Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Карпенко А.А.

Новосибирский НИИ патологии кровообращения им. акад. Е.Н. Мешалкина;
Российский кардиологический научно-производственный комплекс Минздравсоцразвития России, Москва

Клеванец Кардиолог

ФГБУ « Новосибирский НИИ патологии кровообращения им. Е.Н. Мешалкина» Минздрава России, Новосибирск, Россия

Мироненко С.П.

ФГБУ «Новосибирский НИИ переливания крови им. Е.Н. Мешалкина» Минздрава России, Новосибирск, Речкуновская, 15

Шилова А.Н.

ФГБУ «Новосибирский НИИ переливания крови им. Е.Н. Мешалкина» Минздрава России, Новосибирск, Речкуновская, 15

Ближайшие и отдаленные результаты эндоваскулярной механической фрагментации с локальным тромболизисом у больных групп высокого и промежуточно-высокого риска ранней смерти при тромбоэмболии легочных артерий

Авторы:

Карпенко А.А., Клеванец Кардиолог, Мироненко С.П., Шилова А.Н.

Подробнее об авторах

Журнал: Флебология. 2015;9(4): 27‑34

Просмотров: 234

Загрузок: 5

Как цитировать:

Карпенко А.А., Клеванец Кардиолог  , Мироненко С.П., Шилова А.Н. Ближайшие и отдаленные результаты эндоваскулярной механической фрагментации с локальным тромболизисом у больных групп высокого и промежуточно-высокого риска ранней смерти при тромбоэмболии легочных артерий. Флебология. 2015;9(4):27‑34.
Karpenko AA, Klevanets YuE, Mironenko SP, Shilova AN. The Immediate and Long-term Results of Endovascular Mechanical Fragmentation with Local Thrombolysis in the Groups of Patient at High and Intermediate-high Risk of Early Death Associated with Pulmonary Embolism. Flebologiya. 2015;9(4):27‑34. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/flebo20159427-34

?>

Логранговый критерий. Статистический критерий =0,037728; p=0,96990.

Тромбоэмболия легочных артерий (ТЭЛА) до настоящего времени остается одной из самых сложных и актуальных проблем современной медицины [1, 2]. Актуальность проблемы связана не только с высоким риском ранней смерти в остром периоде, но и с инвалидизацией выживших больных вследствие формирования хронической постэмболической легочной гипертензии (ХПЭЛГ) [3, 4]. Остро возникшая дисфункция правого желудочка (ПЖ) является важным фактором, определяющим тяжесть заболевания и клинический исход у больных с ТЭЛА. Пациенты с подтвержденным диагнозом ТЭЛА при наличии персистирующей артериальной гипотензии и/или кардиогенного шока имеют высокий риск ранней смерти и должны подвергаться фармакологической реперфузионной терапии [5], в качестве альтернативы возможно применение хирургической эмболэктомии или фармакомеханической реперфузии.

Принято считать, что пациенты без шока и/или системной гипотензии не имеют столь высокого риска развития ранней смерти, поэтому данной категории больных показана только антикоагулянтная терапия, в связи с риском фатальных геморрагических осложнений тромболитической терапии (ТЛТ). Тем не менее пациенты с острой дисфункцией ПЖ и стабильной гемодинамикой, согласно стратификации риска ранней смерти с помощью клинического прогностического индекса PESI (III—V класс) или его упрощенной версии sPESI ≥1, относятся к группе промежуточно-высокого риска ранней смерти. Эти пациенты могут быть кандидатами для проведения ранней реперфузионной терапии [6].

Тромболизис при ТЭЛА обеспечивает восстановление легочной перфузии быстрее, чем только антикоагулянтная терапия. Кроме этого, ранняя дезобструкция легочных артерий (ЛА) приводит к быстрому снижению давления и сопротивления в ЛА, с одновременным улучшением функции ПЖ [7]. Польза применения ТЛТ у гемодинамически стабильных пациентов спорна, так как тромболизис несет риск больших кровотечений, в том числе внутричерепных кровоизлияний с частотой 1,8—2,2%, при этом с увеличением возраста и наличием сопутствующих заболеваний ассоциируется еще более высокий риск геморрагических осложнений, достигающий 3% [7—9]. В связи с этим необходимость ТЛТ у больных со стабильной системной гемодинамикой при отсутствии признаков дисфункции ПЖ и/или повреждения миокарда признается не всеми. Остаются недостаточно изученными вопросы, связанные с характером и выраженностью нарушений функции ПЖ во взаимосвязи с маркерами сердечной недостаточности (мозговой натрийуретический пептид — МНП) и повреждения миокарда (тропонин I) у больных с массивной ТЭЛА. Не изучена динамика этих показателей при применении эндоваскулярной механической фрагментации с локальным тромболизисом.

Цель исследования — оценить безопасность и эффективность эндоваскулярной механической фрагментации с локальным тромболизисом у пациентов высокого и промежуточно-высокого риска ранней смерти при ТЭЛА в ближайшем и отдаленном периодах наблюдения.

Материал и методы

В исследование включены 107 больных с массивной ТЭЛА, которые находились на стационарном лечении в период с декабря 2011 г. по август 2014 г. в клинике ФГБУ ННИИПК им. Е.Н. Мешалкина Минздрава России в центре сосудистой и гибридной хирургии.

Сбор анамнеза, этапная динамическая оценка клинического статуса, трансторакальная эхокардиография (ЭхоКГ), ангиопульмонография (АПГ), лабораторные исследования (МНП, тропонин I) выполнялись при поступлении в клинику и на 5-е сутки после ЭМФ с локальным тромболизисом. Повторное обследование включало: оценку клинического и функционального статуса (тест 6-минутной ходьбы); выполнение трансторакальной ЭхоКГ, при выявлении среднего давления в ЛА ≥25 мм рт.ст. выполнялась мультиспиральная компьютерная томоангиография ЛА; контроль уровня маркеров сердечной недостаточности (МНП).

Оценка функционального состояния сердца осуществлялась с помощью трансторакальной ЭхоКГ исходно, через 5 дней и 6 мес после выполнения данной процедуры. Анализировались линейные и объемные параметры правых и левых отделов сердца, а также состояние систолической функции ПЖ и левого желудочка (ЛЖ). Определялась степень легочной гипертензии (ЛГ) и производился расчет систолической экскурсии трикуспидального кольца (Tricuspidal Annular Plane Systolic Excursion — TAPSE). Расчетная величина систолической экскурсии трикуспидального кольца высоко коррелирует с величиной фракции выброса (ФВ) ПЖ и является одним из важных прогностических маркеров ЛГ [10, 11].

Маркеры повреждения миокарда (тропонин I) и сердечной недостаточности (МНП) в плазме крови определяли с использованием коммерческих тест-систем для автоматического иммунохемилюминесцентного анализатора Architect i2000SR («Аbbot», CША).

При подтверждении диагноза ТЭЛА всем больным в экстренном порядке выполнялось зондирование правых отделов сердца и легочного ствола с тензиометрией малого круга кровообращения (МКК). Затем осуществлялась АПГ с введением контрастных препаратов (оптирей, визипак) в легочный ствол. После выполнения АПГ всем больным была проведена фрагментация тромбоэмболов в главных ветвях ЛА катетером Шмитц—Роде.

При выполнении фрагментации через катетер в толщу тромбов вводили половину курсовой дозы тромболитического препарата, вторую половину в дальнейшем вводили внутривенно в течение 30—60 мин. В качестве ТЛТ в 78 (72,9%) случаях применяли проурокиназу рекомбинантную 6 000 000 — 8 000 000 МЕ, в 21 (19,6%) — альтеплазу 100 мг, у 8 (7,5%) пациентов — урокиназу в дозе 1 000 000  — 3 000 000 М.Е. Дозы препарата рассчитывали согласно прилагаемой инструкции.

После завершения тромболизиса в течение 24 ч продолжали инфузию гепарина со скоростью 1000  ед/ч под контролем активированного частичного тромбопластинового времени (АЧТВ). Эффективность антикоагуляции гепарином оценивали по увеличению АЧТВ в 1,5—2 раза выше нормы. На 2-е сутки к терапии подключали низкомолекулярные гепарины (надропарин кальция или эноксапарин натрия) и при отсутствии противопоказаний назначали антикоагулянт непрямого действия — варфарин под контролем международного нормализованного отношения. Эффективность лечения оценивали по результатам АПГ с тензиометрией МКК, а также ЭхоКГ с оценкой функции правых отделов сердца [12].

Средний возраст больных составил 56±15 лет. Среди них был 51 (47,7%) мужчина и 56 (52,3%) женщин в возрасте от 22 до 78 лет. Временной интервал от возникновения клинических симптомов заболевания до поступления в клинику составил 1—22 дня, в среднем — 7,4±4,6 дня.

Непосредственные и отдаленные результаты применения ЭМФ с локальным тромболизисом были проанализированы в зависимости от стабильности гемодинамики. Для этого были выделены две группы больных: 1-я группа — 54 (50,5%) пациента с шоком/гипотензией — группа высокого риска ранней смерти, 2-я группа — 53 (49,5%) пациента с промежуточно-высоким риском ранней смерти. Обе группы были сопоставимы между собой по полу, возрасту, клинике заболевания и временному интервалу с момента возникновения первых клинических симптомов до госпитализации в клинику.

Все пациенты, поступившие в клинику, находились в отделении реанимации и интенсивной терапии в силу тяжелого или крайне тяжелого состояния, обусловленного наличием дыхательной и сердечной недостаточности.

Критериями эффективности ЭМФ с локальным тромболизисом считали положительную динамику в клиническом статусе (стабилизация артериального давления, купирование одышки, боли в грудной клетке, тахикардии, кровохарканья); снижение давления в ЛА по данным ЭхоКГ и зондирования сердца; снижение индекса перфузионного дефицита (индекс Миллера); улучшение линейных и объемных показателей правых и левых отделов сердца (ЭхоКГ), снижение или нормализацию уровня тропонина и концентрации МНП в плазме крови.

Для обработки полученных данных были использованы пакеты программ MS Office 2007 (Excel 2007) и Statistica 6. Результаты представлены как среднее и среднеквадратичное отклонение (М±σ), медиана (Ме), нижний и верхний процентили (25%, 75%). Оценку значимости различий проводили с помощью U-критерия Манна—Уитни, ANOVA Краскела—Уоллиса, критерия Вилкоксона. Анализ вероятности наступления летального исхода в изучаемый период проводили методом множительных оценок Каплана—Мейера и с помощью логрангового теста. В расчетах использовали регрессионный анализ (логистическая регрессия).

Результаты

По результатам ангиографического исследования ЛА при поступлении индекс Миллера составил в среднем 25,7±2,9 балла. По данным тензиометрии МКК, средние значения прямого систолического давления в ЛА составили 55,3±17,3 мм рт.ст., а среднее давление — 37±10,3 мм рт.ст. Средняя величина систолического давления в ЛА, по данным ЭхоКГ, составила 56±15,3 мм рт.ст., а среднее давление — 38±12,6 мм рт.ст.

Анализ непосредственных и отдаленных результатов ЭМФ с локальным тромболизисом продемонстрировал положительную клиническую динамику. Так, регресс клинических проявлений острой дыхательной недостаточности в раннем периоде наблюдали у 104 (97,2%) пациентов. Отмечали статистически значимое снижение частоты дыхания с 24±2,5 до 17,3±1,1 (p<0,05; p=0,0000). Кровохарканье, боль в грудной клетке, одышка в покое были купированы у всех больных к моменту выписки из клиники. После локального тромболизиса отмечали стабилизацию системного артериального давления и наблюдали статистически значимое снижение частоты сердечных сокращений с 95±17,5 до 74,3±8,3 (p<0,05; p=0,0000).

Методом трансторакальной ЭхоКГ в отдаленные сроки наблюдения было обследовано 79 (76%) пациентов из 104 (3 умерли в раннем послеоперационном периоде), информация о 21 (20,2%) пациенте получена по телефону. Таким образом, нами получена информация о 100 (96,2%) из 104 пациентов. В отдаленные сроки наблюдения тест шестиминутной ходьбы провели у 74 (93,7%) пациентов, у 5 (6,3%) в силу наличия сопутствующей патологии выполнить данный тест не представлялось возможным. Отсутствие признаков снижения толерантности к физической нагрузке выявили у 56 (70,9%) пациентов. I функциональный класс (ФК) хронической сердечной недостаточности выявили у 11 (13,9%), II — у 6 (7,6%), IV — у 1 (1,3%) пациента.

В зависимости от исходного клинического статуса (шок/гипотензия или стабильная гемодинамика) пациентов разделили на две группы (табл. 1).

Таблица 1. Распределение пациентов по группам в зависимости от исходного клинического статуса (системной гемодинамики)

Изменения линейных и объемных показателей правых и левых отделов сердца, а также внутрисердечной гемодинамики в зависимости от клинического статуса при применении ЭМФ с локальным тромболизисом представлены в табл. 2.

Таблица 2. Динамика показателей, полученных при ЭхоКГ (до и после ЭМФ с локальным тромболизисом) Примечание. * — p<0,05 по сравнению с показателем до вмешательства. КДР — конечный диастолический размер; ФИП — фракционное изменение площади; КДО — конечный диастолический объем.

Исходно по данным ЭхоКГ имело место увеличение средних размеров правого предсердия (ПП), которые уменьшились в послеоперационном периоде в обеих группах и оставались в этих же пределах в отдаленном периоде наблюдения. Дилатация П.Ж. наблюдалась в обеих группах, но более выражена она была у пациентов 1-й группы. В раннем послеоперационном периоде отмечено статистически значимое уменьшение средних размеров ПЖ с дальнейшей их нормализацией в отдаленные сроки. Выявлено значимое снижение как систолического, так и среднего давления в ЛА у пациентов в 1-й и 2-й группах после лечения, и прослеживается отчетливая тенденция к его нормализации в отдаленном периоде. Также отмечено улучшение сократительной функции ПЖ: увеличение ФВ ПЖ, ФИП ПЖ, а также увеличение TAPSE у пациентов обеих групп в раннем послеоперационном периоде с сохраняющейся нормальной сократительной функцией ПЖ в отдаленные сроки наблюдения. Диаметр ствола ЛА уменьшился в раннем послеоперационном периоде, в дальнейшем изменений этого параметра не происходило.

Линейные и объемные параметры ЛЖ практически не изменились у пациентов 2-й группы, в то время как у пациентов 1-й группы произошло увеличение ударного объема ЛЖ, КДР ЛЖ и КДО Л.Ж. Систолическая функция ЛЖ (ФВ ЛЖ) не менялась в процессе лечения у пациентов обеих групп.

По данным ЭхоКГ, признаки дисфункции ПЖ были выявлены как в 1-й, так и во 2-й группе больных (табл. 3).

Таблица 3. Динамика показателей дисфункции ПЖ, полученных при ЭхоКГ, при массивной ТЭЛА (до и после ЭМФ с локальным тромболизисом), абс. (%) Примечание. * — p<0,05, сравнение внутри групп.

После ЭМФ с локальным тромболизисом отметили статистически значимое снижение показателей, характеризующих дисфункцию ПЖ, а в некоторых случаях, демонстрирующих восстановление функции ПЖ как в раннем, так и в отдаленном периодах наблюдения.

Динамика лабораторных показателей (МНП и тропонина I) в 1-й и 2-й группах представлена в табл. 4.

Таблица 4. Динамика уровня МНП и тропонина I (до и после ЭМФ с локальным тромболизисом), Me (25—75%) Примечание. * — p<0,05.

В 1-й группе повышенный уровень МНП наблюдали у 76% больных, после восстановления кровотока по ЛА он оставался повышенным у 24%. Во 2-й группе повышенный уровень МНП был у 60% больных, после ЭМФ он оставался повышенным у 17%. Обращало внимание, что после применения ЭМФ с локальным тромболизисом у пациентов обеих групп имело место значимое снижение уровня МНП как в раннем, так и в отдаленном периоде.

В отдаленном периоде повышенный уровень МНП наблюдали в общей сложности у 13 (16,5%) из 79 обследованных пациентов. Обращает на себя внимание, что основной жалобой у данных пациентов была одышка при умеренных физических нагрузках (ФК II), но при этом признаки ЛГ были выявлены лишь у 1 пациента с рецидивом ТЭЛА, в остальных случаях среднее давление в ЛА было нормальным.

При поступлении в клинику уровень тропонина I превышал норму только у 5 (4,7%) больных. В раннем послеоперационном периоде отмечена нормализация его уровня, что не было значимым для клинического прогноза.

Динамика инвазивных показателей МКК по данным АПГ у пациентов 1-й и 2-й групп представлена в табл. 5.

Таблица 5. Данные АПГ в 1-й и 2-й группах (до и в раннем периоде после ЭМФ с локальным тромболизисом) Примечание. * — p<0,05.

Таким образом, в раннем послеоперационном периоде отмечено не только улучшение ангиографической картины малого круга кровообращения, но и снижение как систолического, так и среднего давления в ЛА, а также и систолического давления по данным прямой тензиометрии в ПП и ПЖ.

В раннем периоде (до 30 дней после вмешательства) умерли 3 (2,8%) пациента. В 2 случаях пациенты поступали в крайне тяжелом состоянии со стойкой системной гипотонией несмотря на кардиотоническую поддержку. По данным ЭхоКГ отмечали нарушения систолической ФВ ПЖ, гипокинез свободной стенки ПЖ (симптом McConnell). Причиной смерти в одном случае было прогрессирование сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточности, обусловленное рецидивом ТЭЛА. У второго пациента эндоваскулярное вмешательство выполнили на фоне кардиогенного шока с развитием в последующем остановки сердечной деятельности. У этих больных маркер повреждения миокарда (тропонин I) не превышал нормального уровня, в отличие от МНП, уровень которого был повышен у обоих пациентов, что указывало на сердечно-сосудистую недостаточность в результате острой перегрузки правых отделов сердца, а не повреждения миокарда.

Клинически значимое кровотечение обнаружено в 2 (1,8%) наблюдениях. В одном случае у больной был отмечен правосторонний гемипарез и дизартрия вследствие внутримозгового кровоизлияния в височные доли с обеих сторон. Ноотропная и антигипоксическая терапия позволила купировать эти симптомы к моменту выписки больной из клиники. В другом случае у пациентки 79 лет с системной гипотензией наступил летальный исход вследствие развития субдуральной гематомы левой лобно-височной области, внутримозговой гематомы левой затылочной доли. Операция по удалению внутричерепных гематом не увенчалась успехом.

Через 6 мес на фоне сохраняющейся ХПЭЛГ в 2 (1,8%) случаях была выполнена операция тромбэндартерэктомия, в 1 случае повторно использована ЭМФ с локальным тромболизисом в связи с рецидивом ТЭЛА на фоне самостоятельной отмены больным антикоагулянтной терапии.

В отдаленные сроки наблюдения умерли 3 (2,8%) больных. У одного из них смерть наступила в результате рецидива ТЭЛА, 2 пациентов погибли от других причин.

На рисунке показана выживаемость пациентов в группах, вычисленная методом множительных оценок Каплана—Мейера.

При анализе выживаемости в ранние и отдаленные сроки наблюдения между группами не было выявлено различий. При исходно разной системной гемодинамике своевременное применение ЭМФ с локальным тромболизисом при массивной ТЭЛА позволяет снизить летальность не только в раннем, но и отдаленном периоде. Кроме этого, данная процедура позволяет стабилизировать клиническое состояние больных, восстановить функцию ПЖ, снизить уровень МНП, нормализовать давление в ЛА у большинства пациентов и, тем самым, снизить ФК ЛГ и повысить выживаемость в отдаленном периоде. Сохраняющаяся дисфункция ПЖ по данным ЭхоКГ, а именно: пиковый градиент трикуспидальной регургитации более 30 мм рт.ст. в отдаленном периоде не влияет на снижение сократительной функции ПЖ, прогноз и исход заболевания.

Обсуждение

Дисфункция ПЖ и сердечная недостаточность при ТЭЛА служат независимыми предикторами неблагоприятного исхода заболевания. Основная цель применения ТЛТ — максимально быстрое восстановление кровотока по окклюзированному артериальному руслу легких, способствующее нормализации давления в стволе ЛА и правых отделах сердца. При ТЭЛА с признаками шока или гипотензией существует непосредственная угроза жизни, эти пациенты относятся к категории высокого риска ранней смерти. В связи с этим у гемодинамически нестабильных пациентов наличие острой ЛГ и ЭхоКГ-признаков дисфункции ПЖ является основанием для начала немедленной реперфузионной терапии. С другой стороны, при выборе тактики ведения пациентов с наличием легочной гипертензии, с ЭхоКГ-признаками дисфункции ПЖ и стабильной гемодинамикой польза применения тромболизиса дискутабельна в связи с риском больших кровотечений, в том числе внутричерепных [7—9].

Результаты проведенного исследования показали, что применение ЭМФ с локальным тромболизисом у пациентов групп высокого и промежуточно-высокого риска ранней смерти является безопасным и эффективным методом лечения. В раннем послеоперационном периоде установлено снижение как систолического, так и среднего давления в ЛА (при ЭхоКГ), а также систолического давления в ЛА, в ПП и ПЖ по данным прямой тензиометрии у пациентов как 1-й, так и 2-й группы. Только в 8 (10%) случаях из 79 была выявлена ЛГ (среднее давление в ЛА ≥25 мм рт. ст).

При локальной ТЛТ наблюдается значимое уменьшение размера ПЖ и улучшение систолической функции ПЖ (увеличение ФВ ПЖ, ФИП ПЖ, TAPSE) у больных обеих групп как в раннем послеоперационном, так и в отдаленном периоде, что обусловлено устранением препятствия систолическому потоку крови в ЛА и снижением преднагрузки на ПЖ.

Согласно клиническим рекомендациям по диагностике, профилактике и лечению ТЭЛА, тромболизис абсолютно показан больным с нестабильной гемодинамикой и допустим при наличии признаков дисфункции ПЖ и/или повреждения миокарда [13]. В рандомизированном исследовании PEITO при стандартной антикоагулянтной терапии частота летальных исходов или декомпенсации гемодинамики у пациентов группы промежуточно-высокого риска ранней смерти составила 5,6% в течение 7 дней. В то же время однократное болюсное введение тромболитика позволило снизить частоту этих исходов до 2,6% [14].

Широкое применение тромболитических препаратов все еще ограничено высоким риском геморрагических осложнений, который достигает 13%, при этом фатальные кровотечения развиваются в 1,8—2,2% случаев [7—9]. Международный реестр ТЭЛА сообщает о частоте внутримозговых кровоизлияний 3% [8, 9]. При анализе полученных нами данных в 64,5% случаев развились паракатетерные подкожные гематомы, не требовавшие дополнительного лечения. Умерла 1 (0,9%) пациентка 79 лет из 1-й группы в результате внутримозгового кровоизлияния. Частота фатальных геморрагических осложнений ТЛТ в нашем исследовании оказалась ниже (около 3%), чем по данным мировой литературы [8, 9].

Полученные нами данные исследования свидетельствуют о том, что между группами высокого риска и промежуточно-высокого риска ранней смерти нет значимых различий по ЭхоКГ-признакам дисфункции ПЖ и объему тромбоэмболического поражения сосудов МКК, что подтверждает целесообразность применения локального тромболизиса у пациентов обеих групп. Тем более что артериальная гипотензия и шок являются редкими клиническими проявлениями ТЭЛА, поскольку они указывают или на центральную ТЭЛА и/или на значительно сниженный гемодинамический резерв. На наш взгляд, важным является при выборе тактики лечения в каждом конкретном случае принятие во внимание не только факта наличия нестабильной гемодинамики, но также объема поражения тромбоэмболами МКК.

Целесообразно еще раз подчеркнуть, что ЭМФ с локальным тромболизисом приводит не только к улучшению перфузии МКК, снижению давления в ЛА, правых отделах сердца, уменьшению или нормализации линейных размеров камер сердца, но и восстановлению систолической функции ПЖ как в раннем, так и в отдаленном периоде наблюдения и предотвращает формирование ХПЭЛГ у 90% пациентов.

Выводы

1. Массивное эмболическое поражение ЛА у половины пациентов протекало с выраженными нарушениями системной гемодинамики, на основании чего они были отнесены к группе высокого риска ранней смерти. Другую половину пациентов со стабильной гемодинамикой стратифицировали в группу промежуточно-высокого риска ранней смерти.

2. После катетерной фрагментации с локальным тромболизисом умерли 3 (2,8%) пациента, при этом 2 (1,9%) — от острой сердечно-сосудистой недостаточности, а от клинически значимого кровотечения погиб 1 (0,9%) больной. Все эти пациенты были из группы высокого риска ранней смерти. Клинически значимые кровотечения наблюдались в 2 (1,9%) случаях, в одном из которых пациент погиб. Умерший пациент был из группы высокого риска ранней смерти, а выживший — из группы промежуточно-высокого риска.

3. Наши данные показали, что у больных группы высокого и промежуточно-высокого риска ранней смерти нет достоверных различий по ЭхоКГ-признакам дисфункции ПЖ и объему тромбоэмболического поражения сосудов МКК. Это подтверждает целесообразность применения локального тромболизиса у пациентов обеих групп, тем более что артериальная гипотензия и шок являются редкими клиническими проявлениями ТЭЛА, поскольку они указывают или на центральную ТЭЛА и/или на значительно сниженный гемодинамический резерв.

4. ЭМФ с локальным тромболизисом приводит не только к улучшению перфузии МКК, снижению давления в ЛА, правых отделах сердца, уменьшению или нормализации линейных размеров камер сердца, но и восстановлению систолической функции ПЖ как в раннем, так и отдаленном периоде наблюдения и предотвращает формирование ХПЭЛГ у 90% пациентов.

Конфликт интересов: авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования — А.К.

Сбор и обработка материала — Ю.К., А.Ш.

Статистическая обработка — Ю.К.

Написание текста — Ю.К.

Редактирование текста — А.К., С.М.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail