформировав из облучавшихся и необлучавшихся пациентов 2 подгруппы из 4 человек в каждой с исходным содержанием низкомолекулярных ЦИК, превышающим верхнюю границу нормы (>130 усл.ед.), обнаружили их достоверное снижение в обеих группах (в среднем на 18%) после операции и еще более значимое снижение через 7 сут у облученных лиц. У аналогичной подгруппы необлучавшихся лиц достоверного снижения уровня ЦИК на 8-е сутки после операции не происходило, напротив их концентрация возрастала до 200 усл.ед. (рис. 2).

Рисунок 2. Влияние 7-дневного курса ФТ на содержание в сыворотке крови больных РМЖ низкомолекулярных ЦИК при их исходно высокой концентрации.

Уровень трех из шести исследованных цитокинов (IL-1β, TNF-α и IL-10) у всех обследованных лиц находился ниже предела чувствительности метода и не изменялся ни после операции, ни в курсе ФТ. Исходное содержание провоспалительного IL-6 также было низким (1,4 пг/мл). Значимый уровень цитокина был выявлен только у 3 из 19 пациентов, и в среднем его содержание было близким к нижней границе этого показателя у здоровых лиц. Через 1 сут после оперативного вмешательства происходило значительное возрастание концентрации IL-6 (в среднем до 12,1±2,62 пг/мл; p<0,05), и он выявлялся уже у 13 из 19 больных. Через неделю содержание IL-6 достоверно снижалось только в группе, получавшей ФТ (p<0,01). В контрольной группе снижение было недостоверным (см. табл. 4). Значимый уровень IFN-γ был выявлен до операции в сыворотке крови 8 из 19 пациенток, однако в среднем его содержание (67,9±26,75 пг/мл) было выше верхней границы нормы. Оперативное вмешательство уже на следующие сутки сопровождалось снижением содержания IFN-γ в среднем до 48,9±25,16 пг/мл (p<0,05). Однако через 7 сут уровень IFN-γ вновь возрастал у необлученных лиц до высоких значений (118,9±54,4 пг/мл), тогда как курс фототерапии предотвращал это событие (см. табл. 4). Перед операцией значимый уровень IFN-α определялся у 6 обследованных больных и его средний уровень находился в пределах нормы; он достоверно не менялся ни после операции, ни после курса ФТ.

Корреляция изменений некоторых показателей иммунитета

Анализ сопряженности изменений изученных иммунологических показателей позволил выявить несколько важных закономерностей (см. табл. 2). Так, увеличение после курса ФТ количества активированных Т-Лфц (CD3+HLA-DR+клеток) положительно коррелировало с количеством цитотоксических CD8+-Т-Лфц, но не с количеством Т-хелперов (CD4+-Лфц). Таким образом, маркер активации Т-Лфц появлялся после курса ФТ на цитотоксических CD8+-Т-Лфц, свидетельствуя о повышении функциональной активности именно этих клеток.

Наряду с вышеизложенным выявляется и другая важная цепь событий. Отрицательная корреляция количества фагоцитирующих нейтрофилов и количества низкомолекулярных ЦИК на 8-е сутки после операции и ФТ позволяет считать, что чем больше фагоцитирующих нейтрофильных лейкоцитов, тем меньше уровень ЦИК, а отрицательная корреляция количества ЦИК и киллерной активности ЕК свидетельствует о том, что снижение концентрации ЦИК влечет за собой рост активности ЕК-клеток.

Анализ исходных (предоперационных) параметров иммунитета у больных РМЖ I—II стадии выявил их высокую индивидуальную вариабельность, которая у этих больных отмечается и другими авторами [1, 11]. Это обстоятельство создавало сложности при статистической оценке отличий от показателей у здоровых женщин, а также достоверности влияния на иммунную систему операции и ФТ. Тем не менее, удалось выявить некоторые отличия показателей иммунитета у больных РМЖ I—II стадии от таковых у здоровых женщин.

Во-первых, это повышенное содержание Т-хелперов (CD4+-Т-Лфц). Между тем, типичным для большинства онкологических заболеваний, в том числе и для РМЖ, признано уменьшение абсолютного и относительного содержания Лфц, в том числе Т-Лфц, прежде всего — Т-хелперов [1, 5]. Имеются наблюдения, указывающие на то, что у оперированных больных РМЖ I—II стадий с количеством Лфц больше 2·103 кл/мл вероятность 5-летней выживаемости выше, чем у аналогичных больных с низким уровнем Лфц [20, 34]. Отмечена также прямая зависимость между выживаемостью больных РМЖ и реакцией Лфц крови пациента на Т- и B-клеточные митогены [18, 27]; установлено присутствие в сыворотке крови больных РМЖ растворимых факторов, подавляющих реакцию бласттрансформации Лфц [31]. По наблюдениям клиницистов, наиболее значительные сдвиги в субпопуляционном составе Т-Лфц регистрируются при агрессивных патогенетических вариантах РМЖ [10], а также по мере опухолевой прогрессии [25, 26].

Во-вторых, по нашим данным, близким к нижней границе референтных значений (достоверно сниженным в периферической крови) у больных РМЖ I—II стадии оказывается уровень B-Лфц (CD19+). Работы последних лет [19] позволяют объяснить это тем, что на I—II стадиях РМЖ B-Лфц концентрируются в опухоли и в дренирующих ее лимфатических узлах.

Хотя количество ЕК-клеток у обследованных нами пациенток было таким же, как у здоровых лиц, что, кстати, отмечается и на ранних стадиях, и при других видах онкологической патологии [22], их киллерная активность в отношении опухолевых клеток человека была снижена в среднем на 15%. Этот факт хорошо коррелирует с результатами других исследователей [11, 32]. По нашим данным, исходно сниженная активность ЕК-клеток парадоксально сочетается у больных РМЖ с повышенным уровнем активирующего эти клетки ИФН-γ. Возрастание концентрации этого цитокина, по всей вероятности, характерно для ранних стадий РМЖ, тогда как на более поздних стадиях происходит ее снижение [20]. Тот факт, что у 100% обследованных больных исходный уровень основных провоспалительных цитокинов — IL-1β и TNF-α — был ниже предела чувствительности метода, коррелирует с ограниченностью процесса на ранней стадии заболевания, о чем сообщают и другие авторы [33]. Низкий уровень IL-6 сходен с таковым у здоровых лиц и является благоприятным прогностическим признаком, поскольку в повышенных концентрациях этот цитокин способен ингибировать апоптоз опухолевых клеток [24].

Среди других особенностей иммунной системы больных РМЖ следует отметить и значительное снижение фагоцитарной активности нейтрофильных гранулоцитов: ниже нормы оказались все 3 показателя фагоцитоза.

Важной особенностью иммунитета обследованных нами больных с ранними стадиями РМЖ является высокая концентрация в сыворотке крови низкомолекулярных ЦИК, среднее значение которых у большинства пациенток было выше верхней границы нормы (>130 усл.ед.). Эта особенность иммунитета при опухолевых заболеваниях, и в том числе при РМЖ, известна уже многие годы, однако биологическая роль ЦИК при этой патологии остается недостаточно изученной [2, 4, 21, 24, 27, 30]. Показано, что концентрация ЦИК повышается по мере прогрессирования опухолевого процесса, параллельно возрастает и количество пациентов, отличающихся их повышенным уровнем. Хирургическое удаление опухоли сопровождается снижением уровня низкомолекулярных ЦИК [31, 32], что зарегистрировано и в нашей работе. Есть основания полагать, что ЦИК подавляют противоопухолевый иммунитет. Согласно G. Konjevic [25], в крови онкологических больных появляются факторы, которые подавляют активность ЕК, особенно на III—IV стадиях; на более ранних стадиях болезни (I—II) сыворотка крови в условиях in vitro в 1,6 раза подавляет активность ЕК по сравнению с сывороткой здоровых лиц или с фетальной сывороткой крупного рогатого скота, также на всех стадиях РМЖ снижается количество Т-Лфц и их реакция на ФГА. Наши данные позволяют связывать такие факторы сыворотки больных РМЖ с повышенным уровнем низкомолекулярных ЦИК. На III—IV стадии устанавливается отрицательная корреляция между уровнем ЦИК, с одной стороны, и содержанием Т-Лфц и их ответом на ФГА — с другой [4, 17, 27]. Все авторы отмечают прогностическую ценность уровня ЦИК при РМЖ [23, 33].

По нашим данным, через 7 сут после операции у больных, получавших и не получавших ФТ, происходит снижение уровня ЦИК, что обратно коррелирует с изменениями киллерной активности ЕК. Иными словами, чем ниже уровень ЦИК, тем выше киллерная активность, т.е. повышение концентрации ЦИК ингибирует киллерную функцию ЕК, что подтверждает результаты работы нескольких исследователей [25]. Приведенный нами анализ корреляционных связей изменений уровня ЦИК с другими показателями дает основания объяснить снижение этого уровня увеличением количества фагоцитирующих нейтрофильных гранулоцитов. По-видимому эффект снижения уровня ЦИК характерен для фототерапии с помощью полихроматического света аппарата Bioptron-2. Ранее это было показано после облучения здоровых лиц [37] и также связывалось с фотоактивацией фагоцитирующих клеток крови.

Операция мастэктомии индуцировала изменения многих показателей иммунитета, что отмечалось как через 1 сут, так и в конце 1-й недели: быстро и значительно возрастало количество лейкоцитов (нейтрофильных гранулоцитов), тогда как содержание других лейкоцитов (моноцитов, Лфц, эозинофилов и базофилов) достоверно снижалось. Через 7 сут продолжало снижаться относительное содержание общей фракции CD3+-Т-Лфц, CD4+-Т-хелперов, активированных Т-Лфц (CD3+HLA-DR+-клеток). При этом достоверного снижения количества ЕК и цитотоксических СD8+-Т-Лфц не происходило. Из трех показателей активности фагоцитоза нейтрофилов после операции достоверно снижались два: ФЧ (через 1 сут) и ИЗФ (на 8-е сутки). Послеоперационные изменения гуморального иммунитета проявлялись в снижении уровня IgA (через 1 и 7 сут), IgM (на 8-е сутки), в возрастании концентрации IL-6 и быстром снижении содержания IFN-γ с последующим (на 8-е сутки) возрастанием до очень высоких концентраций. В целом характер послеоперационных изменений у разных пациентов часто был разнонаправленным и в среднем не всегда достоверным. Как правило, повышенные значения показателей снижались, а сниженные (например, ЦИК) — несколько возрастали или не изменялись. Вследствие этого послеоперационный уровень многих иммунологических показателей оказывался ниже, чем до операции, что могло быть причиной развития послеоперационной иммунодепрессии. Снижение иммунологических показателей у больных РМЖ I и II стадии после радикальной операции мастэктомии описано в работе московских онкологов [9].

Курс ФТ способствовал коррекции многих показателей иммунитета, изменившихся после операции. Так, к 8-м суткам в крови облучавшихся пациентов нормализовалось количество лейкоцитов. В то же время содержание других лейкоцитов, сниженное после операции (эозинофилов, моноцитов, общей фракции Т-Лфц, CD4+-T-хелперов, активированных Т-Лфц), возрастало к 8-м суткам и достигало исходных значений (или превышало их). Общая фракция CD3+-Т-Лфц, количество CD4+-Т-хелперов, уровень активированных цитотоксических CD8+-Т-Лфц (CD3+HLA-DR+-клеток), а также B-Лфц оказывалась выше этих показателей вскоре после операции.

Анализ полученных результатов позволяет заключить, что фототерапевтический курс с использованием пВИД + пИК света способствовал коррекции многих иммунологических показателей, которые изменялись после операции, и не оказывал влияния на показатели, не изменявшиеся сразу или через 7 сут после мастэктомии, как это имело место в случае количества и активности ЕК-клеток и уровня цитотоксических CD8+-Т-Лфц.

Как показывают наши исследования [7, 35—37], иммуномодулирующее, противовоспалительное и ранозаживляющее действие пВИД + пИК света является следствием транскутанной фотомодификации небольшого количества клеток и компонентов плазмы периферической крови человека и последующей передачи вызванных светом изменений всему объему циркулирующей крови. Данные настоящей работы хорошо согласуются с иммуномодулирующим эффектом реинфузий экстракорпорально облученной видимым лазерным светом лимфолейковзвеси больных РМЖ [9]. Этот метод, названный авторами адаптивной фотоиммунотерапией, индуцировал длительную (до 3—4 лет) коррекцию иммунологических показателей, сниженных после радикальной мастэктомии. Существенно, что применение этого метода ФТ как и использование нами облучения небольшого участка поверхности тела пациенток пВИД + пИК светом не вызывало в течение 4 лет наблюдения рецидивов заболевания.

Работа осуществлена при поддержке гранта Президента Российской Федерации для поддержки молодых российских ученых — кандидатов наук и их научных руководителей MK-2141.2007.4 (канд. мед. наук Н.А. Жеваго, д-р биол. наук проф. К.А. Самойлова).

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail