Дадаева В.А.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Еганян Р.А.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Королев А.И.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Ким О.Т.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Драпкина О.М.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Типы нарушений пищевого поведения

Журнал: Профилактическая медицина. 2021;24(4): 113‑119

Просмотров : 2378

Загрузок : 128

Как цитировать

Дадаева В.А., Еганян Р.А., Королев А.И., Ким О.Т., Драпкина О.М. Типы нарушений пищевого поведения. Профилактическая медицина. 2021;24(4):113‑119.
Dadaeva VA, Eganyan RA, Korolev AI, Kim OT, Drapkina OM. Unhealthy eating behaviors. Profilakticheskaya Meditsina. 2021;24(4):113‑119. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/profmed202124041113

Авторы:

Дадаева В.А.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Все авторы (5)

Введение

Пищевое поведение (ПП) — общий термин, охватывающий такие поведенческие аспекты, как принятие решений о том, что, когда и в каком количестве употреблять в пишу. Понимание проблемы ПП в медицине играет значительную роль, поскольку выбор пищи имеет существенное значение как для здоровья отдельного человека, так и для общества в целом. Особенно это важно при учете того факта, что за последние годы как в нашей стране, так и в развитых странах мира наблюдается неуклонный рост числа людей с ожирением [1]. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в 2014 г. 39% взрослых в возрасте 18 лет и старше (38% мужчин и 40% женщин) имели избыточную массу тела и 13% (11% мужчин и 15% женщин) страдали ожирением [2], что составляет более 1/2 взрослого населения нашей планеты. При анализе данных, касающихся детей с ожирением, результаты получаются также неутешительными [3, 4].

Помимо психологических проблем (неудовлетворенность своим телом и снижение самооценки) избыточная массы тела приводит к таким серьезным последствиям, как инвалидность, социальная стигматизация и снижение общего качества и продолжительности жизни [5—8].

Проблема избыточной массы тела и ожирения в современном обществе может объясняться малоподвижным образом жизни и повышением доступности высококалорийной пищи [9—11]. Однако, несмотря на серьезное влияние окружающей среды на развитие ожирения, не все люди подвержены набору массы тела [12]. Существуют индивидуальные отличия, которые могут смягчать и/или опосредовать ответы на постоянные воздействия мощных вкусовых стимулов [13]. Психологические паттерны ПП могут объяснить разную подверженность факторам окружающей среды, которые способствует ожирению [14, 15]. Каждая из трех основных моделей ПП (эмоциогенное, экстернальное, ограничительное), по мнению исследователей, имеет собственную этиопатогенетическую основу [16, 17].

Учитывая тот факт, что ПП потенциально может усиливать или ослаблять выраженность таких ведущих проблем общественного здоровья, как избыточная масса тела и/или ожирение, важно понимать факторы, влияющие на ПП, и определить, как с их помощью можно достичь целей, стоящих перед современным обществом. Эти цели четко определены ВОЗ в Глобальном плане действий по профилактике и контролю за неинфекционными заболеваниями до 2020 г. (Global plan of action for non-communicable disease prevention and management by 2013—2020 WHO) [18], где одной из основных задач является остановка «эпидемии» ожирения.

Материал и методы

Поиск публикаций проводился в электронных базах данных Medline (PubMed) и eLIBRARY. Для поиска англоязычных статей использовались ключевые слова: «eating behaviors», «emotional eating», «external eating», «restrained eating», «obesity», «overweight», «body mass index». Поиск русскоязычных статей осуществляли по ключевым словам: «эмоциогенное пищевое поведение», «экстернальное пищевое поведение», «ограничительное пищевое поведение», «ожирение», «избыточная масса тела».

Оценку приемлемости англоязычных оригинальных источников проводили в несколько этапов: просматривали заголовки, аннотации и полнотекстовые статьи. Кроме того, выполняли дополнительный поиск ссылок из документов.

Публикации отдельных наблюдений, исследований на животных, а также статьи, в которых были приведены только предварительные результаты исследования или дублировались полученные результаты, были исключены из анализа.

Результаты

В течение последних десятилетий были разработаны три теории о психологических триггерах переедания.

Теории психологических триггеров переедания

1. В соответствии с теорией рестриктивного ПП жесткие диеты могут привести к набору массы тела в результате компульсивного переедания. Люди, соблюдающие диеты, сознательно подавляют свой голод, в связи с чем потребляют меньшее количество пищи. Однако, когда у таких людей нарушается самоконтроль, с помощью которого они ограничивают себя, возникают приступы переедания. Люди с рестриктивным типом ПП переедают гораздо чаще, чем те, кто не соблюдает диеты [19].

2. Психосоматическая теория ПП фокусируется на эмоциональной составляющей поведения, когда переедание является ответом на стресс и/или другие яркие эмоции. Термином «копинг-стратегия» в психологии принято обозначать действия, которые совершает личность для того, чтобы справиться со стрессом и с любыми трудными жизненными ситуациями [20]. Иными словами, эмоциогенное переедание — поведенческий выбор для преодоления негативных эмоций [21]. Это является атипичной реакцией на стресс, так как в норме при переживании негативных эмоций люди чаще теряют аппетит в результате ряда физиологических реакций организма (например, снижение перистальтики желудочно-кишечного тракта и повышение уровня глюкозы в крови под действием катехоламинов) [22]. Эмоциогенное переедание, по мнению ряда диетологов, может развиваться у людей, имеющих стойкую ассоциацию между негативными эмоциями и приемом пищи для успокоения. Такая ассоциация может быть результатом детского опыта, когда для создания комфортных условий ребенку давали вкусную еду [23]. Другой вариант возникновения этой ассоциативной связи — слабое развитие эмоционального интеллекта и отсутствие копинговых стратегий для эффективного преодоления негативных эмоций [24].

3. Третья теория — экстернальное ПП — подразумевает, что аппетит у ряда людей преимущественно определяется рядом внешних раздражителей [25], например жестким режимом питания, вкусом, запахом, внешним видом и доступностью пищи. При этом люди с экстернальным типом ПП не отслеживают внутренние ощущения голода и сытости. Данные литературы о распространенности этих форм в популяциях и их соотношениях крайне противоречивы и зависят от множества факторов (страна, раса, пол, возраст, масса тела, образование и др.).

Тем не менее считается, что наиболее частой формой является эмоциогенное ПП, которое встречается у около 30% лиц с нормальной и 60% лиц с повышенной массой тела. Более того, обнаружена высокая степень корреляции между разными типами у лиц как с нормальной, так и повышенной массой тела: между эмоциогенным и экстернальным (r=0,53; p<0,001), между рестриктивным и эмоциогенным (r=0,31; p<0,001) и рестриктивным и экстернальным (r=0,28; p<0,001) [26].

Эмоциогенное пищевое поведение

В основе эмоциогенного переедания лежит употребление пищи в ответ на эмоциональные триггеры, а не на ощущение истинного чувства голода [27]. Необходимо отметить, что люди с нормальной массой тела также могут иметь эмоциогенный тип ПП [28]. Однако при наличии предрасположенности к ожирению этот тип ПП может стать для них серьезной проблемой. Более 1/2 (57,3%) взрослых, имеющих избыточную массу тела и/или страдающих ожирением, демонстрируют именно эмоциогенный тип ПП [21, 29]. В ходе кросс-секционного исследования с использованием вопросника «Питание и оценка из-за эмоций и стресса» выборки из Юго-Восточного государственного университета в штате Алабама (США), включая 822 сотрудников и профессорско-преподавательский состав в возрасте от 18 до 83 лет и 55,8% выборки с избыточной массой тела или ожирением, выяснилось, что у людей, склонных к эмоциогенному перееданию, риск развития ожирения в 13,38 раза выше, чем у людей с нормальным типом развития ПП [30].

Эмоциогенное переедание является также предиктором быстрого набора и затруднительного снижения массы тела [31]. По сравнению с людьми с нормальным типом ПП, лица, склонные к эмоциогенному перееданию, употребляют значительно большее количество сладкой и жирной высококалорийной пищи, чаще перекусывают между приемами пищи и более подвержены перееданиям под воздействием стрессовых факторов [32].

При недоедании организм не может отличить добровольное ограничение питания от реальной нехватки питательных веществ и реагирует изменением метаболизма, характерным для условий недостатка пищевых ресурсов: скорость анаболизма замедляется, повышается аппетит, возникает постоянное чувство голода [33]. В результате люди, соблюдающие диету, испытывают интенсивную фрустрацию, что повышает риск потери контроля над приемом пищи при ограничении питания [34].

Особенно ярко это проявляется на фоне стресса. Действительно, при стрессе или при индукции отрицательных эмоций у лиц, соблюдающих диету, отмечается более высокое потребление пищи по сравнению с теми, кто ее не соблюдает [35]. Строгое соблюдение диеты повышает риск развития эмоциогенного ПП [36]. В данном случае можно говорить о смешанной форме.

Еще одним следствием непрерывной борьбы с чувством голода при соблюдении диеты может быть то, что люди перестают испытывать чувство сытости. Это является дополнительным фактором риска развития эмоциогенного переедания. Тенденция переедать в ответ на стресс или негативные эмоции является атипичной. При типичной реакции на стресс у человека, напротив, снижается аппетит, поскольку физиологические эффекты, вызванные активацией симпатической нервной системой, имитируют состояние насыщения [37].

Эмоциогенное переедание как «растормаживающее средство» по определению требует предварительного торможения (т.е. сдерживания). Однако на сегодняшний момент до конца неизвестно, является ли длительное воздержание от еды причиной эмоциогеного переедания [38]. Кроме того, результат может варьировать в зависимости от контингента исследуемой группы [39].

Ограничительное пищевое поведение

Ограничительное (рестриктивное) ПП описывают как тенденцию ограничивать питание с целью похудения или предотвращения набора массы тела [40]. Следовательно, этот тип ПП находится под когнитивным, а не под физиологическим контролем [41]. Хотя ограничительное поведение тесно связано с диетой, они не эквивалентны главным образом потому, что ограничительное ПП в большей мере относится к намерению соблюдать диету, а не к фактическому ее соблюдению. Тем не менее этот тип ПП часто ассоциируется с ограничением общего потребления энергии организмом, в том числе путем соблюдения диеты, а также с возможным растормаживанием переедания в результате потери когнитивного самоконтроля [42]. Люди с ограничительным типом ПП демонстрируют гораздо меньшее потребление пищи по сравнению со здоровыми людьми и лицами с другими типами патологического ПП [43]. Меньшее потребление пищи ассоциировано не только с выбором определенных продуктов [43] и сниженным количеством потребляемых калорий [42], но и с меньшей частотой приемов пищи и отсутствием перекусов в течение дня [43]. У подростков с ограничительным типом ПП выявляется тенденция часто пропускать утренний прием пищи [43, 44].

Когнитивная саморегуляция считается ресурсом, который уменьшается в течение дня [45]. Кроме того, некоторые исследователи полагают, что прием пищи в конце дня обеспечивает меньшее чувство насыщения, чем утренний прием пищи [46]. Таким образом, можно сделать вывод, что лица с когнитивно-контролируемым ПП более подвержены перееданию вечером, чем днем.

Экстернальное пищевое поведение

Экстернальное ПП также связано с перееданием. При данном типе ПП наблюдается повышенная реакция человека не на внутренние стимулы к приему пищи, а на внешние, такие как вид или запах еды [47]. Исследования показали, что экстернальное питание, связанное с увеличением потребления калорий в диапазоне от 3 дней [48] до 1 мес, встречается достаточно часто (10—17%) у женщин с нормальной массой тела [49]. Известно, что развитие экстернального ПП положительно коррелирует с полом [50], повышенным потреблением сладкой пищи, например, у детей [51] и частыми быстрыми перекусами (например, снэками) чаще у женщин [52]. Экстернальное ПП положительно коррелирует с индексом массы тела [36] и развитием ожирения у детей [53] и взрослых [54].

Кроме того, согласно концепции экстернального типа ПП, лица с таким типом ПП имеют повышенную чувствительность к сигналам пищевого вознаграждения и/или более слабую способность регулировать свои когнитивные реакции на пищевые сигналы [55].

Голландский опросник пищевого поведения

Типы ПП можно оценивать с помощью разных шкал, однако только Голландский опросник пищевого поведения (Dutch Eating Behavior Questionnaire — DEBQ) позволяет одновременно оценить три основных типа ПП [56].

Опросник DEBQ включает 33 пункта, разделенных на три отдельные шкалы: 1) шкалу эмоционального ПП, содержащую 13 вопросов, например «Возникает ли у вас желание есть, когда вы раздражены?»; 2) шкалу экстернального ПП, содержащую 10 вопросов, например «Едите ли вы больше обычного, когда видите, как другие едят?»; 3) шкалу рестриктивного ПП, содержащую 10 вопросов, например «Едите ли вы намеренно меньше, чтобы ваш вес не увеличивался?». В современной оригинальной версии за положительные ответы на все вопросы начисляются баллы, за исключением вопроса №21, в котором за положительный ответ баллы не начисляются («Трудно ли вам сдерживать аппетит, когда вы видите вкусную пищу?»). В этой версии используется шкала лайкертовского типа, в которой ответы даются в формате от «1 балл — редко» до «5 баллов — очень часто» [57].

Опросник DEBQ играет важную роль в клинической практике. Уровень его валидности и воспроизводимости высок [26]. Его применение у пациентов с ожирением или нарушениями ПП помогает определить превалирующий характер ПП и облегчить принятие решения относительно терапевтического подхода. Правильная интерпретация результатов DEBQ в дополнение к клиническому интервью может позволить добиться более индивидуализированного терапевтического подхода у конкретного пациента [58].

Методы коррекции нарушений пищевого поведения

В случае пациентов с преобладанием экстернального ПП (т.е. прием пищи в ответ на внешние пищевые стимулы) положительный эффект могут оказать терапевтические подходы, снижающие значимость внешних пищевых стимулов. Вмешательство такого типа позволяет улучшить ориентированность пациента на внутренние физиологические ощущения и повысить способность к выявлению ситуаций, когда прием пищи возникает в ответ на внешние пищевые стимулы вместо внутреннего ощущения голода или сытости. В таких случаях используют когнитивно-поведенческую терапию, направленную на разрешение проблемных ситуаций с целью повышения у пациента чувства контроля, или назначают психотропные препараты, снижающие желание к употреблению определенных пищевых продуктов [58].

У пациентов, сообщающих о высокой эмоциональности (т.е. прием пищи в ответ на состояние внутреннего эмоционального возбуждения), терапевтическое вмешательство должно быть направлено на когнитивные и эмоциональные факторы, связанные с приемом пищи, особенно на тревогу и депрессию. В этих ситуациях психотерапия может улучшить способность пациентов понимать свое состояние и справляться с тревогой и депрессией [59].

Наконец, у пациентов с ограничительным поведением постепенное уменьшение когнитивных диетических ограничений может снизить долгосрочные риски, связанные с поддержанием жестких диетических ограничений, включая повышение риска «срыва» и переедания, а также других расстройств ПП, которые негативно влияют на массу тела в долгосрочном периоде и снижают качество жизни. Чтобы помочь пациенту с рестриктивным ПП, направленным на снижение массы тела, необходимо найти баланс между ограничениями и допустимыми отклонениями [60].

Во всех вышеперечисленных случаях лечение нарушений ПП должно включать полноценный глубокий детальный анализ пищевого поведения для понимания лежащих в основе этих нарушений факторов и стресса [61, 62]. В связи с высокой вариабельностью клинических проявлений терапевтическое вмешательство следует подбирать индивидуально в каждом случае, при этом его целью должно быть восстановление нормального питания и ПП [63], а также улучшение качества жизни пациента. Для достижения указанных целей необходимо систематически проводить скрининг на предмет наличия сопутствующих психических расстройств (тревога, депрессия) и при необходимости проводить их адекватную коррекцию, так как их распространенность в популяции пациентов с нарушением ПП высока и связана со снижением качества жизни [64].

Воздействие различных триггеров (реклама и телевидение)

В многочисленных исследованиях изучалась связь между просмотром телевизора и колебаниями массы тела как у детей, так и у взрослых. Перекрестные и продольные (longitudinal) исследования [64] выявили высокий уровень корреляции между многочасовым просмотром телевизора и повышением массы тела, в особенности в детском и подростковом возрасте [65]. Например, просмотр телевизора во время еды может привести к формированию экстернального типа ПП. Широко исследована и подтверждена положительная зависимость между просмотром рекламы и формированием пищевых предпочтений [66]; кроме того, коммерческая реклама пищевых продуктов может стимулировать родителей к покупке этих продуктов своим детям [67]. Однако не следует предполагать, что все люди одинаково подвержены воздействию рекламы. Лица с экстернальным типом ПП больше подвержены влиянию внешних пищевых стимулов, в том числе представляемых в телерекламе.

Межличностные различия во влиянии коммерческой рекламы продуктов питания были изучены J. Halford и соавт. (2004) [68]. По результатам их исследования, лица с ожирением более подвержены воздействию рекламы пищевых продуктов, чем люди с нормальной массой тела. Это может быть связано с более высоким потреблением пищи у полных людей после воздействия рекламы. Значимого влияния телерекламы еды на развитие экстернального ПП в этом исследовании выявлено не было, что может быть связано с малым размером выборки.

Когда происходит растормаживание (нарушение) когнитивного контроля, люди с рестриктивным ПП более склонны к перееданию, чем те, кто не ограничивает себя в питании; это явление носит название контррегуляции. Растормаживающими когнитивный контроль факторами могут служить большое количество закусок, алкоголь, а также реклама, связанная с питанием, массой тела и внешностью. Такая реклама ведет к формированию у человека негативного восприятия своего тела и к снижению самооценки [69]. Люди с рестриктивным ПП в большей мере, чем лица, не ограничивающие себя в питании, подвержены влиянию современных трендов, которые пропагандируют стереотипный образ худой привлекательной женщины [70]. Кроме того, J. Cools и соавт. (1992) [71] показали, что просмотр фильмов в жанре «ужасы» ведет к возникновению негативного аффекта, который является триггером переедания у людей с рестриктивным ПП. Гипотетически длительный просмотр телевизора в сочетании с ограничительным ПП может быть ассоциирован с повышенным употреблением различных снеков и закусок.

В случае мощного эмоционального влияния, которое могут оказывать телепрограммы и реклама, люди с эмоциогенным типом ПП склонны переедать, а не демонстрировать нормальную реакцию на стресс — потерю аппетита [72]. В исследованиях, проводимых с участием взрослых пациентов, просмотр телевизора нередко был ассоциирован с возникновением таких негативных эмоций и чувств, как одиночество, подавленность, стыд и вина [73]. Появление этих эмоций у лиц с эмоциогенным типом ПП ассоциировано с перееданием.

Таким образом, лицам с любыми нарушениями ПП можно рекомендовать избегать просмотра рекламы.

Заключение

Нарушение ПП тесно связано с избыточной массой тела и/или ожирением. Признанным фактором, способствующим набору избыточной массы тела и ожирению, за последние несколько десятилетий стала «способствующая ожирению» окружающая среда, в которой легко доступна высококалорийная пища. Наиболее распространенными нарушениями ПП являются эмоциогенное, ограничительное и экстернальное, каждое из которых способствует перееданию вследствие воздействия различных триггеров. Формирование ПП происходит в детском и подростковом возрасте, поэтому очень важно рекомендовать родителям уделять внимание развитию правильных пищевых привычек у детей. Лицам с нарушенным ПП рекомендовано обучиться адекватным эмоциональным реакциям на прием пищи (психологическое консультирование и специальные тренинги), а также избегать просмотра рекламы на телевидении, которая способствует перееданию при наличии проблем с ПП. В настоящее время профилактика нарушений ПП является актуальной проблемой, решение которой будет способствовать снижению распространенности избыточной массы тела и/или ожирения.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail