Матриксные металлопротеиназы-1, -13 и их тканевой ингибитор 1-го типа при эндокринной офтальмопатии

Авторы:
  • Е. С. Таскина
    ФГБОУ ВО «Читинская государственная медицинская академия», Чита, Россия
  • С. В. Харинцева
    ФГБОУ ВО «Читинская государственная медицинская академия», Чита, Россия
Журнал: Проблемы эндокринологии. 2019;65(1): 10-18
Просмотрено: 1108 Скачано: 489

Эффективная регенерация поврежденных при эндокринной офтальмопатии (ЭОП) мягких тканей орбиты требует координированного ремоделирования внеклеточного матрикса. Матриксные металлопротеиназы (ММРs) играют решающую роль в гомеостазе синтеза и деградации компонентов внеклеточного матрикса при различных физиологических и патологических состояниях. Их протеолитическая активность ингибируется тканевыми ингибиторами (TIMP). Биохимия фиброгенеза экстраокулярных мышц и ретробульбарной клетчатки при ЭОП изучена недостаточно. Цель исследования — раскрытие некоторых биохимических механизмов фиброгенеза экстраокулярных мышц и ретробульбарной клетчатки при ЭОП. Материал и методы. Под наблюдением находились 65 человек (130 глаз) в возрасте 43 (35–50) лет. Из них сформированы три группы: 32 пациента с ЭОП средней степени тяжести (основная группа), 18 пациентов с аутоиммунной патологией щитовидной железы без ЭОП (группа сравнения) и 15 здоровых лиц (контроль). Диагноз был выставлен на основании клинических, лабораторных и инструментальных данных. Проводилось комплексное офтальмологическое обследование; в крови определяли концентрации матриксных металлопротеиназ-1, -13 (MMP-1, -13), тканевого ингибитора металлопротеиназ-1 (TIMP-1), сульфатированных гликозаминогликанов (sGAG) и антител к рецептору тиреотропного гормона (АТ к рТТГ). Статистическая обработка данных осуществлялась в программе Statistica 10.0. Результаты. Уровень ММР-13 был повышен у всех пациентов с ЭОП (р<0,05). В активную фазу ЭОП зафиксировано увеличение концентрации ММР-13 в 3,5 раза (р<0,001) и TIMP-1 в 1,17 раза (р>0,05) по сравнению с контролем. После пульс-терапии глюкокортикостероидами (ГКС) происходило снижение уровня ММР-13 на 48,6% (р<0,001), TIMP-1 на 2,7% (р<0,001) и АТ к рТТГ на 93% (р<0,001) по сравнению с активной ЭОП, но значения данных показателей превышали референсные границы контрольной группы (р>0,05). В неактивную фазу ЭОП, несмотря на повышенные показатели ММР-13, уровень TIMP-1 снижался до референсных значений контроля (р=0,533). Значимых различий по уровню ММР-1 в группах исследования не зафиксировано (р=0,865). Заключение. Выявлен дисбаланс между продукцией ММР-13 и TIMP-1 в разные фазы активности ЭОП. Активная ЭОП характеризуется повышением уровней ММР-13 и TIMP-1 в сыворотке крови. Дисрегуляция ремоделирования межклеточного матрикса, возможно, лежит в основе развития фиброза экстраокулярных мышц и ретробульбарной клетчатки при ЭОП.

Ключевые слова:
  • эндокринная офтальмопатия
  • патогенез
  • фиброз
  • матриксные металлопротеиназы
  • тканевой ингибитор металлопротеиназ
  • гликозаминогликаны

КАК ЦИТИРОВАТЬ:

Таскина Е.С., Харинцева С.В. Матриксные металлопротеиназы-1, -13 и их тканевой ингибитор 1-го типа при эндокринной офтальмопатии. Проблемы эндокринологии. 2019;65(1):10-18. https://doi.org/10.14341/probl9750

Список литературы:

  1. Дедов И.И., Мельниченко Г.А., Свириденко Н.Ю., и др. Федеральные клинические рекомендации по диагностике и лечению эндокринной офтальмопатии при аутоиммунной патологии щитовидной железы. // Проблемы Эндокринологии. — 2015. — Т. 61. — № 1. — С. 61-74. https://doi.org/10.14341/probl201561161-74
  2. Петунина Н.А., Трухина Л.В., Мартиросян Н.С. Эндокринная офтальмопатия: современный взгляд. // Проблемы Эндокринологии. — 2012. — Т. 58. — № 6. — C. 24-32. https://doi.org/10.14341/probl201258624-32
  3. Таскина Е.С., Харинцева С.В., Харинцев В.В. Современные представления о патогенезе повреждения глазодвигательных мышц и ретробульбарной клетчатки при эндокринной офтальмопатии. // Забайкальский Медицинский Вестник. — 2017. — № 2. — С. 175-184.
  4. Dik WA, Virakul S, Van Steensel L. Current perspectives on the role of orbital fibroblasts in the pathogenesis of graves’ ophthalmopathy. Exp Eye Res. 2016;142:83-91. https://doi.org/10.1016/j.exer.2015.02.007
  5. Харинцев В.В., Серебрякова О.В., Серкин Д.М., и др. Роль некоторых про- и противовоспалительных цитокинов в течении эндокринной офтальмопатии. // Забайкальский Медицинский Вестник. — 2016. — № 2. — С. 33-40.
  6. Bahn RS. Current insights into the pathogenesis of graves’ ophthalmopathy. Horm Metab Res. 2015;47(10):773-778. https://doi.org/10.1055/s-0035-1555762
  7. Apte SS, Parks WC. Metalloproteinases: a parade of functions in matrix biology and an outlook for the future. Matrix Biol. 2015;44-46:1-6. https://doi.org/10.1016/j.matbio.2015.04.005
  8. Шадрина А.С., Плиева Я.З., Кушлинский Д.Н., и др. Классификация, регуляция активности, генетический полиморфизм матриксных металлопротеиназ в норме и при патологии. // Альманах Клинической Медицины. — 2017. — Т. 45. — № 4. — С. 266-279. https://doi.org/10.18786/2072-0505-2017-45-4-266-279
  9. Bartalena L, Baldeschi L, Boboridis K, et al. The 2016 European thyroid association/European group on graves’ orbitopathy guidelines for the management of graves’ orbitopathy. Eur Thyroid J. 2016;5(1):9-26. https://doi.org/10.1159/000443828
  10. Krieger CC, Gershengorn MC. A modified ELISA accurately feasures secretion of high molecular weight hyaluronan (HA) by graves’ disease orbital cells. Endocrinology. 2014;155(2):627-634. https://doi.org/10.1210/en.2013-1890
  11. Krieger CC, Neumann S, Place Rf, et al. Bidirectional TSH and IGF-1 receptor cross talk mediates stimulation of hyaluronan secretion by graves’ disease immunoglobins. J Clin Endocrinol Metab. 2015;100(3):1071-1077. https://doi.org/10.1210/jc.2014-3566
  12. Суфияров И.Ф., Хасанов А.Г., Нуртдинов М.А., и др. Высокий уровень гликозаминогликанов сыворотки крови как независимый предиктор развития спаечной болезни брюшины. // Креативная Хирургия и Онкология. — 2017. — Т. 7. — № 2. — С. 48-53. https://doi.org/10.24060/2076-3093-2017-7-2-48-53
  13. Рогова Л.Н., Шестернина Н.В., Замечник Т.В., Фастова И.А. Матриксные металлопротеиназы, их роль в физиологических и патологических процессах (обзор). // Вестник Новых Медицинских Технологий. — 2011. — Т. 18. — № 2 — С. 86-89.
  14. Говорин А.В., Рацина Е.В., Соколова Н.А. Изменения показателей матриксных металлопротеиназ и их тканевых ингибиторов при различных формах ишемической болезни сердца. // Сибирский Медицинский Журнал. — 2014. — Т. 124. — № 1. — C. 27-32.
  15. Arpino V, Brock M, Gill SE. The role of timps in regulation of extracellular matrix proteolysis. Matrix Biol. 2015;44-46:247-254. https://doi.org/10.1016/j.matbio.2015.03.005
  16. Brew K, Nagase H. The tissue inhibitors of metalloproteinases (TIMPS): an ancient family with structural and functional diversity. Biochim Biophys Acta. 2010;1803(1):55-71. https://doi.org/10.1016/j.bbamcr.2010.01.003
  17. Myśliwiec J, Adamczyk M, Pawłowski P, et al. Serum gelatinases (MMP-2 and MMP-9) and VCAM-1 as a guideline in a therapeutic approach in Graves' ophthalmopathy. Endokrynol Pol. 2007;58(2):105-109.
  18. Kim H, Choi YH, Park SJ, et al. Antifibrotic effect of pirfenidone on orbital fibroblasts of patients with thyroid-associated ophthalmopathy by decreasing TIMP-1 and collagen levels. Invest Ophthalmol Vis Sci. 2010;51(6):3061-3066. https://doi.org/10.1167/iovs.09-4257
  19. Lei H, Leong D, Smith LR, Barton ER. Matrix metalloproteinase-13 is a new contributor to skeletal muscle regeneration and critical for myoblast migration. Am J Physiol Cell Physiol. 2013;305(5):C529-C538. https://doi.org/10.1152/ajpcell.00051.2013
  20. Wang W, Pan H, Murray K, et al. Matrix metalloproteinase-1 promotes muscle cell migration and differentiation. Am J Pathol. 2009;174(2):541-549. https://doi.org/10.2353/ajpath.2009.080509