Скрипникова И.А.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Мягкова М.А.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Шальнова С.А.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Выгодин В.А.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Редько А.Н.

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» Минздрава России

Викторова И.А.

ФГБОУ ВО «Омский государственный медицинский университет» Минздрава России

Прищепа Н.Н.

АУЗ Республики Карелия «Центр медицинской профилактики»

Якушин С.С.

ФГБОУ ВО «Рязанский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова»

Драпкина О.М.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Оценка абсолютного риска переломов среди городского и сельского населения в четырех регионах Российской Федерации

Журнал: Профилактическая медицина. 2020;23(5): 33-39

Просмотров : 32

Загрузок : 3

Как цитировать

Скрипникова И.А., Мягкова М.А., Шальнова С.А., Выгодин В.А., Редько А.Н., Викторова И.А., Прищепа Н.Н., Якушин С.С., Драпкина О.М. Оценка абсолютного риска переломов среди городского и сельского населения в четырех регионах Российской Федерации. Профилактическая медицина. 2020;23(5):33-39. https://doi.org/10.17116/profmed20202305133

Авторы:

Скрипникова И.А.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Все авторы (9)

Введение

Переломы, связанные с остеопорозом (ОП), и особенно перелом проксимального отдела бедра, представляют большую проблему для здравоохранения во всех странах, и количество их в популяции увеличивается с возрастом [1]. Перелом бедра (ПБ) сопровождается снижением функциональных возможностей и значительным ухудшением качества жизни пациента [2]. В ряде исследований была отмечена высокая смертность после ПБ, которая ассоциировалась с наличием и количеством факторов риска (ФР), таких как пол, возраст и факторы, связанные с системой здравоохранения [3, 4]. В дальнейшем была продемонстрирована более высокая частота ПБ среди городского населения в сравнении с сельским [5]. Смертность, связанная с ПБ, в ближайшие сроки после инцидента (30 сут) не различалась у людей с разным типом поселения, в то время как длительное наблюдение (от 5 до 12,5 лет) продемонстрировало более высокую смертность среди городских мужчин (2,23 (95% ДИ 2,20—2,27)) и женщин (1,45 (95% ДИ 1,43—1,46)) в сравнении с сельскими (1,85 (95% ДИ 1,76—1,94) и 1,32 (95% ДИ 1,29—1,34) соответственно) [6]. Необходимо отметить, что большинство исследований проводилось в высокоразвитых странах и большую частоту переломов и смертности от них в городе можно было объяснить лучшей системой статистического учета в городской местности в сравнении с сельской. Однако нельзя не учитывать различия в образе жизни, диетических привычках и физической активности. В метаанализе, проведенном M. Matsuzaki и соавт. [7], было показано, что минеральная плотность кости (МПК), являющаяся основной детерминантой прочности костной ткани, была на 5% выше у сельского населения по сравнению с городским в высокоразвитых странах, а в средне- и малоразвитых странах эти различия тоже сохранялись, но в меньшей степени. В связи с высокой распространенностью ОП и смертностью от его осложнений, приоритетным направлением в снижении этих показателей являются прогнозирование риска переломов и своевременная профилактика. Наиболее популярной в оценке риска переломов является рекомендованная Всемирной организацией здравоохранения шкала FRAX в электронной версии. В Российской Федерации (РФ) калькулятор FRAX применяется с 2012 г., и все исследования, касающиеся оценки риска переломов, были проведены среди городского населения [8—10]. В нашем раннем исследовании был оценен риск основных остеопорозных переломов (ОПП) и ПБ в репрезентативной выборке мужчин и женщин, проживающих в 8 городах РФ, и были выявлены межрегиональные различия как в распространенности ФР, входящих в анкету калькулятора, так и в распределении среднего риска переломов [11, 12].С учетом данных о различиях в частоте переломов и смертности от них среди городского и сельского населения, представляет интерес исследование риска переломов у лиц с разным типом поселения. В настоящее время практически нет работ по распределению риска переломов, оцененного с помощью калькулятора FRAX, среди людей, проживающих в сельской местности. Однако в недавней работе индийские авторы показали высокую прогностическую значимость, чувствительность и специфичность локальной модели шкалы FRAX в трех вариантах: без использования МПК, с МПК и с использованием трабекулярного костного индекса, у женщин в постменопаузе (средний возраст 65,5 года), проживающих в сельской местности южной Индии [13]. В связи с этим актуальным является изучение возможных различий риска переломов и частоты высокого риска у лиц с разным типом поселения.

Цель исследования — изучить распределение средних значений абсолютного риска (АР) ОПП и распространенность высокого АР переломов в 4 регионах РФ в зависимости от социально-демографических характеристик: возраста, пола и места проживания (город или село).

Материал и методы

Работа была выполнена в рамках наблюдательного эпидемиологического исследования ЭССЕ-РФ-2 (Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний в регионах Российской Федерации, часть 2), проведенного на представительных выборках взрослого неорганизованного населения 4 регионов РФ: Республика Карелия (Северо-Западный федеральный округ (ФО)), Краснодарский край (Южный ФО), Рязанская (Центральный ФО) и Омская (Сибирский ФО) области. Исследование было одобрено Независимым этическим комитетом ФГБУ «НМИЦ ТПМ» Минздрава России. В каждом регионе формировалась стратифицированная трехступенчатая случайная выборка по территориальному принципу на базе лечебно-профилактических учреждений по методу Киша, методика формирования которой была подробно описана ранее [14]. Отклик в исследовании составил около 80%. Случайные выборки населения в регионах включали мужчин и женщин, проживающих в городе и селе.

Всего в настоящее одномоментное исследование были включены 4248 респондентов: 2427 (57,13%) женщин и 1821 (42,87%) мужчина в возрасте 40—69 лет, подписавшие информированное согласие.

Все участники были опрошены по единому стандартному вопроснику ЭССЕ-РФ-2, сформированному по модульному принципу на основе адаптированных международных методик; 10-летний АР переломов рассчитывался с помощью Российской модели FRAX без учета МПК с применением пакетной обработки данных. Для этого в определенные модули вопросника ЭССЕ-РФ-2 были встроены вопросы о клинических ФР переломов, являющихся компонентами калькулятора FRAX. Для оценки ФР использовали критерии, прилагаемые к инструменту FRAX [15]. Для стратификации риска переломов применялся график порога терапевтического вмешательства (ПТВ), предложенный Российской ассоциацией по остео-порозу в 2012г., в котором выделяют 2 категории риска: высокий (выше пороговой кривой) и низкий (ниже пороговой кривой) [16].

При статистической обработке результатов использовали пакет прикладных статистических программ SAS (Statistical Analysis System, США), включая алгоритмы описательной статистики, анализ средних и распределений (M±SD), а также частот изучаемых показателей, дисперсионный анализ (ANOVA). Достоверными считались различия при p<0,05.

Результаты

Средний возраст участников составил 52,2±7,2 года: у женщин —52,2±7,3 года, у мужчин — 52,2±7,1 года. Структура исследуемой выборки по социально-демографическим параметрам представлена в табл. 1.

Таблица 1. Социально-демографическая характеристика исследуемой популяции (абс.)

Table 1. Socio-demographic characteristics of the population under study

Параметр

Женщины, n=2427

Мужчины, n=1821

Всего респондентов, n=4248

Возрастная группа, лет:

40—44

489

349

838

45—49

414

346

760

50—54

534

402

936

55—59

509

371

880

60—69

481

353

834

Регион:

Республика Карелия

681

342

1023

Краснодарский край

574

534

1108

Рязанская область

624

507

1131

Омская область

548

438

986

Тип поселения:

город

1720

1374

3094

село

707

447

1154

Группы городского и сельского населения были сопоставимы по возрасту (средний возраст 52,3±7,3 года против 52,0±7,1 года соответственно), в том числе у женщин (52,5±7,3 года против 51,7±7,1 года соответственно) и у мужчин (52,1±7,2 года против 52,5±7,0 года соответственно).

В общей выборке средний АР основных ОПП составил 7,4% (8,5% у женщин против 6,0% у мужчин, p<0,001), ПБ— 0,6% (0,7% у женщин против 0,4% у мужчин, p<0,001). АР как основных ОПП, так и ПБ увеличивался с возрастом независимо от пола и у женщин был выше во всех возрастных группах в сравнении с мужчинами (табл. 2). К 70 годам АР основных ОПП увеличивался в 1,8 раза у женщин (p<0,001) и в 1,2 раза у мужчин (p<0,001), АР ПБ — в 3,7 раза у женщин (p<0,001) и в 3,5 раза у мужчин (p<0,001).

Таблица 2. Средние значения АР основных ОПП и ПБ в зависимости от возраста и пола (%)

Table 2.A verage values of AR of major fractures and hip fractures depending on age and gender

Возрастная группа, лет

АР основных ОПП

АР ПБ

всего

мужчины

женщины

p

всего

мужчины

женщины

p

40—44

5,8

5,6

6,0

<0,05

0,3

0,2

0,3

<0,001

45—49

6,3

5,7

6,8

<0,001

0,3

0,2

0,4

<0,001

50—54

7,5

6,1

8,4

<0,001

0,5

0,4

0,6

<0,001

55—59

8,1

6,0

9,7

<0,001

0,7

0,4

0,8

<0,001

60—69

9,3

6,7

11,2

<0,001

1,0

0,7

1,1

<0,001

Примечание. p — достоверность различий между мужчинами и женщинами.

Note. p — significant differences between men and women.

Были выявлены региональные различия средних значений АР переломов — самые низкие показатели АР как основных ОПП, так и ПБ были отмечены в Омской области. В остальных регионах значения АР основных ОПП и ПБ были значимо выше по сравнению с Омской областью, но статистически не различались между собой (рис. 1).Во всех регионах АР основных ОПП и ПБ был выше у женщин, чем у мужчин (p<0,001).

Рис. 1. Распределение средних значений АР переломов в разных регионах РФ.

* — p<0,01; ** — p<0,001 по сравнению с Омской областью.

Fig. 1. Distribution of average values of ARof fractures in different regions of the Russian Federation.

* — p<0.01; ** — p<0.001 compared with the Omskregion.

Распределение АР переломов в зависимости от типа поселения представлено на рис. 2. В общей выборке средний АР основных ОПП и ПБ был выше среди городских жителей в сравнении с жителями сельской местности, однако для АР основных ОПП указанные различия определялись на уровне тенденций (p=0,1), в то время как для АР ПБ различия были статистически значимы (p<0,05). Среди женщин наиболее высокие средние значения АР как основных ОПП, так и ПБ регистрировались в городе. Среди мужчин не было отмечено различий в распределении АР основных ОПП и ПБ в зависимости от типа поселения.

Рис. 2. Средние значения АР переломов в зависимости от типа поселения.

* — p<0,05; ** — p<0,01; *** — p<0,001 между городским и сельским населением.

Fig. 2. Average values of AR of fractures depending on the type of settlement.

* — p<0,05; ** — p<0,01; *** — p<0,001 between urban and rural populations.

Независимо от типа поселения АР переломов был выше у женщин в сравнении с мужчинами (p<0,001).

В соответствии с принятым на сегодняшний день ПТВ в РФ, частота высокого АР основных ОПП в общей выборке составила 6,4% и была значимо больше у женщин, чем у мужчин (9,6% против 2,1%, p<0,001).Остальные участники исследования были отнесены к категории низкого риска переломов.

Определены различия в частоте высокого АР основных ОПП в зависимости от региона проживания. Наименьшее число лиц с высоким АР основных ОПП было отмечено в Омской области (3,7%), во всех остальных регионах доля лиц с высоким АР переломов была достоверно больше (p<0,01) и между ними не было выявлено различий в распространенности высокого риска переломов: Краснодарский край (7,0%), Республика Карелия (7,2%), Рязанская область (7,5%).

Частота высокого АР основных ОПП среди городских и сельских жителей продемонстрирована на рис. 3. В общей выборке высокий АР переломов чаще встречался среди городских жителей, чем среди жителей села, но на уровне тенденций (p<0,1). У женщин высокий АР переломов достоверно чаще выявлялся в городе, чем в сельской местности. У мужчин не было отмечено различий в частоте высокого риска переломов в зависимости от типа поселения.

Рис. 3. Частота высокого АР основных ОПП в зависимости от типа поселения.

* — p<0,05 между городским и сельским населением.

Fig. 3. Frequency of high AR of major fractures depending on the type of settlement.

* — p<0,05 between urban and rural populations.

Независимо от типа поселения и региона проживания высокий АР переломов чаще встречался у женщин в сравнении с мужчинами (p<0,001).

Обсуждение

В настоящей работе в рамках эпидемиологического исследования, которое является продолжением крупного многоцентрового исследования ЭССЕ-РФ-1, была применена Российская модель FRAX в случайных выборках населения еще 4 регионов РФ. Полученные в 4 регионах РФ данные средних значений АР переломов (АР основных ОПП — 7,4%, АР ПБ — 0,6%) близки к результатам, полученным нами в ЭССЕ-РФ-1 в 8 городах РФ (АР основных ОПП — 7,8%, АР ПБ — 0,7%) [11]. Также было выявлено сходство в частоте высокого риска переломов, определяемого на основании возрастзависимого ПТВ (6,4% в настоящем исследовании против 7% в ЭССЕ-РФ-1) [11]. Таким образом, данные, полученные в исследованиях ЭССЕ-РФ-1 и ЭССЕ-РФ-2, тщательно спланированных и выполненных по единому протоколу, позволяют высказать предположение об устойчивых закономерностях риска ОПП в российской популяции. Однако полученные результаты несколько ниже данных, представленных в другом эпидемиологическом исследовании «Остеоскрининг-Россия», где среднее значение АР основных ОПП составило 10,2%, а частота высокого риска переломов была в несколько раз выше [9]. Эти различия можно объяснить более молодым возрастом участников ЭССЕ-РФ-1 и ЭССЕ-РФ-2, поскольку лица 70 лет и старше не включались в исследования согласно протоколу, а риск ОПП, особенно ПБ, продолжает стремительно возрастать после 70 лет. Возраст участников исследования «Остеоскрининг-Россия» составил 50—80 лет и старше. Кроме того, указанные различия могут быть обусловлены разными методологическими подходами в формировании выборки и сборе данных.

АР ОПП традиционно увеличивался с возрастом как у женщин, так и у мужчин, но с разной скоростью и в разные возрастные периоды. Нарастание АР переломов с возрастом ожидаемо, учитывая, что возраст является значимым ФР, ассоциированным с ОП и переломами, а также с увеличением возраста происходит накопление других важных ФР. АР как основных ОПП, так и ПБ был выше у женщин, чем у мужчин независимо от возраста, региона проживания и типа поселения, и нарастал быстрее с возрастом. Полученные результаты сопоставимы с данными других исследований отечественных авторов, в которых также были продемонстрированы возрастная зависимость АР переломов и его преобладание у женщин в сравнении с мужчинами [9, 17]. Так, в эпидемиологическом исследовании О.М. Лесняк и соавт. [17], проведенном в двух городах РФ, было показано, что у женщин риск основных ОПП увеличивался с 6,5% в возрасте 50 лет до 10% в возрасте 70 лет и достиг 14% к 80 годам, после чего снижался, а риск ПБ возрастал с 0,3% в возрасте 50 лет до 1,8% в 70 лет, в 85 лет составил 5,5%, затем снижался. У мужчин отмечалась похожая возрастная динамика риска переломов, но менее выраженная по сравнению с женщинами. Относительно низкие средние значения риска переломов и постоянный рост риска с возрастом в нашем исследовании связан с относительно «молодой» выборкой: лица 70 лет и старше не включались в исследование. Непрерывный рост риска переломов с возрастом и снижение его после 80—85 лет из-за преобладания вероятности смерти над риском переломов были отмечены также в зарубежных исследованиях [18, 19].Таким образом, полученные данные о возрастной зависимости и гендерных особенностях распределения АР переломов согласовывались с результатами исследования ЭССЕ-РФ-1, выполненном в 8 городах, и не явились исключением из общей закономерности.

Были определены региональные особенности в распределении АР ОПП. Самые низкие средние значения АР переломов и наименьшая доля лиц с высоким риском переломов были выявлены в Омской области в сравнении с другими обследованными регионами, в которых как средние значения риска, так и распространенность высокого риска переломов не различались между собой. Возможно, это связано с различиями в частоте ФР ОПП, организацией медицинской помощи, экономическим обеспечением в регионах или сочетанием различных факторов. В настоящей статье мы не ставили целью проведение подробного анализа и изучение причин выявленных региональных особенностей.

Впервые в представленной работе изучены особенности распределения риска переломов у российских граждан в зависимости от типа поселения. У городских женщин средние значения АР переломов были выше, и значимо чаще выявлялся высокий риск переломов в сравнении с женщинами, проживающими в сельской местности. То есть, на уровне формирования риска переломов у женщин уже отражались дальнейшие закономерности в количестве переломов и смертности от них, отмеченные в других странах [6, 20]. У мужчин таких различий выявлено не было. Скорее всего, это связано с тем, что урбанизация постепенно проникает в современные села, особенно приближенные к городам, и отмечается сближение социально-экономических условий жизни городов и сел. У женщин, проживающих в селах, быт и привычки сельских жителей (питание, физическая активность), возможно, сохраняются в большей степени, чем у мужчин. Кроме того, у мужчин в селах больше распространено злоупотребление алкоголем, в структуре которого преобладают самодельные напитки типа крепленого вина и самогона [21]. Вероятно, этот факт способствует увеличению риска переломов у сельских мужчин и выравниванию с таковым у мужчин, проживающих в городской местности.

Заключение

В обследованных российских регионах можно отметить общие тенденции по риску ОПП: определены умеренные риски переломов в российской популяции, традиционно выражены возрастные и гендерные особенности — нарастание риска переломов с возрастом и преобладание его у женщин независимо от возраста, региона проживания и типа поселения. Это, в свою очередь, может указывать на наличие в популяции достаточно устойчивых ассоциаций риска ОПП с социально-демографическими характеристиками. Впервые в РФ показаны особенности распределения риска ОПП между городскими и сельскими жителями. У женщин, проживающих в городе, высокий риск переломов встречается значимо чаще, чем у жительниц села. У мужчин различий риска переломов в городе и селе не отмечено. С учетом большой протяженности РФ и имеющихся климатогеографических, социально-экономических и других различий между ее субъектами, целесообразно проведение подобных исследований с участием других регионов РФ для понимания объема диагностических и профилактических мероприятий по предотвращению ОПП у жителей городской и сельской местности.

Участие авторов: концепция и дизайн исследования — И.А. Скрипникова, М.А. Мягкова, С.А. Шальнова; сбор и обработка материала — А.Н. Редько, И.А. Викторова, Н.Н. Прищепа, С.С. Якушин; статистическая обработка — В.А. Выгодин; написание текста — И.А. Скрипникова, М.А. Мягкова; редактирование — С.А. Шальнова.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflict of interest.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail