Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Древаль А.В.

Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М.Ф. Владимирского

Марченкова Л.А.

Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М.Ф. Владимирского

Григорьева Е.А.

ГУ Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М.Ф. Владимирского;
Московский областной центр остеопороза

Оценка качества диагностики постменструального остеопороза в Московской области по данным анкетного опроса пациентов

Авторы:

Древаль А.В., Марченкова Л.А., Григорьева Е.А.

Подробнее об авторах

Журнал: Проблемы эндокринологии. 2012;58(1): 23‑28

Просмотров: 234

Загрузок: 1

Как цитировать:

Древаль А.В., Марченкова Л.А., Григорьева Е.А. Оценка качества диагностики постменструального остеопороза в Московской области по данным анкетного опроса пациентов. Проблемы эндокринологии. 2012;58(1):23‑28.
Dreval' AV, Marchenkova LA, Grigor'eva EA. The estimation of the quality of diagnostics of post-menstrual osteoporosis in the Moscow region from the results of a questionnaire study. Problemy Endokrinologii. 2012;58(1):23‑28. (In Russ.).

?>

Остеопороз (ОП) является одной из важнейших современных проблем здравоохранения вследствие высокой распространенности и тяжести его осложнений — низкоэнергетических переломов проксимального отдела бедра, позвонков и предплечья. В России ОП выявляется в среднем у 30,5—33,1% женщин и у 22,8—24,1% мужчин старше 50 лет, что составляет более 10 млн человек [1]. Таким образом, в нашей стране приблизительно каждая третья женщина и пятый мужчина этой возрастной группы страдают ОП.

ОП приводит к огромным социальным и экономическим потерям во всех странах мира. В Европе, например, количество инвалидизаций в результате осложнений ОП больше, чем при раке (за исключением рака легких), и сравнимо с таковыми при ревматоидном артрите, бронхиальной астме и артериальной гипертензии [2]. В Европе ежегодно у 179 000 мужчин и 611 000 женщин происходят переломы проксимального отдела бедренной кости на фоне ОП, и стоимость связанной с ними терапии оценивается в 25 млрд евро [3]. Длительность госпитализации женщин старше 45 лет, страдающих постменопаузальным ОП, в европейских странах значимо выше, чем при сахарном диабете, инфаркте миокарда и раке молочной железы [4].

Несмотря на это, ОП в России до сих пор не признан социально-значимым заболеванием, не выделены (кроме ревматологов и врачей общей практики) врачебные специальности, в рамках которых рекомендовано заниматься этой проблемой, слабо развита сеть кабинетов ОП, недостает аппаратов для оценки уровня минеральной плотности кости (МПК) и т.д. В результате отсутствуют скрининг и ранняя денситометрическая диагностика ОП в группах риска, и у подавляющего числа больных ОП, большинство из которых — женщины в периоде постменопаузы, диагноз устанавливается только на стадии осложнений.

Цель исследования — изучение по данным анкетного опроса больных существующего порядка и длительности установления диагноза постменопаузального ОП в Московской области (МО), оценка основного спектра специалистов, занимающихся диагностикой постменопаузального ОП и применяемых ими методов диагностики с тем, чтобы наметить возможные пути совершенствования медицинской помощи соответствующим больным.

Материал и методы

Работа проведена в Московском областном центре ОП на базе отделения терапевтической эндокринологии ГУ МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского. Исследуемую группу формировали из жительниц МО в возрасте старше 55 лет в периоде постменопаузы в течение 5 лет и более с подтвержденным диагнозом постменопаузального ОП по данным рентгеновской денситометрии (T-критерий <–2,5 в позвоночнике и/или проксимальном отделе бедра). В 43% обращений диагноз ОП был установлен после проведения рентгеновской абсорбциометрии в МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского, в 30% случаев — в лечебно-профилактических учреждениях (ЛПУ) МО, 27% женщин, проживающих в различных регионах МО, в связи с отсутствием рентгеновских денситометров в ЛПУ МО были направлены специалистами в ЛПУ Москвы для проведения обследования и верификации диагноза.

В исследование не включались больные, страдающие вторичными формами ОП и тяжелой сопутствующей соматической или психиатрической патологией, наличие которой могло повлиять на результаты анкетирования.

Женщинам, удовлетворяющим критериям включения предлагали ответить на вопросы анкеты по качеству диагностики постменопаузального ОП, разработанной в ГУ МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского. Анкета состояла из 19 пунктов, 9 из которых имели предложенные варианты ответов — «да», «нет», «не знаю» или готовые ответы, а 10 — требовали от респондентов свободного заполнения.

Вопросы анкеты:

1. В каком году Вам впервые установлен диагноз ОП?

2. Какие ассоциации у Вас вызывает слово «ОП»?

3. Слышали ли Вы об ОП до установления Вам этого диагноза?

4. До установления диагноза ОП говорил ли кто-нибудь из врачей, что у Вас высокий риск развития ОП?

5. Интересуетесь ли Вы сейчас информацией о проблеме ОП? Каким источникам информации больше всего доверяете?

6. Существуют ли в Вашем районе занятия (школа) по профилактике ОП?

7. Считаете ли Вы важным предотвращать у себя переломы костей?

8. К какому специалисту Вы в первую очередь обратились по поводу ОП или какой специалист первым порекомендовал Вам обследоваться по поводу ОП?

9. Сколько времени прошло с момента первого обращения к врачу до подтверждения диагноза ОП?

10. У какого количества специалистов Вам пришлось консультироваться для подтверждения диагноза ОП?

11. Врач какой специальности установил диагноз ОП?

12. В каком учреждении установили диагноз ОП?

13. Какие обследования Вам проводились для подтверждения диагноза ОП?

14. Проходили ли Вы когда-нибудь денситометрическое обследование? Врач какой специальности направил? Сколько Вы заплатили за исследование?

Анкета предоставлялась женщинам в распечатанном виде и заполнялись ими собственноручно без участия исследователей; инструкции по заполнению были даны в анкете. Все участники исследования дали свое письменное согласие на использование полученных данных для научной работы.

В статистический анализ включали анкеты, заполненные более чем на 50%. В итоге в исследуемую группу были включены 362 женщины из 17 районов и городских образований МО, средний возраст которых составил 65 лет (59; 70 лет), длительность периода постменопаузы — 16 лет (10 лет; 21,5 года), длительность заболевания постменопаузальным ОП с момента верификации диагноза 5 лет (2 года; 9 лет).

Статистическая обработка полученных данных проводилась в программе Microsoft Statistica 6.0 с использованием непараметрических статистических методов. Средние значения всех показателей приведены в виде медианы и квартилей (25%;75%). Для сравнения достоверности различий зависимых выборок с поправкой на множественные сравнения применялся критерий Вилкоксона, статистически значимыми считались значения p<0,05.

Результаты

Для верификации диагноза ОП респондентам пришлось получать консультацию от 1 до 5 специалистов (в среднем 2 (1;3) специалистов). Хотя большая часть пациенток для подтверждения диагноза обращалась только к двум (38% респондентов), трем (30%) или одному врачу (28%), от времени первого обращения к врачу до установления диагноза ОП проходило в большинстве случаев до 1 года (39%) (рис. 1).

Рисунок 1. Количество специалистов, у которых больным пришлось проконсультироваться для верификации диагноза постменопаузального ОП.
Только в 4% случаев диагноз ОП был установлен в течение 1 нед, в 29% — в пределах 1 мес, а у 28% женщин с момента первого обращения к врачу до верификации диагноза проходило от 1 года до 8 лет (рис. 2).
Рисунок 2. Время, которое потребовалось с момента первого обращения к врачу до установления диагноза постменопаузального ОП.

Более половины больных по поводу симптомов ОП впервые обращались к эндокринологу (57,4%) и значительно реже — к ортопеду-травматологу (19,7%), ревматологу (13,1%) и неврологу (4,9%). Именно эндокринологи чаще всего впервые рекомендовали пациенткам проведение костной денситометрии (в 79% случаев), реже это делали ортопеды-травматологи (2%), неврологи (2%) и врачи других специальностей (17%) (рис. 3).

Рисунок 3. Врач, который впервые направил пациента на денситометрическое исследование.

В итоге в подавляющем большинстве случаев диагноз ОП был установлен эндокринологом (70%) и с гораздо меньшей частотой — ортопедом-травматологом (13%), неврологом (6%), ревматологом (4%) и другими специалистами, в частности рентгенологами (8%).

У небольшой части больных диагностика ОП основывалась на обследовании только одним методом: в 12% случаев врачами МО для верификации диагноза ОП использовалась только рентгеновская денситометрия, в 4% — ультрасонометрия, а в 2% — рентгенография костей скелета (рис. 4).

Рисунок 4. Обследования, которые проводились пациенткам для подтверждения диагноза постменопаузального ОП.
Из оставшейся части больных, которым было проведено более одного исследования для верификации диагноза ОП, 77% рекомендовалась рентгеновская денситометрия, такому же количеству больных — биохимический анализ крови, 67% пациенток — рентгенография позвоночника, с одинаковой частотой (по 16% случаев) — анализ крови на маркеры костного метаболизма и ультрасонометрию.

Большей части опрошенных женщин (73%) костная денситометрия была проведена в ЛПУ Москвы, 17% — в МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского и 10% — в ЛПУ МО. Учитывая, что на момент анкетирования в районных ЛПУ МО не было ни одного рентгеновского денситометра, данные обследования, очевидно, осуществлялись на мобильных рентгеновских денситометрах для исследования костей предплечья, временно устанавливавшихся в районах в рамках проведения скрининговых программ. Только для 30% больных исследование проводилось бесплатно — за счет ОМС на базе МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского (17%) или на местах в рамках скрининговых обследований (13%); 38% пациенток заплатили за исследование минеральной плотности костной ткани менее 500 руб., 19% — от 500 до 1000 руб. и 13% — более 1000 руб. Средняя стоимость рентгеновской денситометрии для пациенток составила 700 руб. (400;1100 руб).

Обсуждение

Длительность установления диагноза (до 1 года, в большинстве случаев), можно объяснить тем, что больным было необходимо получать консультации до 5 специалистов, прежде чем будет установлен верный диагноз, а верифицирующее диагноз ОП исследование проводится в ограниченном числе лечебно-диагностических учреждений — для жителей МО бесплатно в МОНИКИ (единственный на момент проведения исследования в МО рентгеновский денситометр для исследования осевого скелета) и платно в ЛПУ Москвы.

В настоящее время на всей территории РФ работают 167 рентгеновских денситометров, 86 (52%) из них — в ЛПУ Москвы. Таким образом, оснащенность в Москве составляет 8,6 аппаратов на 1 млн населения, а по стране — 0,6 на 1 млн населения [5]. В МО в настоящее время функционирует только 3 стационарных рентгеновских денситометра и, если принять за стандарт европейские нормативы (11 приборов на 1 млн), то для обеспечения качественной своевременной диагностики ОП в регионе с численностью населения более 7 млн человек этого крайне недостаточно. В США оснащенность костными денситометрами составляет 40 приборов на 1 млн человек [4]. Однако следует подчеркнуть, что денситометрическое обследование женщин в периоде постменопаузы оправдано с экономической точки зрения только в том случае, когда вопрос о назначении терапии ОП нельзя решить однозначно на основе исходной оценки факторов риска переломов [6], например с помощью специальной интернет-программы FRAX (http://www.shef.ac.uk/FRAX/). При этом костную денситометрию позвоночника и бедра следует применять только для подтверждения диагноза ОП у больных со средней (неопределенной) степенью риска переломов (в большинстве стран это 10—20% абсолютного 10-летнего риска всех переломов) [6]. К сожалению, FRAX пока еще не получил широкого распространения в нашей стране, где риск переломов у больных либо рассчитывают очень приблизительно с помощью простейших вопросников, либо не рассчитывают вообще и поэтому неоправданно часто применяют костную денситометрию, что влечет за собой необоснованные материальные траты больных и государства.

Отсроченная диагностика ОП может быть связана и с тем, что отсутствует обязательное диспансерное наблюдение лиц с ОП или лиц, перенесших патологический перелом на фоне ОП, а также не разработаны принципы междисциплинарного взаимодействия и преемственности врачей первичного звена и специалистов в лечении больных с костной патологией; врачи поликлиник в общей массе не имеют опыта клинического использования методов денситометрии, не знакомы со спецификой биохимических показателей крови, выбора схем лечения и профилактики ОП [7]. Ранее проведенный в России анализ оказания амбулаторной помощи больным с ОП показал, что даже врачи, посещавшие семинары тематического усовершенствования по проблеме ОП, не всегда берут на себя ответственность за решение о тактике ведения пациентов с ОП [8].

Игнорирование или недооценка проблемы ОП характерна не только для России, но и для многих других стран. Исследование Всемирного фонда ОП, проведенное в 11 странах, показало, что врачи не предупреждают женщин менопаузального возраста о риске развития ОП [9]. Большинство пациенток, у которых уже случались низкоэнергетические переломы, не направляются на диагностические исследования для верификации диагноза ОП [10, 11], а 80% больных с высоким риском последующих переломов при минимальной травме антирезорбтивная терапия не назначается [12]. Совокупность этих факторов приводит к тому, что диагностика и лечение заболевания начинается уже после возникновения осложнений ОП — переломов различных локализаций [9].

Результаты исследования показали, что в МО ведением больных постменопаузальным ОП занимаются преимущественно эндокринологи. К ним обращается большая часть пациенток, они рекомендуют специфическое обследование и в итоге верифицируют диагноз. Лишь небольшая часть ортопедов-травматологов и ревматологов МО занимается ОП в рамках своей основной деятельности. Следует отметить, что врачи-рентгенологи, которые, согласно полученным данным, устанавливали диагноз ОП в 8% случаев, могут лишь описывать рентгенограммы и давать заключение о наличии патологических изменений и компрессионных переломов, после чего необходима обязательная консультация клинициста. Возможно, что столь высокий процент установления диагноза ОП врачами-рентгенологами связан с тем, что данные получены по результатам опроса больных ОП, не имеющих медицинского образования, которые, вероятно, не видят разницы между верифицированным диагнозом и заключением рентгенолога.

Аналогичные данные получены в результате анкетирования врачей МО, проведенного в 2006—2008 гг.: ведением больных ОП в рамках своей основной деятельности занимаются 89,3% эндокринологов, 85,7% ревматологов, 60% неврологов и практически не занимаются врачи первичного звена [13]. При этом именно эндокринолог в МО является основным специалистом, консультацию которого врачи рекомендуют больным для верификации диагноза ОП и назначения терапии; эндокринологи также обеспечивают самый большой поток пациентов на денситометрическое исследование [13]. В странах Европы и США врачи общей практики и семейные врачи выявляют лиц с факторами риска ОП, направляют на консультацию врача-специалиста для проведения специфических обследований и наблюдают больных, получающих антиостеопоротическую терапию. В России сейчас также прослеживается тенденция к расширению сферы деятельности терапевтов и семейных врачей в этом направлении; в частности, рекомендуется реализовывать долгосрочное лечение ОП, но при этом диагностику и выбор схемы лечения осуществляют «узкие» специалисты — ревматологи, эндокринологи и другие (приказ МЗиСР РФ от 4 мая 2010 г. №315н: «Врачами-терапевтами участковыми, врачами общей практики (семейными врачами) осуществляется лечение больных, страдающих первичным ОП (постменопаузальный и сенильный), получающих терапию по рекомендации врача-специалиста)».

Обращает на себя внимание, что в МО ведением больных с установленным диагнозом постменопаузального ОП, получающих антирезорбтивную терапию, практически не занимаются терапевты, врачи общей практики и семейные врачи, что с учетом рекомендации МЗиСР РФ, требует коррекции. В частности, планируется продолжить проводить на базе кафедры эндокринологии ФУВ МОНИКИ циклы/школы обучения врачей первичного звена по диагностике и лечению ОП.

Как показывают результаты настоящего исследования, верификация диагноза ОП с помощью двухэнергетической рентгеновской денситометрии осуществляется преимущественно в Москве (в ЛПУ или в МОНИКИ), что связано с отсутствием в районных медицинских учреждениях МО костных денситометров. Таким образом, оптимизация ранней диагностики постменопаузального ОП невозможна без широкого внедрения скрининговых программ по выявлению групп высокого риска переломов, обеспечения доступного денситометрического обследования женщин в постменопаузе с факторами риска переломов и повышения квалификации по ОП терапевтов и семейных врачей. Эти меры будут важным вкладом в экономику здравоохранения МО (за счет снижения затрат на лечение и реабилитацию больных с остеопоротическими переломами) и увеличат качество и продолжительность жизни пациенток с постменопаузальным ОП.

Заключение

По данным анкетирования больных постменопаузальным ОП в МО, 57,4% из них впервые по поводу ОП обращаются к эндокринологу, и значительно реже — к ортопеду-травматологу (19,7%), ревматологу (13,1%) и неврологу (4,9%). Именно эндокринологи в МО чаще всего направляют пациенток на костную денситометрию (в 79%) и в итоге устанавливают диагноз постменопаузального ОП (в 70%). Хотя большей части пациенток для подтверждения диагноза ОП приходилось обращаться только к двум (38% респондентов), трем (30%) или одному (28%) врачу, от времени первого обращения к специалисту до установления диагноза ОП проходит в большинстве случаев до 1 года (39%). В оказании медицинской помощи больным ОП необходимо повышать роль врачей первичного звена, которые в настоящее время ведением больных ОП в МО практически не занимаются. Для улучшения качества и минимизации времени от первого обращения к врачу до установления диагноза постменопаузального ОП необходимо проводить циклы/школы обучения врачей первичного звена по диагностике и лечению ОП. Верификация диагноза ОП с помощью двухэнергетической рентгеновской денситометрии осуществляется преимущественно в ЛПУ Москвы (73%) или в МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского (17%), что связано с отсутствием в районных медицинских учреждениях МО костных денситометров. В МО в настоящее время функционирует только 3 стационарных рентгеновских денситометра, и, если принять за стандарт европейские нормативы (11 приборов на 1 млн населения), для обеспечения качественной своевременной диагностики ОП в регионе с численностью населения более 7 млн этого крайне недостаточно.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования: А.В. Древаль, Л.А. Марченкова.

Сбор и обработка материала: Е.А. Григорьева.

Статистическая обработка данных: Е.А. Григорьева.

Написание текста: Е.А. Григорьева, Л.А. Марченкова.

Редактирование: А.В. Древаль, Л.А. Марченкова.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail