Грамотность в вопросах здоровья: содержание понятия

Авторы:
  • Л. Е. Сырцова
    ФГБУ «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова», Высшая школа управления здравоохранением, Москва, Россия
  • Ю. Е. Абросимова
    Центр поддержки проекта Европейского регионального бюро ВОЗ «Здоровые города», Москва, Россия
  • М. В. Лопатина
    ФГБУ «Государственный научно-исследовательский центр профилактической медицины» Минздрава России, Москва, Россия
Журнал: Профилактическая медицина. 2016;19(2): 58-63
Просмотрено: 2071 Скачано: 677

Первое упоминание термина «health literacy» (HL) в научной литературе появилось в 1974 г. (S. Simonds. Health education as social policy. Health Education Monographs), но, по мнению автора, этот термин не имел ничего общего с современным пониманием концепции и был не более чем случайной комбинацией слов в английском языке [1]. Термин HL начал появляться в научной рецензируемой литературе в 90-х годах прошлого века [2] (рис. 1).

Рис. 1. Количество рецензируемых статей в базе данных PubMed по теме «Health literacy» c 1995 по 2012 г. [3].

На рис. 1 отражено количество публикаций по годам, а линия тренда показывает возрастающий относительный исследовательский интерес к данной теме.

Изначально термин HL использовался исключительно в медицинском контексте. В 1995 г. Р. Паркер и соавт. [3] первыми предприняли попытку сформулировать определение термина HL как способность применять навыки грамотности к медицинским материалам, таким как назначения врача, аннотации к лекарствам, а также инструкции по медицинской помощи на дому.

В 1998 г. появилось определение термина HL в глоссарии ВОЗ [4]: «HL представляет собой познавательные и социальные навыки, которые определяют мотивацию и способность людей к получению, пониманию и использованию информации таким образом, чтобы поддерживать и укреплять здоровье». Термин HL означает уже больше, чем способность прочитать и понять назначения врача и аннотации к лекарствам [5]. Со временем понятие развивалось, в научной литературе появляется большое количество определений термина HL, что свидетельствует об отсутствии единого понимания данного термина в научных кругах [6].

В 2012 г. Европейский консорциум по грамотности в вопросах здоровья (European Health Literacy Consortium) в результате обзора 17 определений 12 концептуальных моделей, выявленных в рецензируемой литературе, сформулировал широкое и всеобъемлющее определение: «HL — это наличие у людей знаний, мотивации и умений, необходимых для получения, понимания, оценки и применения информации в отношении здоровья, чтобы в повседневной жизни формировать собственное мнение и принимать решения в рамках медицинской помощи, профилактики заболеваний и укрепления здоровья, а также для поддержания или улучшения качества жизни на всех ее этапах» [6, 7].

Данное определение используется в современных материалах ВОЗ, а также является самым цитируемым в европейской научной литературе по теме HL в 2013—2014 гг. [8, 9]. Авторы разделяют популярность данного определения и считают его наиболее релевантным.

Многочисленные исследования показывают взаимосвязь между низким уровнем HL и плохим состоянием здоровья, недостаточным использованием медицинской помощи, увеличением препятствий для лечения заболеваний и преждевременной смертностью населения [10—14].

Также в исследованиях доказано, что уровень HL тесно связан с такими поведенческими факторами риска, как недостаточная физическая активность, нездоровое питание, курение и вредное употребление алкоголя, и является важным фактором по предупреждению неинфекционных заболеваний [8].

В последние 6—7 лет тема HL привлекает все большее внимание в качестве подхода к улучшению здоровья людей и работы систем здравоохранения [3, 7]. По мнению специалистов в области общественного здоровья и здравоохранения, необходимо изучать уровень HL для разработки эффективных мер укрепления здоровья населения и сокращения социально-экономического неравенства в отношении здоровья [15, 16].

Значение HL признано на международном уровне, предпринимаются глобальные меры по повышению уровня HL путем создания международного сотрудничества, национальных планов действий и правовых норм [5]. Например, в 2010 г. в США разработан Национальный план действий по улучшению HL (National Action Plan to Improve Health Literacy) [17].

В 2012 г. показатель HL вошел в систему ключевых показателей для оценки достижения целей Европейской политики ВОЗ «Здоровье-2020» [18].

Несмотря на широкое изучение данной проблемы на глобальном уровне, нет единого понимания термина HL и отчасти, как следствие, перевод и интерпретация термина на разные языки вызывает трудности [19—21].

Цель настоящей работы — представить на обсуждение русскоязычный вариант термина HL на основании контент-анализа и с учетом мнения экспертов.

Задачи:

— отобрать отечественную и зарубежную литературу по теме HL;

— провести сравнительный анализ использования термина HL в отобранной литературе;

— провести экспертную оценку соответствия сути и интерпретации термина HL;

— выбрать русскоязычный вариант термина HL с учетом мнения экспертов.

Материал и методы

Контент-анализ. Социологические методы: экспертный опрос

Выполнение работы стало возможным благодаря сочетанию знаний в области изучаемого предмета, английской филологии и навыков перевода.

Объект исследования: сотрудники ГНИЦ ПМ, имеющие опыт работы в области общественного здравоохранения не менее 5 лет; кандидаты или доктора медицинских наук; преподаватели Высшей школы управления здравоохранением (ВШУЗ), имеющие опыт работы в области общественного здравоохранения не менее 5 лет; магистранты по направлению подготовки «Общественное здравоохранение», обучающиеся на I и II курсах ВШУЗ в 2013—2015 гг. и изучившие учебные модули «Общественное здоровье и факторы, его определяющие», «Укрепление здоровья и профилактика заболеваний», «Планирование, реализация и оценка эффективности профилактических программ».

Результаты и обсуждение

В 2014 г. в базе данных PubMed зарегистрировано более 3000 публикаций на тему HL, 75% из них были опубликованы за последние 6 лет и 1/3 из этих публикаций содержит HL в качестве основной медицинской предметной рубрики [22].

Поиск публикаций для обзора литературы проводился при использовании базы данных PubMed, а также публикаций в сети Интернет. Было изучено 30 отечественных и зарубежных публикаций и документов на тему HL, из них 9 зарубежных публикаций были переведены на русский язык.

Из 569 рецензируемых публикаций на тему HL, представленных в 2011 г. в нескольких научных базах данных (PubMed, ISI Web of Science, Academic Search Premier, the Cumulative Index to Nursing and Allied Health Literature, Ingenta, and Science Direct), 360 публикаций принадлежат американским ученым, более чем 200 статей по первому автору принадлежат исследователям из 24 стран мира (рис. 2). Это свидетельствует о быстро растущем интересе к данной теме во всем мире [23].

Рис. 2. Рецензируемые публикации по теме «Health literacy» по стране происхождения первого автора (по данным 2011 г.).

Согласно данным, представленным на рис. 2, странами-лидерами по количеству рецензируемых статей в мире на тему HL являются США, Австралия, Великобритания, Канада, Нидерланды, Германия. Мы проанализировали распределение при расчете на 100 тыс. населения и получили следующее новое распределение: Австралия, США, Нидерланды, Канада, Великобритания, Германия (рис. 3).

Рис. 3. Распределение стран-лидеров по количеству рецензируемых статей по теме «Health literacy» на 100 тыс. населения (по данным 2011 г.).

Отечественные публикации и документы ВОЗ на русском языке с упоминанием темы HL рассматривались в качестве примеров использования терминологии.

Анализ отечественной литературы показал, что в настоящее время в российском научном сообществе нет единого толкования термина HL, наблюдается разнообразие в его переводе на русский язык и использовании. Все существующие термины используются как синонимы в произвольной форме, поскольку в основном все изученные источники представляют собой перевод зарубежных публикаций, и причиной данного разнообразия русских терминов в отношении HL мы считаем трудности перевода. Приведем некоторые примеры использования и интерпретации данного термина: «При реализации стратегий стимулирования активного участия пациентов необходимо обращать особое внимание на грамотность в вопросах здоровья, совместную с врачом ответственность за принятие решения и самоконтроль в поддержании своего здоровья. Грамотность (health literacy) (осведомленность, компетентность) по вопросам здоровья и его охраны отражает познавательные и социальные умения и навыки… Информированность по вопросам здоровья и его охраны предполагает достижение определенного уровня знаний… Медицинская грамотность (информированность) имеет определяющее значение для предоставления или приобретения реальных возможностей, полномочий, правомочий…» [24]. «…Рассмотрены частные вопросы повышения уровня грамотности в вопросах здоровья при различных заболеваниях и у представителей разных возрастных и социальных групп…» [25]. «Авторы научных публикаций отмечают, что низкая компетентность населения в вопросах здоровья часто ассоциируется с неравным доступом к медицинскому обслуживанию, поэтому у людей с низкой грамотностью в вопросах здоровья состояние здоровья обычно хуже, а риск госпитализации выше…» [26]. «Санитарное просвещение и формирование приверженности у социально уязвимых групп фтизиатрических больных. Не вызывает сомнения роль социальной и санитарной пропаганды в профилактике инфекционных и неинфекционных заболеваний…» [27]. «Медицинская грамотность молодежи: результаты исследования. В статье представлены результаты изучения образа жизни и грамотности молодежи в вопросах здоровья. Показано, что вопросам информирования пациентов о необходимости придерживаться здорового образа жизни медицинскими работниками уделяется недостаточное внимание» [28, 29]. «Ответственность врачей за грамотность населения в вопросах здоровья» [30].

В русскоязычной версии глоссария «Здоровье-2020: основы политики и стратегия» термин HL переведен как «…медико-санитарная грамотность, медицинская грамотность — совокупность когнитивных и социальных навыков, которые определяют стремление и возможности индивидуума находить, понимать и использовать информацию в целях поддержания и укрепления здоровья» [18].

В русскоязычной версии документа ВОЗ «Health Literacy: The Solid Facts» термин HL переведен как «…санитарная грамотность — наличие у людей знаний, мотивации и умений, необходимых для получения, понимания, оценки и применения медицинской информации с тем, чтобы выносить собственные суждения и принимать решения в повседневной жизни, касающиеся медико-санитарной помощи, профилактики заболеваний и укрепления здоровья, для поддержания или улучшения качества жизни на всех ее этапах» [8].

Таким образом, в отечественных источниках литературы было выявлено 8 русскоязычных вариантов термина HL:

1) гигиеническое просвещение;

2) грамотность в вопросах здоровья;

3) компетентность в вопросах здоровья;

4) комплаентность в вопросах здоровья;

5) медико-санитарная грамотность;

6) медицинская грамотность;

7) санитарная грамотность;

8) санитарное просвещение.

Нами был проведен экспертный опрос в отношении выбора русскоязычного варианта для термина HL. В опросе приняли участие 36 экспертов: 6 сотрудников ГНИЦ ПМ, 4 преподавателя ВШУЗ, 12 магистрантов I курса ВШУЗ и 14 магистрантов II курса ВШУЗ.

Респондентам было предложено выбрать один из 8 русскоязычных вариантов термина HL или предложить другой вариант. Вопросы были разосланы посредством электронной почты. Выбранные ответы, как правило, дополнялись устными комментариями и обсуждением по телефону.

В результате проведенного опроса были получены следующие ответы (от самого популярного к менее популярному): «грамотность в вопросах здоровья» — 27 (75%) респондентов из 36; компетентность в вопросах здоровья, медико-санитарная грамотность, медицинская грамотность — по 2 (6,4%) респондента на каждый вариант, гигиеническое просвещение — 1 (3,2%) респондент. Помимо представленных вариантов, 2 (6,4%) респондента предложили другой вариант названия термина HL: «способность понимать и использовать информацию о здоровье»; «грамотность в вопросах гигиены и здоровья».

В своих комментариях эксперты отметили, что важным условием для использования данного термина является уточнение, что данный термин рассматривается с точки зрения населения, в случае же использования термина HL в профессиональной среде, его необходимо переводить как «компетентность в вопросах здоровья». На наш взгляд, оба выбранных ответа «компетентность в вопросах здоровья» обусловлены тем, что термин был представлен без контекста и некоторые из экспертов восприняли данный термин с точки зрения профессионалов, а не населения.

Результаты проведенного экспертного опроса в отношении терминологии представлены в таблице.

Изучение мнения экспертов в отношении выбора русскоязычного варианта для термина «health literacy» Примечание. * — грамотность в вопросах гигиены и здоровья; ** — способность понимать и использовать информацию о здоровье.

В результате анализа литературы и изучения экспертного мнения было выявлено, что среди специалистов в области общественного здравоохранения существует различное понимание термина HL и разнообразие в его использовании. На основании обобщения полученных данных мы предложили на обсуждение наиболее популярный и наилучшим образом отражающий содержание термина HL русскоязычный вариант — грамотность в вопросах здоровья (ГЗ).

Выводы и предложения

1. Не существует единообразия в понимании и применении термина HL среди специалистов в области общественного здравоохранения.

2. По результатам контент-анализа и с учетом мнения экспертов из 8 русскоязычных вариантов термина HL отобран один вариант — грамотность в вопросах здоровья.

3. Необходимо провести дальнейшее обсуждение вопроса для введения в практику единого понимания русскоязычного варианта термина и его применения в политических документах, концепциях и практике общественного здоровья и здравоохранения.

Конфликт интересов отсутствует.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования — Л.С., Ю.А.

Сбор и обработка материала, статистическая обработка — М.Л.

Написание текста, редактирование — Л.С., Ю.А., М.Л.

Список литературы:

  1. Pleasant A. Health literacy: An opportunity to improve individual, community, and global health. Adult Education for Health and Wellness. 2011;130:43-54. http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1002/ace.409/abstract.
  2. Sørensen K. Health literacy: the neglected European public health disparity. Thesis. e-book. 2013. http://digitalarchive.maastrichtuniversity.nl/fedora/get/guid:fec5580d-8b4e-4855-b023-a70b4d8decba/ASSET1.
  3. Pleasant A. Advancing Health Literacy Measurement: A Pathway to Better Health and Health System Performance. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4292229/.
  4. ВОЗ. Глоссарий терминов по вопросам укрепления здоровья. 1998. http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/64546/2/WHO_HPR_HEP_98.1_rus.pdf.
  5. WHO. Health literacy and health behavior. 2011 http://www.who.int/healthpromotion/conferences/7gchp/track2/en/webcite
  6. Sørensen K, Van den Broucke S, Fullam J, Doyle G, Pelikan J, Slonska Z, Brand H. Health literacy and public health: a systematic review and integration of definitions and models. BMC Public Health. 2012;72:80. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/22276600.
  7. HLS-EU Consortium. Comparative report on health literacy in eight EU member states. The European Health Literacy Project 2009-2012. http:// www.health-literacy.eu.
  8. ВОЗ. Санитарная грамотность. Убедительные факты, 2014 http://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0010/254377/Health_Literacy_RU_web.pdf.
  9. Altin SV. The evolution of health literacy assessment tools: a systematic review. BMC Public Health. 2014;14:1207. http://www.biomedcentral.com/1471-2458/14/1207.
  10. Pleasant A. Advancing Health Literacy Measurement: A Pathway to Better Health and Health System Performance. Journal of Health Communication: International Perspectives. 2014;19(12):1481-1496. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/25491583.
  11. Martensson L, Hensing G. Health literacy — a heterogeneous phenomenon: a literature review. Scand J Caring Sci. 2012;26(1):151-160. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/21627673.
  12. Berkman N, Davis T, McCormack L. Health literacy: What is it? Journal of Health Communication. 2010;15:9-19. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/20845189.
  13. Berkman N, Sheridan S, Donahue K, Halpern D, Crotty K. Low health literacy and health outcomes: an updated systematic review. Ann Intern Med. 2011;155(2):97-107. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/21768583.
  14. Van der Heide I, Wang J, Droomers M, Spreeuwenberg P, Rademakers J. The relationship between health, education, and health literacy: results from the Dutch Adult Literacy and Life Skills Survey. J Health Commun. 2013;18(Suppl 1):172-184. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24093354.
  15. Tiller D, Herzog B, Kluttig A, Haerting J. Health literacy in an urban elderly East-German population - results from the population-based CARLA study. BMC Public Health. 2015;15:883. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26357978.
  16. Van der Heide I. Health literacy of Dutch adults: a cross sectional survey BMC Public Health. 2013;13:179. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23445541.
  17. U.S. Department of Health and Human Services, Office of Disease Prevention and Health Promotion. (2010). National Action Plan to Improve Health Literacy. Washington, DC. http://health.gov/communication/hlactionplan/pdf/Health_Literacy_Action_Plan.pdf.
  18. ВОЗ. Здоровье 2020: основы европейской политики и стратегия для XXI века. 2013. http://www.euro.who.int/ru/health-topics/health-policy/health-2020-the-european-policy-for-health-and-well-being/about-health-2020.
  19. Sørensen K, Brand H. Health literacy lost in translations? Introducing the European Health Literacy Glossary. Health Promot Int. 2014;29(4):634-644. http://heapro.oxfordjournals.org/content/29/4/634.long.
  20. Roundtable on Health Literacy; Board on Population Health and Public Health Practice; Institute of Medicine. Washington (DC): National Academies Press (USA). 2013 Jul 10. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK311252/.
  21. Peerson A, Saunders M. Health literacy revisited: what do we mean and why does it matter? Health Promot Int. 2009;24(3):285-296. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/19372101.
  22. Van den Broucke S. Health literacy: a critical concept for public health. Arch Public Health. 2014;72(1):10. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3994208/.
  23. Pleasant A. Health literacy around the world: part 1 health literacy efforts outside of the United States. Washington, DC: Institute of Medicine, 2012. http://iom.nationalacademies.org/~/media/Files/Activity%20Files/PublicHealth/HealthLiteracy/2012-SEP-24/WorldHealthLit.pdf.
  24. Амлаев К.Р., Койчуева С.М., Махов З.Д., Койчуев А.А. Формирование грамотности в вопросах здоровья. Доказательные рекомендации (обзор). Профилактическая медицина. 2012;6:25. http://www.mediasphera.aha.ru/uppic/Profilac%20Medicine/2012/6/5/Prof_2012_06_025.pdf.
  25. Амлаев К.Р., Койчуева С.М., Махов З.Д., Койчуев А.А. Формирование грамотности в вопросах здоровья у некоторых категорий пациентов. Профилактическая медицина. 2013;2:18-22. http://www.mediasphera.ru/journals/prof/1015/16423/.
  26. Амлаев К.Р., Муравьева В.Н., Койчуев А.А., Уткина Г.Ю. Медицинская грамотность (компетентность): состояние проблемы, способы оценки, методики повышения грамотности пациентов в вопросах здоровья. Медицинский вестник Северного Кавказа. 2012;4:75-79. http://www.fesmu.ru/elib/Article.aspx?id=273225.
  27. Амлаев К.Р., Зафирова В.Б., Узденов И.М. Санитарное просвещение и формирование приверженности у социально-уязвимых групп фтизиатрических больных. Туберкулез и болезни легких. 2014;10:11-13. http://www.fesmu.ru/elib/Article.aspx?id=306487.
  28. Амлаев К.Р., Зафирова В.Б., Степанова Е.В., Узденов И.М., Айбазов Р.У. Результаты изучения образа жизни и грамотности молодежи в вопросах здоровья. Профилактическая медицина. 2014;3:40-44. http://www.mediasphera.ru/uppic/Profilac%20Medicine/2014/3/7/Prof_2014_03_040.pdf.
  29. Койчуев А.А. Медицинская грамотность молодежи: результаты исследования. Научная мысль Кавказа. 2013;2:92. http://kavkaz.sfedu.ru/sites/default/files/%D0%9D%D0%9C%D0%9A% 202013%203.pdf.
  30. Койчуев А.А.Ответственность врачей за грамотность населения в вопросах здоровья. Врач. 2013;10:86-87. http://www.rusvrach.ru/vrach/archive/vrach-10-2013/4975-magazine-vrach-2013-10-023.html