Федотова А.В.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Миронова О.П.

Федин А.И.

Кафедра неврологии Российского государственного медицинского университета

Применение L-карнитина у больных с хронической ишемией головного мозга

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2013;113(5): 48-53

Просмотров : 55

Загрузок : 1

Как цитировать

Федотова А. В., Миронова О. П., Федин А. И. Применение L-карнитина у больных с хронической ишемией головного мозга. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2013;113(5):48-53.

Авторы:

Федотова А.В.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Все авторы (3)

В последние десятилетия отмечается неуклонный рост числа больных хроническими цереброваскулярными заболеваниями [1, 2, 7, 8]. В МКБ-10 выделена «хроническая ишемия головного мозга» (ХИМ), которая по распространенности занимает ведущее место в структуре цереброваскулярных заболеваний. В отечественной литературе вместо ХИМ часто используется термин «дисциркуляторная энцефалопатия»), под которым подразумевается заболевание с прогрессирующим многоочаговым диффузным поражением головного мозга, проявляющееся неврологическими нарушениями различной степени, обусловленными редукцией мозгового кровотока, повторными транзиторными ишемическими атаками или перенесенными инфарктами мозга [6]. В зависимости от выраженности клинических проявлений в отечественной литературе принято выделять 3 стадии хронической недостаточности мозгового кровообращения [4].

ХИМ - гетерогенный патологический процесс. Учитывая сложность патогенетических механизмов ХИМ, а также ряд основных клинических проявлений, не представляется возможным свести выбор терапевтического воздействия до какого-либо единственного лекарственного или физического фактора. В последние годы все больший интерес в клинической практике привлекает возможность применения L-карнитина.

Карнитин был впервые синтезирован в 1960 г.; в 1962 г. была определена роль карнитина как основного переносчика длинноцепочечных жирных кислот в митохондрии через их внутреннюю мембрану [9].

В настоящее время известно, что эффективность работы митохондрий во многом определяется количеством транспортировщика жирных кислот - L-карнитина [11]. Карнитин образуется в организме человека эндогенно (при участии витаминов С, В3, В6, В12, В9, железа, лизина, метионина и ряда ферментов), а также поступает с мясной пищей. При недостатке карнитина замедляется окисление жирных кислот в митохондриях, вследствие чего снижается продукция АТФ. Чем меньше карнитина (и его эфиров) содержится в плазме крови человека, тем ниже его работоспособность. Мозговая ткань богата карнитином, причем концентрация его достаточно высока в различных отделах центральной нервной системы, отличающихся по своей функциональной активности (гипоталамус, мозжечок, кора, спинной мозг), при этом его содержание в некоторых других тканях и плазме крови низкое [13].

Существует 2 изомера карнитина - право- и левовращающий (D- и L-формы), обладающие разными химическими и биологическими свойствами. Считается, что в организме человека и животных присутствует L-карнитин, который и является биологически активным и безопасным в применении [5].

Одна из основных функций, выполняемая в организме L-карнитином, - обеспечение транспорта свободных жирных кислот из цитозоля в митохондрии. L-карнитин - необходимый транспортер жирных кислот с длинной цепью через внутреннюю мембрану митохондрий к месту окисления и образования энергии в форме АТФ [10]. По своим химическим свойствам свободные жирные кислоты метаболически инертны и не могут подвергаться биохимическим превращениям до тех пор, пока не будут активированы. Активация свободных жирных кислот происходит на наружной поверхности митохондриальной мембраны при участии коэнзима А в присутствии ионов магния и АТФ. Ацетил-коэнзим, находящийся на наружной поверхности мембраны, катализирует реакции, в ходе которых L-карнитин образует промежуточные соединения ацетилкарнитина. L-карнитин обеспечивает поступ­ление в митохондрии активированных свободных жирных кислот, обеспечивая их проникновение через внутренний слой мембраны. Жирные кислоты, поступающие таким образом в митохондрии, используются в системе бета-окисления, которое по своей эффективности продукции энергии близко к циклу трикарбоновых кислот (цикл Кребса) [15].

С возрастом концентрация в организме карнитина снижается, следствием чего является нарушение метаболических путей, ответственных за производство энергии. Показано, что прием карнитина пожилыми пациентами вызывал прогрессивное увеличение общей мышечной массы и значительное уменьшение физического и умственного утомления в сравнении с группой, принимавшей плацебо [21].

В ряде работ приводятся сведения об эффективности L-карнитина при острых расстройствах мозгового кровообращения [3]. В одном из рандомизированных контролируемых клинических исследований доказано, что регулярный прием L-карнитина снижает тяжесть физического и умственного утомления и улучшает когнитивные способности долгожителей (в возрасте 100 и более лет) [17]. Представляет интерес изучение эффективности применения L-карнитина при начальных формах ХИМ.

Цель настоящего исследования - изучение эффективности L-карнитина у больных с ХИМ 1-й и 2-й стадии.

Материал и методы

В сравнительное параллельное клиническое исследование были включены 60 пациентов с установленным диагнозом ХИМ 1-2-й стадии, из них 22 мужчины и 38 женщин, в возрасте от 42 до 74 лет (средний - 61,2±8,2 года).

Отбирались больные в возрасте от 41 года до 74 лет, проходящие амбулаторное или стационарное обследование, состояние которых удовлетворяло критериям МКБ-10 (цереброваскулярная болезнь, ХИМ).

В исследование не включались пациенты с ХИМ 3-й стадии, деменцией, перенесенным инсультом или инфарктом миокарда в анамнезе, другими (несосудистыми) заболеваниями ЦНС, наличием психических заболеваний, наличием в анамнезе язвенной болезни желудка или двенадцатиперстной кишки, сахарного диабета, печеночной и почечной недостаточности, заболеваний щитовидной железы, выраженной недостаточности кровоснабжения, онкологического заболевания. Исключались также пациенты, принимающие или принимавшие менее чем за 4 нед до включения в исследование ноотропные и нейрометаболические препараты, а также препараты, влияющие на системный кровоток.

Все больные были информированы о процедурах и плане лечения, дали письменное согласие на участие в исследовании. Работа была одобрена этическим комитетом Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова.

Все больные получали базисное лечение по поводу ХИМ, включающее назначение антигипертензивных и антиагрегантных препаратов. Но в зависимости от особенностей терапии в целом больные были разделены на 3 группы. В 1-ю группу вошли 20 больных, которые получали по 1000 мг L-карнитина (препарат карнитон) в сутки в течение 60 дней. Во 2-й группе (20 больных) препарат назначался по 2000 мг в сутки в течение 60 дней. 3-я группа была контрольной, в которой применялась только базисная терапия в течение 60 дней.

Всем больным проводилось соматическое и неврологическое обследование, которое дополнялось клиническим и биохимическим анализом крови, дуплексным сканированием прецеребральных артерий, транскраниальной ультразвуковой допплерографией и магнитно-резонансной томографией (МРТ). Использовались также ряд шкал: адаптированная количественная неврологическая шкала А.И. Федина, краткая шкала оценки психического статуса (Mini Mental State Examination, MMSE), тест «отыскивание чисел» (таблицы Шульте) и шкалы субъективной оценки астении MFI-20.

Больные выделенных групп не отличались по полу и возрасту, а также по сопутствующим заболеваниям.

В частности, у всех обследованных пациентов в анамнезе была артериальная гипертензия, причем группы не отличались по длительности этого заболевания, базовому систолическому и диастолическому АД, частоте сердечных сокращений. Во всех трех изученных группах примерно равное число больных получали гипотензивную терапию.

В изученных группах практически с одинаковой частотой встречались атеросклероз (кардиосклероз, поражение сонных артерий), ожирение и нарушения липидного спектра.

Результаты исследования подвергались статистическому анализу с использованием SYSTAT v.10.2 и Statistica v.6.0. Сравнение средних величин проводилось с помощью критерия Стьюдента - использовались две модификации этого теста для независимых и зависимых выборок. Использовали непараметрические методы статистики - U-тест по методу Манна-Уитни. Критическое значение уровня значимости принималось равным 5% (p<0,05).

Результаты

Все 60 пациентов, включенных в исследование, прошли полный курс лечения. Больные предъявляли жалобы, характерные для клинических проявлений ХИМ 1-2-й стадии. После курсового лечения в 1-й и 2-й группах пациентов была выявлена положительная динамика в виде регресса большинства предъявляемых до лечения жалоб. С помощью двустороннего критерия Фишера проведено сравнение числа больных в группах с различными жалобами до и после лечения (табл. 1).

Приведенные в табл. 1 результаты свидетельствуют о том, что рассматриваемые показатели достоверно изменялись лишь в двух основных группах. Так, в этих группах к моменту завершения курса лечения достоверно уменьшалась частота жалоб на слабость, снижение работоспособности, ухудшение памяти, головную боль, головокружение, шаткость походки (p<0,05). Существенной динамики показателей «шум в ушах», «нарушение настроения» и «нарушение сна» не было (p>0,05). В контрольной группе достоверной динамики в частоте жалоб до и после лечения не отмечалось (p>0,05).

Существенное различие в динамике жалоб в двух основных группах больных было только при ухудшении памяти, во 2-й группе положительная ее динамика была более выражена (p<0,05). Динамика других жалоб в двух основных группах больных существенно не различалась (p>0,05).

Анализ динамики неврологических расстройств после курса лечения на основании адаптированной количественной неврологической шкалы А.И. Федина показал положительные изменения отдельных неврологических симптомов и синдромов во всех трех группах. Для сравнения данных до и после лечения применялся парный тест Вилкоксона (табл. 2).

Из табл. 2 видно, что достоверные изменения показателей наблюдались в обеих основных группах по параметрам «общемозговые симптомы», «вегетативные расстройства» и «общий балл» (p<0,05). Существенной разницы выраженности динамики неврологических синдромов между этими группами не было (p>0,05). У пациентов контрольной группы достоверной динамики неврологических синдромов после лечения не наблюдалась (p>0,05). По сравнению с контрольной группой как в 1-й, так и во 2-й группах была более выражена динамика обещемозговых и вегетативных симптомов, а также общего балла (p<0,05).

Данные нейропсихологического обследования пациентов по шкале MMSE до и после лечения приведены в табл. 3.

При сравнении показателей нейропсихологического тестирования в начале исследования (1-й визит) статистически достоверных отличий между группами выявлено не было (p>0,05). Данное утверждение распространяется как на отдельные подшкалы теста, так и общий балл, полученный пациентами по данной методике.

Как видно из табл. 3, в 1-й группе статистически достоверные отличия после лечения выявлены по общему баллу шкалы MMSE и по подшкалам «концентрация внимания» и «память» (p<0,05). Во 2-й группе наряду с этими показателями после лечения улучшились показатели по подшкале «воспроизведение» (p<0,05), а также существенно выше был общий балл по шкале по сравнению с 1-й группой (p<0,05). При сопоставлении данных основных групп с контрольной отмечалась более выраженная динамика по субтестам «концентрация внимания» и «память», а также общего балла шкалы MMSE (p<0,05).

В трех изученных группах больных проведено сравнение с помощью парного теста Вилкоксона скорости заполнения таблиц Шульте до и после лечения (табл. 4).

Как видно из табл. 4, на фоне лечения у пациентов 1-й и 2-й групп по сравнению с исходным уровнем уменьшилось время работы со всеми 5 таблицами, но статистически достоверное улучшилось только время работы с 5-й таблицей (p<0,05). При этом более выраженная динамика среднего времени выполнения пяти проб была во 2-й группе пациентов по сравнению с 1-й (p<0,05). В контрольной группе пациентов показатели теста остались практически неизменными. При сравнении показателей основных групп с контрольной достоверной была динамика в основных группах при работе с 5-й таблицей и в среднем времени выполнения пяти проб (p<0,05).

Сравнение с помощью парного теста Вилкоксона выраженности астенических нарушений, фиксируемых по субъективной анкете астении до и после лечения в трех обследованных группах больных, приведено в табл. 5.

Из табл. 5 видно, что в 1-й и 2-й группах наблюдалась статистически значимая динамика общего балла и всех субтестов шкалы во сравнению с исходным уровнем (p<0,05). У пациентов данных групп снизился уровень общей, физической и психической астенизации, повысились активность и уровень мотивации. У пациентов 2-й группы по сравнению с 1-й была более выраженной динамика общей астении и общего балла по шкале (p<0,05).

В контрольной группе пациентов, получавших только базисную терапию, отмечалась тенденция к улучшению показателей по субтесту «активность», не достигавшая статистической значимости (p>0,05) и связанная, по-видимому, с дополнительно проводимыми процедурами. При сравнении показателей основных групп с контрольной более существенной была динамика общего балла и всех субтестов шкалы в основных группах (p<0,05).

Изучаемый препарат показал хороший уровень без­опасности и переносимости. У 1 пациента 2-й группы отмечались повышенная раздражительность и нарушения сна (бессонница, сон с частыми пробуждениями), регрессировавшие в течение 1-й недели. У 1 пациента из 1-й группы усилилась головная боль, что совпало по времени с выраженной психотравмирующей ситуацией в семье. Симптомы регрессировали при добавлении к лечению транквилизирующих препаратов. У 1 пациента контрольной группы усилились головная боль и головокружение на фоне перепадов АД (пациент отказывался от приема гипотензивных препаратов) и психотравмирующей ситуации. После нормализации эмоционального фона и цифр АД симптомы регрессировали.

Обсуждение

Фармакотерапевтическое воздействие при любой форме ишемического поражения мозга должно быть максимально комплексным и направленным не только на восстановление нормального кровотока в пораженном участке, но и устранение (или ослабление) «ишемического каскада», т.е. комплекса нейрометаболических, нейромедиаторных, нейротрофических и других реакций, непосредственно определяющих развитие дегенеративно-деструктивных изменений и формирование неврологических расстройств.

Симптомокомплекс клинических проявлений ХИМ включал характерные для этого заболевания общемозговые симптомы, вестибуло-кохлеарные расстройства, пирамидную и корково-нуклеарную недостаточность, вегетативные и координаторные нарушения. Характерным для всех пациентов было наличие когнитивных нарушений, у части больных выявлялись психоэмоциональные расстройства в виде тревоги и депрессии. У всех исследованных пациентов наблюдалась выраженная астеническая симптоматика.

Проведенное исследование выявило существенное влияние карнитона на астенический симптомокомплекс при ХИМ. Основная неврологическая симптоматика 1-й стадии ХИМ, по сути, выражается в астеническом синдроме. Головные боли и ощущение тяжести в голове, головокружения, общая слабость, повышенная утомляемость, эмоциональная лабильность, нарушения сна, снижение работоспособности - весь этот набор жалоб характерен для начальной стадии ХИМ. Прием карнитона увеличил работоспособность и ежедневную активность больных, подтверждая таким образом, что нарушения митохондриального гомеостаза могут послужить основой для развития астенических симптомов [16]. Положительное действие карнитона отчетливо прослеживалось в значительном улучшении когнитивных функций (на основании результатов шкалы MMSE и теста Шульте). При этом выявлено дозозависимое влияние препарата. В 1-й группе при приеме 1000 мг в сутки карнитона статистически достоверные отличия после лечения выявлены в общем балле шкалы MMSE и субшкалах «концентрация внимания» и «память», в то время как во 2-й группе (прием карнитона в дозе 2000 мг в сутки) наряду с этими показателями после лечения улучшились показатетели субшкалы «воспроизведение», а также существенно был выше общий балл по шкале MMSE.

Аналогичный дозозависимый эффект карнитона отмечен и при анализе выполнения теста Шульте. Более выраженная динамика теста по среднему времени выполнения пяти проб была во 2-й группе пациентов по сравнению с 1-й.

Подобные эффекты связаны с тем, что в тканях мозга L-карнитин осуществляет транспорт ацетильных остатков из митохондрий в цитозоль, участвуя таким образом в синтезе ацетилхолина и ацетилкарнитина [18, 19]. Нейробиологические эффекты ацетилкарнитина включают прямое влияние на энергетический метаболизм и метаболизм фосфолипидов, клеточных макромолекул (таких как нейротрофные факторы и нейрогормоны), синапсическую морфологию и передачу многочисленных нейротрансмиттеров [20, 22]. Применение карнитона приводит к увеличению содержания L-карнитина в тканях, восстанавливает карнитиновые потери и снижает остроту симптомов при ишемических повреждениях [12, 14].

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail