Эпидемиология атопического дерматита

Авторы:
  • И. В. Хамаганова
    ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский университет им. Н.И. Пирогова», Москва, Россия, 117997
  • О. Л. Новожилова
    ГБУЗ Москвы «Московский научно-практический центр дерматовенерологии и косметологии Департамента здравоохранения Москвы», Москва, Россия, 119071
  • И. В. Воронцова
    ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский университет им. Н.И. Пирогова», Москва, Россия, 117997; ГБУЗ Москвы «Московский научно-практический центр дерматовенерологии и косметологии Департамента здравоохранения Москвы», Москва, Россия, 119071
Журнал: Клиническая дерматология и венерология. 2017;16(4): 21-25
Просмотрено: 2735 Скачано: 1272

В настоящее время не вызывает сомнений генетическая предрасположенность к аллергическим заболеваниям, выявляемая в разных странах [1—3]. Это предопределяет повсеместное распространение и рост заболеваемости атопическим дерматитом. Проявления заболевания существенно снижают качество жизни пациентов, приводят к продолжительным периодам нетрудоспособности [4]. В частности, течение атопического дерматита во многих случаях связано с расстройствами сна [5].

Цель настоящего исследования — анализ данных литературы об эпидемиологии атопического дерматита и изучение заболеваемости в Москве.

В разных странах проведены эпидемиологические исследования по атопическому дерматиту. Так, при оценке динамики заболеваемости атопическим дерматитом по обращаемости в различных географических зонах Республики Дагестан оказалось, что в столице и низменных районах заболеваемость выше, чем в горных районах и высокогорье. В некоторой степени это можно объяснить различной доступностью медицинской помощи в центральных и горных районах [6].

Анализ обзоров литературы, опубликованных с 2012 по 2013 г., позволил сделать заключение о росте заболеваемости атопическим дерматитом в Африке, Западной и Северной Европе, Восточной Азии [7]. В США проведен анализ 588 визитов к дерматологу с 1993 по 2010 г. Установлено, что во всех возрастных группах атопический дерматит выявлялся наиболее часто [8]. В Италии атопический дерматит относится к распространенным заболеваниям молодых людей, особенно представительниц женского пола. Дебют заболевания у взрослых не относится к редким случаям [9]. Результаты исследования, проведенного в Польше, показали неодинаковую частоту заболеваемости у детей и взрослых в зависимости от пола, что подтверждает значимость роли половых гормонов в патогенезе аллергодерматозов [10]. По данным исследований, проведенных в Тайване [11], среди пациентов с атопическим дерматитом до 8-летнего возраста преобладают мальчики, с 8-летнего возраста — девочки.

Несмотря на значительное распространение атопического дерматита в раннем возрасте, в большинстве случаев отмечается довольно легкое течение заболевания, а IgE-опосредованный атопический дерматит развивается редко [12]. В различных возрастных группах может наблюдаться тяжелое течение заболевания, что обусловливает высокие показатели госпитализации пациентов [13, 14].

Особое значение при атопическом дерматите имеет сенсибилизация. Сезонная и моновалентная аллергия играет более значимую роль при атопическом дерматите, чем при атопическом рините и астме [15]. Пищевая аллергия при атопическом дерматите хорошо известна и продолжает расти и распространяться и в настоящее время [16].

Различные генные варианты филаггрина могут повысить восприимчивость кожи к фталатам, и наоборот, у детей с атопическим дерматитом возрастают внутренние нагрузки метаболитами фталатов [17].

Иммунологически обусловленные нарушения кожного барьера облегчают развитие сенсибилизации к пищевым продуктам, ингаляционным аллергенам, золотистому стафилококку, вирусу простого герпеса и другим микробам [18].

Микотическая инфекция может значительно усугубить течение атопического дерматита [19].

На распространенность атопического дерматита влияет разнообразная сопутствующая патология, которая может быть различной в разных географических регионах. Так, на территории Республики Дагестан наблюдается высокая заболеваемость кишечными и внекишечными паразитозами, значительно превышающая средние федеральные показатели. Заболеваемость аскаридозом и трихоцефалезом в Дагестане превышает средние показатели в Российской Федерации в 10 и 39,7 раза соответственно. У жителей республики отягощенность атопического дерматита сопутствующей паразитарной и внекишечной инфекцией достигает 60%. Наличие сопутствующей паразитарной инфекции утяжеляет симптоматику и течение атопического дерматита и делает его резистентным к стандартной противовоспалительной и симптоматической терапии [20]. В Венесуэле [21] было показано, что воспалительные изменения, обусловленные Giardia duodenalis, влияют на аллергическую реактивность при АтД [21].

Определенный интерес представляют социальные аспекты заболевания. Изучалась психологическая адаптация и социальная поддержка при аллергических заболеваниях. Установлено, что адаптация не зависела от степени тяжести заболевания. Социальная поддержка была более выражена при нетяжелом течении заболевания. Наибольшая эмоциональная поддержка была оказана половыми партнерами, членами семьи пациентов [2]. В другом исследовании [22] было показано, что у пациентов с атопическим дерматитом отмечается более высокое социально-экономическое положение, чем у пациентов с астмой.

Важной проблемой атопического дерматита является повышенный риск других заболеваний. В первую очередь у пациентов нередко выявляются другие аллергические заболевания. У 46,4% пациентов, обращавшихся к врачам общей практики, 42,5% пациентов, обращавшихся к дерматологам, 32% пациентов, обращавшихся к педиатрам, было выявлено помимо атопического дерматита другое аллергическое заболевание [23]. Проявления атопии в раннем возрасте повышают возможность развития гиперактивности с нарушением внимания, аутизма, эпилепсии [24—26]. Атопический дерматит может повлиять на последующее развитие миастении, болезни Кавасаки [27—29]. В свою очередь отмечен высокий риск развития атопического дерматита после первого эпизода болезни Кавасаки [30].

Серьезно осложнить течение атопического дерматита может инфекция, обусловленная вирусом Коксаки [31]. Некоторые авторы [32—35] считают, что клинические проявления атопического дерматита повышают риск заражения контагиозным моллюском. У 38,2% пациентов с очаговой алопецией обнаруживаются явления атопии. Показана связь тяжелого течения атопического дерматита с множественной коморбидностью.

К факторам риска при атопическом дерматите относят негативное влияние внешней среды. Так, связанное с сопутствующей патологией назначение антибиотиков в раннем возрасте повышает риск развития атопического дерматита [8]. Пассивное курение матери во время беременности повышает риск развития атопического дерматита у ребенка [36]. Такой же эффект оказывает активное курение матери в первые годы жизни ребенка и пассивное курение ребенка [37, 38].

Дым, газ и пыль, безусловно, повышают риск развития аллергических заболеваний [39]. Различные химические факторы существенно влияют на развитие атопического дерматита [40—42].

Материал и методы

В работе использованы данные организационно-методического отдела Департамента здравоохранения Москвы за 2011—2013 гг. годовой статистической отчетности по форме № 12 «Сведения о числе заболеваний у больных, проживающих в районе обслуживания лечебного учреждения», утвержденной приказом Росстата № 154 от 27.09.09 «Об утверждении статистического инструментария для организации Минздравсоцразвития России федерального статистического наблюдения в сфере здравоохранения», форме № 12 «Сведения о числе заболеваний у больных, проживающих в районе обслуживания лечебного учреждения», утвержденной приказом Росстата № 520 от 29.12.11, форме № 12 «Сведения о числе заболеваний, зарегистрированных пациентов, проживающих в районе обслуживания медицинской организации», утвержденной приказом Росстата № 13 от 14.01.13 «Об утверждении статистического инструментария для организации Министерством здравоохранения Российской Федерации федерального статистического наблюдения за деятельностью учреждений системы здравоохранения».

Результаты

В 2011 г. общее число заболеваний кожи и подкожной жировой клетчатки в Москве составило 345 915, в том числе заболеваемость атопическим дерматитом — 23 527 (6,8% от общей заболеваемости).

В 2012 г. общее число заболеваний кожи и подкожной жировой клетчатки составило 338 588, в том числе атопическим дерматитом — 22 594 (13,4% от общей заболеваемости).

В 2013 г. общее число заболеваний кожи и подкожной жировой клетчатки составило 332 232, в том числе атопическим дерматитом — 21 378 (6,4% от общей заболеваемости).

Динамика заболеваемости атопическим дерматитом в Москве представлена в таблице и на рис. 1. Абсолютные показатели заболеваемости атопическим дерматитом в Москве в последние годы снижаются: в 2012 г. по сравнению с 2011 г. на 4%, в 2013 г. по сравнению с 2012 г. — на 5,4% (см. таблицу).

Динамика заболеваемости атопическим дерматитом в Москве с 2011 по 2013 г.

Рис. 1. Динамика заболеваемости атопическим дерматитом в Москве в 2011—2013 гг.

В то же время в структуре общей заболеваемости удельный вес атопического дерматита за 3 года варьирует от 6,4% в 2013 г. до 13,4% в 2012 г. (рис. 2).

Рис.2. Удельный вес атопического дерматита в структуре общей заболеваемости болезнями кожи и подкожной жировой клетчатки.

Обсуждение

Представленные данные литературы и собственные наблюдения [6—11] подтверждают значительную распространенность атопического дерматита в различных странах мира. Необходимо учитывать, что локальные различия в уровне заболеваемости могут быть отмечены даже в пределах одного региона, как, например, в Республике Дагестан [6]. Соответствующие данные должны быть учтены при разработке региональных программ профилактики и оказания медицинской помощи пациентам.

В Москве абсолютные показатели заболеваемости атопическим дерматитом снизились с 2011 по 2013 г., в то же время удельный вес варьировал от 6,4% в 2013 г. до 13,4% в 2012 г. В некоторой степени представленные изменения показателей могут быть связаны с общим снижением количества заболеваний кожи и подкожной клетчатки: в 2012 г. по сравнению с 2011 г. — на 2,1%, в 2013 г. по сравнению с 2012 г. — на 1,9%. Для окончательных выводов о заболеваемости атопическим дерматитом в Москве и соответственно эффективности проводимых профилактических мероприятий целесообразно продолжить динамическое исследование.

В возникновении заболевания несомненная роль принадлежит наследственной предрасположенности [1—3]. Иммунологически обусловленные нарушения кожного барьера облегчают развитие сенсибилизации к пищевым продуктам, ингаляционным аллергенам, золотистому стафилококку, вирусу простого герпеса, патогенным грибам и другим микробам [18, 19].

Курение, разнообразные факторы внешней среды оказывают существенное влияние на течение атопического дерматита [36—42].

Значительное снижение качества жизни пациентов, множественная коморбидность, социальные аспекты заболевания предопределяют интерес к дальнейшему изучению эпидемиологических проблем [2, 4, 5, 22—34].

Заключение

Проведенный нами анализ данных литературы свидетельствует о росте и распространении заболеваемости атопическим дерматитом в разных странах, снижении качества жизни пациентов, что обусловливает необходимость:

— дальнейшего совершенствования профилактических мероприятий;

— проведения оценки применяемых методов лечения с позиций доказательной медицины;

— мультидисциплинарного подхода с учетом коморбидности.

С другой стороны, целесообразно продолжать эпидемиологические исследования в Москве с целью мониторирования ситуации по заболеваемости атопическим дерматитом и дальнейшей работе по совершенствованию профилактики заболевания.

Авторы выражают благодарность бывшим сотрудникам организационно-методического отдела МНПЦДК ДЗМ А.А. Алмазовой и Г.А. Лебедевой за оказанную помощь в работе.

Хамаганова И.В. — orcid.org/0000−0003−2942−8812

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Список литературы:

  1. Baurecht H, Hotze M, Brand S, et al. Genome-wide comparative analysis of atopic dermatitis and psoriasis gives insight into opposing genetic mechanisms. Am J Hum Genet. 2015;96(1):104-120. https://doi.org/10.1016/j.ajhg.2015.10.018
  2. Lind N, Nordin M, Palmquist E, et al. Coping and social support in asthma and allergy: the Västerbotten Environmental Health Study. J Asthma. 2014;24:1-8. https://doi.org/10.3109/02770903.2014.991970
  3. Margolis DJ, Gupta J, Apter AJ, et al. Exome sequencing of filaggrin and related genes in African-American children with atopic dermatitis. J Invest Dermatol. 2014;134(8):2272-2274. https://doi.org/10.1038/jid.2014.126
  4. Лыткина Е.А., Потекаев Н.Н., Билалова У.Г. и др. Качество жизни больных атопическим дерматитом и приверженность к наружной терапии. Клиническая дерматология и венерология. 2011;1:45-48.
  5. Chang YS, Chou YT, Lee JH, et al. Atopic dermatitis, melatonin, and sleep disturbance. Pediatrics. 2014;134(2):397-405. https://doi.org/10.1542/peds.2014-0376
  6. Гашимова Х.А., Черникова Е.А., Кочергин Н.Г. Атопический дерматит и паразитозы кишечника у жителей Республики Дагестан. Клиническая дерматология и венерология. 2009;1:44-48.
  7. Madhok V, Futamura M, Thomas KS, Barbarot S. What’s new in atopic eczema? An analysis of systematic reviews published in 2012 and 2013. Part 1. Epidemiology, mechanisms of disease and methodological issues. Clin Exp Dermatol. 2015;40(3)238-242. https://doi.org/10.1111/ced.12578
  8. Landis ET, Davis SA, Taheri A, Feldman SR. Top dermatologic diagnoses by age. Dermatol Online J. 2014;20(4):22368.
  9. Pesce G, Marcon A, Carosso A, et al. Adult eczema in Italy: prevalence and associations with environmental factors. J Eur Acad Dermatol Venereol. 2014. https://doi.org/10.1111/jdv.12784
  10. Liebhart J, Dobek R, Małolepszy J, et al.The Prevalence of Allergic Diseases in Poland — the Results of the PMSEAD Study in Relation to Gender Differences. Adv Clin Exp Med. 2014;23(5):757-762. https://doi.org/10.17219/acem/37238
  11. Hwang CY, Chen YJ, Lin MW, et al. Prevalence of atopic dermatitis, allergic rhinitis and asthma in Taiwan: a national study 2000 to 2007. Acta Derm Venereol. 2010;90(6):589-594. https://doi.org/10.2340/00015555-0963
  12. Dhami S, Sheikh A. Estimating the prevalence of aero-allergy and/or food allergy in infants, children and young people with moderate-to-severe atopic eczema/dermatitis in primary care: multi-centre, cross-sectional study. J R Soc Med. 2015. https://doi.org/10.1177/2054270415593443
  13. Кунгуров Н.В., Кохан М.М., Шабардина О.В. Анализ дерматологической заболеваемости, по данным стационара Уральского НИИ. Российский журнал кожных и венерических болезней. 2003;6:54-60.
  14. Хамаганова И.В., Трофимчук И.А., Никифорова Г.Д. и др. Факторы риска и развития аллергодерматозов у детей и подростков (по материалам детской инфекционной больницы №8 за 2002—2006 гг.). Российский журнал кожных и венерических болезней. 2008;1:31-34.
  15. Sybilski AJ, Raciborski F, Lipiec A, et al.Epidemiology of atopic dermatitis in Poland according to the Epidemiology of Allergic Disorders in Poland (ECAP) study. J Dermatol. 2014;42(2):140-147. https://doi.org/10.1111/1346-8138.12731
  16. Leung PS, Shu SA, Chang C. The changing geoepidemiology of food allergies. Clin Rev Allergy Immunol. 2014;46(3):169-179. https://doi.org/10.1007/s12016-014-8411-5
  17. Wang IJ, Karmaus WJ. The effect of phthalate exposure and filaggrin gene variants on atopic dermatitis. Environ Res. 2015;136:213-218. https://doi.org/10.1016/j.envres.2014.09.032
  18. Cipriani F, Dondi A, Ricci G. Recent advances in epidemiology and prevention of atopic eczema. Pediatr Allergy Immunol. 2014 Nov;25(7):630-638. Epub 2014 Dec 10. https://doi.org/10.1111/pai.12309
  19. Гурбанова М.Г., Гулордава М.Д., Чилина Г.А. и др. Клинические особенности атопического дерматита, осложненного микозами кожи. Проблемы медицинской микологии. 2012;14:4:43-45.
  20. Гашимова Х.А., Кочергин Н.Г., Черникова Е.А. Влияние сопутствующих паразитарных заболеваний на клинические особенности атопического дерматита в Дагестане. Российский журнал кожных и венерических болезней. 2008;3:32-34.
  21. Hagel I, Puccio F, López E, et al.Intestinal parasitic infections and atopic dermatitis among Venezuelan Warao Amerindian preschool children. Pediatr Allergy Immunol. 2014;25(3):276-282. https://doi.org/10.1111/pai.12190
  22. Uphoff E, Cabieses B, Pinart M, et al. A systematic review of socioeconomic position in relation to asthma and allergic diseases. Eur Respir J. 2014;46(2):364-374. https://doi.org/10.1183/09031936.00114514
  23. Werner-Busse A, Kostev K, Heine G, Worm M. Impact of comorbidities on the treatment of atopic dermatitis in clinical practice. Int J Clin Pharmacol Ther. 2014;52(9):726-731. https://doi.org/10.5414/cp202040
  24. Chen MH, Su TP, Chen YS, et al. Is atopy in early childhood a risk factor for ADHD and ASD? a longitudinal study. J Psychosom Res. 2014;77(4):316-321. https://doi.org/10.1016/j.jpsychores.2014.06.006
  25. Chen MH, Wu YH, Su TP, et al. Risk of epilepsy among patients with atopic dermatitis: a nationwide longitudinal study. Epilepsia. 2014;55(8):1307-1312. https://doi.org/10.1111/epi.12667
  26. Silverberg JI, Joks R, Durkin HG. Allergic disease is associated with epilepsy in childhood: a US population-based study. Allergy. 2014;69(1):95-103. https://doi.org/10.1111/all.12319
  27. Tsai JD, Lin CL, Shen TC, et al. Increased subsequent risk of myasthenia gravis in children with allergic diseases. J Neuroimmunol. 2014;276(1-2):202-206. https://doi.org/10.1016/j.jneuroim.2014.08.627
  28. Liew WK, Lim CW, Tan TH, et al. The effect of Kawasaki disease on childhood allergies — a sibling control study. Pediatr Allergy Immunol. 2011;22(5):488-493. https://doi.org/10.1111/j.1399-3038.2011.01149.x
  29. Hwang CY, Hwang YY, Chen YJ, et al. Atopic diathesis in patients with Kawasaki disease. J Pediatr. 2013;163(3):811-815. https://doi.org/10.1016/j.jpeds.2013.03.068
  30. Wei CC, Lin CL, Kao CH, et al. Increased risk of Kawasaki disease in children with common allergic diseases. Ann Epidemiol. 2014;24(5):340-343. https://doi.org/10.1016/j.annepidem.2014.02.003
  31. Mathes EF, Oza V, Frieden IJ, et al. «Eczema coxsackium» and unusual cutaneous findings in an enterovirus outbreak. Pediatrics. 2013;132(1):149-157. https://doi.org/10.1542/peds.2012-3175
  32. McCollum AM, Holman RC, Hughes CM, et al. Molluscum contagiosum in a pediatric American Indian population: incidence and risk factors. PLoS One. 2014 Jul 29;9(7):e103419. https://doi.org/ 10.1371/journal.pone.0103419
  33. Seize MB, Ianhez M, Cestari C. A study of the correlation between molluscum contagiosum and atopic dermatitis in children. An Bras Dermatol. 2011;86(4):663-668. https://doi.org/10.1590/s0365-05962011000400006
  34. Huang KP, Mullangi S, Guo Y, Qureshi AA. Autoimmune, atopic, and mental health comorbid conditions associated with alopecia areata in the United States. JAMA Dermatol. 2013;149(7):789-794. https://doi.org/10.1001/jamadermatol.2013.3049
  35. Silverberg JI, Simpson EL. Association between severe eczema in children and multiple comorbid conditions and increased healthcare utilization. Pediatr Allergy Immunol. 2013;24(5):476-486. https://doi.org/10.1111/pai.12095
  36. Lee SL, Lam TH, Leung TH, et al. Foetal exposure to maternal passive smoking is associated with childhood asthma, allergic rhinitis, and eczema. Scientific World Journal. 2012;2012:542983. https://doi.org/10.1100/2012/542983
  37. Tanaka K, Miyake Y, Sasaki S, et al. Osaka maternal and child health study group. Maternal smoking and environmental tobacco smoke exposure and the risk of allergic diseases in Japanese infants: the Osaka Maternal and Child Health Study. J Asthma. 2008;45(9):833-888. https://doi.org/10.1080/02770900802252119
  38. Saulyte J, Regueira C, Montes-Martínez A, et al. Active or passive exposure to tobacco smoking and allergic rhinitis, allergic dermatitis, and food allergy in adults and children: a systematic review and metaanalysis. PLoS Med. 2014 Mar 11;11(3):e1001611. https://doi.org/10.1371/journal.pmed.1001611.eCollection2014
  39. Bjerg A, Rönmark E, Hagstad S. et al. Gas, dust and fume exposure is associated with mite sensitisation and with asthma in mite-sensitised adults. Allergy.2015;70(5):604-607. https://doi.org/10.1111/all.12584
  40. Селисский Г.Д., Измерова Н.И., Хамаганова И.В. и др. Новые дерматологические синдромы, ассоциированные с современными потенциально патогенными экологическими факторами. Клиническая дерматология и венерология. 2013;3:72.
  41. Хамаганова И.В., Селисский Г.Д., Измерова Н.И. и др. Профессиональные дерматореспираторные аллергозы в парикмахерских и косметических салонах. Клиническая дерматология и венерология. 2013;2:75-79.
  42. Azuma K, Uchiyama I, Katoh T, et al. Prevalence and characteristics of chemical intolerance: a Japanese population-based study. Arch Environ Occup Health. 2014;70(6):341-353. https://doi.org/ 10.1080/19338244.2014.926855