Фазылова А.А.

ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России

Эткина Э.И.

ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России

Якута С.Э.

ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России

Линецкая О.И.

ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России

Сакаева Г.Д.

ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России

Хаффазова Е.Р.

Управление образования Администрации городского округа город Уфа Республики Башкортостан

Хуснутдинова З.А.

ФГБОУ ВО «Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы»

Отклонения физического развития у современных школьников, проживающих в условиях российского мегаполиса

Журнал: Профилактическая медицина. 2020;23(5): 67-74

Просмотров : 44

Загрузок : 6

Как цитировать

Фазылова А.А., Эткина Э.И., Якута С.Э., Линецкая О.И., Сакаева Г.Д., Хаффазова Е.Р., Хуснутдинова З.А. Отклонения физического развития у современных школьников, проживающих в условиях российского мегаполиса. Профилактическая медицина. 2020;23(5):67-74. https://doi.org/10.17116/profmed20202305167

Авторы:

Фазылова А.А.

ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России

Все авторы (7)

a:2:{s:4:"TEXT";s:65535:"a:2:{s:4:"TEXT";s:68700:"

Динамическое наблюдение за физическим развитием является одним из информативных методов выявления ранних отклонений в состоянии здоровья детей разных возрастно-половых групп [1, 2].

На показатели физического развития оказывают влияние многочисленные экзогенные и эндогенные факторы. Среди внешних факторов ведущими являются социально-экономические условия, особенности питания и образа жизни, включая воздействие на здоровье современных детей интенсифицированных образовательных технологий, а также уровень медицинского обслуживания детского населения [3—5].

Оценка физического развития позволяет выявлять основные современные закономерности и региональные особенности формирования здоровья подрастающего поколения, разрабатывать комплексные программы профилактики заболеваний и меры по охране здоровья детей и подростков [6, 7]. В последние годы наблюдается тенденция к увеличению числа детей, имеющих отклонения в физическом развитии [1, 7—9].

В России на протяжении многих десятилетий осуществлялся мониторинг нарушений физического развития детей и подростков. По данным Т.М. Максимовой, Н.П. Лушкиной [10], в 1991 г. у детей разных регионов России в 7—15% случаев выявлялась повышенная и высокая масса тела, в 5—10% — сниженная и низкая масса тела. Эти показатели в 1996—1997 гг. оказались равными 13,3 и 16,4%, в 2000—2001 гг. — 9,4 и 9,7% соответственно.

В последующие годы в ходе анализа антропометрических данных российских детей наметилась отчетливая тенденция к доминированию в структуре нарушений физического развития избыточной массы тела (ИзбМТ) и ожирения [11—13]. Так, в 2005 г. у подростков Казани распространенность ИзбМТ составила 9,4%, ожирения — 3,1%. К 2013 г. эти показатели выросли до 14,8 и 5,5% соответственно. В то же время выявляемость дефицита массы тела (ДфМТ) в 2013 г. по сравнению с 2005 г., наоборот, несколько снизилась (2,3% против 3,4%) [11]. В 2012—2013 гг. у московских школьников 7—10 лет ИзбМТ была установлена в 19,2% случаев (у 19,8% мальчиков и у 18,8% девочек), ожирение — в 11,5% случаев (15,9 и 7,4% соответственно). При этом ДфМТ был определен только у 2,2% обследованных детей [13].

В 2016 г. были опубликованы результаты пятилетнего проспективного исследования состояния здоровья 437 школьников Красноярска [5]. На момент завершения обучения в начальной школе отклонения в физическом развитии имели 12,8% детей (ИзбМТ — 9,2%, ДфМТ — 3,5%), к окончанию средней школы — 12,6% выпускников (ИзбМТ — 9,6%, ДфМТ — 3,0%). Важно отметить, что гендерные различия оказались статически незначимыми. Более существенные сдвиги в физическом развитии были установлены у 304 сельских школьников Красноярского края [9]. У 37,2% обследованных отмечались нарушения физического развития: у 19,1% — ДфМТ, у 9,2% — ИзбМТ, у 8,9% — ожирение. При этом достоверные половые различия были обнаружены только в отношении частоты ожирения (у мальчиков — в 11,5% случаев, у девочек — в 6,1% случаев, p<0,05).

Интересными и показательными в плане влияния на антропометрические параметры детей климатогеографических факторов являются данные об особенностях физического развития детей, живущих в Ямало-Ненецком автономном округе. Под наблюдением находились 140 детей в возрасте 7—17 лет. У 34,3% обследованных были выявлены различные морфо-функциональные отклонения, среди которых преобладали низкорослость (12,1%) и ИзбМТ (12,8%). Существенно реже констатировался ДфМТ (4,3%), единичными были случаи высокорослости. Достоверные гендерные различия отсутствовали [14].

Учитывая значительный разброс данных, важным представляется ретро- и проспективный анализ региональных особенностей физического развития российских детей. На территории Приволжского округа РФ, в Республике Башкортостан (РБ) и, в частности, в Уфе, так же как и в других регионах и городах России регулярно осуществляется мониторинг соматометрических параметров детского населения. В 1973—1993 гг. в РБ подобного рода масштабное исследование проводилось сотрудниками Башкирского государственного медицинского института под руководством Ф.К. Андаржанова. У 45,2% детей в возрасте от 3 до 14 лет были зафиксированы отклонения в физическом развитии, среди которых ведущими оказались сниженная и низкая масса тела (23,6%). Повышенная и высокая масса тела выявлялась у 9,8% детей. В 1996 и 2005 гг. были проведены когортные исследования состояния здоровья 3381 детей 3—17 лет, проживавших в РБ. В 1996 г. нарушения физического развития были определены у 54,2% детей (сниженная и низкая масса тела — у 22,1%, повышенная и высокая масса тела — у 24,1%). В 2005 г. отклонения в физическом развитии были обнаружены у 43,03% детей (сниженная и низкая масса тела — у 17,4%, повышенная и высокая масса тела — у 8,4%) [15].

Число детей со сниженной и низкой массой тела (13,5%) превышало число детей с повышенной и высокой массой тела (6,8%) и по данным исследования 2000 г., охватывающего весь Приволжский федеральный округ РФ [10]. Однако к концу первого десятилетия XXI века в РБ, как и во многих других российских регионах, наметилась устойчивая тенденция к повышению выявления ИзбМТ в детской популяции. В 2010—2011 гг. при проведении медицинского осмотра 4696 школьников Уфы у 30,2% детей были зарегистрированы различные морфофункциональные отклонения. Ведущим отклонением оказалась ИзбМТ (19,01%). Выявляемость ДфМТ составила 9,4%. Гендерные аспекты нарушений физического развития в этой работе не изучались [16].

В 2013 г. были опубликованы данные осмотра 10 тыс. детей 10—16 лет, проживающих в РБ. Почти у каждого шестого обследованного (14,8%) была определена ИзбМТ, у 6,3% — ожирение [11, 17].

В целом в ходе проведения ретроспективного анализа вариантов физического развития нами была получена неоднозначная информация в отношении динамики морфофункциональных показателей детей РФ. С одной стороны, это можно объяснить разнообразием и разнонаправленностью многочисленных внешнесредовых факторов, воздействующих на детскую популяцию в разных регионах России. С другой стороны, долгие годы в отечественной педиатрии отсутствовали единые унифицированные методы оценки и стандартизованные возрастные нормативы физического развития, что, несомненно, отразилось на репрезентативности данных и достоверности ранее полученных результатов. С 2007 г. в России начали широко использовать международные антропометрические стандарты ВОЗ для детей [18]. Это создало предпосылки для осуществления объективного контроля за уровнем физического развития подрастающего поколения России.

Необходимость дальнейшего продолжения соматометрического мониторинга здоровья российских детей в условиях динамично меняющихся социально-экономических, климатогеографических, экологических параметров образа жизни и характера питания, а также неоднозначность и недостаток информации в отношении половозрастных аспектов отклонений в физическом развитии детей РФ предопределили интерес к изучению этого вопроса на массиве популяции школьников Уфы.

Цель работы — изучение различных вариантов отклонений физического развития детей 6—18 лет, проживающих в крупном промышленном городе (на примере Уфы).

Материал и методы

В 2017—2018 гг. было проведено изучение основных параметров физического развития 5561 школьников в возрасте 6—18 лет, проживающих в городе Уфе. Среди обследованных мальчиков и девочек было примерно равное количество: 2810 (50,5%) и 2751 (49,5%) соответственно.

Первой задачей исследования был анализ вариантов отклонений физического развития в общей когорте уфимских школьников независимо от пола и возраста. На следующем этапе была дана сравнительная характеристика отдельных видов нарушений физического развития с учетом гендерных различий. Последним этапом стало выявление частоты ведущих нарушений физического развития (ИзбМТ и ожирение) во всех возрастных группах школьников обоего пола. Для решения последней задачи все дети были распределены в 13 возрастных групп: 6 лет — 400 детей, 7 лет — 445, 8 лет — 426, 9 лет — 447, 10 лет — 427, 11 лет — 435, 12 лет — 423, 13 лет — 436, 14 лет — 439, 15 лет — 417, 16 лет — 440, 17 лет — 420, 18 лет — 406 школьников.

Фактический материал для исследования был собран методом поперечного сечения с соблюдением правил био-этики и оформлением протоколов добровольного информированного согласия родителей учащихся 6—14 лет или личного информированного согласия учащихся в возрасте 15 лет и старше. В исследовании не участвовали дети, отсутствовавшие в школе на момент проведения медицинского осмотра.

В ходе настоящей работы использовались клинико-анамнестический и антропометрический методы исследования. Антропометрия включала измерение роста, массы тела, окружности талии, бедер, грудной клетки.

Масса тела школьников определялась на электронных медицинских напольных весах, рост — с помощью металлического напольного ростомера. Окружность грудной клетки, талии, бедер замеряли по стандартным точкам с использованием сантиметровой ленты. Индекс массы тела (ИМТ) рассчитывался путем деления массы тела (кг) на квадрат роста (м2).

Оценку физического развития проводили с использованием референтных таблиц стандартных отклонений (SDS) и таблиц распределения роста, массы тела, ИМТ, окружности грудной клетки в зависимости от возраста и пола для детей 5—19 лет [18—20].

Анализ данных физического развития школьников осуществлялся с применением компьютерной программы WHO AnthroPlus (2009). Нахождение ИМТ ребенка в коридоре табличных величин ИМТ от –2,0 до +1,0 SDS и показателя роста ребенка в интервале соответствующих значений роста от –2,0 до +2,0 SDS считали нормой. При попадании фактического значения ИМТ в интервал от +1,1 до +2,0 SDS констатировали ИзбМТ. При попадании ИМТ в интервал значений от +2,1 до +2,5 SDS диагностировали ожирение I степени; в интервал от +2,6 до +3,0 SDS — ожирение II степени; в коридор от +3,1 до +3,9 SDS — ожирение III степени; в интервал 4,0 и более SDS — ожирение IV степени. Если ИМТ оказывался в коридоре от –2,1 до –3,0 SDS, констатировали дефицит массы тела I степени; в интервале от –3,1 до –4,0 SDS — дефицит массы тела II степени; в интервале менее –4,0 SDS — дефицит массы тела III степени. При попадании величины роста в коридор менее –2,0 SDS диагностировали низкорослость; в коридор более +2,0 SDS — высокорослость [2, 19, 21, 22].

В ходе анализа полученных данных рассчитывался ряд показателей параметрической (частота встречаемости) и непараметрической (точный критерий Фишера φ*, критерий Пирсона χ2 с поправкой Йейтса) статистики. Расчет критерия Пирсона χ2 с поправкой Йейтса производился при неопределяемом значении φ* (φ*=NaN) в случае работы с нулевым значением какого-либо из изучаемых параметров. Для проведения математической обработки данных использовались электронные таблицы и статистическое приложение к программному пакету Excel Microsoft Office 2010, а также пакет прикладных программ Statistica v. 10.0 (Statsoft, США). Различия результатов признавались достоверными при уровне значимости p<0,05.

Результаты и обсуждение

Как видно из табл. 1, из 5561 обследованных детей у 1448 (26,04%) были выявлены различные варианты отклонений физического развития.

Таблица 1. Варианты отклонений физического развития школьников Уфы

Table 1. Variants of deviation in the physical development of schoolchildren in Ufa

Вариант

Школьники 6—18 лет

абс.

%

Норма (отклонения отсутствуют)

4113

73,96

Избыток массы тела

826

14,85

Ожирение I степени

252

4,53

Ожирение II степени

95

1,71

Ожирение III степени

52

0,94

Ожирение IV степени

15

0,27

Дефицит массы тела I степени

164

2,95

Дефицит массы тела II степени

33

0,59

Дефицит массы тела III степени

11

0,20

Всего

5561

100

Согласно представленным данным, среди нарушений физического развития превалировали ИзбМТ и ожирение. У 1240 (22,29%) детей и подростков были установлены отклонения от нормальной массы тела: 826 (14,85%) детей имели ИзбМТ, 414 (7,44%) — ожирение I—IV степени. Соотношение детей с ИзбМТ и ожирением составило 2:1.

Отклонения физического развития, связанные с нарушениями роста, встречались редко. Так, высокорослость выявлялась лишь у 150 (2,70%), низкорослость — у 102 (1,83%) обследованных детей.

Анализ антропометрических данных уфимских школьников по половому признаку (табл. 2) позволил выявить ряд важных закономерностей. Так, была определена достоверно более высокая частота выявления ИзбМТ и ожирения (без учета степени тяжести) у мальчиков (26,05% мальчиков против 18,46% девочек, φ*=6,75, p<0,01).

Таблица 2. Варианты отклонений физического развития школьников Уфы в зависимости от пола

Table 2. Variants of deviations in the physical development of schoolchildren in Ufa, depending on gender

Вариант

Мальчики 6—18 лет

Девочки 6—18 лет

φ*

p

абс.

%

абс.

%

Норма (отклонения отсутствуют)

1979

70,43

2134

77,57

6,15

<0,01

Избыток массы тела

457

16,26

369

13,41

3,02

<0,01

Ожирение I степени

164

5,84

88

3,20

4,69

<0,01

Ожирение II степени

68

2,42

27

0,98

4,14

<0,01

Ожирение III степени

33

1,17

19

0,69

1,94

<0,05

Ожирение IV степени

10

0,36

5

0,18

1,42

>0,05

Дефицит массы тела I степени

76

2,70

88

3,20

1,12

>0,05

Дефицит массы тела II степени

16

0,57

17

0,62

0

>0,05

Дефицит массы тела III степени

7

0,25

4

0,15

0,97

>0,05

Всего

2810

100

2751

100

При детализации этих школьников обоего пола с ожирением по степеням тяжести (см. табл. 2) было установлено, что и у мальчиков, и у девочек чаще всех диагностировалась I степень тяжести ожирения. Более высокая частота выявления ожирения у мальчиков в сравнении с девочками была подтверждена в отношении ожирения I, II и III степени (p<0,05). В отношении ожирения IV степени разница между мальчиками и девочками не достигла достоверного уровня значимости (p>0,05). Зависимость частоты выявления дефицита массы тела и патологии роста с гендерным признаком не была установлена.

В ходе настоящего исследования определена частота ИзбМТ (табл. 3) и ожирения (табл. 4) во всех возрастных группах школьников Уфы.

Таблица 3. Частота избыточности массы тела в различных возрастных группах школьников Уфы

Table 3. Frequency of over body weight in different age groups of Ufa schoolchildren

Возраст, лет

Мальчики

Девочки

φ*

p

абс.

%

абс.

%

6

1

0,22

2

0,54

0,76

>0,05

7

32

7,00

22

5,96

0,59

>0,05

8

53

11,60

53

14,36

1,19

>0,05

9

60

13,13

41

11,11

0,89

>0,05

10

71

15,54

31

8,40

3,16

<0,01

11

56

12,25

62

16,80

1,83

<0,05

12

43

9,40

38

10,30

0,43

>0,05

13

55

12,04

28

7,59

2,12

<0,05

14

36

7,88

27

7,32

0,33

>0,05

15

23

5,03

31

8,40

1,96

<0,05

16

11

2,41

21

5,69

2,44

<0,01

17

11

2,41

7

1,90

0,49

>0,05

18

5

1,09

6

1,63

0,63

>0,05

Всего

457

100

369

100

Таблица 4. Частота выявления ожирения в различных возрастных группах школьников Уфы

Table 4. Frequency of obesity rate in different groups of students in Ufa adjusted for age

Возраст, лет

Мальчики

Девочки

φ*

p

абс.

%

абс.

%

6

0

0

3

2,16

φ*=NaN (χ2=3,36)

>0,05

7

21

7,64

10

6,47

0,15

>0,05

8

44

16,00

28

20,14

1,03

>0,05

9

39

14,18

15

10,79

0,99

>0,05

10

38

13,81

19

13,67

0,03

>0,05

11

35

12,73

16

10,79

0,36

>0,05

12

39

14,18

10

7,19

2,21

<0,05

13

14

5,09

3

2,16

1,52

>0,05

14

12

4,36

14

10,07

2,15

<0,05

15

13

4,73

5

3,60

0,53

>0,05

16

8

При изучении данных табл. 3 были выявлены половозрастные аспекты ИзбМТ в детской городской популяции. Так, в возрасте 10 и 13 лет распространенность ИзбМТ была достоверно выше среди мальчиков, в возрасте 11, 15 и 16 лет — среди девочек (p<0,05). Были определены так называемые возрастные пики выявления ИзбМТ среди школьников обоего пола (рис. 1).

Рис. 1. Частота встречаемости избыточной массы тела в различных возрастных группах школьников Уфы.

* — p<0,01; ** — p<0,05.

Fig. 1. Frequency of over body weight rate in different groups of students in Ufa adjusted for age.

* — p<0,01; ** — p<0,05.

Как видно из табл. 3 и рис. 1, у детей обоего пола было установлено нарастание частоты выявления ИзбМТ в 7 лет по сравнению с 6 годами, к 8 годам этот показатель значительно увеличился: у мальчиков — в 1,7 раза, у девочек — в 2,4 раза. Затем у мальчиков наблюдалось дальнейшее плавное нарастание частоты ИзбМТ с достижением максимального значения в 10 лет (первый возрастной максимальный пик выявления ИзбМТ у мальчиков). У девочек 9—10 лет, наоборот, имело место достоверное снижение изучаемого показателя по сравнению с предыдущим периодом, что со-здало условие для формирования первого пика выявления ИзбМТ у девочек в возрасте 8 лет.

По мере взросления у мальчиков 11—12 лет наблюдалось постепенное снижение частоты выявления ИзбМТ. Однако в 13 лет исследуемый параметр вновь существенно увеличился (второй возрастной пик выявления ИзбМТ у мальчиков). Далее, начиная с 14 лет, в когорте мальчиков отмечалось уменьшение частоты случаев ИзбМТ. К 18 годам этот показатель снизился до 1,09%, оставаясь при этом выше аналогичного параметра мальчиков 6 лет.

У девочек кривая частоты ИзбМТ (после достижения первого пика в 8 лет и последующего спуска в 9—10 лет) в 11 лет вновь пошла на подъем, сформировав второй (максимальный) возрастной пик выявления ИзбМТ. Далее в анализируемой возрастной структуре школьниц с ИзбМТ определено значительное снижение удельного веса девочек 12—18 лет в сравнении с аналогичным параметром девочек 11 лет. При этом в 15—16 лет у девушек наблюдалось небольшое возрастание частоты выявляемости ИзбМТ (третий, минимальный пик подъема кривой частоты ИзбМТ). При этом, хотя показатель выявления ИзбМТ у девушек 18 лет (1,63%) оказался самым низким среди школьниц возрастной группы старше 12 лет, он все равно, как и в случае с юношами, превышал аналогичный параметр девочек 6 лет. Такое положение обосновывает важность своевременной коррекции ИзбМТ в школьном возрасте.

Распространенность ожирения во всех возрастных группах мальчиков и девочек школьного возраста представлена в табл. 4.

Согласно данным табл. 4, среди мальчиков в возрасте 12 лет частота встречаемости ожирения существенно превышала аналогичный показатель среди девочек (p<0,05). В 14 и 16 лет, наоборот, ожирение достоверно чаще отмечалось у девочек, чем у мальчиков. На рис. 2 представлена динамика выявляемости ожирения у мальчиков и девочек в возрастном аспекте.

Рис. 2. Частота встречаемости ожирения в различных возрастных группах школьников Уфы.

* — p<0,01; ** — p<0,05.

Fig. 2. Frequency of obesity rate in different groups of students in Ufa adjusted for age.

* — p<0,01; ** — p<0,05.

Как видно из табл. 4 и рис. 2, у детей обоего пола было установлено существенное нарастание частоты выявления ожирения в 7 лет по сравнению с детьми 6-летнего возраста. К 8 годам данный показатель достигал своих максимальных значений как у мальчиков, так и у девочек (первый, максимальный пик выявления ожирения у школьников обоего пола). У девочек второй пик выявления ожирения пришелся на возраст 10 лет, у мальчиков — на 12 лет. Далее среди мальчиков с ожирением отмечено плавное снижение значений удельного веса детей старше 13 лет. Минимальный уровень показателя был определен у юношей 17—18 лет.

У девочек, начиная с 10 лет, частота выявляемости ожирения также снижалась, однако неравномерно. Так, у девочек в возрасте 14 и 16 лет этот показатель сохранял более высокие значения в сравнении с соответствующими параметрами детей соседних возрастных групп. Как и у мальчиков, среди девочек-подростков с ожирением минимальная частота встречаемости наблюдалась у старшеклассниц 17—18 лет.

У школьников Уфы существенные половозрастные различия в частоте встречаемости недостаточности массы тела и нарушений роста выявлены не были.

Заключение

Согласно полученным данным, наиболее распространенными вариантами нарушения физического развития школьников Уфы являются ИзбМТ и ожирение (22,29%). Эти результаты согласуются с данными целого ряда исследователей [12, 13, 22—25]. В настоящем исследовании установлено, что соотношение детей с ИзбМТ и ожирением составляет 2:1.

Анализ антропометрических показателей по половому признаку указывает на более высокую частоту выявления ИзбМТ и ожирения среди мальчиков. Последнее также согласуется с данными литературы [3, 11, 23]. У детей обоего пола с ожирением чаще диагностируется I степень тяжести заболевания.

Изучение частоты встречаемости ИзбМТ и ожирения в различных половозрастных группах позволило выявить периоды детства, когда частота ИзбМТ и ожирения оказывается выше у девочек, чем у мальчиков (11, 15 и 16 лет — для ИзбМТ, 14 и 16 лет — для ожирения). У школьников обоего пола определяются два пика выявления ИзбМТ и ожирения — препубертатный и пубертатный. При ИзбМТ у мальчиков более выражен препубертатный, у девочек — пубертатный пик. При ожирении у школьников обоего пола наиболее значимым является препубертатный пик.

В период полового созревания дети особенно уязвимы в плане высокой вероятности развития нарушений физического развития, в первую очередь — ИзбМТ и ожирения под воздействием негативных факторов окружающей среды. Во избежание реализации подобного рода неблагоприятных рисков необходимо усилить целенаправленную работу педиатров и эндокринологов по профилактике ожирения среди названных контингентов школьников.

Другие отклонения физического развития, такие как дефицит массы тела, нарушения роста, встречаются у школьников Уфы значительно реже. Так, патология роста выявляется у 4,53%, недостаточность питания — у 3,75% детей 6—18 лет. При этом отсутствуют какие-либо половозрастные различия.

Выводы

1. Результаты исследования позволяют оценить варианты отклонений физического развития российских городских школьников в зависимости от пола и возраста. Полученные данные отражают современные тенденции нарушений физического развития детей, а также пополняют банк данных соматометрического мониторинга здоровья подрастающего поколения России.

2. В настоящее время у каждого четвертого городского школьника выявляется то или иное нарушение физического развития. При этом ИзбМТ и ожирение являются основными вариантами отклонений физического развития и чаще наблюдаются в общей когорте мальчиков.

3. У детей ИзбМТ характеризуется рядом половозрастных особенностей. Так, в возрасте 11, 15 и 16 лет распространенность этого патологического состояния достоверно выше среди девочек.

4. У детей 6—18 лет с ИзбМТ регистрируются два пика (препубертатный и пубертатный) подъема частоты выявления этого патологического состояния: у девочек — в 8 и 11 лет, у мальчиков — в 10 и 13 лет соответственно, при этом у девочек более высоким является пубертатный, а у мальчиков — препубертатный пики.

5. У детей с ожирением чаще диагностируется I степень тяжести заболевания. Детское ожирение также характеризуется рядом половозрастных особенностей. Так, в 14 и 16 лет ожирение достоверно чаще встречается у девочек, чем у мальчиков.

6. У детей 6—18 лет с ожирением определяются препубертатный и пубертатный пики подъема частоты выявления этого заболевания: у девочек — в 8 и 10 лет, у мальчиков — в 8 и 12 лет соответственно, при этом у школьников обоего пола наиболее значимым является препубертатный пик.

7. Выявленные половозрастные особенности развития ИзбМТ и ожирения в школьном возрасте обосновывают необходимость повышения внимания педиатров в отношении контроля за физическим развитием детей препубертатного возраста.

8. В связи с высокой частотой выявления нарушений физического развития среди российских школьников целесообразным является дальнейший поиск и углубленный анализ причинно-значимых факторов, приводящих к физической дисгармонизации подрастающего поколения с целью разработки и осуществления эффективных превентивных мероприятий в государственном масштабе.

Участие авторов: концепция и дизайн исследования — Э.И. Эткина, А.А. Фазылова, Е.Р. Хаффазова, З.А. Хуснутдинова; сбор и обработка материала — А.А. Фазылова, С.Э. Якута, О.И. Линецкая, Г.Д. Сакаева; статистическая обработка данных — А.А. Фазылова, О.И. Линецкая, С.Э. Якута; написание текста — А.А. Фазылова, Г.Д. Сакаева; редактирование — Э.И. Эткина, Е.Р. Хаффазова, З.А. Хуснутдинова.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflict of interest.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail