Малыгин В.Л.

Кафедра психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии Московского государственного медико-стоматологического университета

Искандирова А.С.

Хомерики Н.С.

Смирнова Е.А.

Антоненко А.А.

Особенности личности подростков, склонных к интернет-зависимому поведению

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011;111(4): 105-108

Просмотров : 9

Загрузок :

Как цитировать

Малыгин В. Л., Искандирова А. С., Хомерики Н. С., Смирнова Е. А., Антоненко А. А. Особенности личности подростков, склонных к интернет-зависимому поведению. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011;111(4):105-108.

Авторы:

Малыгин В.Л.

Кафедра психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии Московского государственного медико-стоматологического университета

Все авторы (5)

Первое исследование, направленное на выявление личностных особенностей, предрасполагающих к интернет-зависимому поведению, было проведено K. Young и R. Rodgers в 1998 г. [9]. Было установлено, что лица, склонные к зависимости от интернета, отличаются высоким уровнем абстрактного мышления, уверенностью в себе, чувствительностью и эмоциональностью, настороженностью в отношениях с другими людьми, не проявляющие конформного поведения; будучи индивидуалистами, они легко адаптируются к длительным периодам относительной изоляции и способны довольствоваться лишь опосредованными контактами с людьми. M. Shotton [8] считает, что такие лица обладают шизоидными чертами поведения. Другие авторы [6] выделяют такие особенности личности интернет-зависимых, как депрессивность, склонность к одиночеству, скромность и самолюбие [6]. Отмечали также [3, 5] наличие у интернет-зависимых негативной коммуникативной установки, тенденции к доминированию, нетерпимость к критике, эгоцентричность, сниженную эмоциональность, замкнутость в отношениях с другими людьми, связанные с подозрительностью и обидчивостью. При отсутствии средств для реализации полноценного общения интернет-аддикты тем не менее обнаруживают высокую (иногда доминирующую) потребность в близком общении «по душам». Однако они не имеют при этом достаточной социальной смелости для установления отношений с окружающими людьми в реальном мире [1, 2].

Приведенные данные свидетельствуют о достаточно полиморфной структуре личности интернет-аддиктов, в которой сочетаются подчас противоречивые особенности, требующие уточнения с проведением специальных исследований. К сожалению, преобладающая часть соответствующих исследований была проведена в режиме онлайн, который делает практически невозможным контролируемый отбор испытуемых. Использованные выборки часто не соответствовали диагностическим критериям зависимого поведения, что связано также и с применением психодиагностических шкал с различными порогами оценки.

Сказанное выше сделало необходимым проведение целенаправленного исследования, целью которого было изучение особенностей личности подростков, склонных к интернет-зависимому поведению по ряду тестов и шкал.

Материал и методы

Было проведено сплошное невыборочное исследование.

Обследовали 222 подростка, учащихся 9-11-х классов средней школы. Их средний возраст был 15,5 лет.

Для выделения группы интернет-зависимых подростков были проведены тесты K. Young и S. Chen (оба теста приведены в статье S. Chen и соавт. [7]) на интернет-зависимость, а также получены объективные данные при опросе самих подростков, их родителей и учителей.

В качестве критериев диагностики интернет-зависимого поведения опирались на признаки, присущие зависимому поведению в целом: злоупотребление определенным видом деятельности или веществом; невозможность субъективного контроля за такой деятельностью или употреблением вещества; наличие дезадаптации, которая отрицательно влияет на межличностные отношения, здоровье, работу и учебу. Дополнительными критериями наряду с количеством времени, проводимого в интернет-среде, и клиническими признаками интернет-зависимого поведения являлись: объективная сверхпоглощенность интернетом, вытеснение других сторон социальной и личной жизни (общение с друзьями, общественная деятельность, иные увлечения), снижение успеваемости. Критерием исключения являлось наличие коморбидной патологии.

В основную группу подростков с интернет-зависимым поведением были включены 32 респондента, у которых высокие показатели тестов на интернет-зависимое поведение сочетались с объективными данными наличия такой зависимости.

В контрольную группу вошли подростки без признаков интернет-зависимого поведения. По полу и возрасту они были сопоставимы с основной группой.

Были использованы следующие методы: 1) тест на интернет-зависимость K. Young [7], адаптированный Л. Буровой; 2) тест на выявление интернет-зависимости - CIAS S. Chen; 3) анкета участника (с целью сбора объективной информации); 4) опросник Кеттелла - HSPQ; 5) шкала поиска ощущений Цукермана; 6) тест коммуникативных умений Михельсона; 7) модифицированный патохарактерологический опросник С.И. Подмазина для установления типа акцентуации характера и психопатии; 8) «Телесный образ Я» (по М. Feldenkreiz в адаптации И.А. Соловьевой); 9) проективный тест «Рисунок человека».

Результаты и обсуждение

При использовании шкалы поиска новых ощущений Цукермана были установлены высокие значения этого фактора (p=0,009). Очевидно, данный фактор, как и при других формах химических и нехимических аддикций, является одним из первичных, лежащих в основе формирования любой зависимости. Это позволяет предположить определенное сходство механизмов формирования интернет-аддикции с другими видами аддиктивного поведения. Кроме того, можно предположить, что нереализованная в жизни потребность в острых (или новых) ощущениях подталкивает интернет-аддикта к поиску таковых в виртуальной среде.

Что касается показателей уровня коммуникативной компетентности и качества сформированности основных коммуникативных навыков и умений (тест Михельсона), то в группе склонных к интернет-зависимости подростков преобладает агрессивный стиль (р=0,021), характеризующийся повышенной тревожностью, уязвимостью и, как следствие, оборонительно-нападающей позицией, часто исключающей близость в общении. С этой точки зрения для зависимых подростков общение через интернет более безопасно, так как в любой момент участник беседы может решить, продолжать ему общение или прекратить. Подростки контрольной группы демонстрируют более компетентный стиль общения (р=0,032), характеризующийся адекватным реагированием в ситуациях межличностного взаимодействия, удачным сочетанием допустимой агрессии и эмпатии, понимания другого человека.

При использовании патохарактерологического опросника С. Подмазина были выявлены достоверно более высокие показатели у лиц, склонных к интернет-зависимому поведению, по сравнению с контрольной группой по шкалам астеноневротического (р=0,02), лабильного (р=0,052), демонстративного (р=0,056) и неустойчивого типа (р=0,083) личности. Эти данные отражены на рис. 1.

Рисунок 1. Результаты обследования подростков основной (светлые столбцы) и контрольной (темные столбцы) групп по модифицированному патохарактерологическому опроснику О.С. Подмазина. По оси абсцисс - шкалы, соответствующие отдельным чертам личности; по шкале ординат - усл.ед.

Астеноневротические характерологические черты проявлялись признаками психической и физической утомляемости, раздражительности, склонностью к аффективным вспышкам, связанным не с перепадами настроения, а с отчетливо прослеживаемым нарастанием раздражительности в моменты утомления и склонностью к ипохондричности. В группе подростков со склонностью к интернет-зависимости была более выраженной изменчивость настроения. На фоне колебаний настроения у склонных к интернет-зависимости подростков часто возникали конфликты со сверстниками и взрослыми, сопровождающиеся аффективными вспышками и последующим раскаянием и поиском путей примирения. Такие подростки очень остро и болезненно переживали отвержение со стороны эмоционально значимых лиц, часто заменяя общение с ними интернетом.

Склонность к проявлению демонстративных черт личности и проявлений особенностей личности неустойчивого типа в основной группе подростков также характеризовались более высокими показателями по сравнению с контролем, но в этом случае различия не достигали степени статистической достоверности, т.е. находились на уровне тенденции (p=0,056 и p=0,083 соответственно). В данном случае речь идет о жажде внимания к себе со стороны окружающих, стремлении быть замеченным. При затруднении реализации данной потребности в симпатии, уважении и восхищении в реальной жизни есть возможность сделать это в виртуальной интернет-среде, под маской любого героя.

У подростков с чертами личности неустойчивого типа отмечались сниженная способность к волевой регуляции поведения, недостаточная способность регулировать свои влечения, удерживаться от удовлетворения внезапно возникших желаний. Они, скорее, плывут по течению, примыкая к более активным сверстникам. Поэтому такие подростки имеют возможности и планируют эффективную деятельность и в интернет-среде.

По данным подросткового варианта опросника Р. Кеттелла HSPQ, на уровне статистической тенденции были выявлены отличия по показателям шкалы Q3 (импульсивность - контроль желаний, р=0,06) и шкалы С (эмоциональная устойчивость - «слабость Эго», р=0,08). Речь идет о таких личностных особенностях подростков основной группы, как эмоциональная неустойчивость, возбудимость и беспокойство, робость, низкий контроль собственного поведения, фрустрированность (напряженность). Более четко это видно на рис. 2.

Рисунок 2. Результаты обследования подростков основной (светлые столбцы) и контрольной (темные столбцы) групп по методике Кеттелла (HSPQ). По оси ординат - баллы.

Таким образом, подростки со склонностью к чрезмерному использованию интернета отличаются особенностями личности, которые обусловливают их беспомощность, усталость и неспособность справиться с жизненными трудностями, выраженное отсутствие ответственности, уклонение от требований реальности, наличие тревожности. Сочетание данных особенностей хорошо укладывается в представление об использовании интернет-ресурсов как бегство от давления социальной среды в самостоятельно контролируемую и моделируемую интернет-реальность.

В нашем исследовании не было отмечено шизоидных черт характера у интернет-зависимых подростков. Вероятно, не аутичность и эмоциональная холодность, свойственная шизоидной личности, является риском формирования интернет-зависимого поведения. Скорее именно излишняя эмоциональная чувствительность (тревожность, эмоциональная неустойчивость, низкая стрессоустойчивость) более часто приводят к проблемам социальной адаптации и соответственно бегству в виртуальную среду. Скорее всего имеются и другие мотивы обращения к интернет-ресурсам, в частности невозможность реализации в окружающей среде таких потребностей, как необходимость проявления своей излишней агрессивности или нереализованность своего нарциссизма (демонстративных черт характера), что отражает выявленную нами неоднородность характерологических свойств интернет-аддиктов.

Отдельная часть настоящего исследования была посвящена изучению сформированности образа тела у испытуемых контрольной и основной групп. Известно, что для формирования зрелой личности особое значение имеет гармоничность образа собственного «Я», в том числе телесный опыт, принятие собственного тела и чувств, эмоций, связанных с ним. По современным представлениям этим связующим звеном личности и тела является неосознаваемый образ тела (образ телесного «Я», физического «Я»). Этот образ рассматривается как основа самоидентификации человека, без которой нет ни самооценки, ни самосознания, ни самой личности. Неосознаваемый образ тела позволяет отнести все чувственное восприятие к одному телу и частью осознать его, как принадлежащее одной личности. В восприятие тела входит все - физические ощущения, идеи, эмоции, проекции, указания и ожидания. Образ «Я» связан с тем, как тело ориентируется во времени и пространстве, с контурами тела, кинестетическими ощущениями и визуальным восприятием.

Наиболее обращенным к внешнему миру компонентом образа тела является представление человека о собственной внешности. Это представление закладывается у ребенка относительно рано, но дополняется и корректируется в более позднем возрасте. Отличительной особенностью его формирования является тесная связь с эмоционально-ценностным отношением (самооценкой). В подростковом и юношеском возрасте самооценка внешности приобретает особое значение. Таким образом, образ тела включает в себя эмоционально-оценочный компонент, который в норме неразрывно связан с когнитивным. Неудовлетворенность образом тела может повлечь за собой общее снижение самооценки, а также искажение образа тела. Кроме того, выявлено, что существует высокая зависимость между уровнем личностной депрессии и степенью неудовлетворенности телом, между удовлетворенностью телом и ощущением личностной защищенности, а также между успешностью самореализации и оценкой собственного тела.

При использовании методики «Телесный образ Я» (методика М. Feldenkreiz, адаптация И.А. Соловьевой [4]) был выявлен высокий процент искажений тела подростками, склонными к интернет-зависимости. Наиболее искаженными являлись голова, длина шеи, ширина бедер (или одного бедра), а также длина руки. Это может говорить об отделении телесности от ментальности, отделения аффекта и чувственной сферы от сознания.

В этом аспекте могут быть интерпретированы высокая значимость интеллекта по сравнению с эмоциональной сферой в системе ценностей, гиперконтроль за своими чувствами, трудности общения, тенденция к подавлению сексуальных импульсов. Таким образом, основными характеристиками основной группы подростков являются: гиперконтроль чувств, проблемы в общении, контроль сексуальных импульсов, а также сложности формирования гендерной идентичности.

Сказанное выше в определенной мере подтверждают результаты обследования подростков по методике «Рисунок человека». В рисунках интернет-зависимых подростков ярко выражены проблемы в общении, значимость сексуальной сферы, отсутствие принятия мужской/женской роли, гиперконтроль и отделение эмоций и влечений от сознания. Кроме того, для подростков основной группы характерно рисование «вымышленных героев» и инфантильность рисунков. В методике «Рисунок человека» была отмечена и некоторая символичность образа тела: 1) отделение чувств и эмоций от сознания: шея изображена штриховыми линиями, слабым нажимом, не прорисован стык с головой, шея изображена непропорционально тонкой, отделена полосой или воротником, либо нарисована только голова (70% рисунков); 2) нарушение общения - руки нарисованы за спиной, в карманах, пальцы кистей отсутствуют или сильно укорочены, нарисованы множественными или штриховыми линиями (60% рисунков); 3) внимание к сексуальной сфере, подчеркивание женственности/мужественности: подчеркнуты бедра, грудь, талия, узкие плечи в женской фигуре; мускулатура, широкие плечи, узкие бедра - в мужской (80% рисунков). В большинстве рисунков сексуально значимые области выполнены с сильным нажимом, что говорит о напряженности в отношении темы сексуальности.

Полученные данные свидетельствуют о том, что образ тела у интернет-зависимых подростков имеет ряд особенностей. У них в бо`льшей степени выражен гиперконтроль и преобладание ментальности над сферой эмоций и чувств, что проявляется сдержанностью эмоциональных реакций и неосознанностью собственных чувств. Отмечаются также трудности общения. В сексуальной и гендерной сферах можно отметить черты сексуальной напряженности и трудности в формировании гендерной идентичности.

Приведенные выше данные позволяют констатировать, что личность подростка, склонного к интернет-зависимому поведению характеризуется общей эмоциональной неустойчивостью, склонностью переживать одновременно порой полярные эмоции, легкой возбудимостью - даже самое слабое по силе воздействие извне способно приводить психику такого подростка к возбуждению. Одной из особенностей является также чувствительность к опасности, тревожность, как следствие этого обусловленное бегство от «суровой» реальности. Имеется склонность отделять телесность от ментальности, разделять эмоции и интеллект, изолировать собственные переживания, придавать бо`льшее значение интеллекту, чем чувствам (которые слабо осознаются и различаются), что способствует их представлению о себе как о субъекте преимущественно на основе информации. Телесный аспект своего «Я» и представления о теле в связи с половой принадлежностью слабо дифференцированы. Тенденция к чрезмерному контролю своих побуждений у подростков с интернет-зависимостью проявляется физической зажатостью, скованностью, тревожностью, особенно в ситуациях, предполагающих телесное взаимодействие. Следствием влияния таких личностных свойств является недостаточный уровень развития коммуникативных способностей как способа открыто, активно, без чувства неловкости взаимодействовать с окружающими. Интернет в этом случае позволяет им успешно влиять на процесс общения, в любой момент (например, в ситуации затруднения) прерывая процесс коммуникации, облегчая задачу общения, позволяя ему протекать под контролем, без страха и волнения.

Таким образом, личность склонного к интернет-зависимому поведению подростка имеет ряд особенностей, которые проявляются как внутренней картиной характерологических свойств, так и внешними чертами в виде особенностей поведения.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail