Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Погорелова А.С.

Первый московский государственный университет им. И.М. Сеченова

Беркетова Т.Ю.

Первый московский государственный университет им. И.М. Сеченова

Мельниченко Г.А.

ГБОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России, Москва, Россия

Рагозин А.К.

Российский государственный медицинский университет им. Н.И. Пирогова, Москва

Сексуальная функция женщин с сахарным диабетом 2-го типа в пери- и постменопаузе

Авторы:

Погорелова А.С., Беркетова Т.Ю., Мельниченко Г.А., Рагозин А.К.

Подробнее об авторах

Журнал: Проблемы эндокринологии. 2012;58(1): 29‑33

Просмотров: 230

Загрузок: 2

Как цитировать:

Погорелова А.С., Беркетова Т.Ю., Мельниченко Г.А., Рагозин А.К. Сексуальная функция женщин с сахарным диабетом 2-го типа в пери- и постменопаузе. Проблемы эндокринологии. 2012;58(1):29‑33.
Pogorelova AS, Berketova TIu, Melnichenko GA, Ragozin AK. The sexual function of peri- and post-menopausal women presenting with type 2 diabetes mellitus. Problemy Endokrinologii. 2012;58(1):29‑33. (In Russ.).

?>

Распространенность сахарного диабета 2-го типа (СД2) в большинстве стран достигает 8—10% общей численности населения. Наибольший прирост наблюдается в развивающихся странах среди женщин в возрасте от 45 лет и старше [1].

Распространенность расстройств сексуальной функции среди пациенток с СД2 варьирует от 27 до 75% [2—4]. Наиболее частыми нарушениями являются расстройство возбуждения и оргазма, в том числе неадекватная любрикация, приводящая к сухости влагалища и диспареунии [2]. Данные о влиянии СД, качества метаболического контроля, наличия поздних осложнений на сексуальную функцию женщин противоречивы [2]. Изучение роли этих факторов в постменопаузе проводилось только в одном исследовании среди латиноамериканских женщин без учета влияния поздних осложнений [3]. Большинство исследований [5—7] выполнено на смешанной выборке больных СД1 и СД2. Однако возраст начала заболевания и диагностики поздних осложнений разный. Кроме того, многие исследования [3, 7] в этой области выполнены на малом объеме выборки и некоторые — без участия контрольной группы [6].

Цель данного исследования — оценить влияние компенсации СД2 и наличия его поздних осложнений на сексуальную функцию женщин в пери- и постменопаузе.

Материал и методы

Исследование выполнено на базе Университетской клинической больницы (УКБ) №2 Первого МГМУ им. И.М. Сеченова. Критерии включения: женский пол, пери- или постменопауза, подписанное информированное согласие на добровольное участие в исследовании. В основную группу по указанным критериям включены 200 пациенток с СД2, проходивших амбулаторное рутинное обследование, и 175, находившихся на стационарном лечении в клинике эндокринологии УКБ №2. В контрольную группу по указанным выше критериям включены женщины без нарушений углеводного обмена: 220 амбулаторных и 197, находившихся на стационарном лечении в отделениях общей терапии, гастроэнтерологии, гепатологии клиники пропедевтики внутренних болезней им. В.Х. Василенко УКБ №2. Критерии исключения: отказ от участия в исследовании, прием препаратов, подавляющих сексуальную функцию (антидепрессанты, нейролептики, снотворные препараты, нестероидные противовоспалительные средства), наличие онкологических или психических заболеваний, для пациенток с СД — наличие синдрома диабетической стопы, декомпенсация других эндокринопатий.

Все включенные в исследование женщины самостоятельно заполнили переведенную на русский язык версию анкеты женской сексуальной функции, разработанную F. Quirk в 2002 г. [8]. Вероятность наличия у респондентов сексуальной дисфункции оценивалась в соответствии с суммой баллов для каждого из доменов: 1) либидо; 2) сенситивный компонент возбуждения; 3) любрикация (возбуждение на генитальном уровне); 4) оргазм; 5) боль/дискомфорт во время сексуальной активности; 6) получение удовольствия от сексуального контакта. Объяснительная работа по освещению целей и важности данного исследования для медицины, а также беседа после заполнения анкеты для исключения непонимания сути вопросов проводились одним из исследователей (женщиной). Таким образом, вероятность честных ответов на вопросы анкеты была приближена к максимальной.

У всех женщин с СД брали кровь для определения уровня HbA с помощью аппарата SYNCHRON CX9 PRO («Beckman coulter») иммунологическим и турбодиметрическим методом с референтными значениями 3,0—6,0%. Критерии компенсации СД устанавливались в соответствии с алгоритмами специализированной медицинской помощи больным СД [9]. Из историй болезней и амбулаторных карт пациенток была получена информация, позволяющая рассчитать индекс массы тела (ИМТ): ИМТ= масса тела (в кг) : рост22); длительность СД, наличие поздних осложнений. Для оценки степени выраженности климактерических симптомов использовался индекс Куппермана в модификации Е.В. Уваровой. Для оценки симптомов депрессии была использована шкала сниженного настроения — субдепрессии В.Д. Зунга, разработанная на русском языке НИИ им. В.М. Бехтарева в модификации Т.И. Балашовой [10].

Межгрупповое сравнение распределений количественных переменных проводилось с использованием U теста Манна—Уитни. Для сравнения дихотомических переменных рассчитывалось отношение шансов с 95% доверительным интервалом (ДИ) и использовался точный критерий Фишера. Для прочих номинальных или порядковых переменных применялся критерий χ2 Пирсона с поправкой на непрерывность. Одномерный многофакторный анализ — биномиальная логистическая регрессия — использовался для оценки зависимости между маркерами риска развития сексуальной дисфункции (и другими факторами и ковариантами) и вероятностью сексуальной дисфункции (в качестве зависимой переменной). Достоверным считали уровень значимости р<0,05. Статистический анализ данных выполнялся с помощью пакета SPSS 17,0 (Чикаго, США).

Результаты

От участия в исследовании среди опрошенных 700 женщин отказались 8 (1,1%); 10 (2,7%) не ответили на один вопрос анкеты и более. Таким образом, число женщин, анкетные данные которых были использованы в окончательном анализе, составили 368 (97,9%) — в группе с СД2 типа и 314 (99,3%) — в группе без нарушений углеводного обмена.

Группы различались по ряду показателей, связанных с распределением женщин по возрасту: в группе с СД чаще встречались женщины (79,9%) в постменопаузе, среди них также была больше длительность постменопаузы (10,25±6,76, Med 9,0, IQR 11,0) (табл. 1).

Большинство женщин (61,4%) имели высшее или среднее образование (38,0%). Среди женщин с СД был достоверно ниже уровень материальной обеспеченности и трудовой занятости, выше средний ИМТ, чаще встречались симптомы депрессии (р<0,001) (см. табл. 1). Средняя продолжительность СД составила 8,86±6,27 года (Med 7,0, IQR 9,0), средний уровень HbA 7,71±1,55 (Med 7,40, IQR 2,10). У 47,0% участниц СД был декомпенсированным, у 121 (32,9%) — компенсированным. Диабетическая периферическая полинейропатия выявлена у 245 (66,6%) человек, непролиферативная ретинопатия — у 80 (21,7%), нефропатия — у 86 (23,4%).

В группе с СД сексуально активными были только 125 (58,4%) человек. В контрольной группе — 160 (80,0%) (р<0,001). Качество отношений с партнером, согласно субъективной оценке респондентами, было хуже среди женщин с СД (р=0,003). Высокая вероятность сексуальной дисфункции распространена среди большинства женщин с СД — 52,2%, выше среди пациенток с поздними осложнениями (табл. 2).

Удовлетворенность качеством сексуальной жизни также была ниже в этой группе (р=0,007). Однако процент сексуальных проблем повышался только в случае наличия диабетической периферической полинейропатии: 59,2% сексуальной дисфункции по сравнению с 38,2% в группе без осложнений (р<0,001).

С целью учета влияния различных факторов был проведен детальный одномерный многофакторный анализ — биномиальная логистическая регрессия. СД является независимым фактором риска женской сексуальной дисфункции, увеличивая риск в 2,44 раза (р<0,001), за счет тенденции к снижению любрикации с поправкой на возраст и менопаузальный статус (р=0,013) (табл. 3).

Наличие поздних осложнений СД с поправкой на степень трудовой занятости, выраженность климактерических симптомов, депрессии и уровень HbA увеличивали риск сексуальной дисфункции во всех логистических моделях от 2,70 до 3,69 раза (р<0,001). Особенно негативное влияние оказывало наличие полинейропатии, увеличивая риск сексуальной дисфункции в 4,77 раза (р<0,001) преимущественно за счет увеличения вероятности расстройства оргазма, с поправкой на вышеперечисленные переменные и на наличие других осложнений СД.

При уровне HbA выше 7% риск сексуальной дисфункции возрастал до 2,3 раза (р=0,012), преимущественно за счет увеличения риска расстройства оргазма (до 21,22 раза; р=0,007; псевдо-R2 Нагелкерке=0,819; р=0,279) (см. табл. 3). Однако данная зависимость нелинейная и в случае уровня HbA выше 7,5%, нестойкая при переходе от анализа одной логистической модели к другой (при поправке на наличие поздних осложнений СД и менопаузальный статус).

Обсуждение

Согласно результатам проведенного исследования, сексуальная дисфункция широко распространена среди женщин в пери- и постменопаузе, наличие СД2 значительно увеличивает этот риск. Авторами [3, 5]предыдущих исследований подобного дизайна были сделаны аналогичные выводы.

Доказано, что СД вызывает патологические изменения в центральной и периферической нервной системе. Однако несмотря на высокую распространенность снижения либидо и расстройства возбуждения среди пациенток с СД в перименопаузе [3, 11], непосредственное влияния СД на эти домены сексуальной функции ни в данной работе, ни в других, не доказано [6].

Являясь одним из компонентов расстройства возбуждения, снижение любрикации наиболее выражено у пациенток с СД2 и составляет от 20 до 70% среди всех предъявляемых сексуальных проблем [4, 11], достигая 86,4% в настоящем исследовании. В ходе регрессионного анализа было показано достоверное повышение риска снижения любрикации в случае наличия СД2, что также прослеживается по результатам других работ [2, 3].

Удельный вес диспареунии также выше среди пациенток с СД2 и составляет 16% (от 4 до 43%), по данным разных авторов [4, 6]. Одной из причин является снижение любрикации. Другими важными факторами считаются предрасположенность женщин с СД к воспалительным процессам урогенитального тракта вследствие гипергликемии, нейроциркуляторные изменения в вульвовагинальной области, а также ряд психологических проблем [2, 6].

Большинство исследований [2, 4, 6, 11] свидетельствуют о негативном влиянии СД на способность достигать оргазм, распространенность расстройств которого варьирует от 24 до 84%. Действительно, являясь кульминацией сексуальной активности, оргазм закономерно подвергается влиянию перечисленных выше доменов сексуальной функции, которые нарушаются при СД. Кроме того, причиной может быть наличие диабетической нейропатии [4]. Нами выявлена достоверная положительная взаимосвязь между наличием диабетической периферической полинейропатии и расстройством оргазма. Наличие поздних осложнений, ассоциированное с продолжительностью СД более 10 лет, в целом увеличивало риск сексуальной дисфункции. Отсутствие зависимости в случае ретинопатии и нефропатии окончательно не исключает их влияния ввиду малого количества пациенток с этими осложнениями в данном исследовании. В самом деле, в ходе изучения качества сексуальной жизни пациенток с СД2 некоторыми авторами [5] сделан вывод о негативном влиянии диабетической ретино- и нефропатии на сексуальную функцию.

Несмотря на положительную взаимосвязь между наличием поздних осложнений СД и уровнем HbA [12], большинство исследователей [2, 4, 5] приходит к заключению об отсутствии влияния последнего на качество сексуальной жизни женщин. Только в одной работе [3] выявлено достоверное угнетение сексуальной функции у женщин с СД2 при уровне HbA>7,0%. В нашем исследовании риск сексуальной дисфункции достоверно повышался при ухудшении степени компенсации углеводного обмена, что, однако, не проявлялось в случае уровня HbA>7,5%, так как связано с возрастанием влияния на этом этапе других ассоциированных с СД факторов.

Выводы

1. СД2 является существенным независимым фактором риска сексуальной дисфункции в пери- и постменопаузе, в особенности расстройства оргазма и снижения любрикации.

2. Наличие поздних осложнений СД, преимущественно периферической полинейропатии, негативно влияет на женскую сексуальную функцию.

3. Уровень HbA выше 7,0% является предиктором нарушения сексуальной функции, однако для уточнения степени влияния этого фактора требуются дальнейшие исследования.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования: А.С. Погорелова, Т.Ю. Беркетова, Г.А. Мельниченко, А.К. Рагозин.

Сбор и обработка материла: А.С. Погорелова, Т.Ю. Беркетова.

Статистическая обработка данных: А.С. Погорелова.

Написание текста: А.С. Погорелова.

Редактирование: А.С. Погорелова, Т.Ю. Беркетова, Г.А. Мельниченко, А.К. Рагозин.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail