Атькова Е.Л.

ФГБНУ «НИИ глазных болезней», Москва, Россия

Суббот А.М.

ФГБУ "НИИ глазных болезней" РАМН, Москва

Краховецкий Н.Н.

ФГБУ "НИИ глазных болезней" РАМН, Москва

Ярцев В.Д.

ФГБНУ «НИИ глазных болезней», Москва, Россия

Рейн Д.А.

ФГБНУ «НИИ глазных болезней», ул. Россолимо, 11, А, Б, Москва, 119021, Российская Федерация

Влияние медиаторов фиброза на результаты эндоназальной эндоскопической дакриоцисториностомии

Журнал: Вестник офтальмологии. 2019;135(4): 19-26

Просмотров : 15

Загрузок :

Как цитировать

Атькова Е. Л., Суббот А. М., Краховецкий Н. Н., Ярцев В. Д., Рейн Д. А. Влияние медиаторов фиброза на результаты эндоназальной эндоскопической дакриоцисториностомии. Вестник офтальмологии. 2019;135(4):19-26. https://doi.org/10.17116/oftalma201913504119

Авторы:

Атькова Е.Л.

ФГБНУ «НИИ глазных болезней», Москва, Россия

Все авторы (5)

Фибротизация является одним из наиболее важных патологических состояний в процессе заживления ран при хирургических вмешательствах, в частности после дакриоцисториностомии (ДЦР) — создания соустья между слезным мешком и полостью носа. Избыточное рубцевание вновь созданного пути оттока приводит к его закрытию и регрессу эффекта операции [1]. Причиной этого может быть сохраняющаяся после окончания фазы ремоделирования активность миофибробластов. Эта фаза — конечная и наиболее продолжительная в процессе заживления любых ран в организме человека. Начинаясь приблизительно на 15-й день после появления раны, она может продолжаться до 6 мес и включает процессы замещения грануляционной ткани более плотной рубцовой [2, 3]. Считается, что «созревание» коллагена и уплотнение ткани, происходящие в это время, обеспечиваются активностью миофибробластов [4]. Отсутствуя в неповрежденных тканях, миофибробласты появляются в ране, «активируясь» из ряда других типов клеток, прежде всего фибробластов, а после заживления ран подвергаются апоптозу или деактивируются [5]. Трансформация клеток-предшественников в миофибробласты происходит в ответ на воздействие ряда цитокинов, в том числе таких, как трансформирующий фактор роста β (transforming growth factor β, TGF-β) и фактор роста соединительной ткани (connective tissue growth factor, CTGF) [6, 7].

Данные ряда исследований указывают на то, что «центральными» медиаторами процесса фиброза являются изоформы TGF-β (TGF-β1, TGF-β2, TGF-β3) [6, 8]. Важным регулятором фиброгенеза является и CTGF. Он стимулирует процессы коллагеногенеза и облегчает активацию латентной формы TGF-β по интегринзависимому пути [9]. И, хотя CTGF не оказывает прямого влияния на активацию миофибробластов в отсутствие TGF-β, он формирует «благоприятную среду» для функционирования TGF-β и действует совместно с ним [7, 10, 11].

Существуют также медиаторы, обладающие антагонизмом к TGF-β, наиболее важным из которых можно считать фактор роста фибробластов (fibroblast growth factor, FGF-2). Он усиливает пролиферацию фибробластов, предотвращая их трансформацию в миофибробласты, что способствует заживлению ран без образования рубца [12, 13].

Некоторыми исследователями предприняты попытки выявления факторов, предрасполагающих к избыточному рубцеванию после операций в полости носа. L. Heindl и соавторы обнаружили, что хроническое воспаление слизистой оболочки полости носа, способствующее развитию подслизистого фиброза, повышает вероятность неудачного результата ДЦР [14]. Эти данные подтверждены в ряде публикаций [15—17].

Исследования биохимических факторов, влияющих на различные процессы хронического воспаления и фиброза в ткани слизистой оболочки полости носа, немногочисленны. E. Penttilä и соавторы выявили повышение экспрессии воспалительных медиаторов, таких как интерлейкины IL-6, IL-1β, цитокин CCL2, фактор некроза опухоли TNF и др., в образцах ткани слизистой оболочки полости носа у пациентов, которым проведена ДЦР. Однако корреляции между экспрессией данных факторов и результатом ДЦР не установлено [18]. Экспрессию медиаторов фиброза авторы не изучали. J. Lee и T. Kim исследовали цитокиновый состав слезной жидкости пациентов с хроническим дакриоциститом и выявили повышение уровня воспалительных цитокинов у всех пациентов до и после оперативного лечения, а также значительно повышенную концентрацию TGF-β2 и FGF-2 у пациентов с неблагоприятным результатом хирургического вмешательства [19]. Однако малый размер выборки не позволил авторам сделать выводы о взаимосвязи концентрации этих цитокинов и успешности оперативного лечения.

Цель исследования — изучить корреляцию результата эндоназальной эндоскопической ДЦР (ЭЭДЦР) c концентрацией некоторых медиаторов фиброза.

Материал и методы

Проанализированы результаты 45 случаев ЭЭДЦР у 45 пациентов (4 мужчины и 41 женщина) с хроническим дакриоциститом. Средний возраст пациентов составил 56,71±13,77 года. Все операции выполнены одним хирургом. Критериями исключения из исследования были заболевания полости носа и околоносовых пазух, при которых требовалось лечение, а также новообразования слезоотводящих путей. Кроме того, в исследование не вошли пациенты, которым на завершающем этапе операции выполнена интубация дакриостомы лакримальным имплантатом. Все пациенты предоставили информированное добровольное согласие на участие в исследовании. Получено разрешение на исследование от локального комитета по биомедицинской этике ФГБНУ «Научно-исследовательский институт глазных болезней» (протокол № 6−10 от 03.03.17).

До оперативного вмешательства пациентам выполняли стандартное офтальмологическое обследование, а также «цветные пробы» (канальцевую и носовую), промывание слезоотводящих путей, мультиспиральную компьютерную томографию с контрастированием слезоотводящих путей, эндоскопическое обследование полости носа. Критериями неудачного результата оперативного вмешательства считали повторное возникновение слезотечения, непроходимость слезоотводящих путей при промывании и заращение дакриостомы, констатированное при эндоскопическом исследовании полости носа. Послеоперационное наблюдение длилось 6 мес. Контрольные осмотры осуществляли в сроки 7, 14, 28 дней, 3 и 6 мес после оперативного вмешательства.

Через 6 мес по итогам динамического наблюдения пациенты разделены на две группы:

— 1-я группа (n=10) — пациенты с неблагоприятным результатом ЭЭДЦР;

— 2-я группа (n=34) — пациенты с благоприятным результатом ЭЭДЦР.

Из исследования исключен 1 пациент по причине неявки на послеоперационные осмотры в сроки 3 и 6 мес.

Полнослойные тканевые биоптаты слизистой оболочки полости носа у всех пациентов получены до операции из области предполагаемой дакриостомы в среднем носовом ходе. Забор материала осуществляли до начала оперативного вмешательства после проведения местной анестезии. Оперативное вмешательство выполняли по модифицированной методике P. Wormald [20].

После получения материал взвешивали на торсионных весах ВТ-500 и помещали в пробирки типа Эппендорф емкостью 2 мл со стерильным фосфатным буферным раствором из расчета 1 мл на 0,1 г тканевого биоптата. Содержимое пробирки гомогенизировали в стеклянном гомогенизаторе. Полученную суспензию центрифугировали на скорости 5000 об/мин в течение 10 мин (центрифуга Еlmi СМ-50М; «ELMI Ltd.», Республика Латвия). Надосадочную часть отбирали, ее объем доводили до 2 мл добавлением стерильного фосфатного буферного раствора. До исследования образцы хранили при температуре (–)20 °С.

Перед исследованием образцы размораживали при комнатной температуре. Содержание цитокинов TGF-β1, TGF-β2, TGF-β3, CTGF, FGF-2 в образцах определяли методом твердофазного иммуноферментного анализа (ELISA) с использованием готовых наборов («Cusabio Biotech Co LTD», Китай).

Исследование проводили в соответствии с протоколом и рекомендациями, предоставленными компанией-производителем. Результаты регистрировали на планшетном спектрофотометре Яхонт 01 (Российская Федерация). Калибровочную кривую строили по алгоритму нелинейной аппроксимации с использованием программного пакета GraphPad Prism («GraphPad Software», США). Каждый образец исследовали в дуплетах, в качестве итогового показателя результата концентрации исследуемого вещества использовали среднее арифметическое рассчитанной концентрации в 2 лунках. Для нормировки показателей к содержанию общего белка определяли его количество в образцах реакцией с пирогаллоловым красным.

Статистическую обработку полученных данных проводили в программе IBM SPSS Statistics v23 («IBM Corporation», США). Распределение параметров отличалось от нормального, в связи с этим применяли непараметрические критерии. Для определения корреляционной зависимости между показателями концентрации факторов роста и результатом операции рассчитывали коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Корреляционные зависимости признавали статистически значимыми при р<0,05.

Неблагоприятный результат оперативного вмешательства наблюдали в 10 (22,72%) из 44 случаев. Во всех случаях причиной неблагоприятного исхода явилось рубцовое заращение дакриостомы, наступившее в течение 6 мес послеоперационного наблюдения.

Все данные представлены в виде среднего значения и стандартного отклонения M±SD. Результаты исследования уровня цитокинов в полученных образцах приведены в таблице

Показатели уровня цитокинов у обследованных пациентов Примечание. * — при вычислении коэффициента ранговой корреляции Спирмена. FGF-2 — фактор роста фибробластов; CTGF — фактор роста соединительной ткани; TGF-β1, TGF-β2, TGF-β3 — изоформы трансформирующего фактора роста.
и на рисунке.

Концентрация цитокинов в образцах слизистой оболочки полости носа пациентов обеих групп. а — концентрация FGF-2; б — концентрация СTGF.

Концентрация цитокинов в образцах слизистой оболочки полости носа пациентов обеих групп. в — концентрация TGF-β1; г — концентрация TGF-β2.

Концентрация цитокинов в образцах слизистой оболочки полости носа пациентов обеих групп. д — концентрация TGF-β3.

Концентрация цитокина FGF-2 достигла порога чувствительности тест-системы в 18 (40,9%) образцах. Статистически значимая корреляционная зависимость между концентрацией FGF-2 и возникновением рецидива заболевания не определена (p>0,05). Среднее значение FGF-2 во всех образцах составило 1,68±2,96 пг/мл.

Концентрация цитокина CTGF достигла порога чувствительности в 40 (90,9%) образцах. У 9 из 10 пациентов 1-й группы концентрация CTGF в образцах слизистой оболочки полости носа превышала этот показатель у пациентов 2-й группы. Корреляция между уровнем CTGF и рубцовым заращением соустья после ЭЭДЦР признана статистически значимой (p<0,05).

Концентрация цитокинов TGF-β1, TGF-β2 определена во всех образцах, TGF-β3 — в 43 (97,73%) образцах. Статистически значимая корреляционная зависимость между концентрацией данных цитокинов и возникновением рецидива отсутствовала (p>0,05). Средняя концентрация цитокинов TGF-β1, TGF-β2 и TGF-β3 составила 4,36±2,12, 44,08±28,67 и 138,45±142,26 пг/мл соответственно.

Обсуждение

В настоящем исследовании нами изучена взаимосвязь между содержанием цитокинов FGF-2, CTGF, TGF-β1, TGF-β2, TGF-β3 в слизистой оболочке полости носа пациентов с дакриоциститом и результатом ЭЭДЦР. Полученные данные свидетельствуют о влиянии повышенной концентрации цитокина CTGF в ткани слизистой оболочки полости носа на последующее избыточное рубцевание созданной дакриостомы и как следствие, рецидивирование дакриоцистита.

Полученные в нашем исследовании данные показали, что у пациентов, более склонных к избыточному рубцеванию дакриостомы, наблюдается изначально повышенная концентрация CTGF в слизистой оболочке полости носа. Анализируя механизмы, лежащие в основе этой взаимосвязи, можно предположить, что повышенная «фоновая» концентрация CTGF потенцирует действие остальных медиаторов фиброза, появляющихся в раневом ложе на последующих этапах ремоделирования ткани. Такая избыточная стимуляция приводит к более продолжительной активности миофибробластов и закрытию просвета дакриостомы рубцовой тканью.

Полученные результаты поддерживают гипотезу о связи длительно существующего хронического воспаления в полости носа с заращением дакриостомы в послеоперационном периоде, выдвинутую рядом авторов [14—17].

Необходимо отметить, что, по данным J. Dammeier и соавторов, причиной увеличения концентрации CTGF может являться внешний фактор, такой как применение лекарственного препарата. В частности, лечение глюкокортикостероидами может провоцировать повышение продукции CTGF и снижать продукцию TGF-β [21]. Однако пациенты, применяющие глюкокортикостероиды местно, исключены из настоящего исследования.

Отсутствие корреляции между концентрацией FGF-2, TGF-β1, TGF-β2, TGF-β3 и возникновением рецидива дакриоцистита в настоящем исследовании не является доказательством того, что перечисленные факторы не вовлечены в процесс рубцевания, приводящий к закрытию просвета дакриостомы. По данным E. Moussad и D. Brigstock, пик продукции этих цитокинов, вероятно, находится дальше по временно́й шкале от начала оперативного вмешательства [22].

Заключение

Результаты настоящего исследования свидетельствуют о наличии корреляционной зависимости между содержанием цитокина CTGF в слизистой оболочке полости носа до операции и отрицательным результатом оперативного вмешательства при дакриоцистите. Однако тот факт, что не определена подобная зависимость с другими исследованными в данной работе медиаторами фиброза, не говорит о том, что их влияние на процесс заживления дакриостомы после эндоназальной эндоскопической дакриоцисториностомии отсутствует. CTGF может быть фактором, потенцирующим активность других медиаторов фиброза, концентрация которых в ткани увеличивается в процессе заживления.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования: Е.А., В.Я.

Сбор и обработка материала: Н.К., А.С.

Статистическая обработка: А.С., Д.Р.

Написание текста: Е.А., Д.Р.

Редактирование: Н.К., В.Я.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

Сведения об авторах

Атькова Е.Л. — к.м.н., заведующая отделением патологии слезного аппарата; https://orcid.org/0000-0001-9875-6217; e-mail: evg.atkova@mail.ru

Суббот А.М. — к.м.н., старший научный сотрудник лаборатории фундаментальных исследований в офтальмологии; https://orcid.org/0000-0002-8258-6011; e-mail: kletkagb@gmail.com

Краховецкий Н.Н. — к.м.н., старший научный сотрудник отделения патологии слезного аппарата; https://orcid.org/0000-0002-3247-8418; e-mail: krahovetskiynn@mail.ru

Ярцев В.Д. — к.м.н., научный сотрудник отделения патологии слезного аппарата; https://orcid.org/0000-0003-2990-8111; e-mail: yartsew@ya.ru

Рейн Д.А. — аспирант отделения патологии слезного аппарата; https://orcid.org/0000-0001-9875-6217; е-mail: illefarn@mail.ru

Автор, ответственный за переписку: Рейн Денис Алексеевич — аспирант отделения патологии слезного аппарата; https://orcid.org/0000-0001-9875-6217; е-mail: illefarn@mail.ru

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail