Заболеваемость раком молочной железы и смертность от него коренного и пришлого населения Республики Бурятия

Авторы:
  • Л. Ф. Писарева
    Научно-исследовательский институт онкологии, Томский национальный исследовательский медицинский центр РАН, Томск, Россия
  • Н. П. Ляхова
    Научно-исследовательский институт онкологии, Томский национальный исследовательский медицинский центр РАН, Томск, Россия
  • Д. А. Перинов
    ГБУЗ «Бурятский республиканский онкологический диспансер», Республика Бурятия, Улан-Удэ, Россия
  • Е. В. Панферова
    Иркутская государственная медицинская академия последипломного образования, Иркутск, Россия
  • А. В. Дорошенко
    Научно-исследовательский институт онкологии, Томский национальный исследовательский медицинский центр РАН, Томск, Россия
  • О. А. Ананина
    Научно-исследовательский институт онкологии, Томский национальный исследовательский медицинский центр РАН, Томск, Россия
  • Н. В. Чердынцева
    Научно-исследовательский институт онкологии, Томский национальный исследовательский медицинский центр РАН, Томск, Россия; Томский государственный университет, Томск, Россия
Журнал: Профилактическая медицина. 2019;22(2): 62-67
Просмотрено: 971 Скачано: 84

На протяжении последних трех десятилетий в структуре онкологической заболеваемости женского населения России лидирует рак молочной железы (РМЖ) [1]. По данным 2013 г., его удельный вес в Российской Федерации (РФ) составил 20,9%, в Сибири — 19,7%, в Республике Бурятия (РБ) — 20,4%. Сохранилась тенденция дальнейшего роста показателей: за 4 года (2013—2016 гг.) прирост заболеваемости РМЖ в РФ составил 8,1% при среднегодовом темпе прироста 2,6%, в Сибирском федеральном округе (ФО) — 10,6 и 3,4%, в РБ — 6,3 и 2,1% соответственно [2, 3]. В РБ РМЖ является самым распространенным злокачественным новообразованием (ЗНО) среди женщин, однако республика характеризуется сравнительно низкими показателями заболеваемости РМЖ. Одним из позитивных факторов подобного положения вещей, возможно, является этническая неоднородность населения. В настоящее время в РБ живут представители более 167 национальностей и народностей. Русское население Бурятии начало складываться с середины XVII века, в советский период наблюдалось увеличение доли русских с 61,6% (1925) до 69,9% (1989) и снижение доли бурят с 33,7 до 27,8% соответственно. За период с 1989 по 2010 г. происходил обратный процесс: доля русских снизилась с 69,9% (726,2 тыс. человек) до 67,8% (665,5 тыс. человек). Тем не менее это самая многочисленная этническая группа в Р.Б. Второе место в республике по численности занимают буряты. Впервые в группу наиболее многочисленных национальностей РФ буряты вошли в 2002 г., превысив 400-тысячный рубеж — 445,2 тыс. человек. По итогам переписи 2010 г., численность бурят составила 461,4 тыс., их доля в общей численности населения республики выросла с 24% в 1989 г. до 29,5% в 2010 г. В мире, по разным данным, насчитывается около 500 тыс. бурят. В республике проживают 62,2% всех бурят, населяющих РФ [1, 4, 5]. Наследственные и антропологические факторы, культурное развитие, особенности образа жизни коренного населения Бурятии представляют значительный научный интерес для углубленного изучения условий развития ЗНО, поскольку среда обитания человека в эпидемиологии ЗНО является не только значимым, но и решающим фактором [6—8], что указывает на актуальность региональных эпидемиологических исследований. Статистические и эпидемиологические данные о заболеваемости различных групп населения РМЖ и смертности от него послужат основой для разработки противораковой программы и принятия аргументированных управленческих решений с учетом региональных особенностей, будут способствовать осуществлению государственной политики в сфере здравоохранения.

Цель исследования — на основе изучения заболеваемости РМЖ, смертности от него, факторов риска (ФР) с учетом этнического состава населения обосновать мероприятия по совершенствованию онкологической службы на территории РБ.

Материал и методы

Материалом исследования послужили сведения уточненной базы данных заболеваемости и смертности от РМЖ (отчетные формы № 7, № 35, № С51) канцер-регистра Бурятского республиканского клинического онкологического диспансера и территориального органа Федеральной службы государственной статистики по РБ [5].

Анализ заболеваемости и смертности проводили по экстенсивным, интенсивным (ИП) и стандартизованным показателям (СП), рассчитанным прямым (мировой стандарт) и косвенным методами; определяли темп прироста и относительный риск развития заболевания.

Обработка материала проводилась с применением программ Statistica 6.0, MS Office, Excel 2003 и программ, разработанных в лаборатории эпидемиологии НИИ онкологии Томского НИМЦ. При решении всех статистических задач принимался уровень значимости p≤0,05 [9]. Изучение заболеваемости РМЖ и смертности от него женского населения проводилось с 2001 по 2013 г.

Результаты

Заболеваемость раком молочной железы в РБ. С 1999 по 2013 г. в РБ было зарегистрировано около 19 тыс. женщин с впервые в жизни установленным диагнозом ЗНО, из них в 3,5 тыс. случаев регистрировали РМЖ: на него приходилось 18,4% всех случаев заболевания раком среди женщин.

Уровень заболеваемости РМЖ, по данным стандартизованных показателей, за время исследования составил 34,2±1,2 случая на 100 тыс. населения, прирост заболеваемости за этот период вырос на 20,0% при среднегодовом темпе 1,3%. В пределах этого периода (2007—2013 гг.) заболели более 1600 человек — представителей разных этнических групп: из них 302 (17,9%) — коренное население и 1387 (82,1%) — пришлое. Среди представителей коренных народов 54% — это женщины-горожанки, 46% — сельские жительницы; доля пришлого населения в городе составила 47%, в сельской местности — 53%.

Заболеваемость РМЖ женщин, принадлежащих к монголоидной популяции, в целом за время наблюдения составила 22,2±1,20/0000, населения славянского происхождения — 41,7±2,40/0000 (почти в 2 раза больше, чем у бурят). В городе разница между представителями различных этнических групп менее существенна — заболеваемость коренного населения составила 23,9±2,40/0000, пришлого — 32,1±2,40/0000; среди сельских жителей, наоборот, разница максимальная и заболеваемость составила 20,4±1,7 и 57,5±3,20/0000 (выше в 2,8 раза) соответственно. Различия статистически значимы практически между всеми исследуемыми группами (p<0,05), исключение составило коренное городское и сельское население, разница в заболеваемости между которыми оказалась не значима (табл. 1).

Таблица 1. Стандартизованные показатели заболеваемости РМЖ среди коренного и пришлого населения РБ, 0/0000

Полученные результаты свидетельствуют, что на селе у коренных жительниц зафиксирована самая низкая заболеваемость РМЖ, показатели в разные годы колеблются от 12,9 до 25,70/0000, у пришлого сельского населения — самая высокая заболеваемость РМЖ, она варьирует от 44 до 69,90/0000.

В городской обстановке доля представителей бурятской популяции заболевших РМЖ среди всех ЗНО составила 9,6% (n=163), среди сельского населения — 8,2% (n=139), в то время как доля славянских народностей соответственно 38,7% (n=654) и 43,4% (n=872).

Среди пришлого населения по республике в целом и среди сельского населения, а также горожан пришлых и коренных этносов наблюдается выраженная тенденция роста показателей заболеваемости. У коренных жителей в целом по РБ выявлен умеренный рост и отмечена тенденция снижения на селе. В городских условиях, где среда обитания загрязнена выбросами автотранспорта и промышленных предприятий, в комплексе с другими факторами риск развития ЗНО у горожан выше, что приводит к более высоким темпам прироста заболеваемости РМЖ как у коренных (13,9%), так и у пришлых (17,6%) групп населения.

Следовательно, пришлое население болеет ЗНО молочной железы на 14,9% чаще, чем население республики в целом и на 88,1% — чем коренные жители. Показатели заболеваемости РМЖ в Бурятии ниже, чем аналогичные показатели в Сибирском Ф.О. в среднем на 25,9% (рис. 1).

Рис. 1. Стандартизованные показатели заболеваемости женского населения РМЖ в Сибирском Ф.О. и РБ (коренное и пришлое население) (2007—2013 гг.).

При сохранении выявленных трендов прогнозируется рост показателей заболеваемости РМЖ среди пришлого населения в сельской местности (r=0,89) и в городе (r=0,66); среди коренного населения можно говорить о тенденции к повышению заболеваемости в городе (r=0,44) и о стабилизации на селе (r= –0,18).

Результаты изучения онкологической ситуации в районах республики показали зависимость уровня заболеваемости РМЖ от национального состава населения. На территориях, где проживает преимущественно население, принадлежащее к славянской популяции, показатели заболеваемости выше: в Баунтовском районе на долю пришлого населения приходилось 77,4%, а заболеваемость РМЖ составила 55,90/0000, в Заиграевском — 82,5% и 56,50/0000 соответственно, в Кабанском — 94,3% и 52,50/0000 (табл. 2).

Таблица 2. Зависимость заболеваемости населения муниципальных районов РМЖ от национального состава населения РБ (2007—2013 гг.)
Коэффициент корреляции r=0,72 подтверждает довольно тесную связь двух исследуемых величин. В районах, где национальный состав характеризовался преобладанием представителей монголоидной расы, заболеваемость РМЖ была ниже: в Тункинском районе на долю коренного населения приходилось 66,5%, заболеваемость РМЖ составила 24,80/0000, в Закаменском — 68,1% и 32,50/0000, в Окинском районе 93,5% (среди коренных жительниц 33,3% — бурятки, 60% — сойоты) и 7,40/0000 соответственно. Коэффициент корреляции r= –0,7.

Успех противораковой борьбы во многом зависит от оценки онкологического риска среди контингентов, у которых наиболее вероятно развитие опухоли. При анализе уровней заболеваемости использовался показатель относительного риска, рассчитанный для каждого района методом кластерного анализа, позволивший упорядочить муниципальные районы РБ в сравнительно однородные группы по степени онкологического риска РМЖ проживающего в них женского населения. В модель вошли показатели заболеваемости РМЖ, удельный вес пришлого населения Бурятии и удельный вес женщин старше трудоспособного возраста (55 лет и старше) (рис. 2).

Рис. 2. Кластер. Переменные: СП + доля пришлого населения + доля лиц старше трудоспособного возраста.

В группу пониженного онкологического риска вошли районы Окинский, Тункинский, Кижингинский, Курумканский, Закаменский, где доля жителей коренного происхождения колебалась от 63,8 (Кижингинский район) до 93,5% (Окинский район), при этом лица старше трудоспособного возраста составляли от 11,1 (Окинский район) до 17,6% (Кижингинский район). В группу повышенного риска вошли Тарбагатайский, Мухоршибирский, Прибайкальский, Кабанский, Заиграевский, Баунтовский, Северобайкальский, Бичурский, Баргузинский районы, где доля пришлого населения колебалась от 74,9 (Баргузинский район) до 97,3% (Прибайкальский район), лица старше трудоспособного возраста составляли от 18,4 (Мухоршибирский район) до 23,1% (Кабанский район). Остальные районы были отнесены к группе со средней степенью риска, где доля пришлого населения колебалась от 82,5 (Муйский) до 37,1% (Иволгинский), лица старше трудоспособного возраста составляли от 13,8 (Мухоршибирский) до 17,7% (Хоринский).

Наиболее высокая заболеваемость у коренных горожан и пришлого населения республики в целом приходилась на возраст 65—69 лет, при этом заболеваемость среди коренного населения в этом возрасте была в 2,1 раза ниже, чем у пришлого. У сельских жителей монголоидной популяции максимальная заболеваемость наблюдалась в возрасте 60—64 лет. Показатели медианы свидетельствовали о более раннем заболевании коренных горожан (56,4 года), чем пришлых (59,1 года); в сельской местности различия незначительные — 57,6 и 57,0 года соответственно.

Среди пришлого населения кумулятивный риск развития РМЖ (4,7%) в 1,9 раза выше, чем среди коренного (2,5%).

Смертность от РМЖ в РБ. Негативный вклад в структуру смертности женщин вносят ЗНО молочной железы, занимающие лидирующие позиции среди остальных ЗНО, уровень смертности которых в значительной степени является показателем развития системы здравоохранения, эффективности организации противораковой борьбы.

В структуре смертности женского населения РБ от ЗНО в 2012 г. доля РМЖ составила 13,3% (Сибирский ФО — 16,3%, РФ в целом — 17,1%). Стандартизованный показатель смертности от РМЖ с 2001 по 2012 г. составил 15,5±0,90/0000 (РФ — 17,0±0,10/0000,), за этот период наблюдалось снижение числа умерших на 0,5% (в РФ — на 2,5%). За 2007—2013 гг. в РБ от РМЖ умерли 533 женщины, из них 77 (14,4%) — представительницы бурятской популяции, 456 (85,6%) — европеоидной расы. В Улан-Удэ умерли 235 женщин, из них 28 (11,9%) составили коренные жительницы, 207 (88,1%) — пришлое население; на селе — 298 женщин, из них коренные и пришлые составили 49 (16,4%) и 249 (83,6%) соответственно (табл. 3).

Таблица 3. Смертность коренного и пришлого населения от РМЖ в РБ (2007—2013 гг.) Примечание. * — доверительный интервал.

В среднем за изучаемый период показатели смертности от РМЖ среди коренного населения в интенсивных показателях (7,1±0,7) были в 2,7 раза ниже, чем среди пришлого (18,9±1,8). Стандартизованные показатели смертности от РМЖ пришлого населения в 2,3 раза выше, чем среди коренного (16,8±0,8 и 7,3±0,9 0/0000); в Улан-Удэ — в 2,4 раза (12,5±0,9 и 5,2±1,00/0000), в сельской местности — в 2,3 раза (21,4±0,9 и 9,5±1,40/0000) соответственно.

Самая низкая смертность от РМЖ среди коренного населения Бурятии отмечена в Кижингинском (2,40/0000; 0,1—13,3), самая высокая — в Прибайкальском муниципальном районе (29,80/0000; 0,7—166,2), в 4 районах (Муйском, Окинском, Северобайкальском и Тарбагатайском) умерших не выявлено. Среди пришлого населения самая низкая смертность зафиксирована в Тункинском (6,70/0000; 0,8—24,1), самая высокая — в Баунтовском районе (82,20/0000; 53,2—121,6), в Окинском районе умершие не выявлены.

Рост повозрастных показателей смертности от РМЖ пришлого населения характеризуется более высокими темпами, чем коренного. Пик смертности у коренного населения отмечен в возрасте 70 лет и старше (29,20/0000), у пришлого — в 65—69 лет (67,40/0000).

За изучаемый период средний возраст умерших от РМЖ среди коренного населения в городе составил 61,3±4,6 года, среди пришлого — 62,5±2,0 года (разница 1,2 года), на селе — 60,7±4,5 и 61,5±1,7 года (разница 0,8 года) соответственно. Разница возраста между коренным и пришлым населением оказалась статистически незначима как в городе, так и на селе. По показателям медианы смертности в городе коренное население умирает от РМЖ на 3,8 года раньше (57,5 года), чем пришлое (61,3 года), в сельской местности аналогичная разница составила 1,6 года (57,9 и 59,5 года) соответственно.

У пришлого населения кумулятивный риск смертности от РМЖ в городе (0,98%) в 2,1 раза выше, чем у коренного (0,46%), в сельской местности выше в 2,9 раза (1,97 и 0,68% соответственно).

Заключение

Таким образом, РМЖ представляет собой серьезную медико-социальную проблему и занимает лидирующие позиции среди ЗНО женского населения Р.Б. При сравнении уровня заболеваемости РМЖ и смертности от него в различных этнических группах выявлены статистически значимые различия показателей между коренным и пришлым населением как в целом по республике, так и в Улан-Удэ и на селе. Установлено, что заболеваемость РМЖ в городе среди коренного населения в 1,9 раза ниже, чем среди пришлого, в сельской местности — в 2,8 раза ниже; средний возраст заболевших лиц коренной национальности в городе моложе на 2,1 года, чем пришлого населения. В районах, где преобладает пришлое население, высок риск заболеваемости РМЖ. Кумулятивный риск развития РМЖ выше у пришлого населения (4,7%) в сравнении с коренным (2,5%).

Смертность городского населения от РМЖ в 1,5 раза выше, чем сельского, пришлого — в 2,3 раза выше, чем коренного. Средний возраст умерших от РМЖ как городского, так и сельского населения практически одинаков. При сохранении тенденции в городе прогнозируется снижение смертности, на селе — стабилизация.

Благодарности: работа поддержана грантом Российского фонда фундаментальных исследований № 18−29−09046мк.

Участие авторов:

Концепция и дизайн — Л.П., Н.Л.

Сбор и обработка материала — Д.П., Е.П., А.Д., О.А.

Статистическая обработка данных — Л.П., О.А.

Написание текста — Н.Л., Л.П.

Редактирование — Н.Ч., Л.П.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

Список литературы:

  1. Писарева Л.Ф., Перинов Д.А., Одинцова И.Н., Чердынцева Н.В, Чойнзонов Е.Л. Эпидемиология рака молочной железы в Республике Бурятия. Томск. 2017;190.
  2. Злокачественные новообразования в России в 2013 г. (Заболеваемость и смертность). Под ред. Каприна А.Д., Старинского В.В., Петровой Г.В. М. 2015;250.
  3. Злокачественные новообразования в России в 2016 г. (Заболеваемость и смертность). Под ред. Каприна А.Д., Старинского В.В., Петровой Г.В. М. 2018;250.
  4. Бутов В.И., Игнатов В.Г. Демография. М. 2003;238.
  5. Федеральная служба государственной статистики. Бурятстат. [Электронный вариант]. Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/ connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography/# Rezhim dostupa: http://www.gks.ru/wps/wcm/ connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography/#
  6. Писарева Л.Ф., Одинцова И.Н., Кудерек Б.К., Шивит-оол А.А., Сиразитдинова А.К. Эпидемиологические особенности злокачественных новообразований молочной железы в регионе Сибири и Дальнего Востока. Томск. 2006;208.
  7. Писарева Л.Ф., Одинцова И.Н., Чердынцева Н.В., Малиновская Е.А., Панферова Е.В., Шивит-оол А.А., Хряпенков А.В., Тимофеев В.Д. Заболеваемость раком молочной железы женского населения южных территорий Сибирского федерального округа. Сибирский онкологический журнал. 2008;4(28):36-41.
  8. Чердынцева Н.В., Писарева Л.Ф., Панферова Е.В., Иванова А.А., Малиновская Е.А., Одинцова И.Н., Дорошенко А.В., Гервас П.А., Слонимская Е.М., Шивит-оол А.А., Дворниченко В.В., Чойнзонов Е.Л. Этнические аспекты наследственного рака молочной железы в регионе Сибири. Вестник Российской академии медицинских наук. 2014;11-12:72-79.
  9. Петрова Г.В., Грецова О.П., Старинский В.В., Чиссов В.И. Характеристика и методы расчета статистических показателей, применяемых в онкологии. Практическое пособие. М. 2005;39.