Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Попов А.А.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Чантурия Т.З.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Слободянюк Б.А.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Мананникова Т.Н.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Рамазанов М.Р.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Федоров А.А.

Московский областной НИИ акушерства и гинекологии

Будыкина Т.C.

ГБУЗ МО "Московский областной научно-исследовательский институт акушерства и гинекологии", Москва, Россия

Витушко C.А.

ГБУЗ МО "Московский областной научно-исследовательский институт акушерства и гинекологии", Москва, Россия

Роль иммунологических факторов при развитии различных форм эндометриоза

Авторы:

Попов А.А., Чантурия Т.З., Слободянюк Б.А., Мананникова Т.Н., Рамазанов М.Р., Федоров А.А., Будыкина Т.C., Витушко C.А.

Подробнее об авторах

Журнал: Российский вестник акушера-гинеколога. 2014;14(6): 13‑18

Просмотров : 376

Загрузок: 8

Как цитировать:

Попов А.А., Чантурия Т.З., Слободянюк Б.А., Мананникова Т.Н., Рамазанов М.Р., Федоров А.А., Будыкина Т.C., Витушко C.А. Роль иммунологических факторов при развитии различных форм эндометриоза. Российский вестник акушера-гинеколога. 2014;14(6):13‑18.
Popov AA, Chanturiia TZ, Slobodianiuk BA, Manannikova TN, Ramazanov MR, Fedorov AA, Budykina TC, Vitushko CA. Role of immunological factors in the development of different forms of endometriosis. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2014;14(6):13‑18. (In Russ.).

Эндометриоз - процесс, при котором за пределами полости матки происходит доброкачественное разрастание ткани, по морфологическим и функциональным свойствам подобной эндометрию. Это распространенный воспалительный процесс, которому подвержены от 3 до 10% женщин репродуктивного возраста, характеризующийся болями в нижних отделах живота и поясничной области, а также бесплодием [1].

Эндометриоз - это загадочное заболевание неясной этиологии и невыясненного патогенеза. Согласно одной из распространенных теорий патогенеза, эндометриоз - это следствие заброса менструальной крови с частичками слизистой оболочки матки в маточные трубы и брюшную полость во время менструации (J. Sampson, 1927). Хотя ретроградная менструация - обычное явление у всех женщин с проходимыми трубами, только у небольшой группы женщин эндометрий может имплантироваться в брюшную полость [6, 14, 15].

Многие эксперты [3] сходятся во мнении, что эндометриоидный процесс - это воспалительная реакция с вовлечением органов малого таза, иммунозависимое заболевание, связанное с разрастанием клеток эндометрия за пределы внутреннего слоя стенки матки. Иммунологическая дисфункция, наблюдаемая у женщин с эндометриозом, может быть как причиной, так и следствием заболевания [17]. Эндометриоз - одна из причин возникновения бесплодия: наряду с непроходимостью маточных труб, связанной со спаечным процессом в малом тазу, провоспалительные цитокины, образованные макрофагами и эндометрием, активизируют и другие факторы, негативно влияющие как на подвижность сперматозоидов, так и на способность к зачатию [15, 18].

Известно, что хемокины (хемотаксические цитокины) оказывают выраженное влияние на развитие и прогрессирование эндометриоза путем регулирования лейкоцитов, их функции. Хемокины - большой вид цитокинов, подразделяющихся на четыре подвида: (a) CXC, (b) CC, (c) C, (d) CX3C. MCP-1 (CCL2), RANTES (CCL5) и MCP-3 (CCL7) относятся к семейству β-хемокинов (CC), влияющих на широкий спектр клеток: моноциты, лимфоциты, естественные киллеры (NK-клетки), эозинофилы, базофилы и дендритные клетки.

Ключевой белок этого семейства - MCP-1/CCL2 (моноцитарный хемоаттрактантный белок 1-го типа, monocyte chemoattractant protein-1) - представитель группы хемокинов. Как следует из названия, MCP-1 является хемоаттрактантом и активирует моноциты/макрофаги, но он также взаимодействует с Т-лимфоцитами, NK-клетками и с тучными клетками. MCP-1 был обнаружен в клетках эндометрия, причем при эндометриозе его экспрессия становится бесконтрольной [19]. Хемокин CCL5 или RANTES (хемокин, экспрессируемый и секретируемый Т-клетками при активации; regulated on activation normal T-cell expressed and secreted) играет важную роль в иммунном воспалительном ответе в результате привлечения лейкоцитов и изменения их функции. Он является сильным хемоаттрактантом для различного типа клеток, включая моноциты, Т-лимфоциты, эозинофилы и базофилы. Он также синтезируется в стромальных клетках нормального эндометрия. Исследователи выяснили, что у женщин с эндометриозом в 70% случаев хемокин RANTES вызывал миграцию моноцитов в перитонеальную жидкость из кровяного русла (J. Sampson, 1927).

С-реактивный белок (СРБ) - белок, обладающий множеством эффектов, играет важную роль при воспалении, защите от чужеродных агентов, при некрозе и, что существенно, при аутоиммунных процессах. Это один из самых чувствительных и ранних индикаторов воспаления, вызванного бактериальными инфекциями и иммунопатологическими заболеваниями, в том числе при эндометриозе [12, 13].

В различных исследованиях выявлена связь хемокинов MCP-1, RANTES с возникновением эндометриоза [4, 10, 11, 20].

Цель настоящей работы - изучение уровня хемотаксических цитокинов MCP-1, RANTES и СРБ в перитонеальной жидкости (ПЖ) и периферической крови (ПК) у пациенток с различными формами эндометриоза.

Материал и методы

Обследованы 72 женщины в эндоскопическом отделении Московского областного научно-исследовательского института акушерства и гинекологии. Всем пациенткам была проведена лапароскопия. Вмешательство проводили в I фазу менструального цикла. Женщин разделили на две группы: 1-я - контрольная группа, 2-я - основная группа, которая состояла из 46 пациенток с гистологически подтвержденным диагнозом эндометриоз. Контрольная группа включала 26 женщин без признаков эндометриоидной болезни.

Для верификации формы эндометриоза использовались критерии C. Chapron [8], определяющие глубокий инфильтративный эндометриоз как форму, при которой глубина инвазии превышает 5 мм с вовлечением гладких мышечных волокон смежных органов. Лапароскопия и гистологическое заключение подтвердили наличие у 46 женщин различных форм эндометриоза. В результате пациентки 2-й группы были разделены на три подгруппы: 2a - с поверхностным эндометриозом (n=17), 2b - с эндометриоидными кистами (n=18) и 2c - с глубоким инфильтративным эндометриозом (n=11).

Забор ПЖ осуществлялся стерильным шприцом из малого таза на начальном этапе лапароскопии. ПК получали из локтевой вены пациенток в асептических условиях в пробирки, содержавшие 0,5 мл раствора гепарина в среде 199 (25 ЕД гепарина на 1 мл крови). ПЖ и кровь центрифугировались со скоростью 1700 об/мин в течение 5-7 мин и до проведения анализа замораживались при температуре –30 °C. Уровень хемокинов в ПЖ и ПК определялся методом иммуноферментного анализа (ИФА) с использованием анализатора с помощью наборов human MCP-1 и HUMAN RANTES. Определение CРБ методом иммунотурбидиметрии с помощью набора реагентов. Статистический анализ проводился с использованием программы Statistica 6.0. Применялись методы описательной статистики. В оценке результатов использовались методы непараметрической статистики (U-критерий Манна-Уитни, Колмогорова-Смирнова), точный t-крите­рий Фишера.

Результаты

Характеристика и анализ жалоб женщин представлены в табл. 1.

Видно, что возраст, антропометрические параметры у женщин всех групп не различаются. Дисменорея была более выражена в подгруппе 2с с глубоким инфильтративным эндометриозом, что подтверждено статистически. При оценке болевого синдрома по визуальной аналоговой шкале (ВАШ, 0-10) установлено, что пациентки с эндометриозом испытывают более сильные боли, связанные с менструацией, чем в контрольной группе.

Диспареуния выявлялась чаще у пациенток с эндометриоидными кистами и глубоким инфильтративным эндометриозом, чем у женщин контрольной группы. Причем в 2 раза чаще боли при половом сношении встречались у пациенток с глубоким инфильтративным эндометриозом. Кроме того, выявлены статистически достоверные различия в проявлении нециклических болей в области таза и болей при овуляции у пациенток с более запущенными случаями эндометриоза по сравнению с таковым в контрольной группе.

Число случаев бесплодия было больше в контрольной группе по сравнению с остальными; это связано с тем, что в контрольную группу было включено большое число женщин с бесплодием, не связанным с эндометриозом.

При анализе жалоб на симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта во время менструации (диарея, запор, проктит, резкая боль в прямой кишке, тенезмы) и симптомы со стороны мочевыводящей системы (гематурия, боль при мочеиспускании) отмечено их преобладание в группе с инфильтративным эндометриозом и с эндометриоидными кистами. Мочевые симптомы выражены только в случаях тотального поражения стенки мочевого пузыря.

Из табл. 2 видно, что уровень MCP-1 в ПК статистически достоверно выше у пациенток с эндометриозом, чем в контрольной группе.

Содержание RANTES в периферической крови в группе с эндометриозом значительно выше, чем в контрольной группе. Содержание СРБ в ПК в группе с эндометриозом выше, чем в контрольной группе, но различия статистически недостоверны.

При анализе уровней белков в ПЖ у пациенток обследованных групп установлено, что уровень MCP-1 значительно выше у пациенток с эндометриоидными кистами (подгруппа 2b) (рис. 1, а) по сравнению с таковым в контрольной группе и остальных подгруппах.

Рисунок 1. Содержание МСР-1 (а), хемокина RANTES (б) и уровень СРБ (в) в перитонеальной жидкости и периферической крови у больных основной и контрольной групп. 1 - контрольная группа, 2а, 2b, 2c - подгруппы основной группы.
Примечательно, что статистически подтвержденные различия в содержании МССР-1 выявлены в ПК у пациенток контрольной группы (см. рис. 1) и подгруппы с глубоким инфильтративным эндометриозом (2с). У женщин с легкой формой заболевания значение MCP-1 в ПЖ приближено к его уровню в контрольной группе. Таким образом, установлено, что у пациенток с эндометриозом уровни хемокина МССР-1 выше, чем в контрольной группе. Это может объяснить имплантацию эндометриоидных клеток в брюшной полости и прогрессирование болезни. Уровень MCP-1, возможно, может служить маркером тяжести или прогрессирования заболевания, что требует проведения дополнительных исследований.

В данном исследовании не было выявлено достоверных изменений уровня хемокина RANTES (см. рис. 1, б) в ПЖ в обследованных группах. В ПК выявлено повышение показателей RANTES у пациенток с поверхностным эндометриозом (подгруппа 2а) и глубоким инфильтративным эндометриозом (подгруппа 2с).

Содержание СРБ в ПК (см. рис. 1, в) значительно выше в подгруппах с эндометриоидными кистами (2b) и глубоким инфильтративным эндометриозом (2с), чем в контрольной группе, что может свидетельствовать о воспалительном процессе в брюшной полости. Уровень СРБ в ПЖ в контрольной и основной группах статистически не различим.

Обсуждение

Основной момент понимания патогенеза эндометриоза в настоящее время - восприятие его как перитонеального воспалительного процесса. Предполагается, что во время менструации при эндометриозе возникает воспалительная реакция в брюшной полости. Ретроградная менструация - возможная причина попадания клеток эндометрия в брюшную полость. Недостаточно изучены факторы, приводящие к адгезии и росту этих клеток, в результате чего может развиться эндометриоз [4, 16]. У здоровых женщин клетки и строма эндометрия, достигающие брюшной полости во время менструации, эффективно удаляются перитонеальными макрофагами. В противоположность этому перитонеальные макрофаги у женщин, страдающих эндометриозом, неэффективно уничтожают клетки эндометрия, в связи с чем происходят их имплантация и развитие эндометриоза [17].

Ранее была изучена активность перитонеальных макрофагов как ведущего фактора патогенеза эндометриоза (J. Halme и соавт., 1984). Эти макрофаги дифференцируются из мигрировавших в брюшную полость моноцитов. У здоровых женщин эти клетки, как правило, малочисленны и находятся в состоянии покоя. Они могут активно притягиваться в зону воспаления хемокинами. В момент активации макрофаги секретируют каскад цитокинов, которые могут усилить локальное воспаление [5, 9]. Недавно была выдвинута гипотеза о том, что у женщин, страдающих эндометриозом, моноциты из кровяного русла мигрируют в брюшную полость в связи с местной секрецией хемокинов [10].

Установлено, что ПЖ у пациенток с эндометриозом обладает высокой ангиогенной активностью по сравнению с ПЖ здоровых женщин, что подтверждено в нашем исследовании. A. Arici и соавт. [4] выявили снижение уровня хемокина MCP-1 в образцах ПЖ у пациенток контрольной группы по сравнению с таковым в группе с эндометриозом. Однако у женщин с легкой формой заболевания значение MCP-1 приближено к уровню контрольной группы, что подтверждается нашими результатами.

В настоящей работе отмечено, что уровень провоспалительного хемокина (MCP-1) в ПЖ значительно выше у пациенток с эндометриоидными кистами по сравнению с его уровнем у остальных. Это может быть связано с тем, что в подгруппе с инфильтративным эндометриозом (2с) эндометриоидная ткань мигрирует за пределы брюшной полости и не вызывает изменений ПЖ, так же как и в контрольной и в группе с малыми формами эндометриоза.

В исследовании N. Bersinger и соавт. [7], а также P. Laudanski и соавт. [11] были выявлены различия уровней хемокина RANTES/CCL5 в ПЖ у пациенток с эндометриозом легкой и тяжелой степени. В нашей работе при исследовании содержания белка RANTES в ПЖ не было отмечено различий, но в ПК были выявлены повышенные его уровня во 2-й группе по сравнению с контрольной, в большей степени в подгруппах 2a и 2c. Не было выявлено положительной корреляции уровня хемокина RANTES и стадии заболевания. Мы пытались проанализировать соотношение хемокинов RANTES и MCP-1 в разных группах, но различий также не выявлено.

При исследовании уровня СРБ в ПК выявлено достоверное его различие у пациенток с тяжелыми формами эндометриоза (подгруппы 2b и 2c), в большей степени в подгруппе (2с) с инфильтративными формами эндометриоза, что может свидетельствовать о выраженности воспалительного процесса в брюшной полости. Возможно, СРБ может быть использован как маркер активности эндометриоза, что также требует дополнительных исследований.

Таким образом, одной из жизненно важных функций мононуклеарных фагоцитов является функция поглощения. В отличие от тканевых макрофагов, макрофаги ПЖ, не прикрепленные к компонентам внеклеточного матрикса, не могут выполнять свои функции в полном объеме [8], что может объяснять процесс имплантации клеток эндометрия в брюшной полости и прогрессирование болезни. Системная воспалительная реакция при наружном генитальном эндометриозе характеризуется достоверным изменением содержания провоспалительных хемокинов в ПЖ, которое отражает возможность привлечения иммунокомпетентных клеток, определяющих воспалительную реакцию, в очаг формирования и развития гетеротопий. В разных исследованиях получены противоречивые результаты, пока нет однозначного ответа, предшествует ли развитию поверхностного или глубокого инфильтративного эндометриоза изменения в ПЖ или это следствие заболевания.

Выводы

Проведенное исследование показало, что изменения в иммунной системе при наружном генитальном эндометриозе характеризуются увеличением уровня провоспалительных хемокинов как в ПЖ, так и в ПК. Это косвенно может свидетельствовать о количестве и адекватности функционирования перитонеальных макрофагов, что влияет на воспалительный ответ и играет важную роль в развитии и прогрессировании наружного генитального эндометриоза. Необходимы дальнейшие расширенные исследования для определения надежных маркеров развития и прогрессирования эндометриоза.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail