Эндовидеохирургические вмешательства у больных с солидными опухолями желудочно-кишечного тракта

Авторы:
  • А. М. Карачун
    ФГБУ "НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова" Минздрава России, Санкт-Петербург
  • Ю. В. Пелипась
    ФГБУ "НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова" Минздрава России, Санкт-Петербург
  • Д. В. Гладышев
    ФГБУ "НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова" Минздрава России, Санкт-Петербург
  • И. И. Алиев
    ФГБУ "НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова" Минздрава России, Санкт-Петербург
  • П. А. Сапронов
    ФГБУ "НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова" Минздрава России, Санкт-Петербург
  • А. С. Петров
    ФГБУ "НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова" Минздрава России, Санкт-Петербург
  • Д. В. Самсонов
    ФГБУ "НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова" Минздрава России, Санкт-Петербург
  • Е. А. Петрова
    ФГБУ "НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова" Минздрава России, Санкт-Петербург
  • Е. В. Вощинин
    ФГБУ "НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова" Минздрава России, Санкт-Петербург
Журнал: Эндоскопическая хирургия. 2013;19(6): 42-48
Просмотрено: 961 Скачано: 220

Минимально инвазивные вмешательства прочно вошли в широкую хирургических практику в странах Западной Европы и США. Лапароскопический доступ имеет целый ряд существенных преимуществ перед традиционным. Он обеспечивает лучшую визуализацию операционного поля и бóльшую безопасность вмешательства за счет достаточного освещения и оптического увеличения, меньшую травматичность и хороший косметический эффект, а также сокращение сроков пребывания в стационаре и реабилитации больных. Вместе с тем вопрос о роли лапароскопии в онкологии является одним из самых дискутабельных. Однако, по нашему мнению, против использования миниинвазивных вмешательств существует несколько аргументов. Во-первых, большой объем хирургического вмешательства и необходимость лимфодиссекции в известной степени нивелирует преимущества малоинвазивного доступа. Во-вторых, для извлечения органа необходима лапаро- или торакотомия, что позволяет скептикам говорить о возможности выполнения традиционной операции, незначительно увеличив разрез. В-третьих, невозможность полноценной интраоперационной пальпации вызывает сомнения в радикальности такого рода вмешательств. Кроме того, своеобразными барьерами на пути современных технологий в России являются консерватизм мышления онкологов, неудачные «показательные» операции, а также отсутствие высокотехнологичного оборудования, с одной стороны, и обученных специалистов и персонала — с другой. Вместе с тем совершенствование эндоскопической аппаратуры и хирургической техники, публикации достоверных данных о хороших непосредственных и отдаленных результатах лечения, прежде всего за рубежом, и улучшение финансирования позволяют в корне пересмотреть наши взгляды на перспективы применения минимально инвазивных технологий у больных солидными опухолями желудочно-кишечного тракта.

Рак пищевода. Впервые правосторонний торакоскопический доступ при малоинвазивном хирургическом лечении рака пищевода (РП) был использован бельгийским хирургом B. Dallemagne в 1991 г. [1]. В 1992 г. A. Cuschieri и соавт. [2] сообщили о первой резекции пищевода при РП с применением гибридной технологии (торакоскопическая мобилизация пищевода, лапаротомия для мобилизации желудка с последующим формированием анастомоза на шее). В свою очередь A. DePaula и соавт. в 1995 г. [3], а несколько позже, в 1997 г., L. Swanstrom и P. Hansen [4] описали первые лапароскопические резекции пищевода, основным преимуществом которых являлась прямая визуализация нижнего средостения без рассечения диафрагмы и лапаротомии. В 1998 г. J. Luketich и соавт. [5] опубликовали первый обобщенный опыт полностью миниинвазивной эзофагэктомии (МИЭ) у 8 пациентов, когда были использованы лапаро- и торакоскопический доступы (табл. 1).

После внедрения новой методики в клиническую практику был проведен ряд ретро- и проспективных исследований. E. Gemmill и P. McCulloch в 2007 г. [7] опубликовали систематический обзор литературы, посвященный МИЭ, в котором проанализировали 23 статьи и 188 тезисов, опубликованных с 1997 по 2007 г. Авторы установили, что послеоперационная летальность после МИЭ составила 2,3%, несостоятельность швов анастомоза — 7,7%, а частота развития легочных и мочеполовых инфекций — 13,2%. M. Dantoc и соавт. [8] проанализировали качество лимфодиссекций и 5-летнюю выживаемость после МИЭ и открытых операций в обзоре медицинских баз данных за период с 1950 по 2011 г. и не получили статистически значимых различий.

J. Dolan и соавт. [9] обобщили результаты лечения 146 пациентов со II и III стадиями РП, перенесших традиционные и миниинвазивные резекции пищевода за период с 1995 по 2011 г. Частота конверсии составила 7% (9 случаев). У пациентов после МИЭ отмечены меньшая интраоперационная кровопотеря (в среднем на 234 мл; p<0,001), большее количество удаленных лимфатических узлов — ЛУ (в среднем на 7,4; p<0,001), меньшая продолжительность пребывания в стационаре (в среднем на 1,5 дня; p=0,02), в то время как наиболее частым осложнением явилась предсердная аритмия, зафиксированная в 1/3 случаев в обеих группах (p=0,988). Оперативный доступ, пол, индекс массы тела, клиническая стадия заболевания, а также неоадъювантная терапия не повлияли на исход и общую выживаемость. Тридцатидневная послеоперационная летальность в группах МИЭ и традиционных вмешательств составила 2 и 5% соответственно (p=0,459).

В период с июня 2009 г. по март 2011 г. проведено первое крупное проспективное рандомизированное исследование, посвященное сравнению МИЭ с традиционными вмешательствами при РП, — «TIME trial» (Traditional Invasive vs Minimally Invasive Esophagectomy). В исследование включены 115 пациентов из 5 европейских центров. При этом 56 больных были оперированы открытым способом, а 59 — миниинвазивно. Удельный вес легочных осложнений в течение первых 2 нед послеоперационного периода оказался значительно ниже после МИЭ (9% против 29% при традиционных операциях). Статистически значимых различий по частоте других послеоперационных осложнений не было. Кроме того, установлено, что МИЭ позволяет выполнить вмешательство с соблюдением основных онкологических принципов. Так, количество удаленных ЛУ и частота «положительного» края резекции не отличались от аналогичных показателей при традиционных вмешательствах. При этом период пребывания пациента в стационаре при МИЭ составил в среднем 11 дней, тогда как при традиционных операциях — 14 дней. Анализ психосоматического статуса в послеоперационном периоде методом анкетирования указал на более высокое качество жизни пациентов после МИЭ [10]. M. Yamamoto и соавт. [6] представили обзор 9 наиболее крупных исследований, охвативший 2501 больного РП, из которых 1196 была выполнена МИЭ, 617 — традиционная эзофагоэктомия, 631 — торакоскопическая эзофагэктомия, а 57 — гибридные вмешательства. Авторы пришли к выводу, что в руках опытных хирургов миниинвазивные вмешательства являются безопасной альтернативой традиционным операциям с сопоставимой частотой развития послеоперационных осложнений и летальностью в специализированных центрах. МИЭ также была ассоциирована с меньшим объемом кровопотери, менее выраженным послеоперационным болевым синдромом и более коротким периодом стационарного лечения. Несмотря на ограниченное число публикаций, авторы не выявили статистически значимых различий по общей выживаемости в группах больных, перенесших МИЭ и открытые вмешательства (табл. 2).

Рак желудка. Эра видеоассистированных вмешательств при раке желудка (РЖ) берет начало в 1991 г. и связана с именем японского хирурга Seigo Kitano, который первым в мире произвел успешную лапароскопическую дистальную субтотальную резекцию желудка по поводу рака [21]. В своей статье, опубликованной в журнале «Surgical Laparoscopy and Endoscopy» в 1994 г., он и соавторы описали основные этапы хирургического вмешательства и продемонстрировали техническую возможность его выполнения. Вместе с тем становление доказательной медицины на рубеже 90-х годов прошлого века требовало подтверждения гипотезы о безопасности и радикальности данных операций в рамках рандомизированных клинических исследований (РКИ).

В июле 2000 г. были опубликованы результаты одного из первых ретроспективных клинических исследований, проведенного в хирургическом департаменте Медицинского университета Оито (Япония) и посвященного сравнению непосредственных результатов видеоассистированных дистальных резекций желудка по Бильрот I с открытыми вмешательствами при раннем РЖ. В исследование были включены 49 пациентов, перенесших лапароскопические вмешательства, и 53 пациента, которым были выполнены «открытые» операции в период с января 1993 г. по июль 1999 г. Авторы установили, что лапароскопические вмешательства сопровождались меньшими интраоперационной кровопотерей и потребностью в анальгетиках, более коротким сроком до восстановления перистальтики и перорального приема пищи, а также менее длительным пребыванием в стационаре. Вместе с тем статистически значимых различий по длительности операции, расстоянию от проксимального края опухоли до края резекции, количеству удаленных ЛУ и частоте развития осложнений, связанных с хирургическим вмешательством, выявлено не было [22]. Несмотря на убедительность выводов, недостатками данного исследования явились его ретроспективный и одноцентровый характер, а также отсутствие отдаленных результатов лечения. В этой связи в том же центре под руководством S. Kitano было спланировано и проведено одно из первых проспективных РКИ, посвященных сравнению лапароскопической субтотальной резекции желудка с открытыми операциями также при раннем РЖ. В период с октября 1998 г. по март 2001 г. в исследование были включены 28 пациентов, рандомизированных на 2 равные группы («лапароскопическая» и «открытая»). Результаты исследования также продемонстрировали меньший объем интраоперационной кровопотери, более раннее восстановление перистальтики и активизацию пациентов в группе лапароскопических вмешательств (p<0,05). Оценив послеоперационный болевой синдром при помощи визуальной аналоговой шкалы, авторы пришли к выводу о более низком уровне болевого синдрома в течение первых 3 сут послеоперационного периода в группе лапароскопических операций (р<0,05). При этом в силу непродолжительных сроков исследования вопросы, связанные с отдаленными результатами, не рассматривались [23]. По нашему мнению, определенный интерес представляет проспективное РКИ H. Hayashi и соавт. [24], в котором проанализированы непосредственные результаты лечения больных ранним РЖ. Полученные результаты указали на менее длительную потребность в эпидуральной анестезии после операции и меньшую травматичность видеоассистированных вмешательств. Следует также обратить внимание на результаты итальянского одноцентрового РКИ, выполненного под руководством C. Huscher [25]. Его качественным отличием от предыдущих явилось представление не только непосредственных, но и отдаленных результатов лечения больных как ранним, так и местно-распространенным РЖ. За 4 года в исследование вошли 59 пациентов, перенесшие дистальную субтотальную резекцию желудка, рандомизированные в группы открытых (n=29) и лапароскопических (n=30) операций. Авторы не отметили статистически значимых различий по стадии pTNM, гистологическому типу опухоли, продолжительности операции, количеству удаленных ЛУ, а также частоте развития послеоперационных осложнений и послеоперационной летальности в обеих исследуемых группах. Отмечены значимые различия по объему интраоперационной кровопотери, срокам восстановления приема пищи и перевода пациентов на амбулаторное лечение в группе лапароскопических операций. При этом статистически значимых различий по общей и безрецидивной 5-летней выживаемости выявлено не было.

В 2005 г. опубликовано исследование японских коллег из Университетской клиники префектуры Гумма, в котором изучены непосредственные и отдаленные результаты лечения больных ранним РЖ на основании пятилетнего опыта выполнения видеоассистированных дистальных резекций желудка [26]. Статистически значимых различий по длительности операций, частоте развития осложнений и общей 5-летней выживаемости в группах лапароскопических и открытых вмешательств выявлено не было. При этом показатели объема интраоперационной кровопотери, длительности эпидуральной анестезии и сроков пребывания больных в стационаре были лучше у больных после лапароскопических вмешательств. В 2007 г. представлены результаты исследования Японской группы по изучению лапароскопической хирургии. Это первое многоцентровое ретроспективное исследование, в ходе которого были изучены непосредственные и отдаленные результаты лечения 1294 больных ранним РЖ из 16 хирургических центров Японии. Лапароскопическая дистальная субтотальная резекция желудка выполнена у 1185 (91,5%) пациентов, проксимальная резекция — у 54 (4,2%), гастрэктомия — у 55 (4,3%). Послеоперационные осложнения были диагностированы в 14,8% случаев в отсутствие летальных исходов в послеоперационный период. Рецидив рака был выявлен у 6 (0,6%) пациентов. При этом 5-летняя безрецидивная выживаемость при IA стадии составила 99,8%, при IB стадии — 98,7%, а при II стадии — 85,7%. Представленные результаты позволили авторам сформулировать вывод о хороших непосредственных и отдаленных результатах лапароскопической хирургии при раннем РЖ [27].

Аналогичные с точки зрения безопасности результаты были получены в Сеульском национальном университете в ходе многоцентрового рандомизированного проспективного исследования III фазы KLASS (Korean Laparosscopic Gastrointestinal Study Group) [28]. Послеоперационные осложнения были диагностированы у 10,5% больных после лапароскопических вмешательств и у 14,7% — после открытых операций (р=0,137). Релапаротомия потребовалась 3 пациентам в каждой из групп. Послеоперационная летальность составила 1,1% в группе миниинавазивных вмешательств и 0 — в группе открытой хирургии (p=0,497).

Своеобразным итогом работ, посвященных лапароскопической хирургии РЖ, является метаанализ 9 исследований, опубликованный в 2013 г. [29]. В него включены данные о пациентах, перенесших лапароскопическую (n=436) и открытую (n=785) гастрэктомии по поводу РЖ. При сравнении полученных данных авторы не получили статистически значимых различий по количеству удаленных ЛУ, частоте развития послеоперационных осложнений и летальности. Кроме того, статистически незначимыми оказались различия по общей и корригированной 5-летней выживаемости. При этом объем интраоперационной кровопотери, сроки восстановления перорального приема пищи, потребность в использовании анальгетиков и длительность пребывания больных в стационаре оказались предпочтительнее в группе миниинвазивных вмешательств. При оценке кривой обучаемости отмечено, что сокращение длительности хирургического вмешательства и уменьшение объема интраоперационной кровопотери наблюдаются у хирургов, выполнивших более 40 лапароскопических гастрэктомий.

В данной работе авторами продемонстрирована безопасность выполнения лапароскопической гастрэктомии у больных РЖ в специализированных стационарах в руках опытного хирурга.

Колоректальный рак. С момента первых лапароскопических резекций ободочной кишки, выполненных группой американских хирургов в 1991 г. [30], прошло более 20 лет, однако говорить о широком внедрении лапароскопических технологий в хирургию толстой и прямой кишки не представляется возможным. Так, в 2008 г. в Великобритании только каждое пятое вмешательство на ободочной кишке выполнялось лапароскопически.

Проведен ряд крупных рандомизированных исследований, сравнивающих лапароскопические и традиционные операции при раке ободочной кишки: COST (Clinical Outcomes of Surgical Therapy), включившее 863 пациента из 48 клиник США и Канады в период с 1995 по 2001 г. [31], СOLOR (Colon Cancer Laparoscopic or Open Resection), проведенное в 29 европейских центрах и включившее 1076 пациентов с 1997 по 2003 г. [32], британское исследование CLASSICC (Conventional versus Laparoscopic-Assisted Surgery in Colorectal Cancer), проведенное с 1996 по 2002 г. с участием 794 пациентов [33]. К общим выводам данных исследований следует отнести уменьшение длительности стационарного лечения и потребности в лекарственной аналгезии. Продемонстрировано также, что лапароскопический метод позволяет выполнять вмешательства с соблюдением онкологических принципов — количество удаленных ЛУ и частота «положительного» края резекции не отличались от аналогичных показателей при традиционных вмешательствах [34].

Особого внимания заслуживает исследование Barcelona Study (1993—1998 гг.). Характерной особенностью данной работы явилось то, что все операции выполнялись одной бригадой опытных хирургов. В результате удалось достигнуть частоты конверсии 11% при сопоставимых уровнях послеоперационной летальности (1% при лапароскопических и 3% при традиционных вмешательствах; p>0,05). Лапароскопические операции сопровождались меньшими кровопотерей (105 мл против 193 мл) и частотой развития послеоперационных осложнений (10,8% против 28,7%), тогда как продолжались достоверно дольше открытых операций (142 мин против 118 мин). Кроме того, эта работа явилась первым рандомизированным исследованием, в котором продемонстрированы лучшие отдаленные результаты лапароскопических вмешательств у больных раком ободочной кишки [35].

Систематический обзор, выполненный W. Schwenk и соавт. [36] и обобщивший результаты 25 исследований, в которых участвовали 3526 пациентов, показал меньшее количество послеоперационных осложнений, улучшение качества жизни пациентов в течение первых 30 сут после операции, а также сокращение длительности стационарного лечения на 1,4 дня в группе лапароскопических операций.

Наибольшие преимущества в послеоперационном периоде продемонстрированы при сочетании лапароскопических операций с принципами хирургии «Fast Track», подразумевающей особый комплекс пред-, интра- и послеоперационных мероприятий, направленных на раннюю активизацию пациентов, сокращение сроков стационарного лечения, уменьшение количества осложнений. Результаты многочисленных метаанализов свидетельствуют, что пациенты, получавшие лечение с соблюдением принципов такого подхода, имеют достоверно меньшую продолжительность стационарного лечения и меньшую частоту послеоперационных осложнений [37—39].

Если в отношении лапароскопической хирургии рака ободочной кишки наметился консенсус, то роль и место миниинвазивных вмешательств у больных раком прямой кишки (РПК) не определены. Только в одном из 4 упомянутых ранее РКИ сообщалось о результатах лапароскопических вмешательств при РПК.

Результаты многочисленных нерандомизированных исследований указывают на сопоставимость непосредственных результатов лапароскопических и открытых вмешательств, а также соблюдение основных онкологических принципов. Так, по мнению ряда авторов [40, 41], лапароскопический доступ не ассоциируется с увеличением частоты развития послеоперационных осложнений и летальности. Не отмечено также негативного влияния неоадъювантной химиолучевой терапии на непосредственные результаты лапароскопических операций [42, 43]. Лапароскопическая тотальная мезоректумэктомия представляется исследователям безопасной и эффективной процедурой [35, 43]. Число удаляемых лапароскопически регионарных ЛУ составляет 12—22 [44—46]. В рамках проспективных исследований результатов лапароскопических и открытых резекций прямой кишки [47—50] установлено, что оба метода не нарушают основных онкологических принципов. Авторы не обнаружили достоверных различий по общей и безрецидивной выживаемости пациентов. Сторонники лапароскопической техники оправдывают ее применение улучшением качества жизни пациентов. В ряде исследований отмечен более низкий уровень расстройств половой функции и дизурических явлений после лапароскопических вмешательств, что объясняется лучшей визуализацией тазовых вегетативных нервных сплетений и стволов [51, 52].

N. Miyajima и соавт. [53] опубликовали результаты крупного многоцентрового исследования, представившего итоги лечения 1057 больных РПК, которые подверглись лапароскопическим вмешательствам в 28 медицинских центрах Японии. Переход к открытой операции был произведен всего в 7,3% случаев. Послеоперационные хирургические осложнения отмечены в 22% случаев. Частота развития местных рецидивов не превысила 1%. Приведенные данные указывают на безопасность и эффективность лапароскопической резекции при РПК.

Важная роль отведена изучению результатов лапароскопической резекции прямой кишки в целом ряде метаанализов. F. Gao и соавт. [54] проанализировали 11 исследований, выполненных в 1995—2005 гг. и охвативших 285 больных РПК, которые перенесли лапароскопическую резекцию. Авторы отметили, что лапароскопические вмешательства характеризовались менее выраженным болевым синдромом в послеоперационном периоде, в то время как продолжительность операции, частота развития раневых осложнений, несостоятельности швов анастомоза и послеоперационная летальность были одинаковыми при открытых и лапароскопических резекциях.

В ряде метаанализов [55—57] не обнаружено различий по частоте опухолевого роста по дистальному и циркулярному краям резекции прямой кишки и в количестве удаляемых регионарных ЛУ при обоих вариантах хирургического вмешательства. Метаанализ 12 исследований, выполненный E. Kuhry и соавт. [58], позволил выявить отсутствие различий по безрецидивной выживаемости больных РПК после лапароскопических и открытых резекций.

Таким образом, при сохранении всех известных преимуществ миниинвазивных хирургических вмешательств (меньшая травматичность, детальная визуализация анатомических структур и возможность увеличения изображения, снижение частоты и тяжести осложнений, сокращение сроков пребывания больных в стационаре и утраты трудоспособности, снижение потребности в медикаментозной терапии, лучший косметический эффект, а также наглядность и возможность обучения) результаты многоцентровых рандомизированных исследований демонстрируют их безопасность и онкологическую адекватность. Создается впечатление, что мы находимся на пороге начала эпохи миниинвазивной онкохирургии.

Список литературы:

  1. Minimally Invasive Surgery in gastrointestinal cancer. ed. by M.A. Cuesta, A.G. Nagy; Edinburgh: Churchill Livingstone 1993; 144.
  2. Cuschieri A., Shimi S., Banting S. Endoscopic oesophagectomy through a right thoracoscopic approach. J R Coll Surg Edinb 1992; 37: 1: 7-11.
  3. DePaula A.L., Hashiba K., Ferreira E.A. et al. Laparoscopic transhiatal esophagectomy with esophagogastroplasty. Surg Laparosc Endosc 1995; 5: 1: 1-5.
  4. Swanstrom L.L., Hansen P. Laparoscopic total esophagectomy. Arch Surg 1997; 132: 9: 943-949.
  5. Luketich J.D., Nguyen N.T., Weigel T. et al. Minimally invasive approach to esophagectomy. JSLS 1998; 2: 3: 243-247.
  6. Yamamoto M., Weber J.M., Richard C. et al. Minimally invasive surgery for esophageal cancer: review of the literature and institutional experience. Cancer Control 2013; 20: 2: 130-137.
  7. Gemmill E.H., McCulloch P. Systematic review of minimally invasive resection for gastro-oesophageal cancer. Br J Surg 2007; 94: 12: 1461-1467.
  8. Kim T., Hochwald S.N., Sarosi G.A. et al. Review of minimally invasive esophagectomy and current controversies. Gastroenterol Res Pract 2012; Article ID 683213: 7.
  9. Dolan J.P., Kaur T., Diggs B.S. et al. Impact of comorbidity on outcomes and overall survival after open and minimally invasive esophagectomy for locally advanced esophageal cancer. Surg Endosc 2013; 27: 11: 4094-4103.
  10. Minimally Invasive Surgery in gastrointestinal cancer. ed. by M.A. Cuesta, A.G. Nagy; Edinburgh: Churchill Livingstone 1993; 144.
  11. Luketich J.D., Alvelo-Rivera M., Buenaventura P.O. et al. Minimally invasive esophagectomy: outcomes in 222 patients. Ann Surg 2003; 238: 4: 486-495.
  12. Nguyen N.T., Roberts P., Follette D.M. et al. Thoracoscopic and laparoscopic esophagectomy for benign and malignant disease: lessons learned from 46 consecutive procedures. J Am Coll Surg 2003; 197: 6: 902-913.
  13. Osugi H., Takemura M., Higashino M. et al. Learning curve of videoassisted thoracoscopic esophagectomy and extensive lymphadenectomy for squamous cell cancer of the thoracic esophagus and results. Surg Endosc 2003; 17: 3: 515-519.
  14. Yamamoto S., Kawahara K., Maekawa T. et al. Minimally invasive esophagectomy for stage I and II esophageal cancer. Ann Thorac Surg 2005; 80: 6: 2070-2075.
  15. Martin D.J., Bessell J.R., Chew A. et al. Thoracoscopic and laparoscopic esophagectomy Initial experience and outcomes. Surg Endosc 2005; 19: 12: 1597-1601.
  16. Palanivelu C., Prakash A., Senthilkumar R. et al. Minimally invasive esophagectomy: thoracoscopic mobilization of the esophagus and mediastinal lymphadenectomy in prone position - experience of 130 patients. J Am Coll Surg 2006; 203: 1: 7-16.
  17. Smithers B.M., Gotley D.C., Martin I. et al. Comparison of the outcomes between open and minimally invasive esophagectomy. Ann Surg 2007; 245: 2: 232-240.
  18. Schoppmann S.F., Prager G., Langer F.B. et al. Open versus minimally invasive esophagectomy: a single-center case controlled study. Surg Endosc 2010; 24: 12: 3044-3053.
  19. Luketich J.D., Pennathur A., Awais O. et al. Outcomes after minimally invasive esophagectomy: review of over 1000 patients. Ann Surg 2012; 256: 1: 95-103.
  20. Sihag S., Wright C.D., Wain J.C. et al. Comparison of perioperative outcomes following open versus minimally invasive Ivor Lewis oesophagectomy at a single, high-volume centre. Eur J Cardiothorac Surg 2012; 42: 3: 430- 437.
  21. Kitano S., Iso Y., Moriyama M. et al. Laparoscopy-assisted Billroth I Gastrectomy. Surg Laparosc Endosc 1994; 4: 2: 146-148.
  22. Adachi Y., Shiraishi N., Shiromizu A. et al. Laparoscopy-assisted Billroth I gastrectomy compared with conventional open Gastrectomy. Arch Surg 2000; 135: 97: 806-810.
  23. Kitano S., Shiraishi N., Fujii K. et al. A randomized controlled trial comparing open vs laparoscopy-assisted distal gastrectomy for the treatment of early gastric cancer: an interim report. Surgery 2002; 131: 1: 306-311.
  24. Hayashi H., Ochiai T., Shimada H. et al. Prospective randomized study of open versus laparoscopy-assisted distal gastrectomy with extraperigastric lymph node dissection for early gastric cancer. Surg Endosc 2005; 19: 9: 1172-1176.
  25. Huscher C.G., Mingoli A., Sgarzini G. et al. Laparoscopic versus open subtotal gastrectomy for distal gastric cancer: five-year results of a randomized prospective trial. Ann Surg 2005; 241: 2: 232-237.
  26. Mochiki E., Kamiyama Y., Aihara R. et al. Laparoscopic assisted distal gastrectomy for early gastric cancer: Five years' experience. Surgery 2005; 137: 3: 317-322.
  27. Kitano S., Shiraishi N., Uyama I. et al. A multicenter study on oncologic outcome of laparoscopic gastrectomy for early cancer in Japan. Ann Surg 2007; 245: 1: 68-72.
  28. Kim H.H., Hyung W.J., Cho G.S. et al. Morbidity and mortality of laparoscopic gastrectomy versus open gastrectomy for gastric cancer: an interim report a phase III multicenter, prospective, randomized Trial (KLASS Trial). Ann Surg 2010; 251: 3: 417-420.
  29. Chen K., Xu X.W., Zhang R.C. et al. Systematic review and meta-analysis of laparoscopy-assisted and open total gastrectomy for gastric cancer. World J Gastroenterol 2013; 19: 32: 5365-5376.
  30. Jacobs M., Verdeja J.C. Goldstein H.S. Minimally invasive colon resection (laparoscopic colectomy). Surg Laparosc Endosc 1991; 1 (3): 144-150.
  31. Clinical Outcomes of Surgical Therapy Study Group. A comparison of laparoscopically assisted and open colectomy for colon cancer. N Engl J Med 2004; 350: 20: 2050-2059.
  32. Veldkamp R., Kuhry E., Hop W.C. et al. Laparoscopic surgery versus open surgery for colon cancer: short-term outcomes of a randomised trial. Lancet Oncol 2005; 6: 7: 477-484.
  33. Guillou P.J., Quirke P., Thorpe H. et al. Short-term endpoints of conventional versus laparoscopic-assisted surgery in patients with colorectal cancer (MRC CLASICC trial): multicentre, randomised controlled trial. Lancet 2005; 365: 9472: 1718-1726.
  34. Wu Z., Zhang S., Aung L.H. et al. Lymph node harvested in laparoscopic versus open colorectal cancer approaches: a meta-analysis. Surg Laparosc Endosc Percutan Tech 2012; 22: 1: 5-11.
  35. Lacy A.M., García-Valdecasas J.C., Delgado S. et al. Laparoscopy-assisted colectomy versus open colectomy for treatment of non-metastatic colon cancer: a randomised trial. Lancet 2002; 359: 9325: 2224-2229.
  36. Schwenk W., Haase O., Neudecker J. et al. Short term benefits for laparoscopic colorectal resection. Cochrane Database Syst Rev 2005; 20: 3: CD003145.
  37. Eskicioglu C., Forbes S.S., Aarts M.A. et al. Enhanced recovery after surgery (ERAS) programs for patients having colorectal surgery: a meta-analysis of randomized trials. J Gastrointest Surg 2009; 13: 12: 2321-2329.
  38. Lv L., Shao Y.F., Zhou Y.B. The enhanced recovery after surgery (ERAS) pathway for patients undergoing colorectal surgery: an update of meta-analysis of randomized controlled trials. Int J Colorectal Dis 2012; 27: 12: 1549-1554.
  39. Wind J., Polle S.W., Fung Kon Jin P.H. et al. Systematic review of enhanced recovery programmes in colonic surgery. Br J Surg 2006; 93: 7: 800-809.
  40. Barlehner E., Benhidjed T., Anders S. Laparoscopic resection for rectal cancer: outcomes in 194 patients and review of the literature. Surg Endosc 2005; 19: 6: 757-766.
  41. Indar A., Efron J. Laparoscopic surgery for rectal cancer. Perm J 2009; 13: 1: 47-52.
  42. Lelong B., Bege T., Esterni B. Short-term outcome after laparoscopic or or open restorative mesorectal excision for rectal cancer: a comparative cohort study. Dis Colon Rectum 2007; 50: 2: 176-183.
  43. Rosati R., Bona S., Romario U. Laparoscopic total mesorectal excision after neoadjuvant chemoradiotherapy. Surg Oncоl 2007; 16: 83-89.
  44. Kim S.H., Park I.J., Joh Y.G. Laparoscopic resection of rectal cancer: a comparison of surgical and oncologic outcomes between extraperitoneal and intraperitoneal disease locations. Dis Colon Rectum 2008; 51: 6: 844-851.
  45. Pugliese R., Di Lernia S., Sansonna F. Results of laparoscopic anterior resection for rectal adenocarcinoma: retrospective analysis of 157 cases. Am J Surg 2008; 195: 2: 233-238.
  46. Rezvani M., Franko J., Fassler S. Outcomes in patients treated by laparoscopic resection of rectal carcinoma after neoadjuvant therapy for rectal cancer. JSLS 2007; 11: 2: 204-207.
  47. Feliciotti F., Guerrieri M.A.M.P. Long-term results of laparoscopic versus open resections for rectal cancer for 124 unselected patients. Surg Endosc 2003; 17: 10: 1530-1535.
  48. Laurent А., Leblanc F. Laparoscopic versus open surgery for rectal cancer: long-term oncologic results. Ann Surg 2009; 250: 1: 54-61.
  49. Leung K., Kwok S.S.C.L. Laparoscopic resection of rectosigmoid carcinoma: prospective randomised trial. Lancet 2004; 363: 9416: 1187-1192.
  50. Morino M., Parini U., Giraudo G. Laparoscopic total mesorectal excision: a consecutive series of 100 patients. Ann Surg 2003; 237: 3: 335-342.
  51. Asoglu O., Matlim T., Karanlik H. Impact of laparoscopic surgery on bladder and sexual function after total mesorectal excision for rectal cancer. Surg Endosc 2009; 23: 2: 296-303.
  52. Liang J., Lai H., Lee P. Laparoscopic pelvic autonomic nerve-preserving surgery for patients with lower rectal cancer after chemoradiation therapy. Ann Surg 2007; 14: 4: 1285-1287.
  53. Miyajima N., Fukunaga M., Hasegawa H. Results of a multicenter study of 1,057 cases of rectal cancer treated by laparoscopic surgery. Surg Endosc 2009; 23: 1: 113-118.
  54. Gao F., Chen L. Meta-analysis of short-term outcomes after laparoscopic resection for rectal cancer. JSLS 2006; 21: 7: 652-656.
  55. Anderson C., Uman G. Pigazzi A. Oncologic outcomes of laparoscopic surgery for rectal cancer: a systematic review and meta-analysis of the literature. Eur J Surg Oncol 2008; 34: 10: 1135-1142.
  56. Huang M., Liang J., Wang H. Laparoscopic-assisted versus open surgery for rectal cancer: a meta-analysis of randomized controlled trials on oncologic adequacy of resection and long-term oncologic outcomes. Int J Colorectal Dis 2011; 26: 4: 415-421.
  57. Jackson T., Kaplan G., Arena G. Laparoscopic versus open resection for colorectal cancer: a metaanalysis of oncologic outcomes. J Am Coll Surg 2007; 204: 3: 439-446.
  58. Kuhry E., Schwenk W., Gaupset R. Long-term outcome of laparoscopic surgery for colorectal cancer: a Cochrane systematic review of randomised controlled trials. Cancer Treat Rev 2008; 34: 6: 498-504.