Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Поборский А.Н.

Медицинский институт ГБОУ ВПО «Сургутский государственный университет ХМАО—Югры», МБУЗ «Клиническая городская больница №1», Сургут

Дрожжин Е.В.

Медицинский институт БУ ВО «Сургутский государственный университет», Сургут, Россия

Понамарев Н.И.

Медицинский институт ГБОУ ВПО «Сургутский государственный университет ХМАО—Югры», МБУЗ «Клиническая городская больница №1», Сургут

Асутаев Ш.Д.

Медицинский институт ГБОУ ВПО «Сургутский государственный университет ХМАО—Югры», МБУЗ «Клиническая городская больница №1», Сургут

Характеристики качества жизни при оценке результатов лапароскопической паховой герниопластики

Авторы:

Поборский А.Н., Дрожжин Е.В., Понамарев Н.И., Асутаев Ш.Д.

Подробнее об авторах

Журнал: Эндоскопическая хирургия. 2018;24(4): 49‑53

Просмотров: 354

Загрузок: 12

Как цитировать:

Поборский А.Н., Дрожжин Е.В., Понамарев Н.И., Асутаев Ш.Д. Характеристики качества жизни при оценке результатов лапароскопической паховой герниопластики. Эндоскопическая хирургия. 2018;24(4):49‑53.
Poborskiy AN, Drozhzhin EV, Ponamarev NI, Asutaev ShD. Assessment of quality of life after laparoscopic inguinal hernioplasty. Endoscopic Surgery. 2018;24(4):49‑53. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/endoskop20182404149

?>

Операции по поводу паховых грыж продолжают оставаться одними из наиболее частых вмешательств в хирургических стационарах. Многие авторы отмечают, что результаты лечения больных паховыми грыжами в последние годы значительно улучшились — снизилась частота осложнений, уменьшилось количество рецидивов [1—6]. Это прежде всего связано с широким внедрением в практику ненатяжных, протезирующих методик пластики пахового канала. Несмотря на более сложные требования, именно эндовидеоскопические способы лечения паховых грыж (трансабдоминальная предбрюшинная герниопластика — ТАПП и тотальная экстраперитонеальная герниопластика — ТЭП), патогенетически обоснованные, обеспечивающие хороший доступ и визуализацию анатомических структур пахового канала, позволяют произвести герниопластику с минимальной травматизацией и наибольшей эффективностью и постепенно занимают лидирующие позиции [1—5]. В различных руководствах и отдельных работах указывается, что оба метода приемлемы для лечения паховой грыжи, однако отмечается, что недостаточно данных, позволяющих сделать вывод о преимуществах того или другого метода по многим критериям, и в частности по качеству жизни пациентов как в ближайшие, так и в отдаленные периоды после вмешательства [3—7].

Несомненно, что разработке и внедрению эффективных высокотехнологичных вмешательств должны сопутствовать быстрое выздоровление пациента и повышение качества его жизни. Традиционно критериями оценки эффективности выполненного лечения являются физикальные и клинико-лабораторные показатели, которые, к сожалению, часто не отражают самочувствия самого больного и его поведения в повседневной жизни, психологических особенностей и социальных проблем [8, 9]. Именно оценка пациентом своего самочувствия, основанная на субъективном восприятии, является одним из важнейших критериев эффективности проведенного лечения и отражает качество оказанной медицинской помощи [7—9].

Исходя из изложенного целью настоящей работы стало изучение в сравнительном аспекте параметров качества жизни пациентов после пластики паховых грыж с применением эндоскопических методов.

Материал и методы

В работе проанализированы показатели 41 пациента (все — мужчины), которым были выполнены в плановом порядке видеоэндоскопические вмешательства по поводу первичных односторонних неосложненных паховых грыж в хирургическом отделении Сургутской городской клинической больницы в 2015—2016 гг. Медиана возраста составила 60 (40; 63,5) лет. Медиана длительности грыженосительства — 18 (6,5; 24) мес. ТЭП была выполнена у 16 (39%) пациентов, ТАПП — у 25 (61%) при II и IIIa типе паховой грыжи (по классификации L. Nyhus). В качестве сетчатого имплантата использовалась частично рассасывающаяся облегченная монофиламентная сетка ULTRAPRO («ETHICON Johnson & Johnson», США). Оперативное лечение выполнялось под общей анестезией с искусственной вентиляцией легких.

Качество жизни пациентов оценивалось с помощью русской версии международного опросника EuroQol Index (EQ-5D) [8, 9]. Опросник состоит из двух частей. Первая, базовая часть на момент заполнения позволяет оценить состояние здоровья по 5 компонентам: 1) подвижность; 2) самообслуживание; 3) активность в повседневной жизни; 4) боль/дискомфорт; 5) тревога/депрессия. Шкала оценки каждого компонента имеет 3 уровня: 1-й — нет нарушений; 2-й — умеренные нарушения; 3-й — выраженные нарушения. На основании оценки выраженности нарушений по 5 шкалам определяется индивидуальный индекс здоровья (EQ-5D-индекс). Вторая часть опросника — визуально-аналоговая шкала (ВАШ, «термометр здоровья»), представляющая из себя градуированную линейку, на которой 0 баллов означает самое плохое, а 100 баллов — самое хорошее состояние здоровья. Пациент делает отметку на той части «термометра», которая отражает его качество жизни на момент заполнения опросника. Интенсивность болевого синдрома в послеоперационном периоде определялась с помощью 10-балльной ВАШ: 0 баллов — боль отсутствует; менее 3 баллов — легкая (незначительная) боль; 3—4 балла — умеренная боль; 5—6 баллов — средняя боль; 7—8 баллов — сильная боль; более 8 баллов — нестерпимая боль [10]. Сбор данных проводили методом анкетирования пациентов в 1-й и 3-й день после операции. Отдаленные результаты оценивали через 12 мес после операции.

Статистическая обработка полученных данных выполнялась с помощью пакета компьютерных программ Statistica 6.0. Проверка типа распределения данных с помощью критерия Шапиро—Уилка выявила его отличие от нормального. В силу этого статистическая обработка результатов проводилась непараметрическими методами. Сравнение двух независимых выборок проводили с использованием U-критерия Манна—Уитни. Для оценки статистической значимости изменений параметра при проведении повторных исследований использовали критерий Уилкоксона. В качестве параметров распределения в описании данных использовались значения медианы, 25-й и 75-й процентили (верхняя и нижняя квартили). Критический уровень значимости при проверке статистических гипотез принимали равным 0,05.

Результаты и обсуждение

Оценка эффективности проведенного лечения показала отсутствие рецидивов заболевания в течение анализируемого периода. Осложнения после лапароскопических герниопластик были немногочисленны (серома у 1 пациента после ТАПП и у 1 — после ТЭП, гематома у 1 прооперированного методом ТАПП), не требовали дополнительных вмешательств и разрешались самостоятельно, не приводя к инфицированию или нагноению раны. У всех пациентов были сопутствующие заболевания: сердечно-сосудистые (16 (39%) пациентов), желудочно-кишечные (15 (37%) пациентов), заболевания дыхательной системы (10 (24%) пациентов), сахарный диабет (6 (15%) пациентов). У 12 (29%) пациентов имела место повышенная масса тела, а у 5 (12%) — ожирение I степени.

Оценка качества жизни в первый день после операции показала, что пациенты на момент опроса имели жалобы вне зависимости от применявшегося оперативного метода. Как видно из табл. 1, все

Таблица 1. Значения медиан, верхних и нижних квартилей для показателей качества жизни пациентов после герниопластики методами ТАПП и ТЭП Примечание. Здесь и в табл. 2: расположение значений в ячейке — в числителе значения показателей прооперированных методом ТАПП (n=25), в знаменателе — методом ТЭП (n=16). * — различия между показателями пациентов прооперированных методами ТАПП и ТЭП в исследуемый период статистически значимы при р<0,05 (критерий Манна—Уитни); # — различия с показателем в предшествующий период статистически значимы при р<0,05 (критерий Уилкоксона).
перенесшие ТАПП и ТЭП в равной степени отмечали по шкалам опросника EQ-5D ограничение передвижения и самообслуживания, невозможность выполнять в полном объеме повседневные дела.

Один из ключевых показателей — боль и дискомфорт в области операции, явившиеся основной причиной ограничения передвижения и самообслуживания, отмечены всеми обследуемыми как выраженные. Обращала на себя внимание разная интенсивность послеоперационного болевого синдрома в 1-е сутки после ТАПП и ТЭП по ВАШ.

Лучше переносили боль, оценивая ее как умеренную, пациенты после ТЭП (табл. 2).

Таблица 2. Значение медиан, верхних и нижних квартилей показателей выраженности, болевого синдрома после герниопластики методами ТАПП и ТЭП
В то же время прооперированные методом ТАПП характеризовали боль как сильную. Все пациенты отмечали умеренные нарушения по шкале «тревога/депрессия» (см. табл. 1). Значения EQ-5D-индекса и показателя качества жизни по шкале-«термометру» в исследуемых группах были низкие. Однако статистически значимые лучшие показатели качества жизни на этом этапе отмечены в группе пациентов, перенесших ТЭП (см. табл. 1).

На 3-и сутки после операции все пациенты независимо от метода оперативного вмешательства давали более позитивную оценку качества жизни, связанного со здоровьем. При сохранении некоторых ограничений в передвижении и выполнении повседневных дел они указывали на отсутствие ограничения самообслуживания в этот период (см. табл. 1). Показатель боли и дискомфорта, имевших выраженный характер в 1-й день после операции и оказывающих существенное влияние на активность пациентов и восприятие ими своего состояния, к 3-м суткам снижался (см. табл. 1). Однако, как видно из табл. 2, после ТАПП болевой синдром оставался более выраженным, чем после ТЭП. В первом случае к 3-м суткам боль характеризовалась как умеренная, а во втором — незначительная. Именно жалобы на сохраняющиеся боль и дискомфорт в области оперативного вмешательства были причиной более длительного пребывания в стационаре пациентов, перенесших ТАПП, по сравнению с перенесшими ТЭП (медиана продолжительности стационарного лечения 4 (4; 5) и 3 (3; 4) дня соответственно). Показатель по шкале «тревога/депрессия» у пациентов как после ТАПП, так и после ТЭП указывал на сохранение небольшого чувства тревоги (см. табл. 1). Индекс EQ-5D «термометра» имел тенденцию к повышению у всех пациентов, отражая улучшение качества жизни на данном этапе. Причем у оперированных методом ТЭП индекс имел более высокие значения (см. табл. 1).

При анализе данных опросника EQ-5D через 12 мес после оперативного лечения выявлено восстановление показателей качества жизни у всех обследуемых независимо от использованного метода герниопластики. Пациенты позитивно оценивали состояние по всем шкалам опросника за исключением показателей «активность в повседневной жизни» и «тревога/депрессия» (см. табл. 1). Болевой синдром, определяемый по ВАШ, и дискомфорт в области оперативного вмешательства в этот период отсутствовали (см. табл. 1, 2). EQ-5D-индекс и оценка качества жизни по шкале-«термометру», возросли относительно предшествующей точки исследования (3-я неделя) и были сопоставимы у прооперированных методами ТЭП и ТАПП. Однако увеличиваясь, они не достигали максимальных величин (см. табл. 1).

Заключение

Проведенное исследование показало незначительность, немногочисленность осложнений и отсутствие рецидивов заболевания после проведенных герниопластик. В то же время в раннем послеоперационном периоде (1-й и 3-й день после операции) разную выраженность проблем со здоровьем, согласно опроснику EQ-5D, имели все пациенты. Наличие боли в 1-й послеоперационный день сопровождалось ограничением подвижности, самообслуживания, невозможностью выполнения повседневных дел, выражалось в низкой оценке состояния пациентами своего здоровья в этот период. Болевой синдром у прооперированных методом ТАПП был более значительным, что, возможно, связано с известными особенностями проведения данного типа герниопластики и обусловлено рассечением париетальной брюшины [1, 4, 6]. Уже к 3-м суткам интенсивность боли снижалась до умеренной и легкой. EQ-5D-индекс, являющийся интегральным показателем опросника, и параметры шкалы-«термометра» EQ-5D у пациентов, перенесших ТАПП, также были ниже, чем у пациентов после ТЭП, отражая, таким образом, более высокую субъективную оценку качества жизни последними. Через 12 мес показатели опросника свидетельствовали о повышении качества жизни в равной степени у прооперированных методами ТАПП и ТЭП. В то же время эти показатели не достигали максимальных значений. При исследовании причин неполного восстановления выяснилось, что они обусловлены не оперативным лечением, а сопутствующими заболеваниями, имевшимися у пациентов.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Сведения об авторах

Поборский Александр Николаевич — д.м.н., проф., медицинский институт БУ ВО «Сургутский государственный университет»; e-mail: poborsky@mail.ru; https://orcid.org/0000-0001-7604-3371

Дрожжин Евгений Васильевич — д.м.н., проф., заведующий кафедрой факультетской хирургии медицинского института БУ ВО «Сургутский государственный университет»

Понамарев Николай Ильич — заместитель главного врача по медицинской части БУ ХМАО-Югры «Сургутская городская клиническая больница»

Асутаев Шариф Джамалович — аспирант кафедры факультетской хирургии медицинского института БУ ВО «Сургутский государственный университет», врач-хирург БУ ХМАО-Югры «Сургутская городская клиническая больница»

*e-mail: poborsky@mail.ru; https://orcid.org/0000-0001-7604-3371

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail