Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Евсеев Е.П.

ФГБУ Российский научный центр хирургии РАМН им. акад. Б.В. Петровского, Москва

Айдамиров Я.А.

РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского РАМН, Москва

Ким С.Ю.

Отделение хирургии аорты и ее ветвей (зав. — д.м.н. Э.Р. Чарчян), ФГБУ «Российский научный центр хирургии им. акад. Б.В. Петровского» (дир. — акад. Ю.В. Белов), Москва, Россия

Ярыгин И.В.

ФГБНУ «Российский научный центр хирургии им. акад. Б.В. Петровского», Москва, Россия

Иванов В.А.

Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова, Вторая городская больница, Чебоксары

Случай успешного хирургического лечения ложной аневризмы восходящего отдела аорты

Авторы:

Евсеев Е.П., Айдамиров Я.А., Ким С.Ю., Ярыгин И.В., Иванов В.А.

Подробнее об авторах

Просмотров: 1357

Загрузок: 21


Как цитировать:

Евсеев Е.П., Айдамиров Я.А., Ким С.Ю., Ярыгин И.В., Иванов В.А. Случай успешного хирургического лечения ложной аневризмы восходящего отдела аорты. Кардиология и сердечно-сосудистая хирургия. 2016;9(2):55‑57.
Evseev EP, Aĭdamirov IaA, Kim SYu, Yarygin IV, Ivanov VA. Surgical treatment of ascending aortic false aneurysm. Kardiologiya i Serdechno-Sosudistaya Khirurgiya. 2016;9(2):55‑57. (In Russ.)
https://doi.org/10.17116/kardio20169255-57

Рекомендуем статьи по данной теме:
Риск ин­фек­ци­он­но­го эн­до­кар­ди­та пос­ле не­окус­пи­да­ли­за­ции аор­таль­но­го кла­па­на (опе­ра­ция Оза­ки): мно­го­цен­тро­вое ис­сле­до­ва­ние. Кар­ди­оло­гия и сер­деч­но-со­су­дис­тая хи­рур­гия. 2022;(6):578-585
Роль эхо­кар­ди­ог­ра­фии в оцен­ке мно­гок­ла­пан­ных по­ро­ков сер­дца и ре­зуль­та­тов хи­рур­ги­чес­ко­го ле­че­ния. Кар­ди­оло­гия и сер­деч­но-со­су­дис­тая хи­рур­гия. 2022;(6):586-592
Стра­те­гии ран­ней ди­аг­нос­ти­ки и кор­рек­ции кар­ди­оток­сич­нос­ти хи­ми­олу­че­вой те­ра­пии у па­ци­ен­тов по­жи­ло­го воз­рас­та. Про­фи­лак­ти­чес­кая ме­ди­ци­на. 2022;(11):7-14
Срав­ни­тель­ная оцен­ка эф­фек­тив­нос­ти и бе­зо­пас­нос­ти раз­лич­ных ме­то­дов ге­мос­та­за при вы­пол­не­нии вла­га­лищ­ной гис­те­рэк­то­мии. Эн­дос­ко­пи­чес­кая хи­рур­гия. 2022;(6):31-36
Пер­вый опыт ауг­мен­та­ци­он­ной мам­моп­лас­ти­ки с ис­поль­зо­ва­ни­ем им­план­та­тов с на­но­тек­сту­ри­ро­ван­ной по­вер­хностью. Плас­ти­чес­кая хи­рур­гия и эс­те­ти­чес­кая ме­ди­ци­на. 2022;(4):28-34
Пре­дик­то­ры пос­ле­опе­ра­ци­он­ных ос­лож­не­ний у па­ци­ен­тов с вен­траль­ны­ми гры­жа­ми. Хи­рур­гия. Жур­нал им. Н.И. Пи­ро­го­ва. 2023;(1):56-60
Не­над­ле­жа­щее ин­фор­ми­ро­ван­ное сог­ла­сие па­ци­ен­та: пра­во­вая и эк­спертная оцен­ка. Су­деб­но-ме­ди­цин­ская эк­спер­ти­за. 2023;(1):59-62
Кон­цеп­ция прог­рам­мы ус­ко­рен­но­го выз­до­ров­ле­ния то­ра­каль­ных па­ци­ен­тов вы­со­ко­го опе­ра­ци­он­но­го рис­ка. Хи­рур­гия. Жур­нал им. Н.И. Пи­ро­го­ва. 2023;(2):21-29
От­да­лен­ные ре­зуль­та­ты и фак­то­ры, влияющие на ис­ход хи­рур­ги­чес­ко­го ле­че­ния син­дро­ма кон­ско­го хвос­та, обус­лов­лен­но­го де­ге­не­ра­тив­ным за­бо­ле­ва­ни­ем по­яс­нич­но­го от­де­ла поз­во­ноч­ни­ка. Жур­нал «Воп­ро­сы ней­ро­хи­рур­гии» име­ни Н.Н. Бур­ден­ко. 2023;(1):35-43
Кли­ни­чес­кие ва­ри­ан­ты те­че­ния и хи­рур­ги­чес­кая так­ти­ка при хро­ни­чес­ком пан­кре­ати­те. Хи­рур­гия. Жур­нал им. Н.И. Пи­ро­го­ва. 2023;(3):19-27

Ложная аневризма восходящего отдела аорты (ВоА) - редкое и опасное осложнение инфекционного эндокардита (ИЭ). Данная патология характеризуется быстрым прогрессированием, высоким риском разрыва, выраженной интоксикационной реакцией и часто сопровождается высокой летальностью. Факторами риска развития ИЭ являются вмешательства на аорте, инфекция, патология соединительной ткани, артериальная гипертензия (АГ) и кальцификация аорты [2, 6]. Мы сообщаем об успешной хирургической коррекции ложной аневризмы у пациента, ранее перенесшего протезирование аортального клапана (АК) по поводу ИЭ.

Пациент Е., 36 лет. В возрасте 10 лет - тупая травма левого глаза с последующим оперативным вмешательством, послеоперационный период осложнился острым И.Э. На фоне проводимой антибактериальной терапии достигнута стойкая ремиссия. В 1998 г. выполнено протезирование АК механическим протезом Orbis 23. В дальнейшем при ежегодном контроле (с 1999 г.) выявлена парапротезная фистула с умеренными нарушениями гемодинамики, рекомендовалось динамическое наблюдение. Резкое ухудшение состояния пациента с 2014 г., снижение толерантности к физической нагрузке, ухудшение параметров гемодинамики на аортальном протезе по данным эхокардиограммы (ЭхоКГ). В сентябре 2014 г. пациенту выполнено репротезирование АК протезом Carbomedics 23. Послеоперационный период протекал гладко, больной выписан из стационара на 9-е сутки. Через неделю после выписки отмечены эпизоды фебрильной лихорадки, с максимальным подъемом температуры тела до 40 °C. Пациента госпитализировали по месту жительства. На фоне массивной антибактериальной терапии сохранялись эпизоды фебрильной лихорадки. С диагностической целью выполняли компьютерную томографию (КТ) органов грудной клетки, выявлено образование, локализованное в парааортальном пространстве, правосторонняя пневмония.

Пациент поступил в стационар с выраженными симптомами интоксикации, синусовой тахикардией - частота сердечных сокращений (ЧСС) порядка 100 уд/мин. По данным ЭхоКГ, сократительная функция миокарда левого желудочка (ЛЖ) не нарушена, в проекции поперечного синуса выявлено объемное образование шириной до 3,6  см. При изменении плоскости сканирования визуализируется огромное округлое образование размером 7,7×5,14 см, с эффектом спонтанного эхоконтрастирования, пристеночным тромбозом (по задней стенке тромб шириной до 3,6 см), в полости кровоток не определяется. Функция протеза АК не нарушена. На серии КТ органов грудной клетки: на расстоянии 7 мм проксимальнее уровня устья правой коронарной артерии (ПКА) дефект в стенке аорты размером до 2 мм, с визуализацией распространения контрастированной крови из просвета аорты в парааортальное пространство, с картиной ее отграничения, вероятнее всего, прилежащими структурами и частичным пристеночным тромбированием (псевдоаневризма). В мультифазном режиме визуализируется поток между аортой и сформированной ложной аневризмой. Отмечена динамика увеличения данного образования в объеме от 107 до 170  см3. Новообразование расположено над предсердиями с картиной их сдавления; по контуру восходящей аорты (ВА) с незначительным уменьшением просвета; между аортой и правой ветвью легочной артерии (ЛА) с субтотальным сдавлением просвета правой ЛА (до 50%). ВА - 30 мм. Дуга аорты (ДА) - 25 мм. Нисходящая грудная аорта - 21 мм. Признаков контрастирования «двойного просвета» аорты на всем протяжении не выявлено. В кортикальных отделах S1, S3, S4, S6 сегментов и заднебазальных сегментах нижней доли правого легкого определяется инфильтрация легочной ткани однородной структуры. Паренхима левого легкого без особенностей (рис. 1).

Рис. 1. КТ средостения. Стрелкой отмечено новообразование с распространением на стенку ПП.

22.10.14 выполнено оперативное вмешательство. Резекция Л.А. парааортального пространства. Установка системы для лаважа средостения.

Ход операции. Предварительно выполнено периферическое подключение аппарата искусственного кровообращения (ИК) через бедренную артерию (БА) и вену. Доступ к сердцу осуществлялся через срединную рестернотомию. Выполнен кардиолиз, при этом визуализировалось крупное образование, занимающее пространство между аортой и полой веной с переходом на правое предсердие, практически достигающее предсердно-желудочковой борозды (рис. 2).

Рис. 2. Интраоперационный снимок ложной аневризмы. Светлой линией очерчена граница распространения новообразования на структуры сердца.

При пальпации: стенки образования напряженные, регистрируются пульсовые волны. Основной этап выполняли в условиях фармакохолодовой кардиоплегии и гипотермии до 28 °C. После наложения зажима на аорту вскрыта полость Л.А. Выявлен дефект стенки аорты по линии аортотомного шва диаметром до 3 мм (рис. 3).

Рис. 3. Интраоперационный снимок вскрытой ложной аневризмы. Стрелкой отмечено перфоративное отверстие, образованное по линии шва аорты.

Генез формирования дефекта связан с септическим расплавлением тканей аорты. Из полости аневризмы эвакуирована жидкая кровь и большое количество сгустков в различной стадии организации. Общим объемом до 350  мл. По задней стенке аорты эвакуирована полость абсцесса, заполненная детритом объемом 1 см3. Выполнена тромбэктомия, полость многократно промыта раствором антисептика. Дефект стенки аорты ушит двумя швами с прокладками из ксеноперикарда.

В послеоперационном периоде отмечались явления вечернего субфебрилитета. Проводился диализ средостения с диоксидином. В последующем отмечали длительное подтекание серозного отделяемого из мест стояния дренажей, без роста микрофлоры в посевах. Послеоперационный шов зажил первичным натяжением. Пациент был выписан из стационара на 20-е сутки после операции в удовлетворительном состоянии. При плановом осмотре через 6 мес данных о рецидиве инфекционного процесса не получено, гемодинамические параметры на протезе АК в пределах нормальных значений.

Обсуждение

Псевдоаневризма корня и ВоА - редкое и опасное осложнение. Приобретенные аневризмы развиваются в результате медианекроза, сифилиса, атеросклероза, эндокардита или травмы и, как правило, имеют диффузный характер распространения [3]. Потенциальные участки формирования ЛА: область наложения поперечного зажима, линия шва и места катетеризации аорты, границы анастомозов [4, 7]. Пациенты с двустворчатым АК находятся в группе повышенного риска развития осложнений со стороны аорты, при этом замена АК полностью не исключает возможность прогрессирования дилатации [8, 9]. Клиническая картина при этой патологии размыта и может варьировать от бессимптомного течения до лихорадочных состояний, учитывая частую ассоциацию с ИЭ [1]. ЛА может проявляться симптомами, связанными с разрывом аорты, в том числе тампонады перикарда [2]. В нашем случае псевдоаневризма располагалась в правом парааортальном пространстве, сообщаясь с аортой через небольшое перфоративное отверстие, сдавливая верхнюю полую вену и правое предсердие. При этом перфоративное отверстие располагалось по линии шва аорты, что указывает на возможность поствоспалительного прорезывания нити с формированием гематомы и последующим ее инфицированием. Учитывая анамнез пациента, данный механизм образования ЛА представляется нам наиболее обоснованным. ЭхоКГ и КТ показывают высокую специфичность при диагностике Л.А. Однако К.Т. с использованием внутривенного контрастирования является методом выбора с возможностью определения геометрии кровотока и архитектуры в пределах ложной аневризмы [5].

Конфликт интересов отсутствует .

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо со ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail



Мы используем файлы cооkies для улучшения работы сайта. Оставаясь на нашем сайте, вы соглашаетесь с условиями использования файлов cооkies. Чтобы ознакомиться с нашими Положениями о конфиденциальности и об использовании файлов cookie, нажмите здесь.