Нитрозативный стресс при эндометриозе

Авторы:
  • В. А. Бурлев
    ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России, Москва, Россия; Департамент охраны здоровья женщин и детей, Университет Уппсалы, Уппсала, Швеция
  • Н. А. Ильясова
    ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России, Москва, Россия; Департамент охраны здоровья женщин и детей, Университет Уппсалы, Уппсала, Швеция
Журнал: Проблемы репродукции. 2019;25(3): 11-19
Просмотрено: 581 Скачано: 25

В настоящее время доказана роль воспаления в микроокружении в генезе развития эктопического эндометрия при перитонеальной форме эндометриоза. К числу неинфекционных трансмиттеров, индуцирующих воспаление при эндометриозе, относится вазоактивный интестинальный пептид (VIP) [1]. Процессы, сопутствующие или индуцированные VIP в тканях эутопического и эктопического эндометрия, не нашли своего отражения в научной литературе. В то же время ассоциация воспаления в микроокружении с функцией газотрансмиттера оксида азота (NO) в регуляции пролиферации и апоптоза соответствует современным представлениям.

Несмотря на то что физиологическая регуляторная функция двухатомного свободного радикала NO обнаружена чуть более 10 лет тому назад, он все еще находится в первых рядах исследований в области биомедицины. NO участвует в широком диапазоне паракринных и молекулярных сетей межклеточной сигнализации: регуляции тонуса сосудов, межклеточной коммуникации, модуляции нейротрансмиссии, иммунной цитотоксичности, секреции медиаторов и гормонов, а также является важной сигнальной молекулой в регуляции процессов воспаления [2]. Фармакологическая модуляция уровней NO в различных тканях имеет значительную терапевтическую ценность. NO генерируется синтазами в большинстве типов клеток путем ферментативных, а также неферментативных реакций. Измерение NO технически затруднено из-за его быстрых химических реакций с широким спектром молекул, таких как свободные радикалы, металлы, тиолы и др. [3]. Кроме того, показано, что одновременное торможение синтазы-2 оксида азота NOS2 (индуцибельной синтазы оксида азота, iNOS) и циклооксигеназы (COX2) недорогими фармацевтическими препаратами значительно снижает рост опухоли, что предполагает использование NOS2 и COX2 в качестве потенциала для терапевтической мишени при лечении агрессивного рака молочной железы [4]. NO является активным участником процессов пролиферации и апоптоза, обладая уникальной способностью инициировать или блокировать апоптоз. Апоптоз играет одну из главных ролей в патофизиологии эндометриоза, и это заключение основано на результатах экспериментальных и клинических исследований [5]. Имеются доказательства, что у женщин с эндометриозом снижена активность апоптоза в эутопическом эндометрии [6].

Дальнейшим этапом исследований является данная работа, выполненная для получения объективных результатов в определении роли iNOS и эндотелиальной (eNOS) синтазы оксида азота в сосудах эктопического эндометрия. Это необходимо для оценки значения процессов пролиферации и апоптоза в эпителии желез эктопического эндометрия в генезе активной и неактивной перитонеальной формы эндометриоза.

Цель исследования — сравнительное изучение уровня пролиферативной активности и экспрессии активаторов и ингибиторов апоптоза в железистом эпителии эктопического эндометрия при перитонеальной форме эндометриоза, а также содержания iNOS и eNOS в эндотелии сосудов для оценки их патогенетической роли в развитии активной и неактивной перитонеальной формы эндометриоза.

Материал и методы

Выполнено ретроспективное одномоментное исследование, одобренное этическим комитетом ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России. Информированное согласие на участие в исследовании и использование крови и ткани эндометрия получено у всех пациенток.

Основная группа. Под наблюдением находились 29 женщин в возрасте 27—37 лет с перитонеальной формой эндометриоза, установленного во время проведения лапароскопии, как это описано нами ранее [7—9]. Больные распределены на две группы на основании уровней пролиферативного индекса (ПИ) в клетках железистого эпителия эктопического эндометрия. Очаги с уровнем ПИ <1 обозначены как имеющие низкую пролиферативную активность (неактивная перитонеальная форма эндометриоза, n=10), а очаги с уровнем ПИ <1 — высокую (активная перитонеальная форма эндометриоза, n=19).

Контрольная группа — 20 пациенток, которым произведена стерилизация с использованием лапароскопического доступа. Эндометриоз у пациенток этой группы исключали после исследования висцеральной и париетальной брюшины на наличие гетеротопических эндометриоидных очагов. Данные ультразвукового и гистероскопического исследования матки позволили исключить у пациенток этой группы наличие аденомиоза.

Характеристика образцов ткани и сыворотки крови. Образцы эутопического и эктопического эндометрия получены во время лапароскопии у пациенток контрольной группы и больных с эндометриозом в секреторную фазу LH+7 (±2) менструального цикла с учетом ежемесячной индивидуальной оценки и дня менструального цикла, а также согласно стандартным патоморфологическим критериям. Гетеротопии удаляли из мест, подозрительных в отношении роста эктопического эндометрия. Все образцы разделены на две части: одна предназначена для гистопатологического, а другая — для иммуногистохимического исследования. Верификацию гистологических диагнозов эутопического и эктопического эндометрия осуществляли в Академической больнице Уппсала, Швеция. По данным гистопатологического исследования, все образцы эктопического эндометрия содержали эндометриальный железистый эпителий, окруженный стромальной тканью и сосудами. Кровь для исследования получали из кубитальной вены в стандартных условиях у всех пациенток утром перед операцией.

Иммуногистохимический анализ. Окрашивание эутопического и эктопического эндометрия проводили в условиях стандартного протокола, как это описано нами ранее [9]. Неспецифического окрашивания не было. Серия образцов изучена как минимум 2 раза.

Пролиферативная активность. В качестве первичных антител использованы моноклональные мышиные антитела к белку Ki-67 — MIB-1, 1:300 («Immunotech S. A», Франция), в качестве вторичных — биотинилированные лошадиные антимышиные антитела («Vector Laboratories», США). Иммуногистохимическое окрашивание криообразцов аденокарциномы яичника человека использовано в качестве позитивного контроля. Экспрессия Ki-67 оценивалась двумя независимыми исследователями в 10 областях при 400-кратном увеличении микроскопа. ПИ рассчитывали как процент Ki-67-позитивных клеток.

Регуляторы апоптоза. В качестве первичных антител использованы мышиные антитела к ингибитору апоптоза Bcl-2 — anti-Bcl-2 (Clone 124, No M0887, 1:200) («Dako», Дания), кроличьи антитела к активатору апоптоза Bax — anti-Bax (δ21,sc-6236, 1:200), кроличьи антитела к активатору апоптоза Bak — anti-Bak (G-23: sc-832, 1:200) и кроличьи антитела к ингибитору апоптоза Bcl-x — anti-Bcl-х (S-18: sc-634, 1:200) («Santa Cruz Biotechnology», США). Позитивным контролем при окрашивании для оценки Bcl-2, Bcl-x, Bax и Bak служили криообразцы аденокарциномы яичника. В образцах группы позитивного контроля получено ожидаемое окрашивание.

Экспрессия NOS в эутопическом и эктопическом эндометрии. В качестве первичных антител использованы для iNOS: NOS2 (C-11): sc-7271 («Santa Cruz Biotechnology», США), для eNOS: NOS3 (A-9): sc-376751 («Santa Cruz Biotechnology», США). Позитивным контролем при окрашивании для оценки NOS3 и NOS2 служили криообразцы миометрия. В образцах группы позитивного контроля получено ожидаемое окрашивание.

Интенсивность окрашивания. Интенсивность иммуногистохимического окрашивания в баллах (SCORE) оценивали в 5 предлежащих областях при 400-кратном увеличении: 0 — сравнима с негативным контролем, 1 — при слабом окрашивании (едва видно, но не более), 2 — между слабым и сильным окрашиванием, 3 — сильное окрашивание. Уровень SCORE не зависел от экспериментальных данных.

Определение содержания NOS. Содержание синтазы оксида азота в сыворотке крови и перитонеальной жидкости (нг/мл) определяли с использованием калориметрического метода (code K205−100, colorimetry abs 540 nm, 155 S) в соответствии с рекомендациями производителя («BioVision Inc.», США).

Статистический анализ. Для анализа результатов использовали статистические компьютерные программы PASW Statistics 18. Результаты исследования представлены как среднее и стандартное отклонение (М±SD). В зависимости от конкретных условий применяли парный или непарный t-тест Стьюдента, парный критерий Вилкоксона, U-критерий Манна—Уитни для независимых групп и попарного сравнения. Различия между группами считались статистически значимыми при p<0,05.

Результаты

Описание обследованных больных. Проведенный сравнительный анализ клинических данных больных с неактивной перитонеальной формой эндометриоза (n=10) и активной перитонеальной формой эндометриоза (n=19), диагноз которого установлен во время проведения лапароскопии, показал отсутствие статистически значимых различий между группами, как описано нами ранее [9]. В основную группу включены женщины в соответствии со следующими критериями: репродуктивный возраст (от 27 до 37 лет), перитонеальная форма эндометриоза I—III стадии (согласно классификации Американского Общества Репродуктивной медицины) с клиническими проявлениями в виде нарушения менструальной функции (мено- и метроррагии), болей в нижних отделах живота и поясничной области различной интенсивности, диспареунии, бесплодия; верифицированный диагноз по данным лапароскопического исследования, отсутствие приема гормональных препаратов для лечения наружного генитального эндометриоза на протяжении 3 мес перед началом исследования. Критерии исключения: возраст больных старше 37 лет, наружный генитальный эндометриоз IV стадии, беременность, лактация, экстрагенитальная патология средней и тяжелой степени тяжести.

Оценка ПИ в железистом эпителии и сосудах эутопического и эктопического эндометрия в секреторную фазу у пациенток контрольной группы и больных с неактивной и активной перитонеальной формой эндометриоза. Результаты оценки ПИ в железистом эпителии (ПИ/ЭЖ) эутопического эндометрия у пациенток контрольной группы и эутопическом и эктопическом эндометрии у больных с перитонеальной формой эндометриоза представлены в табл. 1.

Таблица 1. Пролиферативный индекс в эпителии желез и сосудах эутопического и эктопического эндометрия в секреторную фазу у обследованных больных Примечание. Данные представлены в виде среднего значения и стандартного отклонения M±SD. ЭУ — эутопический эндометрий; ЭК — эктопический эндометрий.
Аналогично представлены и данные о ПИ в эндотелии сосудов (ПИ/C). Как нами показано ранее, результаты изменений ПИ в эутопическом эндометрии не сходны с таковыми в эктопическом эндометрии [8, 9]. При неактивной перитонеальной форме эндометриоза в эпителии желез и эндотелии сосудов эктопического эндометрия наблюдалось статистически значимое снижение ПИ; соответственно при активной перитонеальной форме эндометриоза эти показатели повышены, но они не достигли уровня ПИ в эутопическом эндометрии. В то же время соотношение ПИ/ЭЖ и ПИ/C в эутопическом эндометрии колебалось от 3,58±0,8 до 3,97±0,7 и не зависело от активности процесса. В эктопическом эндометрии это соотношение составило 1,5±0,3 при неактивной форме и 2,05±0,4 при активной. Следовательно, в пролиферативный потенциал ткани эктопического эндометрия вносят свой вклад и эпителий желез, и эндотелий сосудов.

Оценка содержания NOS в сыворотке крови и перитонеальной жидкости у пациенток контрольной группы и больных с неактивной и активной перитонеальной формой эндометриоза. Результаты содержания NOS в сыворотке крови и перитонеальной жидкости у пациенток контрольной группы и больных с неактивной и активной перитонеальной формой эндометриоза представлены в табл. 2.

Таблица 2. Содержание синтазы оксида азота в сыворотке крови и перитонеальной жидкости у обследованных больных Примечание. Данные представлены в виде среднего значения и стандартного отклонения M±SD. Различия определяли с помощью критерия Манна—Уитни. NOS — синтаза оксида азота.

Уровень NOS в перитонеальной жидкости у пациенток контрольной группы и больных неактивной перитонеальной формой эндометриоза был в 1,74 и 1,93 раза ниже, чем в крови (соответственно), однако данные статистически незначимы. В то же время при активной форме заболевания это соотношение составило 0,9±0,2 за счет одновременного и статистически значимого увеличения уровня NOS. Следовательно, при неактивной перитонеальной форме эндометриоза содержание NOS в крови и перитонеальной жидкости соответствует норме, а при активной перитонеальной форме эндометриоза повышено в 4,2 раза в крови и 8,03 раза в перитонеальной жидкости по сравнению с контрольной группой.

Оценка экспрессии протеинов iNOS и eNOS в эндотелии сосудов эутопического и эктопического эндометрия в секреторную фазу у пациенток контрольной группы и больных с неактивной и активной перитонеальной формой эндометриоза. Результаты изучения экспрессии представлены в табл. 3.

Таблица 3. Экспрессия протеинов (SCORE) индуцибельной синтазы оксида азота и эндотелиальной синтазы оксида азота в эндотелии сосудов эутопического и эктопического эндометрия в секреторную фазу у обследованных больных Примечание. Данные представлены в виде среднего значения и стандартного отклонения M±SD. Различия определяли с помощью критерия Манна—Уитни. ЭУ — эутопический эндометрий; ЭК — эктопический эндометрий; iNOS — индуцибельная синтаза оксида азота; eNOS — эндотелиальная синтаза оксида азота.
У пациенток всех обследованных групп показатели экспрессии eNOS статистически значимо не различались. При этом значения колебались от 0,9±0,2 до 1,4±0,1. Разница в уровнях iNOS у пациенток исследуемых групп составила от 1,3±0,3 до 2,2±0,1 и была статистически значимой в эндотелии сосудов в эутопическом и эктопическом эндометрии при активной перитонеальной форме эндометриоза. Это в полной мере относится и к соотношению iNOS и eNOS. Следовательно, активная перитонеальная форма эндометриоза характеризуется повышением экспрессии iNOS в эндотелии сосудов эндометрия вне зависимости от того, является он эутопическим или эктопическим. Экспрессия eNOS носит базовый характер и находится в пределах нормы.

Оценка экспрессии протеинов группы Bcl-2 в железистом эпителии эутопического эндометрия в секреторную фазу у пациенток контрольной группы и больных с неактивной и активной перитонеальной формой эндометриоза. У пациенток контрольной группы и больных с неактивной и активной перитонеальной формой эндометриоза изучена экспрессия протеинов группы Bcl-2 в железистом эпителии эутопического и эктопического эндометрия. Результаты исследования представлены в табл. 4.

Таблица 4. Экспрессия активаторов апоптоза и ингибиторов апоптоза (SCORE) в железистом эпителии эутопического и эктопического эндометрия в секреторную фазу у обследованных больных Примечание. Данные представлены в виде среднего значения и стандартного отклонения M±SD. ЭУ — эутопический эндометрий; ЭК — эктопический эндометрий; Bak, Bax — активаторы апоптоза; Bcl-2, Bcl-x — ингибиторы апоптоза.
Экспрессия активаторов апоптоза (Bak, Bax) и ингибиторов апоптоза (Bcl-2, Bcl-x) статистически значимо повышена в эутопическом эндометрии при активной форме эндометриоза. Отношение Bak к Bcl-2 при активной форме болезни статистически значимо снижалось (0,64±0,1) и не изменялось при неактивной форме (1,62±0,2) и у пациенток контрольной группы (1,57±0,2).

Оценка экспрессии протеинов группы Bcl-2 в железистом эпителии эктопического эндометрия в секреторную фазу у пациенток контрольной группы и больных с неактивной и активной перитонеальной формой эндометриоза. Показатели экспрессии протеинов группы Bcl-2 в железистом эпителии эктопического эндометрия у пациенток контрольной группы и больных с неактивной и активной перитонеальной формой эндометриоза представлены в табл. 4. Экспрессия активаторов апоптоза (Bak, Bax) и ингибиторов апоптоза (Bcl-2, Bcl-x) статистически значимо повышена в эктопическом эндометрии при активной форме заболевания. Отношение Bak к Bcl-2 при активной форме эндометриоза статистически значимо снижалось (0,59±0,1) в отличие от неактивной формы заболевания (1,5±0,2). Следовательно, при активной перитонеальной форме эндометриоза в эктопическом эндометрии наблюдается превалирование ингибиторов апоптоза над активаторами, а при неактивной — активаторов над ингибиторами. Данное несоответствие наиболее выражено в эктопическом эндометрии при активной форме эндометриоза за счет минимального соотношения Bak и Bcl-2 (0,59±0,1).

Описание экспрессии iNOS, eNOS в сосудах и протеинов апоптоза группы Bcl-2 в эпителии желез эктопического и эутопического эндометрия у больных с неактивной и активной перитонеальной формой эндометриоза (блок-схема). Суммируя результаты проведенного исследования, мы сочли целесообразным объединить полученные данные в блок-схеме (см. рисунок).

Экспрессия протеинов индуцибельной синтазы оксида азота (iNOS), эндотелиальной синтазы оксида азота (eNOS) в сосудах и протеинов апоптоза в эпителии желез эктопического и эутопического эндометрия у больных с неактивной и активной перитонеальной формой эндометриоза (блок-схема).
Представлена модель многочисленных преобразований, происходящих в зависимости от экспрессии iNOS и eNOS в сосудах и влияющих на пролиферативную активность и апоптоз в эпителии желез эктопического эндометрия при эндометриозе. В соответствии с опубликованными в 2018 г. результатами наших исследований VIP является одним из основных факторов, обусловливающих воспаление в микроокружении очагов эндометриоза в эктопическом эндометрии [1]. Однако сопутствующие и индуцированные VIP процессы в тканях эутопического и эктопического эндометрия не отражены в этой работе. В то же время, как указано выше, современные представления подтверждают наличие взаимосвязи воспаления в микроокружении очагов эндометриоза с экспрессией NOS в регуляции пролиферации и апоптоза.

Как следует из блок-схемы, воспаление в микроокружении в эктопическом эндометрии у больных с перитонеальной формой эндометриоза сочетается с нитрозативным стрессом и сопровождается разнонаправленными реакциями: «высокая экспрессия iNOS — нормальная экспрессия eNOS» и «нормальная экспрессия iNOS — нормальная экспрессия eNOS». При варианте «высокая экспрессия iNOS — нормальная экспрессия eNOS» в сосудах одновременно происходит низкая экспрессия Bak, Bax и высокая — Bcl-2, Bcl-x в эпителии желез эутопического и эктопического эндометрия. Эти реакции приводят к ингибированию апоптоза, что находит свое отражение в усилении пролиферации клеток и развитии активной формы эндометриоза. Риск увеличения степени распространенности и склонности к рецидивам является высоким. При варианте «нормальная экспрессия iNOS — нормальная экспрессия eNOS» в сосудах одновременно происходят высокая экспрессия Bak, Bax и низкая экспрессия Bcl-2, Bcl-x в эпителии желез эутопического и эктопического эндометрия. Это приводит к активации апоптоза, подавлению пролиферации и переходу процесса в неактивную фазу. Риск увеличения степени распространенности и склонности к рецидивам является низким.

Обсуждение

Известно, что от уровня нитрозативного стресса зависят развитие, прогрессирование, а также тактика лечения опухолей. Он проявляет себя как отрицательный или положительный регулятор апоптоза. При нормальных показателях уровня NO происходит ингибирование многочисленных сигнальных путей в здоровых и опухолевых клетках. Высокие концентрации NO (моль—миллимоль) обычно способствуют апоптозу, т. е. проявляют цитотоксичность. Кроме того, микроокружение опухоли, в котором преобладают низкие уровни кислорода и глюкозы, может быть более чувствительным к высоким уровням NO, чем нормальные ткани [10].

NO в макрососудах подавляет воспаление и адгезию, что приводит к уменьшению тромбоза и тем самым способствует поддержанию кровотока. В микрососудах и особенно в капиллярах NO, наряду с ангиогенными факторами роста сосудов, играет важную роль в процессах ремоделирования и формирования новых сосудов [11].

Известно, что iNOS индуцируется цитокинами [12], а еNOS приводит к вазодилатации [13]. Эти данные литературы явились базовыми для проведения настоящего исследования. При этом мы предполагали, что в случае увеличения экспрессии iNOS в сосудах эутопического и эктопического эндометрия эти изменения следует объяснять влиянием цитокинов; в случае увеличения экспрессии eNOS — суммарным эффектом вазодилатации сосудов. В то же время сопоставление воспаления в микроокружении со степенью участия в этих процессах газотрансмиттера NO, например за счет индукции интерлейкинов, могло расширить наше представление о роли NO в регуляции пролиферации и апоптоза.

Проведенные ранее исследования показали, что в пролиферативный потенциал ткани эктопического эндометрия вносят свой вклад эпителий желез и эндотелий сосудов. При неактивной форме эндометриоза содержание NOS в крови и перитонеальной жидкости находится в пределах нормы, а при активной форме эндометриоза повышено в 4,2 раза в крови и в 8,03 раза в перитонеальной жидкости по сравнению с показателями у пациенток контрольной группы. К сожалению, полученные результаты касались только общей активности NOS на системном уровне и не отражали распределение по типам NOS. Тем не менее эти данные свидетельствуют о том, что наибольшее содержание NOS выявлено в перитонеальной жидкости при активной перитонеальной форме эндометриоза. Учитывая, что в перитонеальной жидкости наблюдается увеличение уровня интерлейкина IL-6 при перитонеальной форме эндометриоза, следует полагать, что данные процессы индуцированы повышенным содержанием IL-6 [1]. Это утверждение подтверждается данными иммуногистохимического исследования о том, что активная форма эндометриоза характеризуется повышением экспрессии индуцибельной iNOS в эндотелии сосудов эндометрия вне зависимости от локализации, а экспрессия эндотелиальной eNOS носит базовый характер и находится в пределах нормы.

Накопление NOS в перитонеальной жидкости и повышение экспрессии iNOS в сосудах эктопического эндометрия, несомненно, создают условия воздействия NO на предлежащие органы и ткани. К числу результатов такого воздействия следует отнести пролиферативную активность и апоптоз. В ходе выполнения работы показано, что при активной перитонеальной форме эндометриоза в эутопическом и эктопическом эндометрии наблюдается превалирование ингибиторов апоптоза над активаторами, при неактивной форме — превалирование активаторов над ингибиторами. Учитывая, что активная форма эндометриоза характеризуется повышением ПИ в эпителии желез и эндотелии сосудов, можно утверждать, что такое воздействие осуществляется не только на процесс апоптоза, но и на пролиферативный потенциал тканей. Остается неизученным вопрос, как все эти компоненты системы — газотрансмиттер NO, пролиферативный потенциал и апоптоз — активируются при воспалении в микроокружении очагов эндометриоза, которое сопровождает активную перитонеальную форму эндометриоза. К факторам, оказывающим такое воздействие, следует отнести неинфекционный трансмиттер, индуцирующий воспаление — VIP [1]. Участие VIP в качестве активатора воспаления позволяет объединить основные и разнонаправленные пути патогенеза развития эндометриоза.

В работе, опубликованной в 2012 г., мы высказали предположение о двух возможных механизмах изменения экспрессии активаторов и ингибиторов апоптоза в эктопическом эндометрии: 1) эндометриозные клетки являются генетически стойкими к апоптозным стимулам; 2) перитонеальная жидкость у больных с эндометриозом ингибирует апоптозные стимулы в эндометриальных тканях [14].

В проведенном настоящем исследовании считаем доказанным предположение о роли накопления газотрансмиттера NO в перитонеальной жидкости за счет воспаления в микроокружении и увеличения содержания в тканях IL-6 и VIP. В результате этих процессов усиливается пролиферативный потенциал и снижается апоптоз клеток эпителия желез эктопического эндометрия. Источником NO является повышенная экспрессия iNOS в эндотелии сосудов эктопического эндометрия.

Эти данные согласуются с исследованиями [15], которые показали, что перитонеальная форма эндометриоза связана с повторными воспалительными изменениями в брюшной полости. Цитокины и NOS действуют совместно и приводят к повышению уровня NOS в перитонеальной жидкости, тем самым способствуя поддержанию хронического воспаления.

Установлено, что при акценте профилирования экспрессии молекулярных иммуногистохимических маркеров в эутопическом и эктопическом эндометрии на фоне патоморфологического контроля у больных эндометриозом не получено прямых данных о малигнизации [9]. Считаем возможным предположить, что повышенная экспрессия iNOS при активной форме эндометриоза приводит к повышению уровня NO и усилению цитотоксического воздействия последнего, что в свою очередь снижает вероятность малигнизации эндометриозных очагов. Следовательно, высокие концентрации оксида азота могут вызывать гибель клеток в эктопическом эндометрии при активной перитонеальной форме эндометриоза, несмотря на повышение пролиферативной активности и снижение показателей апоптоза. Эти данные согласуются с мнением D. Hirst и T. Robson [16] о влиянии NO на эффективность лечения рака.

Заключение

Таким образом, в настоящее время накоплен большой объем знаний о роли синтаз оксида азота и их сопряженности с механизмами регуляции пролиферации и апоптоза клеток. Результаты собственных исследований показали, что в пролиферативный потенциал ткани эктопического эндометрия вносят свой вклад и эпителий желез, и эндотелий сосудов. При неактивной перитонеальной форме эндометриоза содержание синтаз оксида азота в крови и перитонеальной жидкости находится в пределах нормы, а при активной форме эндометриоза — повышено в 4,2 раза в крови и в 8,03 раза в перитонеальной жидкости. Активная перитонеальная форма эндометриоза характеризуется повышением экспрессии индуцибельной синтазы оксида азота в эндотелии сосудов эндометрия вне зависимости от места их локализации. Экспрессия эндотелиальной синтазы оксида азота носит базовый характер. При активной перитонеальной форме эндометриоза в эутопическом и эктопическом эндометрии наблюдается превалирование ингибиторов апоптоза над активаторами, а при неактивной — активаторов над ингибиторами. Результатами проведенного исследования доказано влияние индуцибельной и эндотелиальной синтаз оксида азота эндотелия сосудов на пролиферативную активность и апоптоз клеток в эпителии желез эктопического эндометрия при эндометриозе. Эти процессы могут являться одними из основных факторов, обусловливающих и поддерживающих воспаление в микроокружении очагов эндометриоза в местах локализации эктопического эндометрия. Полученные результаты могут быть использованы для оценки риска увеличения степени распространенности и склонности к рецидивам перитонеальной формы эндометриоза.

Благодарность. Выражаем благодарность professor Matts Olovsson (Department of Women’s and Children’s Health, Uppsala University, Uppsala, Sweden) за участие в обсуждениях и содействие. Работа выполнена по теме «Изучение ассоциации между эндометриальными маркерами эутопического и эктопического эндометрия и тазовой болью у женщин с эндометриозом», учетный номер Минобрнауки в НТИМИ 0431/01/15. Финансовая, научная, правовая и политическая поддержка осуществлялась Шведской Королевской Академией наук; Шведским медицинским Исследовательским Советом (грант № 8683); Фондом планирования семьи в Уппсале; Университетом Уппсалы, Швеция; ФГБУ «НМИЦ АГП им. В.И. Кулакова» Минздрава России, Москва, Россия и Минздравом России.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования — Б.В.А., И.Н.А.

Сбор и обработка материала — Б.В.А., И.Н.А.

Статистическая обработка — Б.В.А., И.Н.А.

Написание текста — Б.В.А., И.Н.А.

Редактирование — Б.В.А., И.Н.А.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

Сведения об авторах

Владимир Алексеевич Бурлев — врач, д.м.н., проф., ведущий научный сотрудник ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России, Москва, Россия; 117997, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4; e-mail: vladimir.burlev@kbh.uu.se, vbourlev@mail.ru; https://orcid.org/0000-0002-5271-2478

Наталья Александровна Ильясова — врач, научный сотрудник ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» Минздрава России, Москва, Россия; 117997, Москва, ул. Академика Опарина; д.4; е-mail: natalia.ilyasova @kbh.uu.se, natalia_ilyasova@mail.ru; https://orcid.org/0000-0003-0665-3515

КАК ЦИТИРОВАТЬ:

Бурлев В.А., Ильясова Н.А. Нитрозативный стресс при эндометриозе. Проблемы репродукции; 2019;25(3):-19. https://doi.org/10.17116/repro201925031

Автор, ответственный за переписку: В.А. Бурлев — д.м.н., проф., ведущий научный сотрудник ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова»; e-mail: bourlev@mail.ru

Список литературы:

  1. Bourlev V, Moberg C, Ilyasova N, Davey E, Kunovac Kallak T, Olovsson M. Vasoactive intestinal peptide is upregulated in women with endometriosis and chronic pelvic pain. American Journal of Reproductive Immunology. 2018;80(3):e12857. https://doi.org/10.1111/aji.12857
  2. Козина О.В., Огородова Л.М. Образование и биологическая роль NO при аллергическом воспалении. Бюллетень сибирской медицины. 2009;3:95-105. https://doi.org/10.20538/1682-0363-2009-3-95-104
  3. Csonka C, Páli T, Bencsik P, Görbe A, Ferdinandy P, Csont T. Measurement of NO in biological samples. British Journal of Pharmacology. 2015;172(6):1620-1632. https://doi.org/10.1111/bph.12832
  4. Basudhar D, Glynn SA, Greer M, Somasundaram V, No JH, Scheiblin DA, Garrido P, Heinz WF, Ryan AE, Weiss JM, Cheng RYS, Ridnour LA, Lockett SJ, McVicar DW, Ambs S, Wink DA. Coexpression of NOS2 and COX2 accelerates tumor growth and reduces survival in estrogen receptor-negative breast cancer. Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America. 2017;114(49):13030-13035. https://doi.org/10.1073/pnas.1709119114
  5. Jones RK, Searle RF, Bulmer JN. Apoptosis and bcl-2 expression in normal human endometrium, endometriosis and adenomyosis. Human Reproduction. 1998;13(12):3496-3502. https://doi.org/10.1093/humrep/13.12.3496
  6. Dmowski WP, Ding J, Shen J, Rana N, Fernandez BB, Braun DP. Apoptosis in endometrial glandular and stromal cells in women with and without endometriosis. Human Reproduction. 2001;16:1802-1808. https://doi.org/10.1093/humrep/16.9.1802
  7. Бурлев В.А., Ильясова Н.А. Профиль гормонов и экспрессия рецепторов эстрогенов и прогестерона в эндометрии у больных с эндометриозом и бесплодием на фоне лечения. Проблемы репродукции. 2016;22(4):66-75. https://doi.org/10.17116/repro201622466-75
  8. Bourlev V, Volkov N, Pavlovitch S, Lets N, Larsson A, Olovsson M. The relationship between microvessel density, proliferative activity and expression of vascular endothelial growth factor-α and its receptors in eutopic endometrium and endometriotic lesions. Reproduction. 2006;132:501-509. https://doi.org/10.1530/rep.1.01110
  9. Бурлев В.А., Ильясова Н.А. Акценты профилирования экспрессии молекулярных маркеров в эутопическом и эктопическом эндометрии при эндометриозе. Проблемы репродукции. 2018;24(5):82-94. ] https://doi.org/10.17116/repro20182405182
  10. Hirst DG, Robson T. Nitrosative stress as a mediator of apoptosis: implications for cancer therapy. Current Pharmaceutical Design. 2010;16(1):45-55. https://doi.org/10.2174/138161210789941838
  11. Ghimire K, Altmann HM, Straub AC, Isenberg JS. Nitric oxide: what’s new to NO? American Journal of Physiology-Cell Physiology. 2017;312(3):254-262. https://doi.org/10.1152/ajpcell.00315.2016
  12. Lowenstein CJ, Glatt CS, Bredt DS, Snyder SH. Cloned and expressed macrophage nitric oxide synthase contrasts with the brain enzyme. Proceedings of the National Academy of Sciences. 1992;89:6711-6715. https://doi.org/10.1073/pnas.89.15.6711
  13. Marsden PA, Heng HHQ, Scherer SW, Stewart RJ, Hall AV, Shi X.-M, Tsui L-C, Schappert KT. Structure and chromosomal localization of the human constitutive endothelial nitric oxide synthase gene. Journal of Biological Chemistry. 1993;268:17478-17488.
  14. Бурлев В.А. Эктопический эндометрий: пролиферативная активность и апоптоз у больных с активной и неактивной формами перитонеального эндометриоза. Проблемы репродукции. 2012;6:7-13.
  15. Yeo SG, Won YS, Lee HY, Kim YI, Lee JW, Park DC. Increased expression of pattern recognition receptors and nitric oxide synthase in patients with endometriosis. International Journal of Medical Sciences. 2013;10(9):1199-1208. https://doi.org/10.7150/ijms.5169
  16. Hirst DG, Robson T. Nitrosative stress as a mediator of apoptosis: implications for cancer therapy. Current Pharmaceutical Design. 2010;16(1):45-55. https://doi.org/10.2174/138161210789941838