Кузнецова Е.М.

Московский государственный медико-стоматологический университет

Манухин И.Б.

Москва

Геворкян М.А.

Манухина Е.И.

Кафедра акушерства и гинекологии лечебного факультета ГБОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова», Москва, Россия

Оценка качества жизни пациенток с андрогензависимыми дерматопатиями

Журнал: Проблемы репродукции. 2012;(2): 33‑37

Просмотров : 406

Загрузок : 8

Как цитировать

Кузнецова Е.М., Манухин И.Б., Геворкян М.А., Манухина Е.И. Оценка качества жизни пациенток с андрогензависимыми дерматопатиями. Проблемы репродукции. 2012;(2):33‑37.
Kuznetsova EM, Manukhin IB, Gevorkian MA, Manukhina EI. THE ANALYSIS OF LIFE QUALITY IN PATIENTS WITH ANDROGENIC DERMOPATHY BEFORE AND AFTER TREATMENT. Russian Journal of Human Reproduction. 2012;(2):33‑37. (In Russ.).

Авторы:

Кузнецова Е.М.

Московский государственный медико-стоматологический университет

Все авторы (4)

Несмотря на многочисленные исследования отечественных и зарубежных исследователей [3, 10, 18, 21], до настоящего времени так и не найдено объяснения столь высокой частоты андрогенизации в популяции женщин. Гиперандрогению (ГА) нередко называют болезнью века и связывают это с научно-техническим прогрессом, повышением психической и физической активности, урбанизацией, влиянием стрессовых ситуаций, применением медикаментозных средств, в том числе и во время беременности, а также воздействием ряда других экзогенных факторов.

Клинические проявления ГА — нарушение менструальной функции, бесплодие или ранние потери беременности, а также дерматопатии (акне, гирсутизм и алопеция), каждое из них может вызвать психологический дискомфорт у женщины. В литературе [4, 11, 24, 25] имеются сообщения о выявлении ГА у 70—86% пациенток с дерматопатиями. Чаще всего эти симптомы дебютируют с наступлением полового созревания (синдром поликистозных яичников — СПКЯ), но могут возникать и в более позднем возрасте после перенесенных сильных эмоциональных и/или физических нагрузок (неклассическая форма врожденной дисфункции коры надпочечников — НК-ВДКН, идиопатические формы ГА).

Кожные симптомы синдрома ГА у женщин являются постоянным стрессорным фактором, приводящим к психоэмоциональным реакциям, ограничениям во всех сферах жизнедеятельности и, как следствие, к существенному снижению качества жизни женщин [9, 12, 14, 19—22]. Для молодых пациенток, которые не планируют беременность, вопросы внешнего вида чрезвычайно важны.

Психоэмоциональные нарушения как результат неудовлетворенностью своей внешностью могут привести к более серьезным проблемам: агрессии, депрессии, развитию тревоги и даже суицидальным мыслям в тяжелых случаях [1].

Согласно концепции Е. Блейлера [13], любая эндокринная патология может сопровождаться отклонениями в психической сфере (изменениями настроения, активности, влечений) вследствие гормонально-метаболических нарушений. Следует также особо упомянуть тесные взаимоотношения психической и менструальной функций. Регулярный менструальный цикл является одним из критериев общего, в том числе психического, здоровья.

Ряд авторов [6, 7] высказывают предположения, что высокий уровень депрессии у данных пациенток связан с самой ГА, а не только с имеющимися у них психологическими проблемами, например сниженной самооценкой и др.

Большинство исследований подтверждают высокий риск депрессий у пациенток с ГА [1, 6, 10, 19].

У девушек при неудовлетворенности своей внешностью по сравнению со сверстницами чаще встречаются первые признаки развития нарушения сексуального поведения: неудовлетворение сексуальной жизнью, снижение либидо, аноргазмия, диспареуния [5, 8].

Таким образом, психическая сфера пациенток с ГА имеет большую значимость, особенно с точки зрения ее влияния на качество жизни. Тем не менее исследования, посвященные этому вопросу, немногочисленны и противоречивы и не дают рекомендаций по коррекции данных расстройств.

Цель настоящего исследования — оценка качества жизни у пациенток с андрогензависимыми дерматопатиями до и после проведенного комплексного лечения.

Материал и методы

В исследование включены 96 пациенток в возрасте от 16 до 32 лет (средний возраст 24±1,4 года) с симптомами андрогензависимых дерматопатий (акне, гирсутизм и алопеция в качестве основной жалобы). Контрольную группу составили 15 практически здоровых женщин (средний возраст 22±1,1 года).

Из исследования были исключены пациентки с болезнью Иценко—Кушинга, гиперпролактинемией, сахарным диабетом 2-го типа, тяжелыми соматическими заболеваниями; женщины, планирующие беременность в ближайшие 6 мес, а также пациентки, использующие другие средства для лечения дерматопатий, не входящие в комплекс медикаментозных препаратов, применяемых в настоящем исследовании.

Степень тяжести гирсутизма оценивалась по шкале Ферримана—Галлвея, акне — по классификации Американской академии дерматологии (2003), алопеции — по классификации Людвига (1977).

Всем пациенткам проводили общеклиническое обследование (сбор анамнеза, оценка антропометрических показателей), инструментальное (трансвагинальная эхография) и лабораторное исследования (определение в сыворотке крови гонадотропных и половых гормонов, полового стероидсвязывающего глобулина, инсулина, глюкозы, индекса HOMA) с целью выявления источника ГА (овариальная и/или надпочечниковая) и сопутствующих метаболических нарушений.

При первом визите пациенток и после проведенного лечения помимо изучения жалоб и анамнеза заболевания оценивалось психоэмоциональное состояние, которое могло быть спровоцировано основным заболеванием. Оценка проводилась с помощью анкеты по определению дерматологического индекса качества жизни — ДИКЖ (пациенткам было разъяснено, что под понятием «состояние кожи» необходимо подразумевать любое кожное проявление ГА, т.е. как акне, так и гирсутизм, и алопецию), госпитальной шкалы для выявления симптомов тревоги и депрессии.

По результатам клинико-лабораторного и инструментального обследования у всех пациенток выявлена ГА: у 41 (42,7%) — СПКЯ, у 16 (16,7%) — НК-ВДКН, у 39 (40,6%) — идиопатическая форма ГА, что потребовало назначения антиандрогенной терапии.

В качестве стандартной терапии пациенткам назначался низкодозированный комбинированный оральный контрацептив Джес или КОК с дроспиреноном, 1 таблетка которого содержит 3 мг дроспиренона и 20 мкг этинилэстрадиола. Джес включает 24 гормоносодержащие таблетки, после приема которых следует сокращенный 4-дневный период плацебо, что дает три дополнительных дня антиандрогенного воздействия и снижает риск рецидива дерматопатий в безгормональный период и соответственно колебаний настроения в связи с рецидивом кожных симптомов.

Кроме того, использовали нестероидный блокатор рецепторов андрогенов флутамид (в дозировке 250 мг/сут ежедневно), который метаболизируется в активный гидроксифлутамид, связывающий цитозольные и ядерные рецепторы андрогенов. Флутамид подавляет синтез андрогенов за счет снижения активности цитохрома P450c17, участвующего в продукции половых стероидов в надпочечниках и яичниках. Очень важно, что флутамид не оказывает отрицательного влияния на липидный спектр крови и может успешно применяться у инсулинорезистентных пациенток.

При выявлении у пациенток сопутствующей инсулинорезистентности был назначен синтетайзер сиофор (метформин) в дозировке 1500 мг/сут ежедневно, относящийся к группе бигуанидов. Препарат повышает чувствительность периферических тканей к инсулину, что приводит к нормализации уровня инсулина в крови. Длительность лечения составила 6 мес.

Результаты и обсуждение

Все пациентки были разделены по основному симптому на три группы: акне — 56 (58,3%) пациенток, гирсутизм — 22 (22,9%), алопеция — 18 (18,5%). Избыточная масса тела (индекс массы тела 27±1,6 кг/м2) определена у 14,3% пациенток, преимущественно с выраженными формами гирсутизма.

Показатель ДИКЖ был снижен у всех 96 (100%) пациенток (табл. 1).

При ответе на 10 вопросов анкеты с определением ДИКЖ большинство пациенток соглашались с тем, что из-за симптомов дерматопатий они испытывают трудности в общении с друзьями, коллегами по работе, родителями. Состояние кожи практически у всех женщин влияло на выбор одежды. У большинства больных отмечались трудности в общении с противоположным полом, они испытывали эмоциональный дискомфорт, находясь в общественных местах (бассейн, баня, спортивный зал, пляж), опасаясь, что окружающие с пренебрежением оценивают состояние их кожи и волос. У многих формировалось представление о собственной никчемности и непригодности к семейной жизни и профессиональной деятельности. При этом характер жалоб и их эмоциональная окраска не всегда зависели от выраженности клинических проявлений, т.е. ДИКЖ не соответствовал тяжести дерматопатий.

До начала терапии у пациенток также наблюдались симптомы тревоги и депрессии различной степени тяжести (табл. 2).

Следует отметить, что у пациенток с дерматопатиями несколько преобладали симптомы депрессии, основным проявлением которой был практически ежедневно пониженный фон настроения. Отмечалось также снижение интересов или удовлетворения от деятельности, которая обычно была связана с положительными эмоциями.

У пациенток с симптомами тревоги отмечалось ощущение страха, повышенная раздражительность, ожидание неудач в учебе или на работе, бесперспективность будущего.

У большинства наблюдавшихся нами женщин эти проявления были особенно выражены в предменструальный период, что, возможно, утяжеляло его течение.

Таким образом, тревога и депрессия были частыми проявлениями у пациенток с ГА. Примечательно, что пациентки с легким течением заболевания были сильнее обеспокоены своим недугом, чем пациентки с более тяжелыми формами, т.е. имела место обратная корреляционная зависимость между степенью тяжести кожных проявлений и показателями тревоги (для акне r=–0,6, для гирсутизма r=–0,58, для алопеции r=–0,62), депрессии (r=–0,5, r=–0,46, r=–0,7 соответственно), а также ДИКЖ (r=–0,8, r= –0,74, r=–0,67 соответственно). Полученные данные согласуются с результатами исследования З.Э. Рагимовой и соавт. (2008), также показавшими обратную корреляционную зависимость между степенью тяжести акне и показателями тревоги, депрессии и ДИКЖ [23].

Установлена положительная корреляционная зависимость между уровнем тестостерона и показателями тревоги (для акне r=0,68, для гирсутизма r=0,74, для алопеции r=0,71), депрессии (r=0,85, r=0,87, r=0,80 соответственно), а также ДИКЖ (r=0,41, r=0,62, r=0,58 соответственно). Полученные данные согласуются с результатами исследований [6, 7].

Результаты динамического наблюдения за изменением показателей ДИКЖ и уровня тревожно-депрессивных реакций

Для оценки изменения качества жизни на фоне применения комплексной антиандрогенной терапии и соответственно для определения эффективности каждого метода лечения было проведено обследование с использованием шкалы ДИКЖ и госпитальной шкалы тревоги и депрессии после окончания терапии. При этом была выявлена положительная динамика по показателям вышеупомянутых шкал. Динамика показателей ДИКЖ после лечения представлена на рис. 1.

Рисунок 1. Динамика показателей ДИКЖ после лечения.

На рис. 1 видно, что по сравнению с исходными данными ДИКЖ после комплексного лечения статистически значимо улучшился, что выразилось в уменьшении количества пациенток, у которых кожные проявления ГА оказывали максимальное и умеренное воздействие на качество жизни, и увеличении количества пациенток, для которых кожные симптомы ГА стали незначительной проблемой.

Также после проведенного лечения оценивалась динамика изменения симптомов депрессии и тревоги.

Как видно на рис. 2,

Рисунок 2. Динамика симптомов депрессии (а) и тревоги (б) после лечения.
количество пациенток, страдающих клинически и субклинически выраженными симптомами депрессии/тревоги, через 6 мес комплексной антиандрогенной терапии снизилось и увеличилось количество пациенток с отсутствием достоверных данных о симптомах депрессии/тревоги.

Следует отметить, что среди психоэмоциональных реакций наиболее быстро редуцировала степень выраженности депрессии.

Наибольшее снижение количества пациенток с депрессией/тревогой наблюдалось в группе с акне, в то время как в группе пациенток с алопецией симптомы депрессии/тревоги регрессировали медленно. Это может свидетельствовать о недостаточности времени терапии (6 мес) или необходимости включения антидепрессантов.

После курса терапии нормализовался фон настроения, происходило восстановление интереса к повседневной деятельности, которая стала приносить положительные эмоции. У всех пациенток отмечалось повышение самооценки, появление чувства уверенности в себе, раскрепощенности в общении с окружающими, восстановление прежнего круга общения, появление новых знакомств, нормализация отношений с близкими людьми. Пациентки также отмечали восстановление или усиление интереса к ним со стороны лиц противоположного пола. У большинства из них отмечалась нормализация сна, восстановление аппетита.

Результаты проведенного исследования согласуются с данными L. Barnard и соавт. [2], которые представили результаты оценки качества жизни пациенток с СПКЯ с помощью опросника PCOSQ (The polycystic ovary syndrome health-related Qol questionnaire) до и на фоне назначения препаратов с антиандрогенным эффектом. На фоне лечения данными препаратами отмечено статистически значимое улучшение качества жизни.

Таким образом, в результате комплексного лечения андрогензависимых дерматопатий отмечался регресс психоэмоциональных реакций, что выражалось в статистически значимом улучшении показателей качества жизни и снижении уровня тревожно-депрессивных расстройств. Причем более выраженный регресс отмечался в группе пациенток с акне. Полученные данные позволяют сделать заключение о достаточно высокой эффективности комплексной антиандрогенной терапии.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail