Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Чурсина О.А.

Кафедра акушерства и гинекологии Оренбургского государственного медицинского университета Минздрава России, Оренбург, Россия;
Оренбургский областной перинатальный центр ГАУЗ «Оренбургская областная клиническая больница №2», Оренбург, Россия

Константинова О.Д.

Кафедра акушерства и гинекологии Оренбургской государственной медицинской академии

Сенникова Ж.В.

Кафедра акушерства и гинекологии Оренбургского государственного медицинского университета Минздрава России, Оренбург, Россия;
Оренбургский областной перинатальный центр ГАУЗ «Оренбургская областная клиническая больница №2», Оренбург, Россия

Демина Л.М.

Кафедра акушерства и гинекологии Оренбургского государственного медицинского университета Минздрава России, Оренбург, Россия;
Оренбургский областной перинатальный центр ГАУЗ «Оренбургская областная клиническая больница №2», Оренбург, Россия

Логинова Е.А.

ГБУЗ МО «Московский областной научно-исследовательский институт акушерства и гинекологии» Минздрава Московской области, Москва, Россия

Влияние активного и пассивного курения на течение беременности и родов

Авторы:

Чурсина О.А., Константинова О.Д., Сенникова Ж.В., Демина Л.М., Логинова Е.А.

Подробнее об авторах

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2019;19(4): 47‑52

Просмотров: 1293

Загрузок: 32

Как цитировать:

Чурсина О.А., Константинова О.Д., Сенникова Ж.В., Демина Л.М., Логинова Е.А. Влияние активного и пассивного курения на течение беременности и родов. Российский вестник акушера-гинеколога. 2019;19(4):47‑52.
Chursina OA, Konstantinova OD, Sennikova ZhV, Demina LM, Loginova EA. Effects of active and passive smoking on pregnancy and childbirth. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2019;19(4):47‑52. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/rosakush20191904147

?>

В настоящее время эпидемия курения охватила 22% взрослого населения планеты. Табакокурение распространено и среди женщин. По данным ВОЗ, из 1 млрд курильщиков в мире около 200 млн являются представителями женского пола [1—4].

Не менее остро стоит вопрос и пассивного курения, т. е. воздействия табачного дыма, выпускаемого курильщиком в воздушную среду, так как безопасного уровня воздействия табачного дыма не существует. По данным современных исследователей, более 1/3 лиц женского пола в возрасте 15 лет и старше регулярно подвергаются влиянию дыма сигарет [5—8].

Известно, что количество курящих женщин в Российской Федерации за два последних десятилетия увеличилось более чем в 2 раза и в настоящее время около 52% не оставляют вредную привычку и во время беременности, причем 20—25% курят на протяжении всей гестации. Этот факт заставляет задуматься о проблемах успешного зачатия, вынашивания беременности и рождения здорового потомства [3, 4, 9—11].

Исследования, проводимые в 14 странах с высоким уровнем потребления табака, показали, что около 50% женщин репродуктивного возраста выступают в роли пассивных курильщиц у себя дома [12].

В современных отечественных и зарубежных источниках достаточно данных о негативном влиянии табакокурения на течение беременности и родов [1, 2, 10, 11, 13—18].

Несмотря на значительную распространенность пассивного курения среди беременных женщин, количество исследований, посвященных данному вопросу, немногочисленно.

Доказано, что вдыхание беременной табачного дыма приводит к гипоксии плода ввиду свободного проникновения оксида углерода через гематоплацентарный барьер, связывания его с гемоглобином и образования карбоксигемоглобина. У женщин, подверженных пассивному курению, на 22% возрастает риск рождения детей с низкой массой тела [1, 6—8, 18]. Под воздействием дыма сигарет увеличивается частота развития хронической фетоплацентарной недостаточности (ХФПН) [1, 18, 19].

Цель настоящего исследования — выявить особенности течения беременности и родов при активном и пассивном курении.

Материал и методы

Исследование проведено на базе Оренбургской областной клинической больницы № 2.

Обследованы 185 беременных в возрасте от 18 до 36 лет, со сроком гестации от 37 нед и более. До включения в исследование все пациентки дали добровольное письменное информированное согласие.

Пациентки были разделены на три группы. В 1-ю группу вошли 67 женщин, которые курили на протяжении всей беременности. Во 2-ю группу включены 58 некурящих, но подверженных воздействию табачного дыма при беременности. Контрольную (3-я) группу составили 60 беременных без указаний на активное и пассивное курение.

Распределение пациенток по группам проводилось по итогам двухэтапного исследования. В первую очередь проводилось анкетирование беременных. Вопросы в анкете построены таким образом, что при ответе на них представляется возможным получение информации об отношении к курению самих женщин и членов их семей, оценивается вероятность влияния табачного дыма из окружающей среды, а также выясняются социальные характеристики и семейное положение обследуемых.

Далее проводился иммунохроматографический тест для быстрого качественного выявления в моче основного метаболита никотина — котинина. Минимально определяемая концентрация котинина составляла 200 нг/мл, что свидетельствовало о положительном результате анализа.

Кроме того, при обследовании пациенток применялись общеклинические и основные лабораторно-инструментальные методы в соответствии с Порядком оказания медицинской помощи по профилю «Акушерство и гинекология» (приказ Минздрава России от 01.11.12 № 572н) [20].

Критерии исключения из исследования:

1) выраженные акушерские осложнения настоящей беременности;

2) беременность, наступившая при использовании вспомогательных репродуктивных технологий;

3) многоплодная беременность;

4) неправильное положение и предлежание плода;

5) тяжелые экстрагенитальные заболевания беременной;

6) наличие клинических проявлений либо данных анамнеза о злоупотреблении алкоголем и психоактивными веществами;

7) врожденная и наследственная патология плода.

Статистическая обработка материала выполнена с помощью стандартного пакета программ статистической обработки Microsoft Exсel и Statistica 6.0. В числе методов статистического анализа использованы U-критерий Манна—Уитни и критерий χ2 Пирсона. Исследование взаимосвязи между интенсивностью табачного нагрузки и развитием того или иного акушерского осложнения осуществлено при помощи коэффициента корреляции Спирмена ®. Различия показателей считали статистически значимыми при p<0,05.

Результаты и обсуждение

Средний возраст беременных 1-й группы составил 24,78±3,77 года, 2-й — 27,13±4,87 года, 3-й группы — 26,74±3,27 года. Обращал на себя внимание тот факт, что пациентки 2-й и 3-й групп несколько старше, чем беременные 1-й группы (p<0,05).

cреди представительниц 1-й группы у 14 (20,9%) продолжительность курения составила менее 3 лет, у 31 (46,3%) — 3—5 лет, у 22 (32,8%) — 5—10 лет. Интенсивность курения составила до 10 сигарет в день в 43 (64,2%) наблюдениях и 10—20 сигарет — в 35,8% (у 24).

Беременные 2-й группы подвергались влиянию сигаретного дыма в различных местах (рис. 1).

Рис. 1. Места, в которых беременные выступали в роли пассивных курильщиц.

Высокая распространенность пассивного курения среди беременных в собственных домах объясняется наличием курящего супруга у 31 (53,4%) из 58. Лишь 6 партнеров постепенно прекратили курение в период беременности супруги. Табачную нагрузку в домах, а также в домах и на улице мы посчитали наиболее интенсивной.

Осложнения, выявленные при беременности, представлены в табл. 1.

Таблица 1. Структура осложнений течения беременности Примечание. Здесь и в табл. 2: различие показателей достоверно при сравнении с таковыми контрольной группы: * — р<0,05, ** — р<0,01, *** — р<0,001.

Наиболее частым осложнением стала анемия беременной. Обращал на себя внимание тот факт, что статистически значимых различий по частоте развития анемий легкой степени в обследуемых группах не выявлено. Однако анемия средней степени тяжести достоверно чаще отмечалась у активных (p<0,001) и пассивных (р<0,05) курильщиц и не выявлялась у некурящих. Кроме того, выявлена положительная корреляция между интенсивностью табачной нагрузки и распространенностью анемии средней степени (R=4,85; р=0,001).

ОРВИ перенесла каждая вторая беременная 1-й группы и каждая третья — 2-й (R=3,71; р=0,0003). Лишь 11 беременных 3-й группы перенесли ОРВИ, причем 9 из них перенесли ее однократно во II и III триместрах беременности, чего нельзя сказать о пациентках основных групп, из которых 1/3 переболели за период беременности несколько раз, в том числе и в I триместре.

У беременных 1-й и 2-й групп в отличие от некурящих в 2 раза чаще течение беременности сопровождалось вагинитом и в 2,5 раза чаще наблюдались угрожающие аборты. Высокая интенсивность табачной нагрузки ассоциировалась с увеличением частоты вагинитов (R=3,15; р=0,002) и угрожающих абортов (R=3,03; р=0,003).

Рвота беременных легкой и средней степени достоверно чаще (p<0,05) осложняла течение гестации у пассивных курильщиц по сравнению с курящими и некурящими.

В 1-й и 2-й группах отмечена также высокая частота ХФПН, что не противоречит другим исследованиям, посвященным изучению состояния фетоплацентарного комплекса при беременности на фоне активного и пассивного курения. Чем выше интенсивность табачной нагрузки, тем больше вероятность развития ХФПН (R=4,47; p=0,0001).

Нарушение образования и резорбции амниотической жидкости в сторону маловодия в 8 раз чаще отмечено в основных группах (R=2,17; p=0,03) по сравнению с контрольной.

У всех 185 пациенток роды произошли своевременно. Особых различий по числу родов (рис. 2)

Рис. 2. Число родов у пациенток обследуемых групп.
в обследуемых группах не выявлено. Однако при сопоставлении числа первородящих в 1-й и 2-й группах выяснено, что среди пассивных курильщиц таковых больше (p<0,05).

Преждевременное излитие околоплодных вод (ПИВ) наблюдалось у 23 (34,3%) из 67 активных и у 21 (36,2%) из 58 пассивных курильщиц, у 10 (16,7%) из 60 беременных в контрольной группе (p<0,05). Сопоставление удельного веса ПИВ и интенсивности табачной нагрузки показало их статистически значимую положительную корреляцию (R=3,93; p=0,0001).

У большинства ПИВ произошло при «зрелой» шейке матки и родовая деятельность началась спонтанно. Родовозбуждение утеротониками потребовалось 5 беременным 1-й группы, 4 — 2-й и 1 — из 3-й группы. ПИВ при «незрелой» шейке матки выявлено в 1-й группе у 4 пациенток, во 2-й — у 8, в 3-й — у 2, что послужило показанием к назначению антигестагенов. Повторная доза препарата потребовалась 2 беременным 1-й и 5 — 2-й группы.

Наличие мекония в околоплодных водах отмечено у 23 (34,3%) активных (р<0,001), 17 (29,3%) пассивных (р<0,01) курильщиц и лишь у 5 (8,3%) некурящих. Риск мекониального окрашивания околоплодных вод увеличивался при высокой интенсивности табачной нагрузки (R=3,16; р=0,002).

Среди нарушений родовой деятельности (рис. 3)

Рис. 3. Структура нарушений родовой деятельности.
у рожениц 1-й группы преобладали первичная слабость и стремительные роды (р1—3<0,05). У пассивных курильщиц (2-я группа) достоверно чаще отмечалась дискоординация родовой деятельности (р2—3<0,05).

Разрывы мягких тканей родовых путей чаще выявлялись у родильниц основных групп исследования (табл. 2).

Таблица 2. Структура родового травматизма матери
Для данных групп наиболее характерны разрывы влагалища, что можно объяснить высокой распространенностью кольпитов во время беременности.

Рассечение вульварного кольца потребовалось в 113 (9,4%) из 67 наблюдений роженицам 1-й группы, в 10 (17,2%) из 58 — 2-й, в 4 (6,7%) из 60 — 3-й группы. Показанием к эпизиотомии явились угроза разрыва промежности (у 6 пациенток 1-й, у 5 — 2-й и у 3 — 3-й группы) или дистресс плода во втором периоде родов (у 7 пациенток 1-й, у 5 — 2-й и у 1 — 3-й группы).

Оперативным путем родоразрешены 10 (14,9%) из 67 активных курильщиц, 12 (20,7%) из 58 пациенток, подвергнутых влиянию сигаретного дыма при беременности (р2—3<0,05), и 3 (5%) из 60 некурящих. Показанием к кесареву сечению послужили дискоординация родовой деятельности без эффекта от медикаментозной коррекции (по 1 наблюдению в 1-й и 3-й группах, 4 наблюдения во 2-й группе), дистресс плода (по 4 наблюдения в основных группах и 2 — в контрольной группе), декомпенсация ХФПН (по 2 наблюдения в основных группах).

Удельный вес вакуум-экстракции плода оказался небольшим и составил 4,5% (у 3) в 1-й группе и 3,4% (у 2) — во 2-й. Однако, несмотря на незначительную распространенность, при сопоставлении частоты применения вакуум-экстракции плода с интенсивностью курения обнаружена положительная корреляция (R=1,81; р=0,04). К данной родоразрешающей операции прибегали по поводу дистресса плода с целью укорочения второго периода родов.

Заключение

1. Анализ течения беременности и родов показал сопоставимо высокую частоту осложнений у пациенток как при пассивном, так и при активном курении по сравнению с таковыми у пациенток контрольной группы.

2. Высокая табачная нагрузка в результате активного и пассивного курения при беременности ассоциируется со значительным увеличением риска развития акушерских осложнений.

Сведения об авторах

Чурсина О.А. — аспирант; e-mail: olia.kuzina.1990@mail.ru; https://orcid.org/0000-0003-4976-0871;

Константинова О.Д. — д.м.н., проф.; e-mail: const55@mail.ru; https://orcid.org/0000-0003-0369-0281;

Сенникова Ж.В. — к.м.н.; e-mail: senzan23@mail.ru; https://orcid.org/0000-0002-4985-6577;

Демина Л.М. — к.м.н.; e-mail: 77872@rambler.ru; https://orcid.org/0000-0002-3483-0526;

Логинова Е.А. — аспирант; e-mail: elena.balandina05@bk.ru; https://orcid.org/0000-0003-4945-5324

ДЛЯ ЦИТИРОВАНИЯ:

Чурсина О.А., Константинова О.Д., Сенникова Ж.В., Демина Л.М., Логинова Е.А. Влияние активного и пассивного курения на течение беременности и родов. Российский вестник акушера-гинеколога. 2019;19(4):-52. https://doi.org/10.17116/rosakush201919041

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail