Тылец В.Г.

ГБОУ ВО «Ставропольский государственный педагогический институт», Долина Роз ул., 7, Ессентуки, Ставропольский край, Россия, 357600

Краснянская Т.М.

ГБОУ ВО «Ставропольский государственный педагогический институт», Долина Роз ул., 7, Ессентуки, Ставропольский край, Россия, 357600

Иохвидов В.В.

ГБОУ ВО «Ставропольский государственный педагогический институт», Ессентуки, Ставропольский край, Россия

Персональная концепция курортного оздоровления в рефлексивной проекции субъекта безопасности

Журнал: Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2019;96(4): 36-48

Просмотров : 624

Загрузок : 2

Как цитировать

Тылец В. Г., Краснянская Т. М., Иохвидов В. В. Персональная концепция курортного оздоровления в рефлексивной проекции субъекта безопасности. Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2019;96(4):36-48. https://doi.org/10.17116/kurort20199604136

Авторы:

Тылец В.Г.

ГБОУ ВО «Ставропольский государственный педагогический институт», Долина Роз ул., 7, Ессентуки, Ставропольский край, Россия, 357600

Все авторы (3)

a:2:{s:4:"TEXT";s:71762:"

Обоснование

Практика санаторного оздоровления на курортах Кавказских Минеральных Вод, традиционно сохраняющая достаточно высокую востребованность, в настоящее время столкнулась с рядом вызовов. Размыванию потока отдыхающих, вероятно, способствуют появление и интенсивное развитие новых курортных центров в стране в сочетании со значительным возрастанием возможности персонального и семейного оздоровления за рубежом. Практика показывает, что при этом санаторные комплексы Кавказских Минеральных Вод не всегда выигрывают по качеству и стоимости предоставляемых услуг, что оказывает влияние на субъектный выбор в соответствующей сфере. Свой вклад в формирование неблагоприятного мнения по данному вопросу вносят, судя по откликам отдыхающих в средствах массовой информации, сохраняющиеся проблемы в развитии инфраструктуры и достижении мирового уровня обустройства городов-курортов. Снижение популярности старейшего в стране курортного региона в какой-то степени определяет, по тем же источникам, его расположение: непосредственная близость территорий, все еще достаточно нестабильных по криминологическим и террористическим показателям, приводит к искажению представлений потенциальных клиентов в отношении возможности безопасного курортного оздоровления. Между тем безопасность относится к базовым потребностям человека, и осознание ее отсутствия зачастую нивелирует значимость других субъектных потребностей [1]. Это актуально в отношении не только трудовой деятельности, но и практики отдыха и оздоровления [2].

Как следствие всего названного, сеть ведомственных и частных санаториев, других заведений региона, нацеленных на принятие отдыхающих, ощущает снижение их потока, пока не существенное, но заставляющее задуматься о перспективах воспроизводства успешности соответствующей сферы деятельности. Требуется построение системы действий по поддержанию среди населения страны востребованности отечественных курортов в целом и курортов Кавказских Минеральных Вод в частности, в том числе с учетом способствующих этому, но мало на сегодняшний день осмысленных психологических факторов.

Проблема тем более актуальна, что исследования подобного рода продолжают сохранять свою единичность. Большинство работ по курортологии справедливо концентрируется на решении медицинских вопросов, ориентированных на повышение качества лечения и оздоровления извне, через оказание квалифицированных услуг со стороны специалистов курортной сферы. Определенным их недостатком может рассматриваться то, что клиент зачастую представляется авторами достаточно простым объектом медицинского воздействия, приносящего или не приносящего ожидаемый эффект. За рамками научного понимания при этом остается внутренний мир субъекта курортного оздоровления, который формирует принятие решения по организации соответствующей стороны собственной жизни и своей избирательностью определяет в конечном счете успешность не только своего восстановления [3, 4], но и развития рассматриваемой отрасли. Игнорирование психологической составляющей негативно отражается на действенности введения в отрасли организационных, экономических и иных инноваций.

Исходным моментом для разработки нашего исследования выступило признание того, что самосознание субъекта включает представления, желания, устремления, интересы, установки, ценности и другие феномены внутреннего мира, образующие персональную концепцию организации им курортного оздоровления. Определяющую роль в структурно-содержательной организации этих элементов самосознания может играть рефлексия субъектом мер безопасности курортного отдыха и лечения, так как безопасность основана на базовой потребности че-ловека, приоритетно определяющей выбор им условий многих сфер жизнедеятельности, не исключая и сферу оздоровления [5]. Рефлексия субъектом мер безопасности на курорте может являться фактором, управляющим предметно-ориентированными структурами его самосознания и придающим им структурно-содержательную сложность и вариативность в форме персональной концепции курортного оздоровления.

Цель исследования — выявить структурно-содержательные и функциональные особенности персональной концепции субъекта курортного оздоровления, детерминированной рефлексией им мер без-опасности на курорте.

Достижение цели исследования потребовало решения следующих задач:

1) реализации структурно-содержательного моделирования персональной концепции курортного оздоровления у субъекта безопасности;

2) детализации функциональной стороны этой концепции;

3) выявления возможностей использования персональных концепций для интерпретации вариативности курортного выбора субъекта оздоровления.

Методы

Исследование проведено в транспортных узлах (железнодорожные вокзалы, аэропорт) региона Кавказских Минеральных Вод.

Обследование реализовано на субъектах, выбравших в качестве мест оздоровительного отдыха отечественные курорты Кавказских Минеральных Вод или зарубежные курорты. В число первых вошли субъекты, прибывшие в зоны отдыха Ессентуки, Кисловодск и Железноводск, вторых — субъекты, находящиеся в зонах транспортировки в курортные регионы Турции, Туниса, Болгарии, Чехии, Франции.

В исследовании приняли участие 200 человек. Критерием формирования из всего массива задействованных испытуемых 2 основных выборок выступил выбор ими местом отдыха отечественных (выборка 1, n1=100) или зарубежных (выборка 2, n2=100) курортов.

Основными критериями включения участников в исследование явились: 1) принадлежность к соотечественникам, подразумевающая владение русским языком и обладание соответствующей ментальностью; 2) выбор зарубежных или отечественных курортов в оздоровительных целях; 3) добровольное согласие на участие в процедуре обследования.

Критерием невключения в исследование явилось субъектное признание вынужденности (обусловленности выбора внешними факторами, например необходимостью сопровождать референтное лицо, финансовые мотиваторы) приезда в соответствующий курортный регион.

Критерием исключения из исследования явился отказ от полного заполнения анкеты.

Критерием формирования из всего состава испытуемых трех вспомогательных выборок явился тип реализуемых ими курортных планов, выявленных по результатам выбора субъектами, сделанного в третьем пункте анкетирования: случайный (выборка A, na=56), ориентировочно-поисковый (выборка B, nb=79) и постоянный (выборка C, nc=65).

При формировании выборки контролю подлежали пол и возраст испытуемых.

Исследованная выборка включала в свой состав 96 мужчин и 104 женщины (в выборке 1 — по 50 человек, в выборке 2 — 46 и 54 человека соответственно). Высокая сбалансированность выборки по показателю половой принадлежности позволяет нивелировать ее действие на оценочные ответы испытуемых, что способствуют росту внутренней валидности исследования.

Возрастной параметр испытуемых характеризуется интервалом от 30 до 45 лет (средний возраст субъектов выборки 1 — 41,4 года, выборки 2 — 39,2 года). Зрелость мировоззренческих структур субъектов в сочетании с материальной стабильностью, достигаемая обычно к обозначенному возрасту, позволяет предполагать обладание ими определенным опытом оздоровления на курорте, что повышает уровень операциональной валидности исследования. Обозначенный возраст связан с наибольшей социальной активностью во всех сферах жизни (включая курортную сферу), что делает их выбор благоприятным для уровня внешней валидности исследования.

Методами сбора информации выступили неструктурированная беседа, экспертная оценка, анкетирование.

Получение ориентировочной информации о содержательных и функциональных особенностях персональных концепций курортного оздоровления на подготовительном этапе исследования осуществлялось в рамках неструктурированных бесед с соответствующими субъектами. При этом респонденты вербально поощрялись к высказываниям, раскрывающим приоритетные для них аспекты мер безопасности в период курортного времяпрепровождения. Регистрации подлежали речевые единицы, содержащие субъектные приоритеты курортного оздоровления.

Метод экспертной оценки позволил на материале ориентировочного сбора исходных данных выявить смысловые концепты и элементы персональной концепции субъектов курортного оздоровления, выступившие далее прототипами пунктов экспресс-анкеты для ее направленного изучения. По итогам работы группы специалистов (n=5, требования к участникам — профессиональные психологи, опыт проведения контент-анализа) базовыми концептами рассматриваемого феномена зафиксированы такие его составляющие, как личностные ожидания от отдыха на курорте и предпосылки субъектного доверия к отдыху на курорте. Каждому концепту был поставлен в соответствие раскрывающий их массив дескрипторов. Их массивы сформировались из элементов речевых высказываний испытуемых, вычлененных экспертами на этапе индивидуальной работы и оказавшихся в списках каждого из них на этапе сопоставления в ходе группового взаимодействия экспертов.

Зафиксированные экспертами смысловые концепты и соответствующие им дескрипторы определили построение двух основных заданий экспресс-анкеты. На их формулировку повлиял вывод экспертов о зависимости концепта «предпосылки субъ-ектного доверия к отдыху на курорте» от субъектной рефлексии безопасности на курорте.

Анализ экспертами первичного эмпирического материала позволил также выявить 3 основных подхода субъектов оздоровления к планированию отдыха на курорте: устойчиво повторяемый; целенаправленно сориентированный на поиск наиболее приемлемого варианта курортного отдыха; случайный. Тип курортного планирования был проинтерпретирован в качестве значимого параметра самосознания субъектов оздоровления, связанного с вариативностью их персональных концепций. Для его выявления у испытуемых был введен третий пункт анкеты.

Таким образом, подготовленная анкета состояла из двух основных пунктов на оценку и одного дополнительного пункта на выбор.

Первый пункт анкеты позволял зафиксировать уровень субъектной приоритетности выявленных на подготовительном этапе исследования мотиваторов курортного времяпрепровождения (целевой компонент персональной концепции субъекта курортного выбора). Испытуемым предлагалось оценить с использованием 10-балльной шкалы значимость (1 — минимальная, 10 — максимальная) получения ими в период отдыха средового обновления, психической нормализации, соматического оздоровления, бытовой налаженности, проблемной отстраненности, предсказуемости рекреационных услуг, физической защищенности, внешнего совершенствования, снижения поведенческой активности, свободы действий, событийного разнообразия, раскрытия в себе новых ракурсов.

Второй пункт анкеты способствовал выявлению субъектных оценок влияния курортных условий на чувство безопасности в период отдыха (организационный компонент рассматриваемой персональной концепции). Для этого испытуемых просили оценить по 10-балльной шкале (1 — совершенно не влияет, 10 — вносит решающий вклад) то, в какой степени различные аспекты функционирования курорта определяют переживание ими безопасности в период отдыха. В список оцениваемых параметров вошли комфортное размещение, качественное питание, убе-дительность системы безопасности, экологическая чистота, эстетизм территории, анимационное разнообразие, близость природных факторов рекреации, сервисное качество, доступность спортивных зон, высококлассный сопровождающий персонал, познавательные возможности, потенциал самоорганизации свободного времени.

Третий пункт анкеты предназначался для определения приоритетного для субъектов типа планирования курортного оздоровления. В рамках решения этой задачи от них требовалось из трех вариантов курортных планов выбрать наиболее адекватный для себя: случайный (без намерения дальнейшего повторения), ориентировочно-поисковый (разовый, содержащий выбор по некоторой системе с перспективой улучшения оздоровительного отдыха) и постоянный (устойчиво воспроизводимый).

Промежуточным результатом выполнения экспресс-анкет явилось получение по выборкам индивидуальных массивов числовых последовательностей, группируемых по разным основаниям в сводные матрицы для последующей статистической обработки, а также дифференцирующей информации по типу применяемых субъектами курортных планов.

Исследование выполнено в течение 2017—2018 гг.

Статья не содержит материалов, противоречащих этическим принципам организации, проведения, обработки и представления результатов исследования на человеке (протокол № 1 от 02.07.18 заседания этической комиссии научного отдела филиала Ставропольского государственного педагогического института в г. Ессентуки).

Обработка эмпирических данных включала проведение серии математико-статистических и аналитико-интерпретационных операций. Для анализа массивов данных использовались критерий φ* (угловое преобразование Фишера), t-критерий Стьюдента, кластерный и корреляционный методы анализа. Количественные данные представлены в виде целых величин, сведенных в двухмерные матрицы: 1) матрицы оценок при случайном типе курортного планирования 24×56 (A); 2) матрицы оценок при ориентировочно-поисковом типе курортного планирования 24×79 (B); 3) матрицы оценок при постоянном типе планирования 24×65 ©. Для повышения достоверности вычислений использовали пакет статистических программ Statistica 6.0 («StatSoft Inc.», 1984—2000, США).

Результаты

Первый этап анализа числовых массивов эмпирических данных состоял в установлении структур целевого и организационного компонентов курортного выбора отдыхающих с использованием процедуры кластерного анализа суммарных (объединяющих результаты двух выборок) матриц 12×200 оценок шкал соответственно по первому и второму пунктам анкеты.

Обработка данных суммарной матрицы, А (оценок субъектами оздоровления на зарубежных и отечественных курортах элементов первого пункта анкеты) привела к установлению трехблочной структуры целевого компонента курортного выбора (рис. 1).

Рис. 1. Кластерное дерево структуры целевого компонента персональной концепции субъектов курортного оздоровления. А1 — средовое обновление; А2 — психическая нормализация; А3 — соматическое оздоровление; А4 — бытовая налаженность; А5 — проблемная отстраненность; А6 — предсказуемость рекреационных услуг; А7 — физическая защищенность; А8 — внешнее совершенствование; А9 — снижение поведенческой активности; А10 — свобода действий; А11 — событийное разнообразие; А12 — раскрытие в себе новых ракурсов.

Блокам целевого компонента персональных концепций субъектов курортного оздоровления по результатам анализа содержания их элементов были присвоены названия: восстановление (психическая нормализация, соматическое оздоровление, снижение пове-денческой активности), качество проживания (физическая защищенность, предсказуемость рекреационных услуг, бытовая налаженность, проблемная отстраненность), возможности (свобода действий, внешнее совершенствование, средовое обновление, событийное разнообразие, раскрытие в себе новых ракурсов).

Содержательный анализ блоков рассматриваемого концепта выявляет статическую природу первых двух из них (образованы 7 (58,33%) из 12 дескрипторов) и динамическую природу третьего блока (включает 5 (41,67%) из 12 дескрипторов). Сопоставление двух выборок по методу углового преобразования Фишера не выявило между их значениями статистически значимых различий (φ*эмп=0,818, φ*0,05=1,64, φ*0,01=2,31).

Анализ распределения оценок, выставленных субъектами курортного оздоровления по второму блоку анкеты, выявил преобладание среди них высоких числовых значений вне зависимости от места расположения выбранного курорта. Более 5 баллов получили 996 (83,00%) из 1200 оценок субъектов, отдыхающих на Кавказских Минеральных Водах, и 912 (76,00%) из 1200 оценок субъектов, отдыхающих на зарубежных курортах.

Обработка кластерным методом данных суммарной матрицы P (оценки второго пункта анкеты испытуемыми, отдыхающими на зарубежных и отечественных курортах) показала, что организационные предпосылки переживания безопасности курортного отдыха в сознании субъектов представлены двумя основными блоками, каждый из которых в свою очередь состоит из двух смысловых частей (рис. 2).

Рис. 2. Кластерное дерево структуры организационного компонента персональной концепции субъектов курортного оздоровления. P1 — комфортное размещение; P2 — качественное питание; P3 — убедительная система безопасности; P4 — экологическая чистота; P5 — эстетизм территории; P6 — анимационное разнообразие; P7 — близость природных факторов рекреации; P8 — сервисное качество; P9 — доступные спортивные зоны; P10 — высококлассный сопровождающий персонал; P11 — познавательные возможности; P12 — потенциал самоорганизации свободного времени.

Содержательный анализ установленных частей позволил обозначить их следующим образом: базовые (быт — комфортное размещение, близость природных факторов рекреации; сервис — убедительная система безопасности, сервисное качество, высококлассный сопровождающий персонал, качественное питание) и контекстные (контекст быта — эстетизм территории, экологическая чистота, доступные спортивные зоны; контекст сервиса — анимационное разнообразие, познавательные возможности, потенциал самоорганизации свободного времени) требования безопасного отдыха на курорте.

Далее с использованием процедуры корреляционного анализа объединенных матриц оценок субъектов, отдыхающих на отечественных Кавказских Минеральных Водах и зарубежных курортах, устанавливались статистические связи между оценками целевого (А) и организационного (Р) компонентов персональной концепции субъектов курортного оздоровления (табл. 1).

Таблица 1. Матрица интеркорреляций целевого и организационного компонентов персональных концепций субъектов курортного оздоровления (r, p) Примечание. Полужирным шрифтом выделены статистически значимые корреляционные связи составляющих персональной концепции субъектов курортного оздоровления. А1 — средовое обновление; А2 — психическая нормализация; А3 — соматическое оздоровление; А4 — бытовая налаженность; А5 — проблемная отстраненность; А6 — предсказуемость рекреационных услуг; А7 — физическая защищенность; А8 — внешнее совершенствование; А9 — снижение поведенческой активности; А10 — свобода действий; А11 — событийное разнообразие; А12 — раскрытие в себе новых ракурсов. P1 — комфортное размещение; P2 — качественное питание; P3 — убедительная система безопасности; P4 — экологическая чистота; P5 — эстетизм территории; P6 — анимационное разнообразие; P7 — близость природных факторов рекреации; P8 — сервисное качество; P9 — доступные спортивные зоны; P10 — высококлассный сопровождающий персонал; P11 — познавательные возможности; P12 — потенциал самоорганизации свободного времени.

Группировка элементов целевого и организационного компонентов персональной концепции субъектов курортного оздоровления по ранее выделенным блокам и последующий подсчет соответствующих им статистически значимых интеркорреляций выявили неоднородность их распределения (табл. 2).

Таблица 2. Распределение по блокам персональной концепции субъектов курортного оздоровления статистически значимых корреляций к общему количеству корреляционных значений Примечание. Полужирным шрифтом выделены соотношения компонентов с преобладанием доли статистически значимых корреляций по отношению к вычисляемым для этих компонентов корреляциям. n — количество статистически значимых корреляций по соответствующим компонентам; N — общее количество корреляций, полученных по этим компонентам.

Для дальнейших сравнительных операций была использована дифференциация испытуемых по двум основным (по выбору места отдыха — Кавказские Минеральные Воды или зарубежные курорты) и трем вспомогательным (по типу используемого курортного плана) выборкам. В каждой из них вычислены средние значения оценок всех блоков, образующих целевой и организационный компоненты персональной концепции субъекта курортного оздоровления (табл. 3).

Таблица 3. Покомпонентное сравнительное распределение средних оценок субъектами параметров курортного оздоровления

Статистически достоверные различия (p≤0,01) найдены между блоками персональных концепций субъектов, дифференцированных:

1) по месту курортного оздоровления, на Кавказских Минеральных Водах и зарубежных курортах, при df=198, t0,05=1,972, t0,01=2,601 между целевыми компонентами качественного проживания (tэ=2,821), а также организационными компонентами требований к базовому размещению (tэ=2,634) и базовому сервису (tэ=2,692);

2) по типу курортного плана:

— у обладателей случайного и ориентировочно-поискового планов при df=133, t0,05=1,978, t0,01=2,614 между целевыми компонентами получения новых возможностей (tэ=2,939) и организационными компонентами требований к базовому размещению (tэ=2,655);

— у обладателей случайного и постоянного типов курортного планов при df=119, t0,05=1,980, t0,01=2,6217 между целевыми компонентами качественного проживания (tэ=2,792) и организационными компонентами требований к контекстным условиям размещения (tэ=2,683);

— у обладателей ориентировочно-поискового и постоянного плана при df=142, t0,05=1,977, t0,01=2,611 между целевыми компонентами получения новых возможностей (tэ=2,960).

Статистические тенденции к различиям (p≤0,01) найдены между блоками персональных концепций субъектов, дифференцированных по типу курортного плана:

— у обладателей случайного и ориентировочно-поискового планов при df=133, t0,05=1,978, t0,01=2,611 между организационным компонентом требований к контекстным условиям размещения (tэ=2,381);

— у обладателей случайного и постоянного типов курортного плана при df=1190, t0,05=1,980, t0,01=2,617 между организационными компонентами базовых требований к размещению (tэ=2,214) и сервису (tэ=2,053).

Сто шестьдесят два (81,0%) человека, принявшие участие в исследовании, после завершения анкетирования инициативно отметили, что при выборе места оздоровительного отдыха анализировали состояние безопасности на курорте.

Нежелательных последствий медицинского характера в ходе исследования не проявилось.

Обсуждение

Начальный этап проведения исследования показал, что курортное оздоровление на субъектном уровне представлено двумя основными концептами, т. е. смысловыми образованиями, концентрирующими в себе некоторые идеи в отношении оздоровительного отдыха на курорте. Все остальные идеи, высказываемые испытуемыми в отношении соответствующего периода своей жизни, по мнению экспертов, так или иначе связаны с этими концептами. В результате эти два концепта могут рассматриваться как ключевые для персональной концепции субъекта оздоровления на курортах и служить основой ее теоретической модели.

Мотивационные основания выбора субъектами условий курортного оздоровления образуют концепт, обозначенный нами как «личностные ожидания от курортного времяпрепровождения» (см. рис. 1). Основываясь на характеристике тех результатов, которые субъекты предполагают получить по итогам оздоровительного отдыха на том или ином курорте, он образует целевой компонент персональной концепции субъекта курортного оздоровления. Неоднородность концепта по итогам исследования детализирована выделением в его структуре трех блоков, соответствующих наиболее общим целям рассматриваемых субъектов: восстановление, качество проживания и новые возможности. Блок получения восстановления, раскрывающийся на субъектном уровне дескрипторами «психическая нормализация», «соматическое оздоровление» и «снижение поведенческой активности», соответствует оздоровительным ожиданиям субъекта курортного отдыха. Блок качества проживания, образованный дескрипторами «физическая защищенность», «предсказуемость рекреационных услуг», «бытовая налаженность» и «проблемная отстраненность», отражает субъектные ожидания по обретению в период отдыха особого уровня комфорта. Блок новых возможностей, объединяя дескрипторы «свобода действий», «внешнее совершенствование», «средовое обновление», «событийное разнообразие», «раскрытие в себе новых ракурсов», характеризует субъектные ожидания изменений в себе и окружающем мире. Отсутствие статистически значимых различий между численностью первых двух блоков (признанных статичными) и третьего блока (признанного динамичным), позволяет утверждать, что целью курортного оздоровления субъектов является не только пассивный, но и активный отдых.

Содержательные основания субъектного выбора условий курортного оздоровления образуют концепт «Предпосылки субъектного доверия к курортному отдыху» (см. рис. 2). Преобладание по матрицам его оценок высоких баллов подтверждает чувствительность концепта к осознанию субъектами условий безопасности их отдыха на отечественных Кавказских Минеральных Водах и на зарубежных курортах (более 5 баллов соответственно, 83,00 и 76,00%). Включая в себя перечень условий, поддерживающих формирование у субъектов чувства безопасности на курорте, концепт интерпретируется в качестве организационного компонента персональной концепции субъекта курортного оздоровления. Имея двухуровневую структуру, на первом уровне концепт раскрывается первичностью субъектной востребованности условий курортного отдыха (базовые и контекстные блоки), на втором — их материальностью (блоки бытовых и сервисных условий построения курортного отдыха). В результате как базовый, так и контекстный блоки организационного компонента концепции сочетают требования к быту и сервису. В первом случае быт представлен комфортным размещением, близостью природных факторов рекреации, сервис — убедительной системой безопасности, сервисным качеством, высококлассным сопровождающим персоналом, качественным питанием, во втором случае быт предполагает эстетизм территории, экологическую чистоту, доступные спортивные зоны, сервис — анимационное разнообразие, познавательные возможности, потенциал самоорганизации свободного вре-мени. Попадание конструкта «убедительная система безопасности» в блок базовых требований позволяет предполагать, что этот блок в противовес второму вносит основной вклад в формирование субъектного доверия к курортному отдыху.

Выявление статистически значимых связей в интеркорреляционной матрице (см. табл. 1) по двум рассмотренным компонентам персональной концепции субъекта позволяет детализировать функциональную сторону персональной концепции субъекта курортного оздоровления как задающую мотивационную избирательность его курортного выбора. Установлено, что цели восстановления в самосознании субъектов в наибольшей степени связаны с пристрастностью в выборе базовых сервисных условий (41,67%), что объясняется соответствующей им практикой получения высококлассного обслуживания, медицинского сопровождения, качественного питания, защищенности в период отдыха (см. табл. 2). Достаточно обоснованной рассматривается выявленная связь субъектной ориентации на качество проживания в период отдыха с пристрастностью к выбору субъектом базовых (25,00%) и контекстных (33,33%) бытовых условий курорта. Желание удобно, комфортно, безопасно провести время в курортный отрезок жизни сопровождается повышением внимания к комфортности помещения для проживания, шаговой доступности природных факторов рекреации (море, источники минеральной воды, курортный парк), ухоженности и экологической чистоте территории, возможности проведения времени на спортивных площадках. Направленность субъектов выбора места отдыха на получение в курортный период новых возможностей объяснимо сочетается с их повышенным вниманием к основному (45,00%) и дополнительному (26,67%) сервису. Изменение себя внешне и внутренне на уровне самосознания как мотивационный компонент персональной концепции в большей мере сопровождается требованиями получения на курорте разно-образного качественного обслуживания, широкого спектра анимационных мероприятий, удовлетворения познавательного интереса, возможностей инициативной организации свободного времени и при этом защищенности от различного типа угроз (криминальных, террористических, правовых, информационных и др.). Обращает на себя внимание то, что условия базового сервиса имеют больший, чем остальные условия, суммарный «вес» статистически значимых корреляций к их общему количеству (92,92%). Это указывает на то, что они, включая требования к системе безопасности, при построении курортного выбора учитываются в наибольшей степени.

Проведение серии сравнительных операций (см. табл. 3) позволяет сделать вывод о различиях в персональных концепциях субъектов, обладающих разной направленностью на место курортного оздоровления и использующих разные подходы к его планированию.

Согласно полученным результатам, субъекты, мотивированные оздоровлением на зарубежных курортах, в отличие от субъектов, предпочитающих курорты Кавказских Минеральных Вод, ориентируются на большую привлекательность качественного проживания (8,67 в противовес 5,68) и возможность удовлетворить свои требования к базовому размещению (9,12 в противовес 7,55) и сервису (9,26 в противовес 7,12). Предпочтение курортов Кавказских Минеральных Вод в отличие от зарубежных курортов сопровождается незначительным со статистической точки зрения повышением мотивированности к восстановлению (8,82 в противовес 7,43). В результате можно предполагать, что субъектный выбор зарубежных курортов в большей мере определяется сформировавшейся на уровне персональной концепции уверенностью в преимуществах их комфортности и сервисной обеспеченности, а отечественных курортов — в бальнеологическом потенциале. Полученный вывод в целом не противоречит информационным потокам, характеризующим организацию курортной практики на Кавказских Минеральных Водах и за рубежом.

Более многочисленные различия выделены между субъектами, использующими разные типы курортного плана. Обладатели случайных планов отличаются от остальных общим снижением уровня оценочных суждений по всем компонентам персо-нальной концепции субъекта курортного оздоровления, что рассматривается подтверждением отсутствия у них четких целей и требований к своему отдыху. По сравнению с ними обладатели ориентировочно-поисковых планов больше мотивируются получением новых возможностей (8,76) в условиях высокого уровня базовых (9,18) и контекстных (9,16) требований к размещению на курорте, а обладатели постоянных планов — комфортным восстановлением на курорте (9,06) с привычными условиями базового размещения (8,96) и сервиса (9,12), а также курортного окружения (9,36). Обладатели курортных ориентировочно-поисковых планов существенно отличаются от субъектов постоянных планов повышением мотивированности на получение новых возможностей (8,76 в противовес 5,88), уступая им, хотя и статистически незначительно, в стремлении к восстановлению (7,73 в противовес 9,06) и качественному проживанию (7,09 в противовес 8,47). Обоснованность выявленных приоритетов связывается с тем, что поисковая деятельность всегда мотивируется расширением возможностей со снижением требовательности к условиям нахождения, что ассоциируется с ранее не посещаемыми зарубежными курортами, а воспроизводящая — гарантированным получением ожидаемого результата, в данном случае восстановлением в хорошо прогнозируемых условиях проживания, что достигается на традиционных курортах Кавказских Минеральных Вод.

Итак, проведенное исследование показало, что рефлексия безопасности выступает фактором систематизации субъектных потребностей, желаний, устрем-лений и интересов в форме сложноорганизованной и вариативной персональной концепции субъекта курортного оздоровления как основы построения им выбора в соответствующей сфере. Оно не ориентировалось на выявление значимости рефлексии безопасности в ряду других предметных рефлексий, вовлекаемых в построение рассматриваемой персональной концепции.

Было установлено, что рефлексия безопасности задает сложноорганизованную персональную концепцию субъекта курортного оздоровления, объединяющую целевой и организационный компоненты. Целевой компонент концепции в качестве основных мотиваторов курортного выбора определяет потребность субъекта в восстановлении (психическая нормализация, соматическое оздоровление, снижение поведенческой активности), комфортном обустройстве (физическая защищенность, предсказуемость рекреационных услуг, бытовая налаженность, проблемная отстраненность) и получении новых возможностей (свобода действий, внешнее совершенствование, средовое обновление, событийное разнообразие, раскрытие в себе новых ракурсов). Организационный компонент концепции представлен основными и дополнительными требованиями к состоянию быта (комфортное размещение, близость природных факторов рекреации, эстетизм территории, экологическая чистота, доступные спортивные зоны) и сервисной обеспеченности (убедительная система безопасности, сервисное качество, высококлассный сопровождающий персонал, качественное питание, анимационное разнообразие, познавательные возможности, потенциал самоорганизации свободного времени) безопасного отдыха на курорте. Персональная концепция субъекта курортного оздоровления задает мотивационную избирательность выбора им курортных условий: цель восстановления в наибольшей степени связана с заинтересованностью в сервисных (основных) условиях; цель качественного проживания — в бытовых (основных и дополнительных) условиях, получение новых возможностей — в сервисе (основном и дополнительном) на курорте. Вариативность курортного выбора сопровождается различиями в персональных концепциях субъектов оздоровления: зарубежные курорты привлекательны комфортными условиями и качественным сервисом, отечественные курорты — перспективами восстановления здоровья; ориентировочно-поисковый выбор курорта характеризуется приоритетностью новизны и высокого качества условий проживания, устойчивый выбор курорта — приоритетностью получения ожидаемых результатов по оздоровлению и условиям пребывания на курорте.

Выводы

1. Рефлексия безопасности может рассматриваться как фактор, определяющий содержательную и структурную организацию персональной концепции субъекта курортного оздоровления.

2. Персональная концепция субъекта курортного оздоровления основывается на единстве целевого и организационного компонентов, первый из которых объединяет цели получения восстановления, качественного проживания, новых возможностей, второй — соблюдение базовых и контекстных условий отдыха на курорте.

3. Двусторонние связи между компонентами персональной концепции субъекта курортного оздоровления определяют избирательную направленность субъектов на выбор конкретных условий курортного отдыха в зависимости от о ?ма безопасности; P4 — экологическая чистота; P5 — эстетизм территории; P6 — анимационное разнообразие; P7 — близость природных факторов рекреации; P8 — сервисное качество; P9 — доступные спортивные зоны; P10 — высококлассный сопровождающий персонал; P11 — познавательные возможности; P12 — потенциал самоорганизации свободного времени.

Группировка элементов целевого и организационного компонентов персональной концепции субъектов курортного оздоровления по ранее выделенным блокам и последующий подсчет соответствующих им статистически значимых интеркорреляций выявили неоднородность их распределения (табл. 2).

Таблица 2. Распределение по блокам персональной концепции субъектов курортного оздоровления статистически значимых корреляций к общему количеству корреляционных значений Примечание. Полужирным шрифтом выделены соотношения компонентов с преобладанием доли статистически значимых корреляций по отношению к вычисляемым для этих компонентов корреляциям. n — количество статистически значимых корреляций по соответствующим компонентам; N — общее количество корреляций, полученных по этим компонентам.

Для дальнейших сравнительных операций была использована дифференциация испытуемых по двум основным (по выбору места отдыха — Кавказские Минеральные Воды или зарубежные курорты) и трем вспомогательным (по типу используемого курортного плана) выборкам. В каждой из них вычислены средние значения оценок всех блоков, образующих целевой и организационный компоненты персональной концепции субъекта курортного оздоровления (табл. 3).

Таблица 3. Покомпонентное сравнительное распределение средних оценок субъектами параметров курортного оздоровления

Статистически достоверные различия (p≤0,01) найдены между блоками персональных концепций субъектов, дифференцированных:

1) по месту курортного оздоровления, на Кавказских Минеральных Водах и зарубежных курортах, при df=198, t0,05=1,972, t0,01=2,601 между целевыми компонентами качественного проживания (tэ=2,821), а также организационными компонентами требований к базовому размещению (tэ=2,634) и базовому сервису (tэ=2,692);

2) по типу курортного плана:

— у обладателей случайного и ориентировочно-поискового планов при df=133, t0,05=1,978, t0,01=2,614 между целевыми компонентами получения новых возможностей (tэ=2,939) и организационными компонентами требований к базовому размещению (tэ=2,655);

— у обладателей случайного и постоянного типов курортного планов при df=119, t0,05=1,980, t0,01=2,6217 между целевыми компонентами качественного проживания (tэ=2,792) и организационными компонентами требований к контекстным условиям размещения (tэ=2,683);

— у обладателей ориентировочно-поискового и постоянного плана при df=142, t0,05=1,977, t0,01=2,611 между целевыми компонентами получения новых возможностей (tэ=2,960).

Статистические тенденции к различиям (p≤0,01) найдены между блоками персональных концепций субъектов, дифференцированных по типу курортного плана:

— у обладателей случайного и ориентировочно-поискового планов при df=133, t0,05=1,978, t0,01=2,611 между организационным компонентом требований к контекстным условиям размещения (tэ=2,381);

— у обладателей случайного и постоянного типов курортного плана при df=1190, t0,05=1,980, t0,01=2,617 между организационными компонентами базовых требований к размещению (tэ=2,214) и сервису (tэ=2,053).

Сто шестьдесят два (81,0%) человека, принявшие участие в исследовании, после завершения анкетирования инициативно отметили, что при выборе места оздоровительного отдыха анализировали состояние безопасности на курорте.

Нежелательных последствий медицинского характера в ходе исследования не проявилось.

Обсуждение

Начальный этап проведения исследования показал, что курортное оздоровление на субъектном уровне представлено двумя основными концептами, т. е. смысловыми образованиями, концентрирующими в себе некоторые идеи в отношении оздоровительного отдыха на курорте. Все остальные идеи, высказываемые испытуемыми в отношении соответствующего периода своей жизни, по мнению экспертов, так или иначе связаны с этими концептами. В результате эти два концепта могут рассматриваться как ключевые для персональной концепции субъекта оздоровления на курортах и служить основой ее теоретической модели.

Мотивационные основания выбора субъектами условий курортного оздоровления образуют концепт, обозначенный нами как «личностные ожидания от курортного времяпрепровождения» (см. рис. 1). Основываясь на характеристике тех результатов, которые субъекты предполагают получить по итогам оздоровительного отдыха на том или ином курорте, он образует целевой компонент персональной концепции субъекта курортного оздоровления. Неоднородность концепта по итогам исследования детализирована выделением в его структуре трех блоков, соответствующих наиболее общим целям рассматриваемых субъектов: восстановление, качество проживания и новые возможности. Блок получения восстановления, раскрывающийся на субъектном уровне дескрипторами «психическая нормализация», «соматическое оздоровление» и «снижение поведенческой активности», соответствует оздоровительным ожиданиям субъекта курортного отдыха. Блок качества проживания, образованный дескрипторами «физическая защищенность», «предсказуемость рекреационных услуг», «бытовая налаженность» и «проблемная отстраненность», отражает субъектные ожидания по обретению в период отдыха особого уровня комфорта. Блок новых возможностей, объединяя дескрипторы «свобода действий», «внешнее совершенствование», «средовое обновление», «событийное разнообразие», «раскрытие в себе новых ракурсов», характеризует субъектные ожидания изменений в себе и окружающем мире. Отсутствие статистически значимых различий между численностью первых двух блоков (признанных статичными) и третьего блока (признанного динамичным), позволяет утверждать, что целью курортного оздоровления субъектов является не только пассивный, но и активный отдых.

Содержательные основания субъектного выбора условий курортного оздоровления образуют концепт «Предпосылки субъектного доверия к курортному отдыху» (см. рис. 2). Преобладание по матрицам его оценок высоких баллов подтверждает чувствительность концепта к осознанию субъектами условий безопасности их отдыха на отечественных Кавказских Минеральных Водах и на зарубежных курортах (более 5 баллов соответственно, 83,00 и 76,00%). Включая в себя перечень условий, поддерживающих формирование у субъектов чувства безопасности на курорте, концепт интерпретируется в качестве организационного компонента персональной концепции субъекта курортного оздоровления. Имея двухуровневую структуру, на первом уровне концепт раскрывается первичностью субъектной востребованности условий курортного отдыха (базовые и контекстные блоки), на втором — их материальностью (блоки бытовых и сервисных условий построения курортного отдыха). В результате как базовый, так и контекстный блоки организационного компонента концепции сочетают требования к быту и сервису. В первом случае быт представлен комфортным размещением, близостью природных факторов рекреации, сервис — убедительной системой безопасности, сервисным качеством, высококлассным сопровождающим персоналом, качественным питанием, во втором случае быт предполагает эстетизм территории, экологическую чистоту, доступные спортивные зоны, сервис — анимационное разнообразие, познавательные возможности, потенциал самоорганизации свободного вре-мени. Попадание конструкта «убедительная система безопасности» в блок базовых требований позволяет предполагать, что этот блок в противовес второму вносит основной вклад в формирование субъектного доверия к курортному отдыху.

Выявление статистически значимых связей в интеркорреляционной матрице (см. табл. 1) по двум рассмотренным компонентам персональной концепции субъекта позволяет детализировать функциональную сторону персональной концепции субъекта курортного оздоровления как задающую мотивационную избирательность его курортного выбора. Установлено, что цели восстановления в самосознании субъектов в наибольшей степени связаны с пристрастностью в выборе базовых сервисных условий (41,67%), что объясняется соответствующей им практикой получения высококлассного обслуживания, медицинского сопровождения, качественного питания, защищенности в период отдыха (см. табл. 2). Достаточно обоснованной рассматривается выявленная связь субъектной ориентации на качество проживания в период отдыха с пристрастностью к выбору субъектом базовых (25,00%) и контекстных (33,33%) бытовых условий курорта. Желание удобно, комфортно, безопасно провести время в курортный отрезок жизни сопровождается повышением внимания к комфортности помещения для проживания, шаговой доступности природных факторов рекреации (море, источники минеральной воды, курортный парк), ухоженности и экологической чистоте территории, возможности проведения времени на спортивных площадках. Направленность субъектов выбора места отдыха на получение в курортный период новых возможностей объяснимо сочетается с их повышенным вниманием к основному (45,00%) и дополнительному (26,67%) сервису. Изменение себя внешне и внутренне на уровне самосознания как мотивационный компонент персональной концепции в большей мере сопровождается требованиями получения на курорте разно-образного качественного обслуживания, широкого спектра анимационных мероприятий, удовлетворения познавательного интереса, возможностей инициативной организации свободного времени и при этом защищенности от различного типа угроз (криминальных, террористических, правовых, информационных и др.). Обращает на себя внимание то, что условия базового сервиса имеют больший, чем остальные условия, суммарный «вес» статистически значимых корреляций к их общему количеству (92,92%). Это указывает на то, что они, включая требования к системе безопасности, при построении курортного выбора учитываются в наибольшей степени.

Проведение серии сравнительных операций (см. табл. 3) позволяет сделать вывод о различиях в персональных концепциях субъектов, обладающих разной направленностью на место курортного оздоровления и использующих разные подходы к его планированию.

Согласно полученным результатам, субъекты, мотивированные оздоровлением на зарубежных курортах, в отличие от субъектов, предпочитающих курорты Кавказских Минеральных Вод, ориентируются на большую привлекательность качественного проживания (8,67 в противовес 5,68) и возможность удовлетворить свои требования к базовому размещению (9,12 в противовес 7,55) и сервису (9,26 в противовес 7,12). Предпочтение курортов Кавказских Минеральных Вод в отличие от зарубежных курортов сопровождается незначительным со статистической точки зрения повышением мотивированности к восстановлению (8,82 в противовес 7,43). В результате можно предполагать, что субъектный выбор зарубежных курортов в большей мере определяется сформировавшейся на уровне персональной концепции уверенностью в преимуществах их комфортности и сервисной обеспеченности, а отечественных курортов — в бальнеологическом потенциале. Полученный вывод в целом не противоречит информационным потокам, характеризующим организацию курортной практики на Кавказских Минеральных Водах и за рубежом.

Более многочисленные различия выделены между субъектами, использующими разные типы курортного плана. Обладатели случайных планов отличаются от остальных общим снижением уровня оценочных суждений по всем компонентам персо-нальной концепции субъекта курортного оздоровления, что рассматривается подтверждением отсутствия у них четких целей и требований к своему отдыху. По сравнению с ними обладатели ориентировочно-поисковых планов больше мотивируются получением новых возможностей (8,76) в условиях высокого уровня базовых (9,18) и контекстных (9,16) требований к размещению на курорте, а обладатели постоянных планов — комфортным восстановлением на курорте (9,06) с привычными условиями базового размещения (8,96) и сервиса (9,12), а также курортного окружения (9,36). Обладатели курортных ориентировочно-поисковых планов существенно отличаются от субъектов постоянных планов повышением мотивированности на получение новых возможностей (8,76 в противовес 5,88), уступая им, хотя и статистически незначительно, в стремлении к восстановлению (7,73 в противовес 9,06) и качественному проживанию (7,09 в противовес 8,47). Обоснованность выявленных приоритетов связывается с тем, что поисковая деятельность всегда мотивируется расширением возможностей со снижением требовательности к условиям нахождения, что ассоциируется с ранее не посещаемыми зарубежными курортами, а воспроизводящая — гарантированным получением ожидаемого результата, в данном случае восстановлением в хорошо прогнозируемых условиях проживания, что достигается на традиционных курортах Кавказских Минеральных Вод.

Итак, проведенное исследование показало, что рефлексия безопасности выступает фактором систематизации субъектных потребностей, желаний, устрем-лений и интересов в форме сложноорганизованной и вариативной персональной концепции субъекта курортного оздоровления как основы построения им выбора в соответствующей сфере. Оно не ориентировалось на выявление значимости рефлексии безопасности в ряду других предметных рефлексий, вовлекаемых в построение рассматриваемой персональной концепции.

Было установлено, что рефлексия безопасности задает сложноорганизованную персональную концепцию субъекта курортного оздоровления, объединяющую целевой и организационный компоненты. Целевой компонент концепции в качестве основных мотиваторов курортного выбора определяет потребность субъекта в восстановлении (психическая нормализация, соматическое оздоровление, снижение поведенческой активности), комфортном обустройстве (физическая защищенность, предсказуемость рекреационных услуг, бытовая налаженность, проблемная отстраненность) и получении новых возможностей (свобода действий, внешнее совершенствование, средовое обновление, событийное разнообразие, раскрытие в себе новых ракурсов). Организационный компонент концепции представлен основными и дополнительными требованиями к состоянию быта (комфортное размещение, близость природных факторов рекреации, эстетизм территории, экологическая чистота, доступные спортивные зоны) и сервисной обеспеченности (убедительная система безопасности, сервисное качество, высококлассный сопровождающий персонал, качественное питание, анимационное разнообразие, познавательные возможности, потенциал самоорганизации свободного времени) безопасного отдыха на курорте. Персональная концепция субъекта курортного оздоровления задает мотивационную избирательность выбора им курортных условий: цель восстановления в наибольшей степени связана с заинтересованностью в сервисных (основных) условиях; цель качественного проживания — в бытовых (основных и дополнительных) условиях, получение новых возможностей — в сервисе (основном и дополнительном) на курорте. Вариативность курортного выбора сопровождается различиями в персональных концепциях субъектов оздоровления: зарубежные курорты привлекательны комфортными условиями и качественным сервисом, отечественные курорты — перспективами восстановления здоровья; ориентировочно-поисковый выбор курорта характеризуется приоритетностью новизны и высокого качества условий проживания, устойчивый выбор курорта — приоритетностью получения ожидаемых результатов по оздоровлению и условиям пребывания на курорте.

Выводы

1. Рефлексия безопасности может рассматриваться как фактор, определяющий содержательную и структурную организацию персональной концепции субъекта курортного оздоровления.

2. Персональная концепция субъекта курортного оздоровления основывается на единстве целевого и организационного компонентов, первый из которых объединяет цели получения восстановления, качественного проживания, новых возможностей, второй — соблюдение базовых и контекстных условий отдыха на курорте.

3. Двусторонние связи между компонентами персональной концепции субъекта курортного оздоровления определяют избирательную направленность субъектов на выбор конкретных условий курортного отдыха в зависимости от ожидаемых от него результатов.

4. Расхождения в субъектных приоритетах места отдыха и типа его планирования сопровождаются значимыми вариациями персональной концепции субъекта курортного оздоровления.

Заключение

Содержательно раскрыв особенности влияния рефлексии мер безопасности на курорте на построение субъектом персональной концепции курортного оздоровления, мы достигли цели заявленного исследования.

Результаты исследования обозначают аспекты курортной практики, обладающие для самосознания субъектов оздоровления наибольшей привлекательностью, облегчая тем самым поиск путей ее практического совершенствования и рекламного продвижения. Раскрывая ранее не охваченные научным осмыслением психологические особенности субъекта оздоровления на курорте, выстраивающего курортный выбор с опорой на рефлексию своей безопасности, полученные результаты одновременно создают базис для последующих научных изысканий по психологии субъекта курортного оздоровления.

Отметим, что представленное исследование построено на результатах, полученных по итогам обследования субъектов оздоровления на отечественных и зарубежных курортах, обладающих природными и бальнеологическими ресурсами восста-новления. Соответственно его основные выводы применимы к субъектам курортов такого же типа, не охваченных обследованием (Краснодарский край, Крым и др.), и не применимы к субъектам отдыха на других типах курортов, в частности горнолыжных. Сравнительная часть исследования намеренно построена на противопоставлении субъектов оздоровления, ориентированных на тради-ционные курорты Кавказских Минеральных Вод и экзотические курорты, в нашем случае представленные курортами Турции, Туниса, Болгарии, Чехии, Франции. Изменение параметров традиционности/экзотичности курортной территории способно существенно повлиять на его результаты, связанные с дифференциацией субъектов оздоровления. Вероятно также, что результаты исследования могут оказаться малоприменимыми в отношении субъектов оздоровления на курортах Абхазии, Грузии, Прибалтики, зарубежных, но сохранивших еще для многих соотечественников статус традиционных.

Дополнительная информация

Участие авторов: концепция и дизайн исследования — В.Г. Тылец; анализ полученных данных, написание текста — Т.М. Краснянская; сбор и обработка материалов — В.В. Иохвидов.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие конфликта интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

The authors declare no conflicts of interest.

Сведения об авторах

Тылец В.Г. — д.психол.н., проф.; https://orcid.org/0000-0002-5387-6570; e-mail: tyletsvalery@yandex.ru

Краснянская Т.М. — д.психол.н., проф.; https://orcid.org/0000-0002-4572-6003; e-mail: ktm8@yandex.ru

Иохвидов В.В. — к.п.н., доцент; https://orcid.org/0000-0003-2081-8005; e-mail: vlnauka@mail.ru

Тылец Валерий Геннадьевич — https://orcid.org/0000-0002-5387-6570; e-mail: tyletsvalery@yandex.ru

Тылец В.Г., Краснянская Т.М., Иохвидов В.В. Персональная концепция курортного оздоровления в рефлексивной проекции субъекта безопасности. Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2019;96(4):36-48. https://doi.org/10.17116/kurort20199604136

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail