Мониторинг помповой инсулинотерапии у детей, подростков и молодых пациентов с сахарным диабетом 1-го типа в Российской Федерации

Авторы:
  • Д. Н. Лаптев
    ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии» Минздрава России, Москва, Россия
  • С. В. Переверзева
    ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии» Минздрава России, Москва, Россия
  • А. О. Емельянов
    ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии» Минздрава России, Москва, Россия
  • В. А. Петеркова
    ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии» Минздрава России, Москва, Россия
Журнал: Проблемы эндокринологии. 2018;64(2): 85-92
Просмотрено: 1381 Скачано: 285

В последние годы отмечается значительный рост использования помповой инсулинотерапии, также известной как продолжительная подкожная инфузия инсулина (ППИИ), для лечения детей с сахарным диабетом 1-го типа (СД1) в Российской Федерации (РФ). Значительному росту использования ППИИ у детей способствовало технологическое совершенствование помп и понимание необходимости достижения целевого уровня гликемического контроля для снижения риска развития осложнений СД1. Результаты многих исследований показывают, что ППИИ в педиатрической популяции является безопасным и эффективным методом лечения СД1, обеспечивающим лучший гликемический контроль, значительное снижение частоты гипогликемий и улучшение качества жизни по сравнению с режимом множественных инъекций инсулина [1—6].

В соответствии с международными и российскими рекомендациями показаниями для перевода на ППИИ являются неадекватный гликемический контроль, значительные колебания гликемии, а также ограничения и недостатки традиционной инсулинотерапии, ухудшающие качество жизни [7, 8]. Однако, несмотря на широкое использование в клинической практике современных, эффективных технологий управления СД, результаты проведенных к настоящему времени исследований указывают на то, что более 80% детей с СД1 в РФ не достигают целевого уровня HbA1c. Так, по данным исследования TEENS [9], в которое были включены более 500 детей и подростков РФ с СД1, 20% которых использовали ППИИ, целевых значений HbA1c <7,5% удается достичь лишь у 16,9% детей и 14,6% подростков.

Для разработки методов повышения эффективности и безопасности использования ППИИ на федеральном уровне необходима комплексная, объективная оценка качества, безопасности и состояния проводимого лечения у пациентов различных возрастных категорий в различных регионах РФ.

Цель исследования — комплексный мониторинг применения помповой инсулинотерапии у детей, подростков и молодых пациентов с СД1 из различных регионов РФ.

Материал и методы

Дизайн исследования

Проведено ретроспективное когортное моноцентровое наблюдательное исследование с оценкой медицинских данных из специализированного регистра пациентов с СД1, переведенных на помповую инсулинотерапию в Институте детской эндокринологии ФГБУ «Эндокринологический научный центр» Минздрава России в период с 01.01.06 по 31.12.15.

Критерии соответствия

В исследование были включены пациенты, отвечающие следующим критериям:

— возраст на момент перевода на ППИИ от 1 года до 18 лет;

— постоянное проживание на территории РФ;

— СД1, установленный не менее чем за 6 мес до 01.06.16;

— помповая инсулинотерапия в течение не менее чем 6 мес до 01.06.16;

— перевод на ППИИ в период с 01.01.08 по 31.12.15;

— наличие актуальных данных (по результатам очного визита или телефонного анкетирования) на момент проведения исследования.

Условия проведения

Исследование проведено на базе детского отделения сахарного диабета ФГБУ «Эндокринологический научный центр» Минздрава России. В соответствии с поставленной целью для последующего анализа были получены данные из регистра помповой инсулинотерапии Института детской эндокринологии ФГБУ «Эндокринологический научный центр» Минздрава России (далее — регистр). Регистр содержит данные пациентов, переведенных на помповую инсулинотерапию, в возрасте до 18 лет.

Продолжительность исследования

Исследование проведено в период с 01.06.16 по 31.12.16. В анализ вошли данные от пациентов, переведенных на НПИИ в период с 01.01.08 по 31.12.15, с длительностью СД1 и НПИИ не менее 6 мес до начала исследования (01.06.16) и наличием актуальных данных на момент исследования.

Основной исход исследования

Основными конечными точками в настоящем исследовании были эффективность и безопасность помповой инсулинотерапии. Эффективность помповой инсулинотерапии оценивалась по показателю HbA1c (%), его динамике и доле пациентов, достигших целевого значения HbA1c <7,5%. Безопасность оценивалась по частоте острых осложнений СД.

Дополнительные исходы исследования

Дополнительно в настоящем исследовании проводились:

— оценка состояния медицинской помощи пациентам на помповой инсулинотерапии;

— поиск факторов, ассоциированных с метаболическим контролем;

— поиск и оценка значимости препятствий к достижению оптимального гликемического контроля при использовании помповой инсулинотерапии.

Методы регистрации исходов

Регистрируемые данные

Регистр создан и ведется с 01.01.04. Первично данные в регистр вносятся во время госпитализации пациентов с целью перевода на ППИИ. Дальнейшее наполнение регистра осуществляется вручную при повторных госпитализациях или (в случае отсутствия повторного визита) путем телефонного анкетирования. Обновление данных для каждого пациента проводится не реже 1 раза в год.

Для каждого включенного в исследование участника из регистра были получены следующие данные.

— Содержание гликированного гемоглобина (HbA1c) в период:

1) перед переводом на помпу;

2) от 6 до 12 мес;

3) от 12 до 24 мес;

4) от 24 до 36 мес;

5) от 36 до 48 мес;

6) от 48 до 60 мес;

7) от 60 до 72 мес;

8) от 72 до 84 мес после перевода на инсулиновую помпу.

— Содержание HbA1c при последнем измерении (%).

— Количество эпизодов диабетического кетоацидоза (ДКА) за время использования инсулиновой помпы (n).

— Количество эпизодов тяжелой гипогликемии (ТГ) за время использования инсулиновой помпы (n).

— Бюджетное (бесплатное) обеспечение расходными материалами для инсулиновой помпы по месту жительства (да/нет).

— Средняя частота самоконтроля (измерения глюкозы глюкометром) за сутки (n).

— Использование системы непрерывного мониторирования глюкозы (НМГ) за последние 3 мес не менее 1 нед в месяц (да/нет).

— Отказ от использования инсулиновой помпы (да/нет). В случае положительного ответа также указывались:

9) дата отказа от инсулиновой помпы (ДД.ММ.ГГГГ);

10) причина отказа от инсулиновой помпы — из списка: расходные материалы (нет обеспечения/финансовые возможности), неудобство (необходимость постоянного ношения внешнего устройства, дискомфорт, неудобство в летнее время или при физических нагрузках), нежелательные явления, связанные с использованием помпы (ДКА/закупорка/загиб катетера, технические неисправности), отсутствие эффекта, низкая комплаентность ребенка, другие причины.

Анализ в подгруппах

Для оценки основных исходов исследования, а также для оценки состояния медицинской помощи пациентам на помповой инсулинотерапии участники исследования были разделены на следующие возрастные подгруппы:

1-я — от 0 до 7 лет;

2-я — от 8 до 11 лет;

3-я — от 12 до 17 лет;

4-я — от 18 до 25 лет.

Для оценки факторов, ассоциированных с метаболическим контролем, участники исследования были разделены на следующие подгруппы:

1. В зависимости от частоты самоконтроля (по количеству определений в сутки):

— менее 4;

— от 4 до 7;

— от 7 до 10;

— более 10 измерений концентрации глюкозы в сутки.

2. В зависимости от использования НМГ:

1) используется;

2) не используется.

Этическая экспертиза

Перед включением в регистр у пациентов или их законных представителей было получено информированное согласие на обработку и использование данных. Протокол исследования одобрен локальным Комитетом по этике ФГБУ «Эндокринологический научный центр» Минздрава России (выписка из протокола № 11 от 04.10.15).

Статистический анализ

Размер выборки предварительно не рассчитывался. Обработка и анализ статистических данных проводились в программах Statistica 8.0 («StatSoft Inc.», США) и MS Excel 2010. Показатели возраста, длительности ППИИ, длительности СД детей рассчитывались на дату последнего внесения актуальной информации в регистр в период проведения исследования, исходя из даты рождения, даты перевода на помпу и даты заболевания СД соответственно. В случае отказа от использования помпы, показатели рассчитывались, исходя из длительности до момента отказа. Количественные данные представлены в виде среднего значения и стандартного отклонения (M±SD), если не указано другого. Различия между количественными признаками оценивались с помощью критерия Манна—Уитни или Краскела—Уоллиса (при сопоставлении 3 групп и более). Различия между зависимыми количественными признаками оценивались с помощью критерия знаков. Различия между качественными признаками оценивались с помощью двустороннего точного критерия Фишера. Различия групп пациентов по частоте развития острых осложнений СД1 оценивались с помощью двустороннего Z-критерия. Статистически значимыми считалиcь различия при р<0,05.

Результаты

Участники исследования

В исследование были включены 395 детей из 60 регионов Р.Ф. Средний возраст детей составлял 12,4±4,8 года, длительность СД составляла 6,4±3,7 года, длительность помповой инсулинотерапии — 2,6±1,9 года, содержание HbA1c — 8,3±1,6%.

Основные результаты исследования

Содержание HbA1c до перевода на ППИИ составляло 8,8±1,7%; после перехода на помпу отмечалось значимое снижение уровня HbA1c и дальнейший, постепенный возврат к исходному уровню через 6 лет использования помпы (рис. 1).

Рис. 1. Динамика уровня HbA1c после перехода на помповую инсулинотерапию.
Минимальное значение HbA1c отмечалось в период от 6 до 24 мес после перевода на инсулиновую помпу и составило 8,1±1,4% (Δ 0,7±1,5%).

Лучшие показатели HbA1c имели пациенты 0—7 лет — 7,7±1,0% (p<0,05), худшие — пациенты 12—17 лет — 8,7±1,9% (p<0,05) (см. таблицу).

Показатели гликемического контроля, частоты самоконтроля, использования НМГ и острых осложнений СД в различных возрастных группах

Наибольшая доля пациентов, достигших компенсации углеводного обмена (содержание HbA1c <7,5%), также зарегистрирована в группе 0—7 лет — 43,6% участников, а наименьшая — в группе 12—17 лет — 24,2% (p<0,05 между группами) (см. таблицу). Доля пациентов, достигших компенсации, среди всех возрастных групп составила 30,9%.

Для оценки распространенности острых осложнений СД1 была проанализирована частота эпизодов диабетического кетоацидоза (ДКА) и тяжелой гипогликемии за все время использования помповой инсулинотерапии (см. таблицу). Наименьшая частота ДКА отмечалась в старшей возрастной группе 18—25 лет (p<0,05 по сравнению с другими группами). Между другими группами не отмечалось статистически значимых различий в частоте ДКА. Однако можно отметить тенденцию к более высокому риску ДКА в младшей возрастной группе. Частота эпизодов тяжелой гипогликемии была достоверно ниже в группе 8—11 лет (p<0,05 по сравнению с другими группами, кроме 18—25 лет) и в группе 18—25 лет (p<0,05 по сравнению с другими группами, кроме 8—11 лет). Средняя частота эпизодов ДКА и тяжелой гипогликемии среди всех групп составила 9,8 и 3,9 эпизода на 100 пациентов в год соответственно.

Дополнительные результаты исследования

При оценке частоты самоконтроля было установлено, что доля пациентов, осуществляющих самоконтроль реже минимально рекомендованной частоты (менее 4 раз в сутки), составила 17%. Чаще всего (в 43% случаев) пациенты измеряют глюкозу в крови 4—6 раз за сутки, при этом примерно 7% пациентов осуществляют самоконтроль чаще, чем 10 раз в сутки. Остальные 33% пациентов осуществляют самоконтроль от 7 до 10 раз в сутки.

Частота осуществляемого самоконтроля была связана со значением HbA1c: чем чаще осуществлялось измерение глюкозы крови, тем ниже был показатель HbA1c (рис. 2).

Рис. 2. Уровень HbA1c в зависимости от частоты проводимого самоконтроля за сутки (p<0,05 между группами).
Наименьшее значение HbA1c зарегистрировано в группе пациентов, осуществляющих самоконтроль более 10 раз в сутки, а наибольшее — в группе пациентов, осуществляющих самоконтроль менее 4 раз в сутки (p<0,05).

Средняя частота самоконтроля — 7,7 раза в сутки была выше всего в младшей возрастной группе, а ниже всего — 4,5 раза в сутки в старшей возрастной группе (p<0,05) (см. таблицу). Средняя частота самоконтроля среди всех групп составила 6,4±2,9 раза в сутки.

Также нами была проанализирована частота регулярного (не менее 1 нед в месяц) использования систем непрерывного мониторирования глюкозы (НМГ) (см. таблицу). Средняя частота использования НМГ среди всех групп составила 12,7%. Чаще всего НМГ использовалось в младшей возрастной группе от 0 до 7 лет (p<0,05). В старшей возрастной группе никто из пациентов регулярно не использовал НМГ.

У пациентов, регулярно использовавших НМГ, показатель HbA1c был ниже (p<0,05) (рис. 3).

Рис. 3. Значение HbA1c и частота HbA1c менее 7,5% в зависимости от использования НМГ (р<0,05) между группами для обоих показателей.
Кроме того, среди регулярно использовавших НМГ пациентов также была выше доля достигших компенсации углеводного обмена (p<0,05).

Принимая во внимание, что не все пациенты на момент опроса продолжали использовать инсулиновую помпу, нами были проанализированы частота и структура отказов от использования помпы (рис. 4).

Рис. 4. Структура и частота отказов от использования инсулиновой помпы.
Всего на момент опроса от использования помпы отказалось 47 (11,9%) пациентов. Однако 6 (1,5%) из них отказались от помпы временно, как правило, на летнее время (4 человека) или из-за временных финансовых трудностей (2). Таким образом, частота отказа от помпы составляет 4,6 случая на 100 пациентов в год, а частота постоянного отказа от помпы — 3,8 на 100 пациентов в год. Средняя продолжительность от использования помпы до отказа составила 1,6±1,3 года, а значение HbA1c на момент перехода на шприц-ручки — 9,1±1,7%. Основными причинами отказа от инсулиновой помпы в 46,8% случаев являлось неудобство ее использования (необходимость постоянного ношения внешнего устройства, дискомфорт, неудобство в летнее время или при физических нагрузках) и в 23,4% — отсутствие расходных материалов (нет возможности приобретать, не получают бесплатно). Другими причинами отказа от помпы были в 21,3% случаев нежелательные явления, такие как частые закупорки инфузионной системы, загибы катетера, эпизоды ДКА, местные реакции и т. д. В 6,4% случаев причиной отказа было отсутствие эффекта и в 4,3% — неконтролируемое введение ребенком инсулина. Еще в 8,5% случаев были другие причины отказа от помпы: прибавка в массе тела, отсутствие специалиста по помповой терапии по месту жительства и др. (без указания точной причины).

Учитывая частые отказы от использования инсулиновой помпы в связи с отсутствием бюджетного обеспечения расходными материалами, нами была проанализирована частота обеспечения и уровень компенсации СД в зависимости от наличия такого обеспечения. Из всех опрошенных пациентов 50,9% сообщили, что обеспечиваются расходными материалами за счет бюджетных средств. В этой группе средний показатель HbA1c и доля компенсированных пациентов составили 8,1 и 38,3% против 8,4 и 23,2% в группе не получающих бюджетного обеспечения (p<0,05).

Обсуждение

В исследованной выборке ППИИ оказалась эффективным методом инсулинотерапии, который позволил снизить показатель HbA1c за 6—24 мес на 0,7% и увеличить долю пациентов, достигших хорошего гликемического контроля на 12,9%. Однако спустя 6 лет использования инсулиновой помпы отмечается возврат показателей HbA1c к исходному уровню. Это может являться результатом снижения мотивации к использованию ППИИ, а также может быть связано с переходом пациентов в подростковую возрастную группу. Рядом исследований показано, что худший гликемический контроль отмечается именно в подростковом возрасте от 12 до 17 лет [9, 10]. Ухудшение метаболического контроля в подростковом возрасте подтверждается и нашими данными. Так, в этой возрастной группе нами зафиксированы наибольшие значения HbA1c (8,7%) и наименьшая доля компенсированных пациентов (24,2%). Кроме того, в старшей возрастной группе нами зафиксирована наименьшая по сравнению с другими возрастными группами частота самоконтроля — 4,5 раза в сутки. Это также может приводить к ухудшению метаболического контроля, так как, по нашим данным, более частый самоконтроль глюкозы связан с более низкими значениями HbA1c и большей долей пациентов, достигших хорошей компенсации углеводного обмена (HbA1c <7,5%). Кроме того, в младшей возрастной группе отмечается более частое использование НМГ, что связано с лучшим гликемическим контролем. Общая частота использования НМГ была невысока, что, по нашему мнению, зависит в первую очередь от стоимости расходных материалов, а также от недостаточной точности измерения и сложностей метода.

При оценке частоты острых осложнений установлено, что бо́льшая частота ДКА и тяжелой гипогликемии отмечается у детей и подростков до 18 лет, что может быть связанно с введением меньших доз инсулина и более высокой частотой нарушений подачи инсулина вследствие загибов канюли (по сравнению с пациентами старше 18 лет).

По нашим данным, общая доля пациентов, отказавшихся от продолжения использования ППИИ, составила 47 (11,9%) из всех включенных в исследование, 6 (1,5%) из которых планируют в дальнейшем вернуться к использованию ППИИ. Это составляет 4,6 случая на 100 пациентов в год, или 3,8 на 100 пациентов в год (без учета пациентов, планирующих вернуться на ППИИ в ближайшее время). По данным ряда исследований [11, 12], частота отказов от помпы значительно варьирует, что, на наш взгляд, связано с различной длительностью помповой терапии, уровнем обучения пациентов и обеспечением расходными материалами. Основными причинами отказа от помпы, по нашим данным, являются неудобство ее ношения и использования, а также стоимость расходных материалов. Эти результаты сходны с недавно опубликованными данными из регистра T1D Exchange (США), по которым в выборке пациентов с СД1 старше 18 лет основной причиной отказа от помпы также являлось неудобство ее ношения (46%), а на втором месте — стоимость расходных материалов (22%) [11].

Отсутствие обеспечения расходными материалами, по результатам нашего исследования, приводит не только к отказам использования ППИИ, но и сопровождается худшим уровнем метаболического контроля и меньшей долей пациентов, достигших показателя HbA1c<7,5%.

Заключение

По данным проведенного исследования, среднее значение HbA1c у детей и молодых пациентов с СД1 на ППИИ составляет 8,3%, доля достигших компенсации углеводного обмена — 30,9%, а спустя 6 лет после перехода на ППИИ уровень HbA1c возвращается к исходному. Это свидетельствует о необходимости поиска путей повышения эффективности лечения. Недостаточная компенсация пациентов с СД1 на ППИИ может быть связана с рядом причин, в том числе с доступностью и качеством оказания квалифицированной медицинской помощи (отсутствие эндокринологов по месту жительства, отсутствие опыта работы с инсулиновыми помпами, нехватка времени на прием и др.) и обеспечением расходными материалами. По нашим данным, лучшая компенсация отмечается у более молодых пациентов, пациентов с более частым самоконтролем, обеспечивающихся расходными материалами и использующих НМГ.

Учитывая географические и демографические особенности РФ, одним из методов повышения качества медицинской помощи и эффективности ППИИ может стать применение современных телемедицинских технологий. Использование дистанционных технологий позволяет снизить содержание HbA1c на 1%, и достичь полной компенсации углеводного обмена, по меньшей мере, у 50% детей с СД1 [13].

Принимая во внимания данные обстоятельства, возможными путями улучшения гликемического контроля у детей и подростков, получающих ППИИ, по нашему мнению, являются:

— разработка обучающих программ и семинаров для повышения квалификации детских эндокринологов из различных регионов РФ;

— внедрение телемедицинских технологий;

— осуществление пациентами более частого самоконтроля глюкозы в крови не менее 7 раз в сутки;

— интенсификация использования НМГ;

— обеспечение в достаточном объеме расходными материалами для инсулиновой помпы по месту жительства.

Дополнительная информация

Источник финансирования. Работа выполнена в рамках национальной благотворительной программы помощи детям с эндокринными заболеваниями «Альфа-Эндо» при финансовой поддержке фонда «КАФ».

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Участие авторов: выгрузка данных из регистра, анализ и статистическая обработка полученных данных, написание текста — Лаптев Д.Н., ведение регистра помповой инсулинотерапии, выгрузка данных из регистра — Переверзева С.В., научное руководство, дизайн и планирование исследования — Петеркова В.А., ведение регистра помповой инсулинотерапии, выгрузка данных из регистра — Емельянов А.О..

Сведения об авторах

*Лаптев Дмитрий Никитич — к.м.н. [Dmitry N. Laptev, MD, PhD]; адрес: Россия, 117036 Москва, ул. Дм. Ульянова 11 [address: 11 Dm. Ulyanova street, Moscow 117036, Russia]; телефон: +74956682079 (доб. 5310); ORCID: http://orcid.org/0000-0002-4316-8546;

eLibrary SPIN: 2419-4019; e-mail: laptevdn@ya.ru

Емельянов Андрей Олегович — к.м.н. [Andrey O. Emelyanov, MD, PhD]; ORCID: http://orcid.org/0000-0002-3742-023; eLibrary SPIN: 8110-5540; e-mail: endiab@mail.ru

Переверзева Светлана Владимировна [Svetlana V. Pereverzeva, MD]; ORCID: http://orcid.org/0000-0002-5104-7218; eLibrary SPIN: 3972-2831; е-mail: sesega.pere@gmail.com

Петеркова Валентина Александровна — акад. РАН [Valentina A. Peterkova, MD, PhD, Professor];

ORCID: http://orcid.org/0000-0002-5507-4627; eLibrary SPIN: 4009-2463; e-mail: peterkovava@hotmail.com

Список литературы:

  1. Дедов И.И., Петеркова В.А., Кураева Т.Л., и др. Инсулиновая помпа (помощь врачу и пациенту для эффективного управления сахарным диабетом). — Москва. 2014.
  2. Лаптев Д.Н. Преимущество помповой инсулинотерапии и систем мониторирования гликемии в реальном времени в отношении снижения частоты эпизодов гипогликемии у детей и подростков с сахарным диабетом 1-го типа. // Проблемы эндокринологии. — 2014. — Т. 60. — № 2. — С. 24-30. doi:10.14341/probl201460224-30
  3. Шестакова М.В., Майоров А.Ю., Филиппов Ю.И., и др. Федеральные клинические рекомендации по помповой инсулинотерапии и непрерывному мониторированию гликемии у больных сахарным диабетом. Проект. // Проблемы эндокринологии. — 2015. — Т. 61. — № 6. — С. 55-78. doi:10.14341/probl201561655-78
  4. Лаптев Д.Н., Филиппов Ю.И., Емельянов А.О. и др. Оптимизация настроек инсулиновых помп у детей и подростков с сахарным диабетом 1-го типа с учетом возрастных особенностей. // Сахарный диабет. — 2013. — Т. 16. — № 3. — С. 109-115. doi:10.14341/2072-0351-98
  5. Петеркова В.А., Кураева Т.Л., Емельянов А.О., и др. Помповая инсулинотерапия сахарного диабета у детей и подростков (методическое пособие для педиатров-эндокринологов). — Москва. 2011.
  6. Емельянов А.О., Кураева Т.Л., Лаптев Д.Н., и др. Проспективное наблюдение эффективности и безопасности помповой инсулинотерапии у детей и подростков. // Сахарный диабет. — 2010. — Т. 13. — № 3. — С. 143-146. doi:10.14341/2072-0351-5503
  7. Петеркова В.А., Кураева Т.Л., Емельянов А.О., и др. Помповая инсулинотерапия сахарного диабета у детей и подростков. Российский консенсус детских эндокринологов. // Проблемы эндокринологии. — 2012. — Т. 58. — № 2. — С. 2-18.
  8. Phillip M, Battelino T, Rodriguez H, et al. Use of insulin pump therapy in the pediatric age-group: consensus statement from the European Society for Paediatric Endocrinology, the Lawson Wilkins Pediatric Endocrine Society, and the International Society for Pediatric and Adolescent Diabetes, endorsed by the American Diabetes Association and the European Association for the Study of Diabetes. Diabetes Care. 2007;30(6):1653-1662. doi:10.2337/dc07-9922
  9. Peterkova V, Andrianova E, Malievsky O, et al. Diabetes management and glycaemic control in Russian children, adolescents and young adults with type 1 diabetes (T1D) in the TEENS study. Proceedings of the IDF World Diabetes Congress in Melbourne; 2013 December 2–6. Poster PD-0792.
  10. Sherr JL, Hermann JM, Campbell F, et al. Use of insulin pump therapy in children and adolescents with type 1 diabetes and its impact on metabolic control: comparison of results from three large, transatlantic paediatric registries. Diabetologia. 2016;59(1):87-91. doi:10.1007/s00125-015-3790-6
  11. Tanenbaum ML, Hanes SJ, Miller KM, et al. Diabetes Device Use in Adults With Type 1 Diabetes: Barriers to Uptake and Potential Intervention Targets. Diabetes Care. 2017;40(2):181-187. doi:10.2337/dc16-1536
  12. Витебская А.В., Попович А.В. Причины отказов от помповой инсулинотерапии детей и подростков с сахарным диабетом 1-го типа. // Поликлиника. — 2016. — №1-2. — C. 35-39.
  13. Laptev DN, Pereverzeva SV, Emelyanov AO, et al. Improvement of glycemic control with remote support in children adolescents with type 1 diabetes mellitus on insulin-pump therapy. In: Abstracts from ATTD 2017 10th International Conference on Advanced Technologies & Treatments for Diabetes Paris, France-February 15-18, 2017. Diabetes Technol Ther. 2017;19(S1):A1-A133. doi:10.1089/dia.2017.2525.abstracts