Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Мазайшвили К.В.

Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова, Москва

Киян К.А.

Флебологический центр «АНТИРЕФЛЮКС», Москва, Россия

Суханов А.В.

Флебологический центр «АНТИРЕФЛЮКС», Москва, Россия

Шириязданова Ю.Ф.

БУ ВО «Сургутский государственный университет», Сургут, Россия

Распространенность и сочетаемость хронических венозных расстройств нижних конечностей,синдрома беспокойных ног, тревоги и депрессивных состояний среди работников предприятий Московского региона

Авторы:

Мазайшвили К.В., Киян К.А., Суханов А.В., Шириязданова Ю.Ф.

Подробнее об авторах

Журнал: Флебология. 2019;13(1): 12‑20

Просмотров: 412

Загрузок: 14

Как цитировать:

Мазайшвили К.В., Киян К.А., Суханов А.В., Шириязданова Ю.Ф. Распространенность и сочетаемость хронических венозных расстройств нижних конечностей,синдрома беспокойных ног, тревоги и депрессивных состояний среди работников предприятий Московского региона. Флебология. 2019;13(1):12‑20.
Mazaĭshvili KV, Kian KA, Suhanov AV, Shiriyazdanova YuF. Prevalence and Compatibility of Chronic Venous Disorders of Lower Extremities, Restless Legs Syndrome,Anxiety and Depressive Conditions Among Employees of Enterprises in the Moscow Region. Flebologiya. 2019;13(1):12‑20. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/flebo20191301112

?>

Распространенность хронических венозных расстройств нижних конечностей (ХВРНК) в последние десятилетия изучена весьма основательно. Несмотря на некоторые разногласия, большинство исследователей сходятся на том, что она может достигать 4/5 всей взрослой популяции [1—7]. Конечно, далеко не всегда ХВРНК у людей являются причиной субъективной симптоматики и неприятных ощущений в ногах. Кроме того, причиной любой субъективной симптоматики или усугубляющим фактором могут быть расстройства психологической сферы [8]. Распространенность ХВРНК велика, но и распространенность психологических расстройств (в частности, тревоги и депрессии), а также синдрома беспокойных ног (СБН) — очень широкая. Соответственно сочетание двух, а то и всех трех описываемых типов расстройств у одного и того же лица неизбежно, что накладывает отпечаток на клиническую картину и субъективную симптоматику у таких людей.

По данным эпидемиологических исследований, СБН или болезнью Виллиса—Экбома страдают от 3,9 до 15,0% взрослого населения [9]. Женщины страдают в 2 раза чаще, чем мужчины, и заболеваемость (также, как и ХВРНК) возрастает с возрастом [10].

Тревожные расстройства являются наиболее распространенным классом психических расстройств и встречаются у каждого пятого взрослого [11]. Депрессивные расстройства — лидирующая причина нетрудоспособности в XXI веке, она затрагивает приблизительно 216 млн человек (3% населения мира) [12]. Показатель их распространенности выше в развитых странах (15%), чем в развивающихся (11%) [13]. Депрессия более чем в половине случаев сопровождает патологическую тревогу [14].

Актуальность проблемы связана еще и с тем, что при отсутствии «своей» патологии, само сочетание жалоб на любые неприятные ощущения в ногах с видимым рисунком вен заставляет врачей любых специальностей направлять таких пациентов к хирургу/флебологу. Последний, как правило, не обучен навыкам дифференциальной диагностики, а часто вообще не информирован о психологических расстройствах или СБН как возможной причине жалоб у данного больного. В результате пациент получает неправильное лечение, которое может усугубить симптоматику.

В недавно опубликованной нами работе были представлены данные о распространенности СБН, тревожных и депрессивных расстройств среди пациентов с клиническим классом С0S и C1S, обратившихся на амбулаторный прием к флебологу [15]. Настоящее исследование в какой-то мере является продолжением этой работы. Учитывая, что психологическая субъективная симптоматика была выявлена у ¾ пациентов, нам было интересным изучить, как она распространена и насколько может сочетаться с ХВРНК в общей популяции.

Цель исследования — изучить распространенность и возможную взаимосвязь хронических заболеваний вен нижних конечностей, синдрома беспокойных ног, тревоги и депрессивных состояний среди офисных служащих.

Материал и методы

По инициативе Московского областного отделения Ассоциации флебологов России были обследованы 582 работника предприятий Москвы и Московской области (офисный вид трудовой деятельности). Исследование проводили в первой половине дня непосредственно на предприятии. Среди обследованных были 450 (77,5%) женщин и 132 (22,5%) мужчины в возрасте от 18 до 85 лет (средний возраст 45 лет).

Мы использовали термин «хронические венозные расстройства нижних конечностей» для обозначения всех вариантов анатомических и функциональных изменений венозной системы, им соответствовали классы C0S—C6 по классификации СЕАР.

Обследование включало осмотр флеболога с одновременным ультразвуковым дуплексным сканированием вен нижних конечностей. Было проведено анкетирование всех пациентов с использованием международного опросника для выявления синдрома беспокойных ног (русская версия не валидирована) [16]. Оценивали по дихотомическому принципу: СБН есть/нет. Если по опроснику набиралось 3 положительных ответа, то результат оценивали как положительный, если менее 3 — как отрицательный. Оценку степени тревоги и депрессии проводили при помощи госпитальной шкалы тревоги и депрессии [17] HADS (1983), которая валидирована в России [18] и используется в российских исследованиях [19]. Мы посчитали что излишне детализованная градация тревоги и депрессии не позволит статистически значимо уловить их влияние на симптоматику ХВРНК. Поэтому использовали дихотомический подход к интерпретации результатов опроса по шкале HADS: от 0 до 7 баллов — депрессия/тревога есть, свыше 8 баллов — нет.

Для оценки тяжести симптомов ХВРНК в выборке в целом пользовались клиническим разделом классификации СЕАР. Обследуемое лицо относили к тому или иному классу, исходя из максимального выявленного показателя на одной из конечностей.

Статистическая обработка

Для оценки статистической значимости разницы между полученными качественными признаками применяли анализ четырехпольных таблиц. Определяли наименьшее значение ожидаемого явления (ОЯ) из четырех. Если наименьшее значение ОЯ менее 5, использовали для сравнения точный критерий Фишера; если наименьшее значение ОЯ находилось в интервале от 5 до 10, использовали критерий χ2 Пирсона с поправкой на непрерывность Йейтса, если наименьшее значение ОЯ более 10, использовали критерий χ2 Пирсона. При выявлении статистически значимых отличий использовали отношение шансов (ОШ) для количественной оценки этой разницы. При этом вычислялась верхняя и нижняя граница 95% доверительного интервала (ДИ). Количество пациентов, имевших ту или иную симптоматику представлено в таблицах в виде абсолютных и относительных величин.

Результаты

Распределение обследованных работников предприятий в соответствии с международной классификацией хронических заболеваний вен приведено в табл. 1.

Таблица 1. Распределение обследованных пациентов по клиническим классам Примечание. *— различия между мужчинами и женщинами.

У женщин чаще встречались телеангиэктазии и ретикулярные вены. Для классов С2—С6 не обнаружены значимые отличия по частоте выявления у лиц разного пола.

Наличие субъективных признаков СБН по данным опросника было установлено у 86 обследованных. Сочетание этой субъективной симптоматики с наличием ХВРНК у обследованных пациентов с СБН представлено в табл. 2.

Таблица 2. Наличие ХВРНК у обследованных пациентов с СБН Примечание. Здесь и в табл. 3, 6:* — между обследованными с СБН (СБН+) и без него (СБН–).

Обращает на себя внимание тот факт, что с возрастанием клинического класса увеличивается удельный вес субъективных жалоб на признаки СБН. Учитывая это, мы дополнительно провели статистический поиск зависимости между наличием субъективных жалоб, характерных для ХВРНК, и признаками СБН по данным опросника.

Как показано в табл. 3, статистически

Таблица 3. Наличие симптомов ХВРНК у больных с СБН
значимой разницы в наличии симптомов ХВРНК в группах с СБН и без СБН не выявлено.

Далее мы проанализировали, имеется ли статистически значимая связь между уровнем клинического класса ХВРНК по классификации СЕАР и уровнем тревоги и депрессии, которые мы замеряли, используя шкалу HADS (табл. 4).

Таблица 4. Наличие объективных признаков ХВРНК у обследованных пациентов в различных группах тревожности и депрессии Примечание. *— между группами a и b; **— между группами c и d.

Как следует из табл. 4, такой связи выявить не удалось. Учитывая это, так же как и в случае с СБН, дополнительно провели статистический поиск зависимости между наличием субъективных жалоб, характерных для ХВРНК, и уровнем тревоги и депрессии по шкале HADS.

У тревожных людей статистически чаще выявляли субъективные симптомы ХВРНК. Статистически значимой зависимости между симптомами ХВРНК и наличием депрессии проследить не удалось (табл. 5).

Таблица 5. Наличие симптомов ХВРНК у обследованных с различным уровнем тревожности и депрессии Примечание. * — между больными с наличием и отсутствием симптомов ХВРНК.

В заключение нами был проведен статистический поиск зависимости между наличием у обследованных субъективных признаков СБН (по данным опросника) и уровнем тревоги и депрессии (табл. 6).

Таблица 6. Оценка уровня тревоги и депрессии у больных с СБН

У обследованных с субъективными признаками СБН (по данным опросника) статистически значимо чаще выявляли тревогу и депрессию по сравнению с контрольной группой (р <0,001).

Сводная картина полученных результатов проведенного исследования показана на диаграмме Венна (см. рисунок).

Диаграмма Венна. Взаимоотношения трех типов расстройств, выявленные в ходе исследования.

Таким образом, среди офисных работников Московского региона отмечается мозаичный спектр венозных, неврологических и психологических расстройств. У 39 (6,7%) обследованных одновременно присутствовали все 3 симптомокомплекса. У 1/3 обследованных (n=184) изучаемая симптоматика отсутствовала. Обращает на себя внимание высокая частота (30%) тревожных и депрессивных расстройств.

Обсуждение

В недавно опубликованной работе Е.И. Селиверстова и соавт. [20] приводится блестящий критический разбор проведенных ранее эпидемиологических исследований по ХВРНК. Обоснованной критике подвергаются исследования, в которых изучаемые выборки были получены неслучайным образом. Соответственно результаты таких работ нельзя экстраполировать на общую популяцию. Мы отдаем себе отчет, что наше исследование также проведено на «смещенной» выборке. Тем не менее сами авторы указывают, что «знание распространенности ХЗВ в российской популяции важно не только с академической точки зрения, но и имеет существенное значение для планирования и решения задач организации здравоохранения». Не стоит забывать о том, что для решения этих задач важно сегментировать возможных получателей соответствующей медицинской помощи и для каждого отдельного сегмента разработать свою программу. Наше исследование проведено для сегмента работающей части населения Московского региона, и его результаты вполне возможно экстраполировать на весь этот сегмент. Мы также отдаем себе отчет, что использовали не прошедший валидацию в России опросник для выявления СБН [21]. Тем не менее, учитывая отсутствие русскоязычных опросников, мы пошли на этот шаг, заранее понимая, что результаты данного исследования могут подвергнуться обоснованной критике.

В 2016 г. были опубликованы результаты первого в России одномоментного популяционного исследования распространенности ХВРНК у лиц, компактно проживающих в одном поселении [22]. Распространенность их составила 62,4%. В нашем исследовании эта цифра выше и достигла 82,6%. Это значение вплотную подходит к 83,6% — результатам программы изучения распространенности ХВРНК Vein Consult, которая затронула 20 стран [7]. Отсутствие симптомов болезни вен при осмотре и пальпации было у 101 (17,3%) человека, что достаточно близко к данным крупнейшего в истории флебологии исследования, проведенного в 53 городах Италии и включившего более 15 тыс. человек — 20,9% от всех обследованных жителей [23]. Клинический класс С2 был диагностирован у 14,8% пациентов, что хоть и несколько ниже, но близко к результатам отечественного популяционного исследования (19,3%) [22]. В целом классы С3—С6, т. е. осложненные формы, встретились в 9,9% случаев. Это мало отличается от 7,4%, полученных в том же исследовании [22], но более чем в 2 раза ниже 23,2%, полученных в Италии [23]. Такая разница, конечно, требует более детального рассмотрения и изучения.

По данным Всемирной организации здравоохранения, около 50% населения планеты в своей жизни сталкивались с нервно-психическими расстройствами. Депрессия и тревожные расстройства занимают лидирующие позиции среди этих расстройств [24]. В 2014 г. были опубликованы результаты эпидемиологического исследования, одномоментно проведенного в различных регионах России, — ЭССЕ-РФ. В исследование вошли 6244 мужчины и 10 623 женщины (всего 16 877 человек) из 10 регионов Р.Ф. Результаты показали, что в среднем общая распространенность повышенного уровня тревоги и депрессии составляет 46,3 и 25,6% соответственно. При этом она существенно (в разы) отличается от региона к региону [19]. В нашей работе повышенный уровень тревоги выявляли реже, у 163 (28%) обследованных. Признаки депрессии встречали еще более редко — у 50 (8,6%) человек. При сравнении с результатами, полученными в хорошо спланированном 12-месячном наблюдательном исследовании, проведенном в США, наши данные оказались близки к американским: в 18,1% случаев у них выявлялась тревога и в 9,5% — депрессия [25]. Между тем такое различие данных не должно вызывать удивления: тревожные и депрессивные расстройства могут возникать и исчезать под воздействием многих причин — от социокультурного окружения человека до его финансового благополучия [13].

Популяционные исследования показывают, что распространенность СБН составляет 5—15% [9]. Однако есть мнение, что эти цифры завышены, так как большинство эпидемиологических исследований было проведено с применением опросников [26]. В нашей работе СБН выявили у 14% обследованных. Мы отдаем себе отчет, что использование опросников (тем более невалидированных в России) могло также сказаться на результатах и несколько исказить их.

У больных с СБН статистически значимо чаще выявляли депрессию по сравнению с больными без СБН. Тревожные расстройства также статистически значимо были связаны с наличием СБН (54,3% против 23,8% без СБН). Эти данные вполне соответствуют результатам (21,1% депрессивные и тревожные расстройства с наличием СБН и 4,5% — то же без СБН) крупного (n=3481) исследования, проведенного в США (Балтимор) [27].

Изучение взаимоотношения трех типов расстройств в ходе исследования показало, что у 39 обследованных пациентов присутствовали все три симптомокомплекса. Обращает на себя внимание высокая частота тревожных и депрессивных расстройств и их сочетание с ХВРНК у 39 человек (6,7% от всех обследованных). Это показывает, что жалобы, предъявляемые пациентом, иногда могут нести психогенный (а не венозный) характер. И не может не быть отрадным тот факт, что 32% обследованных не имели изучаемых симптомокомплексов.

Заключение

Таким образом, распространенность ХВРНК по результатам проведенной работы соответствует данным других эпидемиологических исследований и составляет 82,6% для классов С1—С6. Повышенная тревога выявлена у 163 (28%) человек, повышенный уровень депрессии — у 50 (8,6%). У 81 (14%) обследованного по данным анкетирования был выявлен СБН. Примерно у каждого четвертого признаки ХВРНК сочетаются с СБН, расстройствами психологической сферы. Не удалось выявить зависимость между клиническим классом по классификации СЕАР и наличием СБН, а также наличием и степенью психологических расстройств. Не обнаружено связи между наличием субъективных симптомов ХВРНК у обследованных с СБН и без СБН. Примерно у 1/3 отсутствовали признаки изучаемых симптомокомплексов.

Выводы

Распространенность ХВРНК соответствует данным других эпидемиологических исследований и составляет 82,6% для классов С1—С6.

Не обнаружено статистически значимой взаимосвязи между наличием хронических заболеваний вен нижних конечностей (а также их субъективных симптомов) и синдромом беспокойных ног, тревоги с депрессивными состояниями.

Выявлено статистически значимое сочетание синдрома беспокойных ног с тревожными и депрессивными расстройствами.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования — К.М.

Сбор и обработка материала — К.М., А.С., К.К.

Статистическая обработка — Ю.Ш., К.М.

Написание текста — К.М., Ю.Ш.

Редактирование — К.В., К.К.

Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Nothing to declare.

Сведения об авторах

Мазайшвили К.В. — e-mail: nmspl@mail.ru; https://orcid.org/0000-0002-6761-2381

Киян К.А.https://orcid.org/0000-0002-1084-9943

Суханов А.В. — https://orcid.org/0000-0003-4254-114X

Шириязданова Ю.Ф.https://orcid.org/0000-0003-1311-4317

Автор, ответственный за переписку: Мазайшвили К.В. —
e-mail: nmspl@mail.ru

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail