Иванов М.О.

ФГБОУ ВО «Читинская государственная медицинская академия» Минздрава России, Чита, Россия, 672000

Максименя М.В.

ФГБОУ ВО «Читинская государственная медицинская академия» Минздрава России, Чита, Россия, 672000

Караваева Т.М.

ФГБОУ ВО «Читинская государственная медицинская академия» Минздрава России, Чита, Россия, 672000

Фефелова Е.В.

ГБОУ ВПО «Читинская государственная медицинская академия» Минздрава России, Чита, Россия, 672090

Егорова Е.В.

Новосибирский филиал ФГАУ «МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Федорова» Минздрава России, ул. Колхидская, 10, Новосибирск, Россия, 630096

Цыбиков Н.Н.

ГБОУ ВПО «Читинская государственная медицинская академия» Минздрава России, Чита, Россия, 672090

Клинические и некоторые биохимические особенности риносинуситов различной этиологии

Журнал: Вестник оториноларингологии. 2019;84(3): 41-45

Просмотров : 16

Загрузок :

Как цитировать

Иванов М. О., Максименя М. В., Караваева Т. М., Фефелова Е. В., Егорова Е. В., Цыбиков Н. Н. Клинические и некоторые биохимические особенности риносинуситов различной этиологии. Вестник оториноларингологии. 2019;84(3):41-45. https://doi.org/10.17116/otorino20198403141

Авторы:

Иванов М.О.

ФГБОУ ВО «Читинская государственная медицинская академия» Минздрава России, Чита, Россия, 672000

Все авторы (6)

Вопросы дифференциальной диагностики и адекватного лечения риносинуситов (РС) остаются на сегодняшний день весьма актуальными, поскольку во всем мире наблюдается увеличение распространенности острых и хронических форм заболевания [1—4], что в свою очередь приводит к значительному снижению индекса качества жизни пациентов [4, 5]. Хронические Р.С. являются одной из наиболее частых причин таких серьезных и опасных для жизни осложнений, как церебральный арахноидит, хронический гнойный средний отит, орбитальные осложнения, рецидивирующие и хронические заболевания бронхолегочной системы [6, 7]. Течение и прогноз РС определяются не только вирулентностью микроорганизмов и токсичностью различных веществ, ими продуцируемых, но и состоянием реактивности организма [8, 9]. Проведенные исследования доказывают, что воспаление в околоносовых пазухах развивается в результате нарушения внутриносовой архитектоники, снижения барьерных функций эпителия, недостаточной продукции иммуноглобулинов и падения активности общего иммунитета [8]. В литературе при обсуждении иммунопатогенеза РС рассматриваются роль цитокинов и механизмы местной защиты в очаге воспаления [10—12]. Установлено, что активация свободнорадикальных процессов и нарушение антиоксидантной защиты в клетках сопровождают развитие инфекционных процессов и усугубляют их течение. Смещение равновесия в системе «перекисное окисление липидов (ПОЛ) — антиоксидантная защита (АОЗ)» приводит к деформации, разрушению мембранных и других молекулярных структур тканей. Данный процесс является стрессом для клеток, в результате которого повышается экспрессия белков теплового шока. В свою очередь последние оказывают плейотропные эффекты, в том числе связываются с денатурирующими белками и поддерживают их в том состоянии, в котором протеины способны вернуть свою конформацию и функции. В последние годы появились работы по исследованию экспрессии белков-шаперонов при заболеванияx носа, однако пока они малочисленны и порой противоречивы [13—16].

В связи с этим исследование клинических особенностей течения РС различной этиологии в сопоставлении с молекулярными изменениями представляется актуальным и позволит получить новые данные о механизмах их развития, расширить возможности диагностики и лечения.

Цель исследования — установить этиологию РС, изучить особенности их клинической картины и изменений некоторых биохимических показателей (ТБК-активных продуктов, общей антиоксидантной активности, цитокинов, белков-шаперонов и антител к ним) в сыворотке крови больных.

В работе представлены результаты обследования 30 пациентов в возрасте от 25 до 35 лет (мужчины и женщины в равной доле), находившихся на лечении в оториноларингологических отделениях Дорожной клинической больницы и Городской клинической больницы № 1 Читы с 2012 по 2016 г. Пациенты были разделены на три группы согласно нозологической форме заболевания. 1-я группа — 10 человек с острым вирусным РС, возникшим на фоне острого респираторного вирусного заболевания, сохраняющимся не более 10 дней, без эндоскопических признаков бактериального РС. 2-я группа — 10 человек с обострением хронического гнойного РС (воспаление слизистой оболочки околоносовых пазух и полости носа длительностью более 12 нед, сопровождающееся головными болями в области околоносовых пазух, снижением обоняния; при эндоскопическом осмотре — слизисто-гнойные выделения в среднем либо верхнем носовом ходе, отек слизистой оболочки носа; при компьютерной томографии — утолщение слизистой оболочки в области остиомеатального комплекса и в околоносовых пазухах). 3-я группа — 10 человек с хроническим РС грибковой этиологии. Неоспоримое значение в верификации диагноза, помимо эндоскопического и культурального исследования, имело наличие при компьютерной томографии (КТ) в пораженной пазухе содержимого мягкотканной плотности с коэффициентом абсорбции рентгеновских лучей 40—60 HU [17]. Выявление причины развития синусита осуществляли следующим образом: вирусный — на основании ДНК-диагностики конкретного возбудителя (брали соскоб со слизистой оболочки полости носа), бактериальный — на основании бактериологического исследования содержимого полости носа и характерной клинической картины, грибковый — по данным КТ придаточных пазух носа и микробиологического культурального исследования полученных интраоперационно образцов. Интраоперационный материал забирали стерильным тампоном и в кратчайшие сроки доставляли в отделение лабораторной диагностики. Забор материала для бактериологического исследования также производили стерильным тампоном со слизистой оболочки полости носа, далее исследуемые образцы отправляли в бактериологическую лабораторию, где и проводили посев на питательные среды с последующей идентификацией возбудителя по морфологическим (окраска мазков по Граму) и биохимическим (с использованием тест-систем) свойствам.

Всем пациентам проводили эндоскопический осмотр полости носа ригидным эндоскопом Хопкинса 0°. Критериями исключения из работы были наличие кист, полипов в полости носа и околоносовых пазухах, а также сахарный диабет, беременность, гипертоническая болезнь, аллергические заболевания.

Оценку клинической картины течения заболевания производили методом анкетирования. Анкета состояла из 7 вопросов, касающихся характерных для РС проявлений (заложенность носа, отсутствие (снижение) обоняния, выделения из носа, изменение голоса (гнусавость), головная боль, чувство давления (боли) в области верхнечелюстных пазух), степень выраженности которых испытуемый должен был указать по 10-балльной шкале.

Контрольную группу составили 20 здоровых добровольцев в возрасте от 16 до 35 лет без соматической и ЛОР-патологии. Среди них были 10 мужчин и 10 женщин.

В сыворотке крови всех обследуемых определяли содержание продуктов ПОЛ (ТБК-активные продукты) [18], уровень общей антиоксидантной активности (ОАА) — по методу М.Ш. Промыслова и соавт. [19], концентрацию цитокинов: ИЛ-1b, ИЛ-2, ИЛ-4, ИЛ-6, ИЛ-8, ИЛ-10 — методом ИФА с использованием коммерческих наборов реагентов ТОО «Протеиновый контур-тест» (Санкт-Петербург), количество белка HSP-70 и Ат HSP-70 — методом ИФА, применяя наборы реактивов Enzo Life Science (США). Расчет данных проведен с помощью программы Microsoft Excel. Описательная статистика представлена медианой и межквартильным интервалом (25-го, 75-го перцентилей); для сравнения двух независимых выборочных совокупностей применялся критерий Манна—Уитни.

Результаты и обсуждение

Среди РС бактериальной этиологии монофлора выявлена в 3 случаях, полифлора — в 7. Среди условно-патогенной микрофлоры (УПМ) 104 лидируют S. epidermidis (40%), S. mitis (10%), S. warneri (20%). Среди УПМ 105 и более лидируют S. salivarius (30%), S. aureus (40%), K. haemoliticus (10%). Среди патогенных микроорганизмов наиболее часто выявляемыми являются: Pseudomonas aeruginosa (30%) и Streptococcus pyogenes (20%). Посев интраоперационного материала у исследуемых 3-й группы представлен грибами: A. fumigatus — у 4 (40%) пациентов, A. niger — у 3 (30%) пациентов, A. flavus — у 2 (20%) пациентов, Candida aldicans зафиксирован у 1 (10%) пациента. В группе исследуемых с РС вирусной этиологии зафиксированы Rhinovirus (40%); Parainfluenza 1, 2, 3-го типов (30%); Adenovirus (20%); HRS virus (10%).

Выявлено, что бактериальные риносинуситы имеют более выраженную клиническую картину по сравнению с вирусными и грибковыми. Так, нарушение носового дыхания в этой группе наблюдается чаще по сравнению с группами больных вирусными и грибковыми РС на 20,5% (p=0,02) и 27,0% (p=0,01) соответственно; выделения из носа — чаще, чем при вирусном (на 39,0% (p=0,01)) и при грибковом РС (на 11,5% (p=0,049)); головная боль регистрируется чаще на 10,5% (p=0,049) относительно грибковых и также на 11,5% (p=0,048) — в сопоставлении с вирусными; частота снижения обоняния превышает таковую на 35,9% (p=0,02) в группе пациентов грибковыми риносинуситами и на 45,6% (p=0,01) — в группе с вирусными; утомляемость сильнее выражена, чем при грибковых РС, — на 43,8% (p=0,01) и на 13,5% (p=0,03) — в сопоставлении с вирусными.

Биохимические изменения сыворотки крови выглядят следующим образом. В крови у больных с вирусными и бактериальными РС регистрируются однонаправленные сдвиги в сторону увеличения концентрации интерлейкинов по сравнению с контрольной группой. Резко увеличивается количество ИЛ-1b и ИЛ-6 у больных с вирусным РС — в 7,5 (p<0,001) и 7,3 (p<0,001) раза соответственно, а у пациентов с бактериальным РС — в 8,9 (p<0,001) и 11,2 (p<0,001) раза соответственно. Содержание ИЛ-2 и ИЛ-8 возрастает при вирусном РС в 2 (p=0,001) и 1,9 (p=0,01) раза соответственно, при бактериальном — в 1,7 (p=0,01) и 3,3 (p<0,001) раза соответственно. Такие сдвиги могут свидетельствовать о возможности проникновения ИЛ из очага воспаления в общий кровоток, вместе с тем накопление биологически активных веществ в сыворотке крови пациентов с вирусными и бактериальными РС, возможно, характеризует развитие общей системной воспалительной реакции организма. При грибковом РС величины этих же показателей практически не изменялись относительно контроля, при этом они достоверно снижались в сопоставлении с вирусным и бактериальным Р.С. Однако у пациентов с грибковым РС наблюдалось повышение уровня ИЛ-4 сравнительно с контролем в 3,2 (p<0,001) раза, тогда как в других группах количество данного цитокина достоверно не увеличивалось (см. таблицу).

Некоторые биохимические параметры крови при риносинуситах различной этиологии (Me (25-й; 75-й перцентили)) Примечание. n — число обследованных лиц; * — достоверные различия с контрольными результатами; р — уровень значимости различий по сравнению с вирусным риносинуситом; р1 — уровень значимости различий по сравнению с бактериальным риносинуситом.
Показано, что ИЛ-4 стимулирует пролиферацию преактивированных антигеном Т-лимфоцитов и дифференцировку цитотоксических лимфоцитов [12, 20]. Полученные результаты сопоставимы с данными литературы, описывающими напряженность клеточного звена иммунной системы и склонность к аллергическим процессам у больных с грибковой инфекцией [21].

Сдвиги в системе ПОЛ—АОЗ характеризовались повышением концентрации ТБК-активных продуктов у всех исследуемых в 2 и более раза по сравнению с контрольной группой, наибольший подъем значений промежуточных продуктов ПОЛ наблюдается у пациентов с бактериальными (в 2,52 раза; p<0,001) и грибковыми (в 2,25 раза; p<0,001) риносинуситами. При этом у пациентов с бактериальным и грибковым РС уровень продуктов, реагирующих с тиобарбитуровой кислотой, выше, чем у пациентов с вирусным РС, на 31,03% (p=0,02) и 16,96% (p=0,048) соответственно. Одновременно c этим при гнойных РС снижаются значения показателей ОАА относительно контроля: при бактериальном РС — на 59,47% (p<0,001), при грибковом — на 60,99% (p<0,001). Величины ОАА у лиц с бактериальным и грибковым РС ниже, чем у лиц с вирусным РС, на 44,13% (p=0,034) и на 46,23% (p=0,03) соответственно. Это свидетельствует о том, что бактериальный РС характеризуется более серьезными нарушениями в системе ПОЛ—АОЗ, что обусловливает целесообразность дополнительной коррекции состояния этих процессов при лечении данных пациентов.

Уровень белка теплового шока HSP-70 в сравнении с контролем увеличивался лишь у пациентов с бактериальным РС на 32,11% (p=0,049), превышая значения данного показателя в группе с грибковым РС в 2,15 раза (p=0,035). Рост HSP-70 при бактериальном РС объясняется его гиперпродукцией как фагоцитами слизистой оболочки носа, так и микроорганизмами, вызвавшими данный патологический процесс. Однако данный стресс-белок не только защищает клетки от повреждения, но и может индуцировать выработку аутоантител, действуя в качестве «сигнала опасности» для организма и тем самым вызывая развитие аутоиммунных процессов в организме. В нашем исследовании при бактериальных РС накопления АтHSP-70 не наблюдалось, что свидетельствует о сбалансированности иммунного ответа при этом патологическом процессе.

В то же время в группе пациентов с вирусным РС концентрация АтHSP-70 была выше контрольных результатов в 2,15 раза (p=0,043) и в 2,83 раза (p=0,01) — в группе больных грибковым РС, что характеризует персистирующее течение и наличие аутоиммунного компонента в патогенезе данных РС.

Выводы

1. Большинство Р.С. вирусной природы вызваны риновирусами; возбудителем бактериальных РС чаще всего выступает полифлора (УПМ 104 S. epidermidis, УПМ 105 S. аureus, патогенные микроорганизмы — Pseudomonas aeruginosa). В группе грибковых риносинуситов преобладает A. fumigatus.

2. Бактериальные Р.М. имеют более выраженную клиническую картину. Основными клиническими признаками хронического бактериального синусита являются тяжелое течение, более выраженные заложеность носа и снижение обоняния, частые рецидивы заболевания.

3. При инфекционных РС достоверно возрастает уровень метаболитов ПОЛ и снижается антиоксидантная активность. Максимальный дисбаланс в системе ПОЛ—АОЗ наблюдается при грибковых заболеваниях.

4. Концентрация провоспалительных цитокинов (ИЛ-1b, ИЛ-2, ИЛ-8, ИЛ-6) увеличивается при бактериальных и вирусных РС, а величины противовоспалительного ИЛ-4 — при грибковых.

5. При бактериальных РС возрастает содержание белков-шоперонов, а количество антител к ним увеличивается при грибковых и вирусных формах.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

Сведения об авторах

Егорова Е.В. — д.м.н., зав. кафедрой оториноларингологии ФГБОУ ВО ЧГМА Минздрава России, Чита, Россия, 672000; е-mail: egorovaelen@mail.ru; https://orcid.org/0000-0001-8215-2398

Иванов М.О. — аспирант кафедры оториноларингологии ФГБОУ ВО ЧГМА Минздрава России, Чита, Россия, 672000; е-mail: ivanov5826@yandex.ru; https://orcid.org/0000-0001-7812-7915

Максименя М.В, — к.б.н., ст. научный сотрудник лаборатории клинической и экспериментальной биохимии и иммунологии НИИ молекулярной медицины ФГБОУ ВО ЧГМА Минздрава России, Чита, Россия, 672000; е-mail: mmv4510@mail.ru; https://orcid.org/0000-0001-6308-3411

Караваева Т.М. — к.м.н., ст. научный сотрудник лаборатории клинической и экспериментальной биохимии и иммунологии НИИ молекулярной медицины ФГБОУ ВО ЧГМА Минздрава России; Чита, Россия, 672000; е-mail: katany1@yandex.ru; https://orcid.org/0000-0002-0487-6275

Фефелова Е.В. — к.м.н., доц. кафедры патологической физиологии ФГБОУ ВО ЧГМА Минздрава России, Чита, Россия, 672000; е-mail: fefelova.elena@mail.ru; https://orcid.org/ 0000-0002-0724-0352

Цыбиков Н.Н. — д.м.н., проф., заведующий кафедрой патологической физиологии ФГБОУ ВО ЧГМА Минздрава России, Чита, Россия, 672000; е-mail.: thybikov@mail.ru; http://orcid.org/0000-0002-0975-2351

Как цитировать:

Иванов М.О., Максименя М.В., Караваева Т.М., Фефелова Е.В, Егорова Е.В., Цыбиков Н.Н. Клинические и некоторые биохимические особенности риносинуситов различной этиологии. Вестник оториноларингологии. 2019;84(3):41-45. https://doi.org/otorino201984031

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail