Лычагин А.С.

Кафедра акушерства, гинекологии и репродуктивной медицины, факультет повышения квалификации медицинских работников РУДН, Москва, Россия, 117198;
GMS Clinics &

Малинина О.Ю.

Hospitals, Москва, Россия,127018

Невынашивание беременности: вклад мужского фактора и возможности его преодоления

Журнал: Проблемы репродукции. 2017;23(5): 106‑114

Просмотров : 13665

Загрузок : 187

Как цитировать

Лычагин А.С., Малинина О.Ю. Невынашивание беременности: вклад мужского фактора и возможности его преодоления. Проблемы репродукции. 2017;23(5):106‑114.
Lychagin AS, Malinina OYu. Miscarriage: the role of male factor and the methods of treatment. Russian Journal of Human Reproduction. 2017;23(5):106‑114. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/repro2017235106-114

Авторы:

Лычагин А.С.

Кафедра акушерства, гинекологии и репродуктивной медицины, факультет повышения квалификации медицинских работников РУДН, Москва, Россия, 117198;
GMS Clinics &

Все авторы (2)

Согласно результатам проспективных когортных исследований, только около 1/3 желанных зачатий завершается рождением живых детей. Менее 1/3 зародышей гибнут до имплантации и еще столько же — после нидации плодного яйца, на 3—4-й неделе беременности, но до задержки менструации. Такие концепционные потери называют доклиническими. Частота ранней клинической потери беременности составляет около 15% от числа зачатий и увеличивается с возрастом, а поздние выкидыши (12—22 нед) случаются реже и составляют около 4% [1—6].

Спорадический выкидыш наиболее часто осложняет ранние сроки гестации и обычно свидетельствует о спонтанных мутациях и выраженных аномалиях эмбриона. Принято считать, что случайные потери беременности до 6—8 нед представляют собой «генетический сброс», предотвращающий рождение детей с серьезными аномалиями, несовместимыми с жизнью. Эту идею подтверждают результаты клинических исследований: в 75% случаев абортус имел аномальный кариотип, у 85% зародышей были зарегистрированы мальформации [7].

Хромосомные аберрации у эмбриона могут быть идентифицированы в 29—60% случаев привычной потери беременности, однако вклад генетических мутаций снижается по мере увеличения числа выкидышей у каждой конкретной женщины. Это указывает на наличие других механизмов аборта у пар с привычным невынашиванием [1, 8].

Обычно привычный выкидыш (прерывание 3 беременностей подряд и более) имеет множественную этиологию. Наиболее изученными причинами являются хромосомные аберрации, тромбофилия, иммунная дисфункция и различные эндокринопатии у матери. Однако многие такие случаи (50—60%) врачами оцениваются как идиопатические, когда установить точную причину потери беременности не удается [9].

В 2000-е годы появились новые теории о механизмах спорадического и рецидивирующего выкидыша. В ходе эпидемиологических и генетических исследований было показано, что самопроизвольный аборт может быть связан с изменениями морфологии сперматозоидов и целостности их ДНК. Новые взгляды на этиопатогенез выкидыша и роль мужского фактора открыли перспективное направление для разработки эффективных вмешательств, способных предотвратить часть репродуктивных потерь.

Функция спермы: смена взглядов

Ранее господствовало мнение, что единственная роль сперматозоида — доставка генетического кода в яйцеклетку, потомство наследует от отца только последовательность ДНК, при этом особенности упаковки ДНК сперматозоида не влияют на зиготу. Недавние работы [9] в области эпигенетики и бесплодия по причине мужского фактора пролили свет на эту давнюю, а теперь и спорную догму.

К настоящему времени стало известно, что функция спермы состоит не только в снабжении ооцита отцовскими генами — она вносит вклад в программу дальнейшего развития эмбриона. Помимо ДНК, сперматозоиды доставляют в яйцеклетку регуляторные элементы, необходимые для активации генов или для их «молчания» (фактор активации, центросомы, множественные матричные РНК и микроРНК и т. д.). По современным представлениям, экспрессия отцовских генов стартует на стадии 4—8 бластомеров [10, 11]. На этой ранней стадии эмбриогенеза даже минимальные нарушения в организации хроматина сперматозоида могут негативно сказаться на активации генов отца [12]. К настоящему времени известно как минимум три гена отца (H19-IGF2, RASGRF и DLK1-GTL2), участвующих в развитии зародыша, формировании трофобласта и плаценты [13, 14].

Повреждение ДНК сперматозоидов: роль в невынашивании беременности

Эпигенетические изменения, такие как метилирование ДНК, модификация гистонов, включение протамина в хроматин, оказывают большое влияние на развивающуюся клетку спермы, на зиготу и, как результат, на репродуктивные исходы [9, 15]. Любые сбои в эпигенетических модификациях или в механизмах, защищающих ДНК от фрагментации, приводят либо к повреждению самой ДНК, либо к изменению структуры хроматина. Когда эти изменения затрагивают значительную часть популяции сперматозоидов, формируется мужской фактор репродуктивных потерь. Фрагментация ДНК сперматозоидов и ее эпигенетическая модификация обусловливают появление гамет со сниженной способностью к оплодотворению и/или общей жизнеспособностью.

Однако даже при условии, что поврежденные сперматозоиды все-таки оплодотворяют яйцеклетку, вероятным результатом любого из вышеуказанных сценариев становится снижение протеолитической способности и неудачи имплантации, врожденные пороки развития и снижение общей жизнеспособности зародышевой клетки [9, 16—18]. В экспериментах на животных показано, что получить эмбрионы высокого качества на ранних стадиях развития можно даже при оплодотворении яйцеклетки сперматозоидом с поврежденной ДНК, но в дальнейшем развитие зародыша прекращается [19—22].

Следовательно, «отцовский материал» имеет важнейшее значение не только для возможности оплодотворения, но и для вынашивания беременности и рождения здорового ребенка [15].

Хроматин зрелых сперматозоидов восприимчив к повреждению ДНК внешними факторами. Чтобы избежать этого повреждения, хроматин претерпевает драматические структурные перестройки на поздних стадиях сперматогенеза, чему способствуют различные классы ядерных белков, включая гистоны, переходные белки и протамины 1 (Р1) и 2 (P2). К окончанию гаметогенеза структура хроматина уплотняется, что защищает ДНК от повреждения [15].

Целостность ДНК сперматозоидов имеет важное значение для реализации репродуктивной функции, поэтому измерение фрагментации ДНК спермиев можно считать важным дополнительным инструментом для прогнозирования мужского бесплодия [1, 23]. Зарубежные эксперты [1, 23] считают, что в будущем анализы, обнаруживающие повреждение ДНК спермы, могут быть введены в план обследования супружеских пар с привычным невынашиванием или бесплодием. Фрагментацию ДНК спермы можно обнаружить с помощью проточной цитометрии и/или флюоресцентной микроскопии.

Большинство эякулятов содержат сперматозоиды с фрагментацией ДНК в виде двойных или однонитевых разрывов. Нарушение целостности может произойти как до, так и после после эякуляции.

Подтверждена связь между повреждением ДНК сперматозоидов и выкидышем. В ходе метаанализа, включившего 16 исследований (2969 пар), было показано более чем двукратное повышение риска самопроизвольного аборта в супружеских парах, где у мужчин были обнаружены повышенные уровни повреждения ДНК спермы (ОР=2,16; p<0,00001) [24].

G. Bareh и соавт. [25] сравнили уровни фрагментации ДНК сперматозоидов у 26 мужчин из пар с привычным невынашиванием, с контрольной группой (31 мужчина с нормальной фертильностью). Было установлено, что у мужчин с репродуктивными потерями в семье средний уровень фрагментации ДНК был в 4 раза выше, чем в группе контроля (36,8±5 и 9,4±2,7% соответственно). В исследовании M. Shamsi и соавт. [9] отмечено, что у партнеров женщин с невынашиванием уровень фрагментации ДНК сперматозоидов достигает 24%. Схожие результаты были получены и в более ранних работах [26—28].

Фрагментация ДНК может послужить причиной ранней потери беременности, наступившей благодаря вспомогательным репродуктивным технологиям (ВРТ) [29]. Авторы систематического обзора и метаанализа A. Zini и соавт. [30] изучили связь повреждений ДНК спермы и потери беременности после ЭКО и ИКСИ и обнаружили, что высокий уровень фрагментации в 2,5 раза (95% ДИ 1,52—4,04) повышает риск ранней потери беременности после ВРТ. Свои выводы исследователи сделали на основании данных анализа 11 исследований с общим числом циклов 1549 (из них 808 ЭКО и 741 ИКСИ).

Факторы, влияющие на спермогенез

Спермогенез более уязвим перед действием многих физических, химических и биологических факторов, чем оогенез. Мутации (как генетические, так и эпигенетические) в мужских половых клетках происходят значительно чаще, чем в ооците. Гаметогенез у мужчин, стартуя в пубертатном возрасте, продолжается до глубокой старости, не прекращаясь ни на секунду. В семенных канальцах пролиферируют десятки тысяч клеток-предшественников сперматозоидов, и этот процесс чрезвычайно чувствителен ко многим негативным воздействиям.

Большая часть мутаций приводит либо к снижению оплодотворяющей способности гамет, либо к их гибели. Но генетические и эпигенетические изменения могут и не повлиять на живучесть и подвижность сперматозоидов. В такой ситуации изменения ДНК могут быть переданы «по наследству». Большинство плодов с выраженными пороками развития погибает антенатально [31], но некоторые анеуплоидии не препятствуют выживанию (например, трисомия по 21-й паре хромосом). Крайне редко мутации оказываются полезными для человека как вида — в этом и состоит реализация эволюционных законов.

Таким образом, при обследовании пар с привычным невынашиванием следует оценивать мужские факторы (живучесть, подвижность, морфология сперматозоидов и повреждение их ДНК). При этом важно отметить, что стандартные параметры спермограммы не позволяют в полной мере оценить потенциал фертильности, поскольку мужчины с нормозооспермией могут иметь фрагментацию ДНК гамет, которую невозможно обнаружить по спермограмме [9].

Факторы, влияющие на мужскую фертильность:

1) неблагоприятные экологические факторы, воздействие ксенобиотиков, электромагнитного излучения, высокой температуры и т. д.;

2) табакокурение, злоупотребление спиртным, употребление наркотических средств;

3) варикоцеле;

4) алиментарные нарушения (несбалансированное питание, обедненность продуктов питания микронутриентами);

5) инфекционные заболевания, латентное течение инфекционно-воспалительных процессов;

6) соматические заболевания [9, 23].

Оксидативный стресс — один из основных механизмов повреждения ДНК, выработки морфологически аномальных сперматозоидов. Свободные радикалы наносят удар по клеточной мембране, инициируют митохондриальные мутации и повреждение ядерной ДНК (фрагментация и денатурация) [32—37]. Повышение показателей окислительного стресса отмечают у 75—80% бесплодных мужчин [38, 39].

Активные формы кислорода инициируют гиперметилирование ДНК — один из самых изученных механизмов эпигенетической модификации [40], при этом фрагментация ДНК сперматозоида зависит от уровня метилирования гистонов [21, 41, 42].

S. Lewis и соавт. [43] указывают, что в норме сперма содержит аскорбат, ураты и тиолы, которые являются основными антиоксидантами. При высоком уровне окислительных реакций концентрации эндогенных антиокислителей в семенной плазме значительно снижаются. По данным авторов, активные формы кислорода ответственны за развитие мужского бесплодия в 40—88% случаев.

Прегравидарная подготовка мужчин

Многие годы преконцепционные мероприятия были прерогативой женщин, и только в последнее десятилетие специалисты стали включать мужчин в программы подготовки к зачатию. Прегравидарная подготовка мужчин вносит значимый вклад в здоровье нации и оказывает экономический и социальный эффект.

К настоящему времени доказано, что совместная подготовка к зачатию обоих партнеров позволяет улучшить перинатальные исходы, снизить заболеваемость детей. При этом программа подготовки мужчин к зачатию проста и не требует больших затрат.

Во-первых, перед стартом лечебно-профилактических мероприятий необходимо оценить спермограмму, а при наличии отклонений провести коррекцию нарушений сперматогенеза.

Во-вторых, исключить привычные интоксикации (например, курение, алкоголь) на период планирования зачатия.

В-третьих, диагностировать и устранить другие неблагоприятные для спермогенеза факторы (например, инфекционно-воспалительные заболевания).

По данным Н.Ю. Борзовой (2000), при совместной подготовке к гестации семейных пар с перинатальными потерями последующая беременность заканчивалась рождением здорового ребенка в 63,6% наблюдений, а при реабилитации только одной женщины — в 14,5% случаев [44, 45].

Аналогичные результаты получили Д.С. Маркарян и соавт. (2013). В реабилитации супружеских пар с бесплодием и перинатальными потерями принимал участие врач уролог-андролог. Итогом такой совместной работы стало снижение перинатальной смертности на 60% [44, 45]. В период с 2006 по 2013 г. 700 мужчин с репродуктивными проблемами в семье (бесплодие, невынашивание, пороки развития плода и т. д.) прошли совместную прегравидарную подготовку. Персонифицированные лечебно-профилактические меры были направлены на ликвидацию установленных факторов риска, формирование здорового образа жизни, коррекцию пищевого рациона, нормализацию гомеостаза в целом и нормализацию показателей спермограммы (WHO, 1999). При выявлении возбудителей генитальных инфекций при микроскопии, даже при отсутствии клиники инфекционно-воспалительного процесса, назначали антимикробные средства, иммуно- и физиотерапию. Для нормализации спермограммы применяли витаминно-минеральные комплексы, биологически активные добавки. Длительность прегравидарной подготовки мужчин составляла в среднем 3—4 мес. После устранения факторов риска, элиминации инфектов и нормализации показателей спермограммы семейной паре рекомендовали естественное зачатие. Такая лечебно-профилактическая тактика позволила увеличить рождаемость на 8%; снизить уровень общей перинатальной заболеваемости в 2,2 раза; самопроизвольных выкидышей, антенатальной гибели плода, пороков развития в 3—4 раза [44, 45].

По данным исследований, у 70% будущих отцов выявляют отклонения от нормы, которые могут представлять опасность для здоровья потомков. До 70% самопроизвольных выкидышей связано с генетическими дефектами сперматозоидов; около 60% случаев бесплодия в семье, более половины неразвивающихся беременностей, пороков развития плода (как диагностированных сразу после рождения, так и некоторое время спустя) обусловлены мужским фактором [29, 44—46].

К настоящему времени разработаны эффективные во многих ситуациях меры, позволяющие уменьшить фрагментацию ДНК и предупредить дальнейшее повреждение хроматина. Например, ежедневная эякуляция, здоровый образ жизни, отказ от курения, полноценное питание с включением в рацион фруктов и овощей позволяют уменьшить повреждения ДНК [47, 48]. Если же причиной фрагментации ДНК было варикоцеле, то после его оперативного лечения уровень повреждения значительно снижается [49]. Если же коррекцией модифицируемых факторов риска не удается решить проблему, то в программах ВРТ предлагают использовать тестикулярные сперматозоиды, так как уровень фрагментация ДНК в них в 5 раз ниже, чем в эпидидимальных [50].

Поскольку один из основных механизмов повреждения — окислительный стресс, то уменьшить степень фрагментации ДНК сперматозоидов позволяет антиоксидантная терапия [51, 52]. P. Gharagozloo и соавт. [53] оценили результаты 20 клинических исследований эффективности антиоксидантов в циклах ВРТ; в 19 из них убедительно доказано снижение уровня окислительного стресса в клетках. Также получены свидетельства улучшения подвижности сперматозоидов, особенно у пациентов с астеноспермией. В 10 исследованиях отмечено повышение частоты наступления беременности.

Авторы Кохрейновского обзора включили 48 рандомизированных клинических исследования (с общим числом участников 4179 в возрасте от 20 до 52 лет) и сравнили эффективность пероральных антиоксидантов с плацебо или отсутствием лечения. Время наблюдения составляло от 3 нед до 2 лет. У большинства мужчин, включенных в эти исследования, были снижены общая подвижность и концентрация сперматозоидов. У мужчин, принимавших пероральные антиоксиданты, отмечено статистически значимое увеличение коэффициента рождаемости — в 4,21 раза (ОР=4,21; 95% ДИ 2,08—8,51; p=0,0001), частоты наступления беременности — в 3,43 раза (ОР=3,43; 95% ДИ 1,92—6,11; p<0,00001) [54]. Авторы отметили, что прием антиоксидантов не был ассоциирован с повышенным риском выкидышей. Кроме того, специалисты подчеркнули в заключение, что ассоциацию улучшения репродуктивных исходов с приемом антиоксидантов мужчинами в прегравидарный период следует изучить в более масштабных исследованиях.

Другие исследователи [55, 56] выявили достоверное повышение частоты живорождений в парах, проходящих программы ЭКО/ИКСИ, при приеме антиоксидантов. В связи с этим эксперты рекомендуют применять антиоксиданты в комплексной прегравидарной подготовке пар независимо от метода достижения беременности [57, 59].

Селен и цинк — самые востребованные компоненты комплексов для улучшения фертильности у мужчин, благоприятно влияющие на спермогенез. Селен необходим для метаболизма тестостерона, предупреждает оксидативное повреждение и фрагментацию ДНК сперматозоидов. Лечебно-профилактический эффект селена доказан в клинических исследованиях. При назначении селена у субфертильных пациентов достоверно возрастала подвижность сперматозоидов [60].

В экспериментах на животных доказано, что при алиментарной недостаточности селена эффективность ЭКО снижается на 67% [61]. Кроме того, согласно экспериментальным данным L. Guido и соавт. [62], с «отцовским» дефицитом селена может быть связано возрастание риска канцерогенеза в молочной железе у потомков женского пола. Авторы работы подчеркнули важность питания отца для здоровья его будущих дочерей.

Переизбыток микроэлемента не безвреден и влечет за собой уменьшение подвижности и более высокую частоту астенозооспермии, повышение частоты выкидышей [63, 64].

Селен в оптимальной дозировке входит в состав биологически активной добавки АндроДоз. Благодаря органической форме микроэлемент постепенно всасывается в кишечнике без резких «скачков» уровня минерала в крови [65].

Цинк встраивается в хроматин во время спермогенеза на начальной стадии компактизации ядра, обеспечивает структурную стабильность хроматина в сперматозоидах и его быструю деконденсацию. Недостаточность цинка негативно влияет на созревание сперматозоидов [66].

Дефицит микроэлемента обусловлен, с одной стороны, недостаточным потреблением биодоступного цинка с пищей, а с другой — нарушением всасывания в тонкой кишке и чрезмерной потерей эндогенно цинка в толстой [67]. Лактат цинка (пюрамекс), входящий в состав АндроДоз, обладает высокой биодоступностью и легко усваивается в пищеварительном тракте.

Коэнзим Q10 (убихинон), также входящий в состав АндроДоз, в спермоплазме играет важную роль в процессах метаболизама, внутриклеточного транспорта и антиоксидантной защиты [68, 69]. Наиболее «богаты» убихиноном митохондрии средней части гаметы. Уровень коэнзима падает при азооспермии и варикоцеле [70].

В состав аптечных средств могут входить две формы коэнзима Q10 — убихинон и его восстановленная форма убихинол. Обе формы могут быстро преобразовываться друг в друга.

Витамин, А (ретинол) в составе АндроДоз обеспечивает протекцию клеточных мембран от действия свободных радикалов, влияет на белковый синтез белков, важен для дифференцировки гамет, поддержания их активности. Ретинол участвует в процессах спермогенеза, улучшает усвоение цинка и потенциирует его антиокислительный эффект [71].

Витамин Е (токоферол) нейтрализует активные формы кислорода и препятствует окислительному повреждению клеточных стенок. Доказано, что при назначении токоферола повышается подвижность сперматозоидов и их способность проникать в ооцит [72]. Витамин E, включенный в АндроДоз, действует синергично с ретинолом и селеном [73, 74].

L-карнозин — еще антиоксидант в составе АндроДоз, усиливает эффект альфа-токоферола, стимулирует спермогенез и подвижность сперматозоидов [75]. В экспериментальных условиях предотвращает отравление организма тяжелыми металлами и другими токсинами, защищая таким образом систему репродукции от вредных воздействий [76, 77].

L-карнитин участвует в антиоксидантной защите, улучшает подвижность сперматозоидов, влияет на энергетический потенциал в митохондриях, поддерживает созревание сперматозоидов, снижает образование их атипичных (патологических) форм [23, 78].

L-аргинин благоприятно влияет на состояние предстательной железы, улучшает спермогенез, влияет на кровоток в мужских половых органах и регулирует эректильную функцию, участвует в упаковке ДНК сперматозоидов [79, 80].

Глицирризиновая кислота и флавоноиды солодки голой (Glycyrrhiza glabra) обладают мощным антиоксидантным, противовоспалительным, противовирусным, противогрибковым, противоаллергическим, иммуномодулирующим, антигенотоксическим, тонизирующим эффектами; снижают уровень фрагментации ДНК, подавляет активность тромбина, оказывают муколитическое действие, увеличивает объем эякулята [23, 81, 82].

Биологически активная добавка АндроДоз с комплексом антиоксидантов изготовлена по технологии микрокапсулирования Actielease. «Умная таблетка» содержит жиро- и водорастворимые антиокислители, которые при одновременном приеме эффективнее блокируют избыточные свободнорадикальные процессы, снижая их негативное влияние на сперматогенез. Эта технология обеспечивает оптимальное действие всех лечебных компонентов, их равномерное высвобождение в организме. Прием комплекса поддерживает требуемую концентрацию всех вышеописанных активных веществ — витаминов, аминокислот, кофакторов, микроэлементов, часть из которых действует синергично.

Хороший клинический эффект биологически активной добавки АндроДоз отмечен в отечественных исследованиях [83, 84].

В российском открытом сравнительном исследовании оценили эффективность 3-месячного приема АндроДоз пациентами с идиопатической патоспермией [83]. В наблюдении приняли участие 142 мужчины в возрасте 26—48 лет (средний возраст 36±5,8 года). Перед началом лечения проведено обследование: общеклинические анализы, анализ эякулята, тест на смешанные реакции агглютинации, биохимия семенной плазмы, бактериологическое исследование, ультразвуковое исследование (УЗИ) мочеполовых органов. При анализе эякулята выявлена патоспермия у всех больных, в том числе олигозооспермия у 111 (78%) больных, астенозооспермия — у 142 (100%), тератозооспермия — у 130 (92%). Все пациенты были распределены в две группы. В 1-ю группу вошли 38 пациентов, получавших базовую терапию (Элькар по одной чайной ложке 2 раза в день и Селцинк по одной таблетке 1 раз в день); во 2-ю — 104 мужчины, которые на фоне базовой терапии принимали АндроДоз. После лечения отмечено увеличение объема эякулята — на 45,7%, концентрации сперматозоидов — на 18,5%, общей подвижности — на 33,7%, активной подвижности — на 38,4%, количества морфологически нормальных форм — на 50% [83].

В другом российском многоцентровом клиническом исследовании [84] приняли участие 73 пациента в возрасте 20—65 лет (средний возраст 34,32±7,9 года) с различными формами патоспермии и продолжительностью бесплодного брака от 14 мес до 4 лет (в среднем 22,27±17,1 мес). Все участники были распределены в две группы: 1-ю составили пациенты, у которых были обнаружены антиспермальные антитела (АСАТ), 2-ю — без АСАТ. Все мужчины принимали средство АндроДоз в течение 3 мес. В ходе исследования осуществляли контроль спермограммы, мониторинг анализов крови (общий, биохимический, гормональный) и мочи, уровня АСАТ, иммуноглобулинов A и G.

Через 3 мес от начала терапии было отмечено снижение вязкости спермоплазмы, особенно у пациентов с аспартатаминотрансферазой (АСАТ), статистически значимый рост общего числа активно подвижных сперматозоидов. Количество патологических форм сперматозоидов снизилось на 26,32% (р=0,0001), причем этот показатель нормализовался у всех пациентов (100%), у которых исходно было выявлено критическое увеличение морфологически неполноценных форм (>96%). После курса терапии 87,6% мужчин оценили ее эффект как хороший и выраженный [84].

Представляют интерес результаты еще одного отечественного наблюдения. Целью работы была оценка эффективности биологически активного комплекса АндроДоз в лечении идиопатического мужского бесплодия [85]. В исследование были включены 30 инфертильных мужчин 25—45 лет с идиопатической патоспермией (олиго-, астено- или тетразооспермия), подтвержденной по критериям ВОЗ. Кроме того, оценивали состояние хроматина сперматозоидов. Условиями участия в наблюдении, помимо бесплодия, было отсутствие воспалительного процесса в репродуктивной системе, инфекционных факторов (по результатам ПЦР), выраженных аутоиммунных реакций (когда антиспермальные антитела покрывают не более 10% подвижных гамет).

Показатели эякулята анализировали до и во время лечения средством АндроДоз (схема приема — перорально по 2 капсулы утром и вечером).

Средний возраст участников составлял 34 года, а продолжительность инфертильности в среднем — 28,9 мес. Первичная инфертильность была выявлена у 18 (59%) человек.

Через 1,5 мес лечения показатели спермограммы (объем эякулята, концентрация, доли прогрессивно подвижных и морфологически нормальных сперматозоидов) существенно не изменились, но было отмечено снижение доли гамет со смешанной патологией (у 80% пациентов). Снизился и уровень оксидативного стресса (у 70%): продукция активных форм кислорода уменьшилась в 2—5 раз. Одновременно отмечали снижение доли сперматозоидов с фрагментацией ДНК (у 67% участников): индекс фрагментации уменьшился практически на четверть от исходного (в среднем на 4—5% в абсолютных числах) [85]. Полученные результаты вполне логичны, поскольку большинство ведущих экспертов признают взаимосвязь между уровнем активных форм кислорода в сперме, выраженностью окислительного стресса и фрагментацией ДНК сперматозоидов.

Результаты отечественных исследований показали, что прием биологически активной добавки АндроДоз позволяет повысить подвижность сперматозоидов и количество жизнеспособных форм, снизить вязкость семенной жидкости. В этих исследованиях также было отмечено снижение показателей оксидативного стресса, фрагментации ДНК.

Стоит упомянуть, что назначать антиоксидантную терапию суб- и инфертильным мужчинам следует с осторожностью — проверенными в клинической практике и сбалансированными препаратами, поскольку избыток «антиокислителей» может стать причиной деконденсации хроматина сперматозоидов [86, 87]. Нарушение баланса окислительных и антиокислительных агентов с превалированием последних может привести к избыточной элиминации свободных радикалов кислорода, которые необходимы для регуляции нескольких функций сперматозоида, и индуцировать ребаунд-эффект в виде восстановительного стресса [53, 88]. Например, доказано, что сверхдозы витамина С неоднозначно влияют на сперматогенез, могут инициировать денатурацию белков и неправильную упаковку ДНК [89]. По данным F. Absalan [86, 87], все это тоже может обусловить гестационные потери.

В этой связи важен выбор препарата. Средство для антиоксидантной терапии должно быть эффективным, безопасным и доступным для самостоятельного применения пациентами в прегравидарный период. Хороший вариант — комплексные средства, содержащие в своем составе антиоксиданты, минералы и другие микронутриенты, а в идеале — произведенные крупными фармацевтическими компаниями в надлежащих производственных условиях.

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail