Лебедянцев В.В.

Кафедра терапевтической стоматологии Оренбургской государственной медицинской академии Минздрава России, Оренбург, Россия, 460000

Кочкина Н.Н.

Кафедра терапевтической стоматологии Оренбургской государственной медицинской академии Минздрава России, Оренбург, Россия, 460000

Лебедянцева Т.В.

Кафедра терапевтической стоматологии Оренбургской государственной медицинской академии Минздрава России, Оренбург, Россия, 460000

Диагностика шилоподъязычного синдрома

Журнал: Вестник оториноларингологии. 2014;(5): 20-22

Просмотров : 61

Загрузок : 1

Как цитировать

Лебедянцев В. В., Кочкина Н. Н., Лебедянцева Т. В. Диагностика шилоподъязычного синдрома. Вестник оториноларингологии. 2014;(5):20-22.

Авторы:

Лебедянцев В.В.

Кафедра терапевтической стоматологии Оренбургской государственной медицинской академии Минздрава России, Оренбург, Россия, 460000

Все авторы (3)

Шилоподъязычный синдром, именуемый также синдромом Игла, остается малоизвестным и недостаточно изученным заболеванием. Синдром из-за малой осведомленности о нем практическими врачами часто не диагностируется. Больные с различными диагнозами лечатся у разных специалистов: оториноларингологов, стоматологов, неврологов, и длительное симптоматическое лечение оказывается неэффективным [1].

Цель исследования - совершенствование диагностики шилоподъязычного синдрома.

Задачи исследования:

1) разработка приемов клинического обследования больных для диагностики шилоподъязычного синдрома;

2) выяснение характерных, наиболее часто встречающихся симптомов и признаков шилоподъязычного синдрома, совокупность которых создает возможность распознавания болезни.

Пациенты и методы

Обследованы 75 больных с шилоподъязычным синдромом, которые были выделены из 232 пациентов, направленных в клинику для консультаций. Всем больным проведено оториноларингологическое, стоматологическое, неврологическое обследование, выполнены ортопантомография лицевого скелета, по показаниям - рентгенография височной кости, шейного отдела позвоночника, компьютерная томография черепа. При необходимости проводились ультразвуковое исследование сонных и позвоночных артерий, реоэнцефалография черепа, электромиография шилоподъязычных мышц. По показаниям больных консультировали оториноларинголог, невролог, терапевт, онколог и другие специалисты. Интерпретация результатов обследования проводилась с учетом данных, полученных при топографоанатомическом исследовании шилоподъязычного комплекса у 20 трупов взрослых людей. Предварительный диагноз шилоподъязычного синдрома устанавливали при наличии у больных характерных жалоб, объективных признаков заболевания, обнаружении на их рентгенограммах удлинения отростка более

35 мм и увеличения угла медиального отклонения от вертикали более 22°. Кроме того, применяли подслизистое введение 1% раствора лидокаина в количестве 5 мл в нижние отделы миндаликовой ямки и небно-язычной дужки согласно имеющимся в литературе рекомендациям [2]. Наличие синдрома подтверждалось, если у больного исчезала или значительно уменьшалась боль в течение нескольких минут после инъекции. Окончательно диагностировали синдром после исключения других заболеваний органов головы и шеи.

Результаты и обсуждение

Среди 75 больных с шилоподъязычным синдромом преобладали женщины - 55 (73%), мужчин было 20 (27%). Абсолютное большинство заболевших (96%) были в возрасте от 37 до 69 лет и только 3 человека имели возраст от 29 до 32 лет. В общей группе мужчин и женщин частота локализации симптомов справа и слева примерно одинакова: слева у 50,7% (38 человек) и справа у 49,3% (37). Однако у большинства женщин (34 человека) отмечено левостороннее поражение, а у мужчин, наоборот, проявления синдрома чаще наблюдали справа (16 человек).

Клиническая диагностика синдрома, помимо учета характерных жалоб, основывалась на обнаружении его объективных признаков. К ним мы отнесли пальпаторное обнаружение верхушки удлиненного шиловидного отростка и усиление существующей боли с характерной иррадиацией при надавливании на него, болезненность при пальпации других элементов шилоподъязычного комплекса. Приемы пальпации разработаны нами на больных после определения на трупах проекций отростка, шилоподъязычной, шилоязычной мышц на кожу, слизистую оболочку полости рта и глотки. Наиболее короткое расстояние (30-35 мм) от кожи до отростка через мягкие ткани обнаружено в позадинижнечелюстной ямке. Болезненность в этой области при синдроме возникает при продвижении в переднемедиальном направлении одного или двух пальцев руки, помещенных между задним краем ветви нижней челюсти и сосцевидным отростком. Обследование проводили в положении больного сидя с умеренным наклоном головы кзади.

По нашим наблюдениям, расстояние от верхушки отростка нормальной длины до боковой стенки глотки является минимальным в проекции небной миндалины и составляет 8-12 мм. Однако если миндалина не удалена, то пальпация отростка через нее, особенно при ее гипертрофии, затруднена. Исследования на трупах показали, что расстояние от поверхности передней небной дужки до отростка длиной 30 мм равно 10-15 мм. Поэтому мы применили у больных пальпацию верхушки удлиненного отростка через переднюю небную дужку. Этот прием обследования позволил обнаружить при синдроме локальную болезненность в проекции отростка, а при значительном удлинении прощупать его верхушечную часть. Надавливание на верхушку пальцем вызывает усиление беспокоящей пациентов боли с характерной иррадиацией в корень языка, ухо, позадинижнечелюстную ямку. Пальпацию начинали указательным пальцем от дна полости рта, затем перемещали его по передней небной дужке максимально вверх на боковую стенку глотки, далее по зевной поверхности небной миндалины от верхнего полюса вниз и по задней небной дужке снова максимально вверх. При выраженном рвотном рефлексе анестезировали слизистую оболочку боковой стенки глотки аэрозолем лидокаина.

Пальпацию дистального отдела шилоязычной мышцы выполняли через задний отдел дна полости рта. Эта мышца, как показало топографоанатомическое исследование, направляясь к боковой поверхности корня языка, располагается латеральнее других его мышц и отделена от слизистой оболочки полости рта только подслизистым слоем. Для выявления ее болезненности указательный палец помещали в челюстно-язычный желобок за задним краем челюстно-подъязычной мышцы и ощупывали боковую поверхность корня языка, перемещая палец снизу вверх, а также кзади в направлении нижнего края небно-язычной дужки по ходу шилоязычной мышцы.

Болезненность шилоподъязычной мышцы при синдроме определяли у подъязычной кости, к большому рогу которой она прикрепляется сухожильным растяжением шириной около 1,5 см. Для пальпации мышцы вначале нащупывали подъязычную кость указательными пальцами обеих рук. На стороне исследования палец перемещали по верхнему краю большого рога, определяя болезненность в зоне сухожильного прикрепления, затем вверх по мышце, располагающейся в поднижнечелюстном треугольнике выше заднего брюшка двубрюшной мышцы.

С целью контроля за достоверностью результатов пальпаторного исследования мышц и отростка на стороне поражения аналогичную пальпацию для сравнения производили на здоровой стороне.

Жалобы больных шилоподъязычным синдромом представлены в табл. 1.

По нашим наблюдениям, при шилоподъязычном синдроме ведущей является жалоба на боль, которую ощущали практически все больные. В начале заболевания боль чаще возникала в глубине зачелюстной ямки, в боковом отделе глотки, реже в ухе, приобретая впоследствии более разлитой характер. Иррадиация болевых ощущений отмечалась чаще в ухо, боковую стенку глотки, корень языка. Начало боли у 80% больных было постепенным, у 20% - острым. Острое начало связывалось больными с физическими усилиями, переохлаждением, резким поворотом головы. У всех обследованных боль была длительной: от 6 мес до 13 лет. Больные характеризовали боль как тупую, постоянную с периодами повышения и уменьшения интенсивности. Усиление болевых ощущений провоцировали различные факторы. У многих заболевших боль усиливалась при повороте головы, при длительном разговоре - 35 (46,7%), при кашле - 19 (25,3%), при эмоциональном напряжении - 6 (8%), беспричинное усиление болевых ощущений отметили 18 (24%) больных.

В течение суток интенсивность боли изменяется: ночью в покое боль уменьшалась, причем лежа больные вынуждены принимать наиболее удобное положение головы, обычно укладывая ее на сторону локализации синдрома. Многие больные для уменьшения боли применяли сухое тепло. В течение дня боль постепенно усиливалась. Длительная постоянная боль вызывала у больных эмоционально-психологическое напряжение, тревогу, 58 (77,3%) больных сообщили, что они подозревают наличие у себя злокачественного новообразования.

Дисфагия - второй по частоте проявления симптом шилоподъязычного синдрома. Затруднение глотания, связанное с усилением боли, испытывали 19 (25,3%) больных. Чувство инородного тела и связанное с ним ощущение ложного затруднения прохождения пищи во второй фазе акта глотания отметили 15 (20%) обследованных. У 6 (8%) больных боль при глотании была настолько выраженной, что они вынуждены были ограничивать прием твердой пищи. Эти больные для уменьшения боли при глотании поворачивали голову в сторону локализации синдрома, т.е. придавали ей положение, при котором верхушка шиловидного отростка отдалялась от боковой стенки глотки и расслаблялись прикрепляющиеся к нему мышцы и шилоподъязычная связка.

Объективные симптомы заболевания представлены в табл. 2.

В диагностике заболеваний особую значимость приобретает обнаружение относительно устойчивых сочетаний специфических симптомов, имеющих патогенетическую связь [3]. Такую связь имеют обнаруженные признаки шилоподъязычного синдрома. Генез его симптомов связан с раздражением шиловидным отростком височной кости окологлоточного нервного сплетения, языкоглоточного нерва, периартериальных симпатических сплетений сонных артерий и их ветвей, окружающих мышц при его чрезмерном удлинении и отклонении от вертикального положения [4]. Поэтому обнаруженные сочетания признаков могут считаться специфичными для шилоподъязычного синдрома.

Выводы

1. Для диагностики щилоподъязычного синдрома необходимо применение специальных приемом клинического обследования больных.

2. Шилоподъязычный синдром проявляется достаточно устойчивым сочетанием субъективных и объективных симптомов, что является основой для его диагностики.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail