Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Царьков П.В.

Кафедра сердечно-сосудистой хирургии и инвазивной кардиологии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова (зав. — д.м.н. Р.Н. Комаров), Российский научный центр хирургии им. акад. Б.В. Петровского (дир. — акад. РАН Ю.В. Белов), Москва, Россия

Никода В.В.

ФГБНУ «Российский научный центр хирургии им. акад. Б.В. Петровского», Москва, Россия

Стамов В.И.

Отделение анестезиологии и реанимации №1 Российского научного центра хирургии им. акад. Б.В. Петровского РАМН, Москва

Маркарьян Д.Р.

Отделение колопроктологии с хирургией тазового дна

Тулина И.А.

Отделение колопроктологии с хирургией тазового дна

Мультидисциплинарный подход в плановой хирургии колоректального рака у больных старческого возраста

Авторы:

Царьков П.В., Никода В.В., Стамов В.И., Маркарьян Д.Р., Тулина И.А.

Подробнее об авторах

Журнал: Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2012;(2): 4‑13

Просмотров : 431

Загрузок: 13

Как цитировать:

Царьков П.В., Никода В.В., Стамов В.И., Маркарьян Д.Р., Тулина И.А. Мультидисциплинарный подход в плановой хирургии колоректального рака у больных старческого возраста. Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2012;(2):4‑13.
Tsar'kov PV, Nikoda VV, Stamov VI, Markar'ian DR, Tulina IA. The efficacy of the multidisciplinary approach in colorectal cancer surgery in elderly patients. Pirogov Russian Journal of Surgery = Khirurgiya. Zurnal im. N.I. Pirogova. 2012;(2):4‑13. (In Russ.).

Введение

Колоректальный рак занимает третье место в структуре заболеваемости и второе место в структуре смертности от онкологических заболеваний в большинстве развитых стран, в том числе в России [3, 4]. Более 40% заболевших составляют люди старческого возраста. Согласно классификации ВОЗ (1963 г.), старческим считается возраст от 75 до 89 лет. Эта возрастная группа ограничено представлена в научных исследованиях, посвященных проблеме колоректального рака, но в то же время имеет наибольший удельный вес запущенных форм заболевания, экстренных хирургических вмешательств и неудовлетворительных результатов лечения [30]. В течение последних 40 лет численность этой возрастной группы в мировой популяции удвоилась и, по прогнозам ученых, снова удвоится в течение ближайших 25 лет. Наиболее быстро растущий контингент - люди старше 80 лет, и нет никаких оснований полагать, что эта тенденция изменится в ближайшем будущем [11, 28].

По данным В.Н. Пузина [7], частота возникновения рака ободочной кишки у жителей Российской Федерации в возрасте от 40 до 60 лет составляет 8 на 100 000 населения, в возрасте старше 60 лет - до 150 на 100 000. В мировой популяции средний возраст заболевших колоректальным раком составляет 71 год [26]. Такая медико-демографическая тенденция вынуждает обратить пристальное внимание на особенности ведения гериатрических больных. Высокий процент сопутствующих заболеваний и ограниченные функциональные резервы старческого организма значительно усложняют периоперационное ведение таких больных. Большинство хирургов в России, опираясь на хронологический возраст больных, «стереотипно» переоценивают хирургические риски, что часто является причиной отказа от планового радикального лечения колоректального рака в старческой возрастной группе. В свою очередь это ведет к росту числа больных с запущенными формами рака в популяции и как следствие к катастрофическому увеличению неотложных хирургических вмешательств, радикальность которых не превышает 15%, а послеоперационная летальность достигает 68% [5, 6].

Цель работы - оценка непосредственных и отдаленных результатов мультидисциплинарного подхода к лечению колоректального рака у больных старческой возрастной группы.

Материал и методы

Проведен проспективный анализ историй болезни 727 пациентов, леченных в отделении колопроктологии с хирургией тазового дна РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского по поводу колоректального рака в период 2006-2011 гг. Из данной группы в исследование были отобраны пациенты, которые соответствовали следующим критериям включения:

- гистологически подтвержденный первичный рак ободочной и/или прямой кишки;

- возраст ≥75 лет;

- возможность проведения планового и радикального (по мнению хирурга) оперативного вмешательства.

Протокол предоперационного обследования и подготовки больных старческого возраста. Все пациенты исследуемой группы проходили стандартное комплексное обследование, направленное на изучение распространенности опухолевого процесса и включающее колоноскопию, ультразвуковое исследование брюшной полости, трансректальное ультразвуковое исследование прямой кишки и анального канала, компьютерную томографию брюшной и грудной полости, магнитно-резонансную томографию органов малого таза при опухолях прямой кишки, ирригоскопию, лабораторные исследования. Стадию опухолевого процесса определяли согласно седьмому изданию классификации TNM [9]. С учетом особенностей состояния старческого организма к стандартному набору предоперационных обследований были добавлены обследования, направленные на выявление и оценку степени компенсации имеющихся сопутствующих заболеваний:

- эхокардиография для оценки морфологических и функциональных изменений сердца и его клапанного аппарата;

- холтеровское мониторирование ЭКГ для выявления нарушений ритма сердца и ишемических изменений, а также для контроля антиаритмической и антиангинальной терапии;

- дуплексное ультразвуковое исследование артерий нижних конечностей и ветвей дуги аорты для оценки нарушений магистрального кровотока;

- дуплексное ультразвуковое исследование вен нижних конечностей для выявления риска тромбоэмболических периоперационных осложнений;

- тредмил-тест с газовым анализом (при отсутствии абсолютных противопоказаний) для оценки функциональной устойчивости кардиореспираторной системы к нагрузкам (функциональных резервов);

- исследование функции внешнего дыхания для исключения бронхообструкции, оценки вентиляционных нарушений легких.

Другие специальные исследования (тест на толерантность к глюкозе, сцинтиграфия почек или легких, ретроградная урография, расширенные анализы крови и др.) выполняли при назначении специалистами-консультантами по профилю сопутствующего заболевания. Риски оперативного вмешательства оценивала мультидисциплинарная команда при участии хирургов-колопроктологов, а также врачей смежных дисциплин: реаниматологов, анестезиологов, кардиологов и неврологов. При выявлении (на основании указанного выше дополнительного диагностического протокола) сопутствующих заболеваний пациента консультировал специалист соответствующего профиля, который определял степень компенсации каждого заболевания и назначал необходимое медикаментозное лечение или корректировал уже имеющиеся назначения. Положительная динамика клинического состояния больного служила основанием для проведения повторных исследований с целью оценки эффективности назначенной терапии. Окончательное решение о возможности и объеме оперативного вмешательства принимали на междисциплинарном врачебном консилиуме. Всем больным по мере необходимости в предоперационном периоде проводили коррекцию водно-электролитного и углеводного баланса, анемии, нутритивного статуса (дополнительное энтеральное питание, парентеральное питание).

Влияние коморбидности на течение периоперационного периода оценивали, используя возрастзависимый индекс Charlson [13, 23, 24, 27], который включает 19 клинико-демографических показателей [21]. При его расчете суммируют баллы, соответствующие сопутствующим заболеваниям, а также добавляют один балл на каждую декаду жизни при превышении пациентом сорокалетнего возраста. В недавно опубликованных работах, посвященных изучению влияния индекса Charlson на выживаемость при хирургическом лечении онкологических заболеваний, было установлено, что показатель индекса >2 достоверно коррелирует с повышением летальности [14, 16, 19, 21, 32]. Риск анестезиологического пособия оценивали по общепринятым критериям ASA (American Society of Anesthesiologists) [10, 11, 29]. Следует отметить, что для профилактики послеоперационных осложнений независимо от объема хирургического вмешательства всем больным, включенным в исследование, проводили адекватное обезболивание, эмпирическую антибиотикопрофилактику, раннюю активизацию и раннее энтеральное питание, коррекцию водно-электролитных расстройств и т.д.

Среди параметров интраоперационного и раннего послеоперационного периодов (в течение 30 дней после операции) в работе оценены следующие показатели: особенности течения интраоперационной анестезии и выхода из неe, частота развития послеоперационных осложнений (хирургических и нехирургических), длительность пребывания в стационаре после операции, летальность. Послеоперационный мониторинг проводили от момента выписки до настоящего времени в соответствии с рекомендациями национальной онкологической сети (США) [15] с помощью личных или телефонных контактов с пациентами и/или их родственниками. При этом регистрировали, жив пациент или нет, имеются ли признаки рецидива или прогрессирования основного заболевания по данным инструментальных исследований (компьютерная и магнитно-резонансная томография, колоноскопия, онкомаркеры и др.).

На основании данных предоперационного обследования с помощью модифицированной британской шкалы для колоректальных операций (Cr-POSSUM) [12, 17, 20] для каждого пациента был рассчитан показатель прогнозируемой послеоперационной летальности и послеоперационных осложнений. Данная шкала учитывает влияние 6 физиологических (возраст, наличие сердечной недостаточности, систолическое артериальное давление, частота сердечных сокращений, уровень гемоглобина и уровень мочевины плазмы крови) и 6 хирургических (объем операции, наличие инфекционных процессов в брюшной полости, стадия колоректального рака по Dukes, срочность хирургического вмешательства) параметров на течение периоперационного периода. По данным ряда исследований, эта шкала высокочувствительна в оценке вероятности развития послеоперационных осложнений и летальности в колоректальной хирургии [12, 20]. Осложнения были разделены на хирургические и нехирургические. Хирургическими считали несостоятельность анастомоза, кровотечение, в том числе стрессовое повреждение слизистой желудочно-кишечного тракта, нагноение послеоперационной раны, абдоминальный сепсис, развитие спаечной непроходимости, эвентрации и др. К нехирургическим относили развитие органных дисфункций - острые сердечно-сосудистые нарушения, печеночно-почечная недостаточность, послеоперационный делирий и др. Для оценки эффективности применяемого мультидисциплинарного протокола предоперационной диагностики и лечения сопутствующих заболеваний расчетные показатели прогнозируемой летальности и частоты развития послеоперационных осложнений сравнивали с фактическими данными. Также был проведен унивариантный и многовариантный анализ факторов риска развития послеоперационных осложнений и летальности. Эффективность лечения в отдаленном периоде (с 31-х суток после операции) оценивали путем расчета общей и канцер-специфичной выживаемости. Факторы риска определяли с помощью двумерного анализа. Для выявления независимых факторов риска применяли многомерный анализ среди тех факторов, которые оказались значимыми при двухмерном анализе. Достоверными считали данные при р≤0,05. Оценку общей и канцер-специфичной выживаемости проводили по методу Каплана-Майера.

Результаты и обсуждение

Согласно критериям включения были отобраны 70 пациентов старческого возраста. Клиническая характеристика пациентов с изолированными новообразованиями прямой или ободочной кишки представлена в табл. 1.

Синхронные опухоли выявлены у 4 больных (по одному: рак желудка, ободочной кишки, молочной железы и почки). Метахронные опухоли были диагностированы у 4 пациентов (у 2 - опухоли ободочной кишки в анамнезе и по одному опухоль гортани и почки). У всех больных диагноз колоректального рака был верифицирован с помощью гистологических исследований. Местная распространенность первичной опухоли (T4) отмечена у трети пациентов. III стадия заболевания, характеризующаяся наличием метастатического поражения регионарных лимфатических коллекторов, диагностирована почти у половины больных (44%).

Более 94% пациентов на момент постановки диагноза колоректального рака предъявляли жалобы, обусловленные наличием сопутствующих заболеваний. У 46 (66%) больных выявлена декомпенсация одного или более сопутствующих заболеваний. Из них 22 (32%) ранее не получали патогенетически обоснованной терапии. В результате медикаментозная терапия была вновь назначена или серьезно корригирована в 56 (72%) наблюдениях. Сопутствующие заболевания пациентов и предоперационная терапия, направленная на их коррекцию, представлены в табл. 2.

У 10 (14%) больных зарегистрированы данные о перенесенном инфаркте миокарда в сроки от 3 мес до 22 лет перед постановкой диагноза колоректального рака. Из этих 10 больных 5 (7%) имели в анамнезе острое нарушение мозгового кровообращения (в интервале от 1,5 года до 5 лет перед постановкой диагноза колоректального рака). Нарушения ритма сердечной деятельности отмечены у 26 (37%) больных, среди которых 9 (13%) потребовалась установка временного электрокардиостимулятора непосредственно перед началом операции.

Всем 47 (67%) больным с клинико-лабораторными признаками недостаточности питания перед операцией проводили дополнительное энтеральное питание сбалансированными иммунными смесями (Impact oral®) средней продолжительностью 8±4 дня. Из 31 (44%) больного, поступившего в стационар с анемией различной степени выраженности, 8 (11%) в предоперационном периоде потребовалась гемотрансфузия в связи с крайне низким показателем гемоглобина крови (<70 г/л). Противоязвенную терапию с учетом эндоскопических признаков обострения язвенной болезни желудка/двенадцатиперстной кишки проводили 6 (9%) больным.

Средний возрастзависимый показатель индекса коморбидности Charlson составил 7,3 (разброс 3-11). При этом показатель индекса ≥5 отмечался у 58 (83%) больных. Физическое состояние перед операцией у 14 (20%) больных соответствовало классу ASA 4 и более, у 43 (61%) - классу 3 и лишь у 13 (19%) - классу ASA 2. Обращает на себя внимание, что 52 (74%) больных имели три и более сопутствующих заболевания, при этом у 57 (81%) из всех пациентов показатель ASA был 3 и более. Мультидисциплинарный консилиум для принятия решения о возможности радикального хирургического вмешательства был проведен во всех наблюдениях при наличии сопутствующих заболеваний (94% всей группы).

Основные виды хирургических вмешательств представлены в табл. 3.

У 5 (7%) больных отмечалось осложненное течение колоректального рака, что потребовало выполнения двухэтапных вмешательств: 4 больным на первом этапе была выполнена разгрузочная колостомия, 1 - установка интракишечного стента. Вторым этапом выполнялось радикальное удаление опухоли. В 4 из 5 наблюдений после второго этапа лечения отмечены различные послеоперационные осложнения. Один больной из 4 умер в раннем послеоперационном периоде от мезентериального тромбоза. Комбинированные вмешательства выполнялись при интраоперационном обнаружении вовлечения в онкологический процесс соседних органов и структур. В 2 наблюдениях произведена резекция мочеточника, в 3 - резекция петли тонкой кишки, в 2 - тазового нервного сплетения, в 3 - резекция мочевого пузыря, в 2 - резекция влагалища и по одному наблюдению - овариэктомия, нефрэктомия, резекция предстательной и поджелудочной железы. Двое из перечисленных выше больных перенесли комбинированную резекцию более одного смежного органа. Всем больным выполнялась расширенная D3-лимфоденэктомия согласно современным принципам онкологического радикализма. Превентивная временная трансверзостома была сформирована в 21 (30%) наблюдении при среднеампулярном раке прямой кишки. 18 (26%) из этих больных в сроки от 2 до 7 мес было выполнено ее закрытие. Один больной умер в раннем послеоперационном периоде, 2 отказались от реконструктивного вмешательства.

Основные характеристики интраоперационного и раннего послеоперационного периодов приведены в табл. 4.

Во время проведения оперативного вмешательства в 23 (33%) наблюдениях зафиксирована сердечно-сосудистая недостаточность, обусловленная нестабильностью гемодинамики, ишемией миокарда, аритмиями. У всех больных эти явления были купированы консервативными мероприятиями. В раннем послеоперационном периоде у 64 (91%) больных возникла необходимость проведения пролонгированной искусственной вентиляции легких (ИВЛ), длительность которой в большинстве наблюдений (69%) составила 6-8 ч. Однако у 7 (10%) больных ИВЛ осуществлялась более 12 ч, в том числе 5 (7%) были экстубированы в течение суток. В связи с ранними послеоперационными осложнениями (сердечно-сосудистая недостаточность и др.) 2 (3%) больным ИВЛ проводилась более 24 ч.

Распределение больных в зависимости от характера послеоперационных осложнений представлено в табл. 5.

Послеоперационные осложнения (хирургические и нехирургические) наблюдались у 40 (57%) больных, в том числе у 19 (27%) был рак прямой кишки и у 21 (30%) - рак ободочной. Хирургические осложнения отмечались у 9 (13%) больных. У 2 из них развился мезентериальный тромбоз, что привело их к смерти в ближайшем послеоперационном периоде. Несостоятельность кишечного анастомоза, диагностированная у 2 больных, была купирована консервативно. Острая задержка мочи у всех пациентов потребовала формирования эпицистостомы. Кровотечение и нагноение послеоперационной раны не потребовали оперативного вмешательства, однако нагноение значительно увеличило длительность пребывания в стационаре после операции. У 18 (26%) больных отмечалось сочетание двух и более терапевтических осложнений. Продолжительность нахождения пациента в отделении реанимации составила в среднем 2,8±1,7 дня (1-9 дней), период послеоперационного пребывания на койке - в среднем 12,3±4,9 дня (7-29 дней).

В течение 30 дней после операции умерли 4 (5,7%) больных. В 2 (2,8%) наблюдениях причиной смерти стал тромбоз мезентериальных сосудов, 1 больная умерла от сердечно-сосудистой недостаточности на фоне острого инфаркта миокарда и 1 - от полиорганной недостаточности. Расчетный показатель 30-дневной послеоперационной летальности с учетом объема оперативного вмешательства по шкале Cr-POSSUM составил 14,8%, что значительно выше фактически зарегистрированной - 5,7% (р≤0,05).

Унивариантный анализ из всех исследуемых факторов (табл. 6)

показал, что достоверно влияли на увеличение частоты развития послеоперационных осложнений следующие: осложненный колоректальный рак (перфорация или кровотечение из опухоли) (p=0,01), класс ASA≥3 (p≤0,01), индекс Charlson ≥5 (p≤0,01), ИБС (p=0,02) и сахарный диабет (p≤0,01). При многофакторном анализе указанных параметров отметили статистически значимое влияние на возникновение послеоперационных осложнений только трех факторов: индекса коморбидности Charlson ≥5 (p=0,04), класса ASA≥3 и наличия сахарного диабета (p=0,05). В нашем исследовании не наблюдалось существенной разницы в частоте осложнений и послеоперационной летальности при раке прямой кишки и раке ободочной кишки. Частота острых осложнений опухолевого процесса (острая кишечная непроходимость, перфорация толстой кишки) была достоверно выше при опухолях ободочной кишки: 19,2% при раке ободочной кишки и 0 - при раке прямой кишки (р≤0,01). Расчетные показатели общей 2- и 3-летней выживаемости составили соответственно 78,3±5,6 и 74,9±6,3%.

Больные старческого возраста составляют более 10% всех больных колоректальным раком. Относительно высокая по сравнению с данными других исследователей частота местно-распространенного колоректального рака в наших наблюдениях, а также более высокая степень коморбидности (три и более сопутствующих заболеваний) объясняется, вероятно, тем, что больные старческого возраста с запущенными формами колоректального рака, как и пациенты с сочетанием нескольких сопутствующих заболеваний, чаще получают отказы в плановом хирургическом лечении в неспециализированных учреждениях (табл. 7).

В то же время многопрофильные специализированные центры с высоким уровнем анестезиологического, реанимационного, кардиологического, пульмонологического и нутриционного сопровождения являются тем «пунктом назначения», где подобным больным может и должна быть оказана высококвалифицированная помощь.

В исследованной нами группе 42 (60%) больных обратились в наше отделение после отказа в хирургическом лечении в других специализированных онкологических или колопроктологических стационарах.

Наши показатели летальности и хирургических послеоперационных осложнений сравнимы с данными нескольких подобных исследований, проведенных в России и за рубежом [2, 25, 29]. Мы считаем, что выполнение радикальных колоректальных операций у гериатрических больных возможно с достижением удовлетворительных результатов при соблюдении применяемого мультидисциплинарного протокола периоперационного ведения этой возрастной группы. Гериатрические больные в настоящем исследовании тщательно обследованы перед оперативным вмешательством мультидисциплинарной командой врачей минимум дважды - при поступлении и непосредственно перед операцией независимо от планируемого оперативного вмешательства. Обязательным условием для полноценной оценки периоперационного риска больного старческого возраста является использование общепризнанных шкал, позволяющих с высокой долей достоверности предсказать вероятность послеоперационного летального исхода и частоту развития послеоперационных осложнений на основании важных прогностических факторов, включая возраст, тяжесть заболевания и наличие сопутствующих заболеваний. Индекс коморбидности Charlson - наиболее часто используемый предиктор летальности и осложненного послеоперационного периода в современной гериатрической онкологии. В большинстве современных исследований, посвященных данному разделу хирургии, авторы отмечают его высокую прогностическую ценность, особенно в сочетании с показателем ASA [18, 21, 31]. Несмотря на возможность применения индекса Charlson во всех возрастных категориях, многие исследователи рекомендуют использовать его преимущественно у больных пожилого и старческого возраста [11, 19, 31]. Наши данные полностью подтвердили высказанные ранее положения: индекс Charlson >7 и ASA >3 статистически значимо коррелируют с развитием послеоперационных осложнений и летальным исходом у больных старческого возраста, оперированных по поводу колоректального рака.

Объем хирургического вмешательства продиктован в первую очередь принципами онкологического радикализма и не имеет принципиальных отличий от объема вмешательства у более молодых пациентов с колоректальным раком. Несмотря на тщательную подготовку к оперативному вмешательству, у 40 (57%) больных имели место осложнения. Однако относительно низкая послеоперационная летальность в группе пациентов, включенных в исследование (5,7% по сравнению с расчетным показателем 14,8%), свидетельствует о том, что, вопреки распространенному мнению, большинство больных старческого возраста (94,3%) устойчивы к стрессовым факторам. При оптимальном периоперационном ведении большинство пациентов с осложнениями благополучно достигают выписки из стационара. При этом средняя длительность послеоперационного пребывания на койке (12,3 дня) увеличивается незначительно по сравнению со средним показателем у больных с колоректальным раком (10,6 дня).

Данное положение в рамках нашего исследования требует дополнительного анализа, однако на основании предварительных данных можно утверждать, что профилактика послеоперационных осложнений у больных старческой возрастной группы является первостепенной задачей хирурга и междисциплинарной команды врачей. Ключевым моментом указанной профилактики является предоперационная оценка состояния больных с использованием стандартизованных шкал (POSSUM, ASA, Charlson и др.) для выявления больных с высоким хирургическим риском. Стоит отметить, что для пациентов старческого возраста, нуждающихся в радикальной резекции и имеющих умеренный периоперационный риск (ASA<3, индекс Charlson<5), приоритетной задачей должно быть максимальное сокращение сроков предоперационного обследования и подготовки к вмешательству во избежание острых хирургических осложнений опухолевого процесса (острая кишечная непроходимость, кровотечение и пр.). По нашим данным, только 1 из 5 больных, оперированных на фоне осложненного течения опухолевого процесса, не имеет осложнений в послеоперационном периоде, а каждый четвертый из тех, у кого они развились, имеет риск умереть. Еще одно обстоятельство не могло не обратить на себя внимания при анализе мультидисциплинарного ведения гериатрических больных - большая доля лиц с дефицитом нутритивного статуса (80%). На фоне общей астенизации организма, сниженных резервов компенсаторных механизмов это обстоятельство может стать роковым после выполненной колоректальной операции, поэтому обязательным компонентом периоперационного ведения больных старческого возраста наряду с коррекцией сопутствующих заболеваний является энтеральная поддержка. В нашем исследовании был использован препарат Impact oral (237 мл), основным плюсом которого являлась хорошая переносимость пациентами старческого возраста. Кроме того, следует отметить, что в ряде наблюдений этой группы требуется пролонгированная по сравнению со средними госпитальными показателями искусственная вентиляция легких в ближайшие послеоперационные часы, что обусловлено не только возникновением ранних послеоперационных осложнений, но и характером анестезиологического пособия и замедлением метаболизма препаратов у больных старческого возраста [10].

Необходимо обратить внимание на важность стратегии ранней активизации больного в послеоперационном периоде. Выбор препаратов для общей анестезии, обладающих такими свойствами, как управляемость и специфичность, особенно актуален. В целом анестезиологическое пособие у больных старческого возраста концептуально не отличалось от анестезии у более молодых. Всем проводили сочетанную анестезию: общая анестезия (комбинированная многокомпонентная или тотальная внутривенная) с эпидуральным блоком и ИВЛ. Несмотря на типичные возрастные дегенеративные изменения позвоночника, всем больным удалось установить эпидуральный катетер для интра- и послеоперационного обезболивания, а также с целью профилактики послеоперационного илеуса.

Хорошо известно, что одним из факторов, сдерживающих возможность применения хирургического лечения колоректального рака в старческом возрасте, является широко распространенная точка зрения о низких показателях не столько безрецидивной, сколько общей выживаемости в этой популяции. Прежде всего это связано с высоким риском смерти от интеркуррентных кардиореспираторных заболеваний. Удовлетворительные данные общей выживаемости одновременно с низким показателем послеоперационной летальности в нашем исследовании показывают, что выполнение плановых радикальных оперативных вмешательств при колоректальном раке оправдано у гериатрических больных. Основной задачей хирурга, по нашему мнению, является не решение вопроса, оперировать или нет, а поиск путей снижения периоперационных осложнений.

Таким образом, хирургическое лечение колоректального рака у гериатрических больных может быть выполнено в радикальном объеме с достижением удовлетворительных показателей периоперационных осложнений, летальности и общей выживаемости. Пациентам данной возрастной группы не должно быть отказано в радикальном оперативном лечении на основании стереотипной переоценки хирургического риска.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail