Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Клинышкова Т.В.

Кафедра акушерства и гинекологии факультета последипломного образования

Турчанинов Д.В.

Кафедра акушерства и гинекологии факультета последипломного образования Омской государственной медицинской академии

Самосудова И.Б.

Женская консультация №1, Омск

Эпидемиологические аспекты цервикального предрака у женского населения Омска (по материалам выборочного исследования)

Авторы:

Клинышкова Т.В., Турчанинов Д.В., Самосудова И.Б.

Подробнее об авторах

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2013;13(4): 13‑17

Просмотров : 213

Загрузок: 5

Как цитировать:

Клинышкова Т.В., Турчанинов Д.В., Самосудова И.Б. Эпидемиологические аспекты цервикального предрака у женского населения Омска (по материалам выборочного исследования). Российский вестник акушера-гинеколога. 2013;13(4):13‑17.
Klinyshkova TV, Turchaninov DV, Samosudova IB. Epidemiological aspects of cervical precancer in a female population of Omsk (according to the data of a randomized study). Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2013;13(4):13‑17. (In Russ.).

Неуклонный рост заболеваемости раком шейки матки (РШМ), занимающего одно из ведущих мест среди онкогинекологической патологии, продолжает оставаться актуальной проблемой здравоохранения. Ежегодно в мире регистрируется 529,4 тыс. больных РШМ (9% среди всех женщин со злокачественными новообразованиями) и 274,9 тыс. умерших. Широкое распространение РШМ отмечено в развивающихся странах, на которые приходится 78% случаев, а его доля достигает 15% от числа всех злокачественных новообразований у женщин (в экономически развитых странах - 4,4%). В экономически развитых странах мира стандартизованные показатели заболеваемости (9,0 на 100 000) в 2 раза ниже, чем в развивающихся странах (17,8 на 100 000) [8].

В 2010 г. в России было зарегистрировано 14,7 тыс. больных РШМ. За период 2005-2010 гг. прирост абсолютного числа заболевших составил 13,9%. Весьма тревожен прирост заболеваемости РШМ в России (с 12,4 на 100 тыс. женского населения в 1989 г. до 14,3 на 100 тыс. в 2010 г. - 15,3%), в то время как в странах Запада, где проводится массовый скрининг, позволяющий диагностировать предраковые состояния и ранние формы рака, показатели заболеваемости и смертности значительно снизились за последнее десятилетие [1]. Обращает внимание обозначившаяся в ряде регионов Европы и РФ тенденция роста заболеваемости РШМ, в том числе у женщин в возрастной группе до 29 лет, который этиологически связывают с инфицированием вирусом папилломы человека (ВПЧ) [4-7]. Однако эпидемиологических данных о распространенности предрака шейки матки, тенденциях в динамике заболевания, полученных при изучении российских популяций, недостаточно, хотя они необходимы для обоснования и разработки программ многоуровневой профилактики гинекологических заболеваний и РШМ.

Цель исследования - оценка заболеваемости и структуры вновь выявленных случаев цервикальной интраэпителиальной неоплазии (CIN) у женщин Омска за период с 2002 по 2012 г.

Материал и методы

Описательное наблюдательное эпидемиологическое исследование проведено на основании изучения первичной документации женской консультации №1 Омска за период 2002-2012 гг. Материалы исследования получены на основе регистрации вновь выявленных случаев CIN у женщин, прикрепленных территориально для обслуживания к данной женской консультации, по данным обращаемости женского населения за медицинской помощью. Диагноз CIN выставляли на основе традиционного обследования, включавшего гистологическую верификацию диагноза.

Описательно-оценочное исследование проводилось с учетом традиционного алгоритма эпидемиологического анализа (характеристика структуры явления, интенсивные показатели, многолетняя динамика показателей, распределение пациенток по степеням CIN и возрасту). Накопление и статистический анализ исходной информации и визуализация полученных результатов проводились в электронных таблицах MS Excel. Значения показателей в расчете на 100 тыс. (0/0000) соответствующего населения (или в %) приведены в тексте в виде P±m, где P - показатель, m - стандартная ошибка показателя [2].

Анализ динамических рядов показателей проводился с выравниванием методом наименьших квадратов и расчетом показателей темпа прироста (снижения), выраженного в процентах [3]. Тенденция могла отсутствовать - Тпр. (сн.) до 1%, быть умеренной - Тпр. (сн.) до 1,1-5%, быть выраженной - Тпр. (сн.) более 5%. Положительная величина показателя свидетельствовала о приросте, отрицательная - о снижении показателей в динамике.

Для выявления статистических связей использовался корреляционный анализ с вычислением коэффициентов Пирсона и Спирмена, определением их статистической значимости. Сила статистической связи оценивалась по шкале: «слабая» при r <0,3; «средней силы» при 0,3 <r<0,7; «сильная» при r >0,7. Оценка статистической значимости корреляционной связи проводилась по F-критерию Фишера.

Во всех процедурах статистического анализа критический уровень значимости р принимался равным 0,05. Результаты статистического анализа могли быть статистически незначимыми (p>0,05), значимыми (p<0,05), значимыми с высшей степенью надежности (p<0,001).

Результаты и обсуждение

За период наблюдения (2002-2012 гг.) показатель среднемноголетней первичной заболеваемости CIN (инцидентность) составил 82,5±3,60/0000, в том числе показатель CIN I составил 37,3±2,40/0000, показатель CIN II составил 30,5±2,20/0000, показатель CIN III составил 14,6±1,50/0000, показатель инцидентности заболеваний шейки матки (ШМ) в целом составил 869,7±11,50/0000(табл. 1).

В динамике имелась выраженная статистически значимая тенденция к росту (с 41,7 в 2002 г. до 81,5 в 2012 г.) показателя первичной заболеваемости CIN в целом (Тпр.=+7,9%; p<0,001), прирост происходил в основном за счет CIN I (Тпр.=+14,6%; p<0,001), заболеваемость CIN II и CIN III имела умеренную тенденцию к росту.

По всей видимости, рост числа вновь выявленных случаев CIN носит как объективный (увеличение интенсивности воздействия факторов риска), так и регистрационный характер (в меньшей степени). Последнее может быть связано с тем, что во второй половине периода наблюдения в детородный возраст вступило многочисленное поколение женщин, рожденных в середине - конце 80-х гг. XX столетия, в связи с чем вопросам репродуктивного здоровья у данного контингента уделялось пристальное внимание. Обращаемость в женскую консультацию (ЖК) возросла и выявляемость CIN, особенно на ранних стадиях, также, как следствие, выросла.

Вместе с тем инцидентность заболеваний шейки матки в динамике имела умеренную статистически значимую тенденцию к снижению (Тсн.=–2,8%, p<0,001), что привело к росту удельного веса случаев CIN в общей структуре патологии шейки матки (рис. 1).

Рисунок 1. Удельный вес пациенток с CIN среди пациенток с патологией шейки матки.
Данный показатель составил в среднем 9,5±0,4%, хотя к концу периода наблюдения стал составлять до 13,5-25,9%.

Полученные данные свидетельствуют о том, что CIN в общей структуре патологии шейки матки занимает все большую долю. Вероятной причиной относительного снижения распространенности патологии шейки матки с 2007 г. является изменение тактических подходов к ведению пациенток с распространенной эктопией цилиндрического эпителия, являющейся вариантом физиологического состояния шейки матки, и отсутствием регистрации данного состояния.

При изучении структуры CIN за период 2002-2012 гг. установлено, что наибольшую долю занимали больные с CIN I (45,2±2,2%), на втором месте - с CIN II (37,0±2,1%), на третьем - с CIN III (17,8±1,7%). В динамике происходило значимое изменение структуры CIN: выраженно возрастал удельный вес CIN I (в 3 раза), прежде всего за счет CIN II, умеренно снижался и удельный вес CIN III (табл. 2, рис. 2).

Рисунок 2. Динамика структуры CIN в зависимости от ее степени за период 2002-2012 гг.

В возрастной структуре пациенток с CIN отмечены тенденции к резкому «омоложению» CIN: удельный вес пациенток 18-35 лет резко возрос (Тпр.=+11,3%), пациенток средней возрастной группы 36-49 лет не изменился и составил в среднем 23,9%, пациенток в возрасте 50 лет и старше стало существенно меньше (Тсн.=–13,2%) (рис. 3).

Рисунок 3. Динамика структуры CIN в зависимости от возраста пациенток за период 2005-2012 гг.
Изменение возрастного тренда в отношении CIN I можно связать с более частой посещаемостью ЖК женщинами раннего репродуктивного возраста (вопросы планирования семьи, необходимость обследования для выявления инфекций, передаваемых половым путем, в связи с особенностями сексуального поведения, а также информированностью относительно папилломавирусной инфекции (ПВИ) и ее профилактики на фоне снижения посещаемости лицами пери- и постменопаузального возраста.

В связи с наметившимися тенденциями к росту заболеваемости CIN нами был дополнительно проведен сравнительный анализ показателей заболеваемости CIN и РШМ у женщин Омской области (в сравнении с данными по РФ).

Тенденции заболеваемости РШМ в Омской области в основном совпадали с таковыми по РФ (рис. 4).

Рисунок 4. Динамика заболеваемости РШМ у женского населения Омской области в сравнении с РФ (по данным 2002-2012 гг. на 100 тыс. женского населения).
Как в Омской области, так и в РФ в целом отмечался стабильный прирост, но низкими темпами (Тпр.=+0,7-0,9%; p<0,05), показатели умеренно коррелировали между собой (r=+0,41; p<0,05). В первые годы периода наблюдения областные показатели превышали среднероссийские, в последние годы сравнялись с ними.

Выявлена сильная прямая корреляция показателей первичной заболеваемости CIN и стандартизованных показателей заболеваемости РШМ населения Омской области (rs=+0,72; p=0,0195, табл. 3).

Средней силы корреляции отмечены также для показателей первичной заболеваемости CIN III и CIN I и стандартизованных показателей заболеваемости РШМ населения Омской области (rs=+0,64±0,66; p<0,05), «грубого показателя» заболеваемости РШМ и показателя «удельный вес CIN в общей патологии ШМ» (rs=+0,86; p=0,0014). Это свидетельствует о том, что именно распространенность CIN, в частности CIN I, CIN III может определять заболеваемость РШМ на территории, и этот показатель можно использовать для прогнозирования заболеваемости РШМ.

Известна причинная связь РШМ и предрака с ВПЧ, а именно с персистирующей формой ПВИ [5, 7, 10]. Активный поиск информативных маркеров детекции ВПЧ, их внедрение в практическое здравоохранение, а также своевременная санация при ПВИ способны предотвратить заболеваемость CIN и угрозу злокачественной трансформации эпителия шейки матки. В последние годы происходит изменение ситуации в сторону совершенствования ВПЧ-диагностики, в связи с чем небезынтересно выяснить, насколько это повлияло на заболеваемость РШМ и CIN. При немногочисленных эпидемиологических исследованиях, посвященных РШМ, практически отсутствуют сведения по цервикальному предраку. Проведенный нами анализ заболеваемости CIN (по данным обращаемости) показал рост заболевания с динамическим изменением его структуры и существенным «омоложением» больных с цервикальным предраком, что свидетельствует о необходимости дальнейших исследований в данном направлении.

Выводы

1. За период 2002-2012 гг. на территории Омска отмечался рост первичной заболеваемости CIN: темп прироста составил +7,9% по данным обращаемости (p<0,001).

2. За период наблюдения выявлено динамическое изменение структуры CIN: доминирование CIN I (45,7%) против CIN II (37,0%) и CIN III (17,8%), прирост CIN I составил +7,4% (р<0,001).

3. За период наблюдения установлено существенное изменение возрастной структуры CIN в сторону ее «омоложения»: преобладание заболеваний у пациенток 18-35 лет (Тпр.=+11,3; p<0,001) в сравнении с заболеваниями CIN у женщин позднего репродуктивного возраста и возраста постменопаузы, доля которых резко снизилась в последние годы периода наблюдения.

4. Полученные эпидемиологические данные по Омску и Омской области свидетельствуют о существенном изменении эпидемиологической ситуации в отношении заболеваемости CIN за 10-летний период, что определяет необходимость мониторинга ситуации в дальнейшем и проведения углубленных исследований ситуации с распространенностью факторов риска развития CIN и РШМ для обоснования приоритетов в профилактических программах.

Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ «Социальные факторы риска и перспективы профилактики предрака шейки матки у женщин репродуктивного возраста Омской области», проект №13-16-55011.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail