Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Османов Ю.И.

Кафедра патологической анатомии Первого Московского медицинского университета им. И.М. Сеченова, Москва, Россия;
отделение патологической анатомии Научного клинического центра ОАО РЖД, Москва, Россия

Коган Е.А.

Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова, Москва

Раденска-Лоповок С.Г.

ФГБУ "Научно-исследовательский институт ревматологии им. В.А. Насоновой" РАМН, Москва

Морфологическая характеристика и иммунофенотип почечно-клеточных карцином с эозинофильной цитоплазмой

Журнал: Архив патологии. 2020;82(2): 20‑29

Просмотров : 2854

Загрузок : 46

Как цитировать

Османов Ю.И., Коган Е.А., Раденска-Лоповок С.Г. Морфологическая характеристика и иммунофенотип почечно-клеточных карцином с эозинофильной цитоплазмой. Архив патологии. 2020;82(2):20‑29.
Osmanov YuI, Kogan EA, Radenska-Lopovok SG. The morphological characteristics and immunophenotype of renal cell carcinomas with eosinophilic cytoplasm. Arkhiv Patologii. 2020;82(2):20‑29. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/patol20208202120

Авторы:

Османов Ю.И.

Кафедра патологической анатомии Первого Московского медицинского университета им. И.М. Сеченова, Москва, Россия;
отделение патологической анатомии Научного клинического центра ОАО РЖД, Москва, Россия

Все авторы (3)

Эозинофильно-клеточные почечно-клеточные карциномы (ЭПКК) охватывают широкий спектр гистологических вариантов, описанных в Международной классификации опухолей почки ВОЗ 2016 г. Согласно данным ВОЗ, 85—90% всех ЭПКК приходится на долю светлоклеточного, папиллярного и хромофобного вариантов почечно-клеточной карциномы (ПКК). Остальные 10—15% опухолей почек — это разнообразные, редковстречающиеся спорадические и семейные карциномы, а также группа неклассифицированных карцином [1—3]. Вместе с тем в настоящее время в литературе описаны казуистические ПКК, не включенные в последнюю Международную классификацию опухолей ВОЗ. Таким образом, диагностика различных вариантов ЭПКК остается одним из труднейших разделов онкоморфологии, что связано прежде всего с большим числом нозологических форм. Многообразие гистологических проявлений, связанное с особенностями морфогенеза опухолей этой группы, создает сложности для дифференциальной диагностики [4, 5].

Цель настоящего исследования — изучить морфологические и иммунофенотипические особенности редких вариантов ПКК с эозинофильной цитоплазмой.

Материал и методы

Клинические данные. Объектом исследования послужил архивный операционный материал от 294 больных (167 мужчин и 127 женщин) в возрасте от 17 до 79 лет, проходивших хирургическое лечение в Урологической клинике Первого МГМУ им. И.М. Сеченова и Урологическом центре Научного клинического центра (НКЦ) ОАО РЖД по поводу опухоли почки в период с 2011 по 2017 г.

Гистологическое исследование. Степень злокачественности ПКК (G) оценивали по 4-уровневой системе градации согласно классификации ВОЗ/ISUP 2016 г. [6]. Стадии опухоли (рТ1—Т4) определяли согласно протоколу 8-го издания TNM-классификации опухолей мочевыделительной системы [7, 8].

Иммуногистохимическое (ИГХ) исследование. Серийные срезы толщиной 5 мкм депарафинировали и регидратировали по стандартной методике. Для демаскировки антигенов срезы инкубировали 5 мин с 3% раствором перекиси водорода, подвергали высокотемпературной обработке в цитратном буфере для каждого антитела в соответствии с рекомендуемым протоколом. Список использованных антител приводится в табл. 1.

Таблица 1. Панель использованных в исследовании антител Примечание. RTU — готовые к применению.
Для оценки ИГХ-реакции подсчитывали количество антигенположительных клеток в 10 полях зрения микроскопа (×400), затем определяли выраженность реакции по формуле: число антигенположительных клеток в 10 полях зрения микроскопа — 100/общее количество клеток. ИГХ-реакцию оценивали по J. Rajcani и соавт. [9] как отрицательную — 0 (менее 0,1% окрашенных клеток), слабоположительную — 1 (10% окрашенных клеток и менее), умеренно положительную — 2 (11—49% окрашенных клеток), сильноположительную — 3 (50—89% окрашенных клеток) и выраженно положительную — 4 (90% окрашенных клеток и более).

Результаты

На основании морфологического анализа и ИГХ-исследования опухоли были распределены на три группы: во-первых, онкоцитарные опухоли, экспрессирующие классические ИГХ-маркеры онкоцитомы и хромофобной ПКК; во-вторых, онкоцитарные опухоли, не соответствующие иммунофенотипам онкоцитомы и хромофобной ПКК; в-третьих, эозинофильно-клеточные неонкоцитарные опухоли почки (табл. 2).

Таблица 2. Распределение случаев в зависимости от гистологического строения опухоли

В группу онкоцитарных опухолей, экспрессирующих классические ИГХ-маркеры онкоцитомы и хромофобной ПКК, вошли 127 (43%) случаев, материал получен от 71 мужчины и 56 женщин в возрасте от 38 до 79 лет (средний 57,2 года).

Онкоцитома. В 61 (21%) наблюдении опухолевая ткань без капсулы, представлена гнездовидными, альвеолярными и/или тубулярными скоплениями округлых и/или полигональных клеток с обильной оксифильной цитоплазмой и мономорфными ядрами с центрально-расположенным ядрышком. Экстрацеллюлярный матрикс во всех случаях был миксоматозным и/или гиалинизированным. В 4 онкоцитомах обнаружены фокусы морфологического проявления aтипии в виде двухъядерных клеток и дегенеративно-измененных клеток с полиморфными гиперхромными ядрами, в 7 — фокусы инфильтрации онкоцитов в жировую клетчатку, а в 4 образцах — признаки сосудистой инвазии. При ИГХ-исследовании во всех случаях обнаружена положительная коэкспрессия ЕАВА, KSC, DOG-1, E-Cadherin и S100A1, а реакция на Cyclin D1, CAM5.2, СК19, PAX2, PAX8, Parvalbumin и MUC-1 варьировала в широком диапазоне. В CD117-положительных случаях (n=52, 85%) экспрессия маркера преобладала в сильнопозитивном диапазоне.

Эозинофильная хромофобная ПКК. В 59 (20%) случаях опухоль представляла собой разрастания солидных полей с участками тубулокистозных структур, из них в 2 (3%) были выявлены фокусы папиллярного роста. Опухолевая ткань состояла из оксифильных клеток с гиперхромными ядрами, которые имели неровные контуры. Визуализировались единичные бинуклеарные онкоциты. В большинстве случаев (n=53, 90%) выявлена стадия рТ1, а остальные соответствовали стадии рТ2. При ИГХ-исследовании во всех наблюдениях обнаружена положительная коэкспрессия Caveolin-1, Parvalbumin, EpCAM, E-Cadherin, KSC, DOG-1 и MUC-1 с преобладанием реакции в сильно- и выраженно положительном диапазоне, а реакция с PAX2, PAX8, CAM 5.2 и CK19 варьировала в широком диапазоне. В большинстве случаев (n=44, 75%) наблюдалась негативная и очаговая реакция на CD10. В CD117-положительных случаях (n=48, 81%) экспрессия маркера преобладала в сильно- и выраженно положительном диапазоне. У 7 пациентов обнаружена сильноположительная экспрессия СК7. В то же время в 44 случаях экспрессия маркера соответствовала умеренно положительному диапазону, а в 8 наблюдениях была определена очаговая реакция.

Гибридная онкоцитарная/хромофобная опухоль. Несмотря на то что новообразование не включено в последнюю классификацию ВОЗ, ряд исследователей рассматривает в литературе эту опухоль как отдельную нозологическую форму [10—13]. В нашем исследовании в 7 (2%) случаях (5 мужчин и 2 женщины) опухолевая ткань в разных соотношениях состояла из 2 типов клеток: на фоне гнезд или солидных полей классической онкоцитомы визуализировались очаги разрастания эозинофильной хромофобной ПКК (рис. 1, а).

Рис. 1. Морфологические варианты эозинофильной почечно-клеточной карциномы. а — гибридная онкоцитарная/хромофобная опухоль, ×200; б — эозинофильная и солидно-кистозная почечно-клеточная карцинома, ×100; в — Уортиноподобная папиллярная почечно-клеточная карцинома, ×100; г— фолликулярная карцинома почки, ×200; д — тубулокистозная почечно-клеточная карцинома, ×400; е — сукцинатдегидрогеназа-дефицитная ПКК, ×200. Окраска гематоксилином и эозином.
Во всех наблюдениях опухоль соответствовала стадии рТ1. При иммунофенотипировании во всех образцах определялась зональная экспрессия маркерных антигенов онкоцитомы и хромофобной ПКК.

Группу онкоцитарных опухолей, не соответствующих иммунофенотипам онкоцитомы и хромофобной ПКК, составили 50 (17%) случаев, материал получен от 27 мужчин и 23 женщин в возрасте от 17 до 77 лет (средний 53,4 года).

Эозинофильная и рабдоидная светлоклеточная ПКК. В эту подгруппу вошли 22 (7,5%) случая. Во всех этих случаях обнаружены очаги классической светлоклеточной ПКК, занимающие 10—15% всего опухолевого поля. В 9 (3%) наблюдениях опухолевая ткань состояла преимущественно из оксифильных клеток с округлыми ядрами, формирующих солидные пласты и участки микрокистозного и/или псевдососочкового строения. В экстрацеллюлярном матриксе определялась развитая микрососудистая сеть. В 7 опухолях степень ядерной градации соответствовала G3, а в остальных 2 случаях — G2. В 4 новообразованиях выявлена стадия рТ1, в 3 — рТ2, а в 2 образцах — рТ3. В 13 (4%) наблюдениях в популяции опухолевых клеток определялись клетки с рабдоидной дифференцировкой, которые характеризовались наличием эксцентрично расположенных ядер с эозинофильными внутрицитоплазматическими включениями. Во всех случаях обнаружены обширные поля некроза и кровоизлияния. Согласно рекомендациям ВОЗ/ISUP, степень ядерной градации была оценена как G4. В 10 случаях стадия опухоли соответствовала рТ2—рТ3 и в 1 случае — рТ1. В 2 наблюдениях выявлена стадия рТ4. При ИГХ-исследовании во всех наблюдениях обнаружена положительная коэкспрессия CA9, GST-α, СК8/18, CD10 и PAX8 с преобладанием реакции в сильноположительном диапазоне (рис. 2, а).

Рис. 2. Иммуногистохимическая картина морфологических вариантов эозинофильной почечно-клеточной карциномы. а — экспрессия СА9 в клетках рабдоидной светлоклеточной почечно-клеточной карциномы, ×200; б — ядерная экспрессия TFE-B в клетках почечно-клеточной карциномы с t (6;11) транслокацией, ×200; в — экспрессия 2 SC в клетках фумарат-гидратаза-дефицитной почечно-клеточной карциномы, ×200; г — экспрессия AMACR в клетках почечно-клеточной карциномы, ассоциированной с приобретенной кистозной болезнью, ×200; д — негативная ядерная экспрессия INI-1 в опухолевых клетках медуллярной карциномы почки, ×100; е — экспрессия Ulex-1 в клетках карциномы из собирательных трубочек, ×200.
Экспрессия AE1/AE3, CAM5.2, EMA, S100A1, MUC-1, Caveolin-1, EpCAM, EABA, MIA, Vimentin, PAX2 и RCCm варьировала в широком диапазоне.

Эозинофильная солидно-кистозная ПКК. Новообразование официально не включено в Международную классификацию опухолей почки ВОЗ, однако в последние годы в литературе ряд исследователей описывает эту опухоль как отдельную редкую форму ПКК [14—17]. Микроскопически опухоль у 2 (0,6%) пациентов представляет солидные поля эозинофильных клеток с онкоцитарной дифференцировкой в сочетании с кистами разного калибра, выстланные клетками в виде «шляпок гвоздей» (рис. 1, б). Степень ядерной градации в этих образцах соответствовала G3. В обоих случаях выявлена стадия рТ1. При иммунофенотипировании на фоне умеренно положительной коэкспрессии Vimentin, AE1/AE3, CK8/18, РАХ2 и PAX8 имелась выраженно положительная экспрессия СК20. Кроме того, в обоих наблюдениях обращала на себя внимание сильноположительная коэкспрессия MiTF, MelanA, HMB-45 и CathepsinK.

По данным литературы [18—20], онкоцитарную и Уортиноподобную папиллярную ПКК относят к редким опухолям. В нашем исследовании у 8 (2,7%) пациентов были диагностированы вышеуказанные ПКК. Во всех наблюдениях тубулососочковые структуры состояли из клеток с онкоцитарной дифференцировкой. В 2 (0,6%) случаях в папиллярных стержнях и межтубулярной строме наблюдалась выраженная мононуклеарная инфильтрация, подобная воспалительному компоненту аденолимфомы слюнной железы (опухоль Уортина) (рис. 1, в). В 6 опухолях степень ядерной градации была оценена как G2, а в 2 случаях — как G3. В 7 наблюдениях опухоль соответствовала стадии рТ1 и лишь в 1 — рТ2. Во всех случаях определена сильно- или выраженно положительная коэкспрессия AMACR, MIA, S100A1, Vimentin и PAX8. Реакции на CK7, CK8/18, CAM 5.2, CK19, AE1/AE3, CD10, PAX2, Parvalbumin, EABA, RCCm и Е-Cadherin варьировали в широком диапазоне.

Фолликулярная карцинома впервые описана в 2004 г. По данным литературы [21—23], на сегодня зарегистрировано 39 случаев заболевания. В нашем исследовании у 1 (0,3%) пациентки в возрасте 42 лет имелась инкапсулированная опухоль правой почки диаметром 3,7 см. Микроскопически она была представлена микрофолликулярными структурами, состоящими из эозинофильных клеток (рис. 1, г). Морфологические признаки инвазии в окружающую паренхиму почки, а также в капсулу опухоли не наблюдались. В большинстве клеток визуализировались ядрышки при увеличении 400. На фоне сильноположительной коэкспрессии AE1/AE3 и PAX8 имелись лишь единичные опухолевые клетки с положительной реакцией на PAX-2 и СК7.

Тубулокистозная ПКК. В 4 (1,3%) случаях опухолевая ткань состояла из мелких и средних тубулярных структур. Они сочетались с крупными кистами, отдаленными друг от друга фиброзными септами, и были выстланы одним слоем онкоцитарных клеток в виде «сапожных гвоздей» (рис. 1, д). Во всех наблюдениях ядерная градация опухолевых клеток соответствовала G3. У пациентов на момент обращения опухоль соответствовала стадиям рТ1—рТ2. При ИГХ-исследовании во всех случаях обнаружена сильноположительная коэкспрессия AMACR, KSC, PAX8, CD10, Vimentin и RCCm. Позитивная реакция на EMA, СК7, AE1/AE3, CAM 5.2, СК8/18, CK19, HMWCK, EpCAM, CA9, Parvalbumin, и PAX2 варьировала в широком диапазоне.

ПКК с t(6;11) транслокацией и слиянием гена TFE-B. Эта опухоль встречается менее часто, чем ПКК с транслокацией в хромосоме Хр11 [24, 25]. В нашем исследовании у 1 (0,3%) пациента мужского пола в возрасте 17 лет в левой почке опухоль достигала 4,2 см в диаметре и микроскопически была представлена солидными полями клеток с онкоцитарной дифференцировкой. Степень ядерной градации соответствовала G2. Светлоклеточный компонент и розеткообразные структуры, характерные для этого варианта карциномы, не определялись. При иммунофенотипировании в ядрах всех опухолевых клеток выявлена положительная экспрессия TFEB (рис. 2, б). В то же время на фоне очаговой коэкспрессии Cathepsin K, ЕМА и RCCm обнаружена умеренно положительная реакция с HMB-45, MelanA и AMACR.

Фумарат-гидратаза-дефицитная ПКК. У 1 (0,3%) пациентки в возрасте 48 лет опухоль в правой почке имела диаметр 7,5 см. На светооптическом уровне опухоль была представлена солидными и тубулокистозными структурами из клеток с онкоцитарной дифференцировкой. Степень ядерной градации соответствовала G2. Сведений о наличии опухолей других локализаций нет. При ИГХ-исследовании на фоне тотального отсутствия в опухолевых клетках фумарат-гидратазы (FH) была выявлена выраженно положительная экспрессия цистеина — S-2-сукциноцистеина (2SC) (рис. 2, в). Кроме того, опухоль реагировала на GLUT-1, p53, PAX8, CD10 и Vimentin в сильноположительном диапазоне.

Сукцинатдегидрогеназа-дефицитная ПКК. В 2 (0,7%) наблюдениях на светооптическом уровне опухоль имела солидное строение и состояла из клеток с онкоцитарной дифференцировкой. В 1 образце в отдельных фокусах определялись микротубулярные структуры. В обоих случаях внутри визуализировались цитоплазматические гиалиновые включения в единичных опухолевых клетках (рис. 1, е). Степень ядерной градации соответствовала G2, а опухолевая стадия варьировала в пределах рТ1—рТ2. При иммунофенотипировании на фоне тотальной потери экспрессии SDHB обнаружена сильно- и выраженно положительная коэкспрессия SDHA, PAX8 и KSC.

ПКК, ассоциированная с приобретенной кистозной болезнью. У 3 (1%) пациентов, в условиях гемодиализ-ассоциированного поликистоза инкапсулированная опухоль была представлена в виде солидных полей с участками ацинарных, папиллярных, тубулярных, альвеолярных и кистозных структур, состоящих преимущественно из онкоцитарных клеток с ядерной градацией G2 и G3. Во всех образцах опухолевой ткани обнаружены отложения оксалата кальция. Стадия опухоли соответствовала стадии рТ1. При ИГХ-исследовании во всех случаях в опухолевых клетках обнаружена коэкспрессия AMACR, CD10, РАХ8, CAM5.2 и AE1/AE3 с преобладанием реакции в умеренно положительном диапазоне (рис. 2, г). В 2 наблюдениях экспрессия RCCm и Vimentin определялась в сильноположительном диапазоне. Положительная реакция с GST-α, CD57, РАХ2 и CK8/18 отмечена в 1 случае в умеренно положительном диапазоне.

Онкоцитарная неклассифицируемая ПКК. В 3 (1%) случаях опухоль представлена солидными полями онкоцитарных клеток с большим количеством фигур митозов и фокусами некроза. Во всех образцах степень ядерной градации соответствовала G3. На момент постановки у всех пациентов стадия опухоли была в пределах рТ1—рТ2. При ИГХ-исследовании опухоль в умеренно положительном диапазоне экспрессировала AE1/AE3 и PAX8. В 1 случае выявлена умеренная реакция сRCCm, CK8/18 и p53.

Онкоцитомоподобная ангиомиолипома. В 3 (1%) новообразованиях, состоящих из округлых эозинофильных клеток с маленькими ядрышками, на фоне отрицательной реакции специфических маркеров ПКК была выявлена умеренно положительная коэкспрессия MelanA, HMB-45, CathepsinK, SMA и Vimentin. В 1 случае в умеренно положительном диапазоне обнаружена реакция на MiTF и CD117.

В группу эозинофильно-клеточных неонкоцитарных опухолей вошли 117 (40%) больных, из них 69 мужчин и 48 женщин в возрасте от 19 до 75 лет (средний 57,2 года).

Папиллярные ПКК первого и второго типов. Эту подгруппу составили 89 (30%) опухолей. Из них в 28 (9,5%) наблюдениях морфология опухоли соответствовала 1 типу и представляла собой сосочковые структуры однорядного эпителия из мелких кубических клеток со скудной эозинофильной цитоплазмой, местами с примесью ксантомных клеток в строме. 2-й тип характеризуется наличием псевдомногослойного эпителия из относительно больших эозинофильных клеток с крупными ядрами и заметными ядрышками. В большинстве случаев (n=78) стадия опухоли соответствовала рТ1—рТ2. В 10 папиллярных карциномах 2-го типа обнаружена стадия рТ3, а в 1 — рТ4.

Солидная и бифазная плоскоклеточная папиллярная ПКК. Ряд исследователей [26—28] эти опухоли рассматривает как отдельные варианты классической папиллярной ПКК. В нашем исследовании в 7 (2,3%) случаях опухоль состояла из тубулярных структур, формирующих в отдельных зонах абортивные микрососочки или клубочки. Истинные сосочки не выявлялись. По цитологическим характеристикам опухолевые клетки соответствовали клеткам папиллярного рака 1-го типа. Вместе с тем в 1 наблюдении в опухолевой ткани обнаружены фокусы крупных эпителиоидных кластеров с плоскоклеточной дифференцировкой. Большинство опухолей (n=5, 2%) имело стадию рТ1, а в 2 наблюдениях опухоль соответствовала стадии рТ2.

При ИГХ-исследовании во всех случаях в опухолевых клетках преобладала сильно- и выраженно положительная коэкспрессия AMACR, AE1/AE3, CK8/18, PAX8 и Vimentin. В отличие от папиллярной ПКК 2-го типа папиллярные карциномы солидного и 1-го типов экспрессировали СК7, СК19 и ЕМА в сильно- и выраженно положительном диапазоне. Вместе с тем все папиллярные карциномы солидного и 1-го типов демонстрировали фокальную экспрессию CD10. Реакция с HMWCK, CAM5.2, CK19, PAX2, EABA, NapsinA, RCCm, S100A1 и E-Cadherin варьировала в широком диапазоне. Бифазная плоскоклеточная папиллярная ПКК в зонах скопления клеток из плоского эпителия экспрессировала СК5/6.

Муцинозная тубулярная и веретеноклеточная карцинома. В 2 (0,7%) наблюдениях опухоль состояла из вытянутых тубулярных структур, разделенных прослойками волокнистой ткани, пропитанной муцином. В обоих случаях преобладали небольшие клетки со скудной эозинофильной цитоплазмой и круглыми мономорфными ядрами, на фоне которых обнаруживались зоны роста веретеновидных клеток. Степень ядерной градации варьировала от G1 до G2, а опухолевая стадия соответствовала рТ1—рТ2. При ИГХ-исследовании во всех случаях обнаружена коэкспрессия AMACR, СК7, CK8/18, AE1/AE3, EMA, РАХ2, PAX8, E-Cadherin и Vimentin с преобладанием реакции в сильно- и выраженно положительном диапазоне. В то же время в обоих случаях на фоне негативной экспрессии CD10 опухолевые клетки положительно реагировали на NSE.

ПКК с Хр11 транслокацией и слиянием гена TFE3. В 2 (0,7%) случаях опухоль микроскопически была представлена солидно-сосочковыми полями клеток с обильной оксифильной цитоплазмой и заметными ядрышками при 100-кратном увеличении. На момент обращения пациентов опухоль была в стадии Т2 и рТ3. При иммунофенотипировании в обоих наблюдениях в опухолевых клетках на фоне умеренно положительной реакции с PAX8, AMACR, RCCm и Cathepsin K обнаружена выраженная ядерная экспрессия TFE3. В 1 случае выявлена умеренно положительная коэкспрессия PAX2, E-Cadherin, а в другом — Vimentin, MiTF и CD10.

Медуллярная карцинома. У 3 (1%) пациентов опухоль состояла из эозинофильных клеток, формирующих тяжи и гнезда, тубулярные, тубулопапиллярные, железистые, микрокистозные, криброзные и солидные структуры с очагами некроза и фигурами митозов. В ядрах опухолевых клеток при 100-кратном увеличении визуализировались различимые ядрышки. Во всех случаях в десмопластическом экстрацеллюлярном матриксе обнаруживались элементы хронического активного воспаления. В 2 наблюдениях опухоль соответствовала стадии рТ3, а в 1 случае — рТ4. При ИГХ-исследовании во всех случаях в опухолевых клетках на фоне тотальной негативной ядерной экспрессии INI-1 преобладала умеренно и сильноположительная реакция с AE1/AE3, CK7, CAM5.2, CK20, EMA и р53 (рис. 2, д). В 1 наблюдении обнаружена сильноположительная коэкспрессия Vimentin и PAX8, а также умеренно положительная реакция на СК8/18 и CК19.

Карцинома из собирательных трубочек. В 8 (2,7%) случаях опухоль на светооптическом уровне представлена разрастаниями тубулярных, тубулопапиллярных структур с участками солидного роста, очагами некроза и фигурами митозов. Отмечалась выраженная десмопластическая реакция стромы с компонентами хронического воспаления. В эозинофильных кубических клетках определялись интрацитоплазматический муцин и при 100-кратном увеличении — заметные ядрышки. В 2 наблюдениях опухоль распространялась за пределы фасции Героты (рТ4), а в остальных случаях стадия опухоли соответствовала рТ2—рТ3. При иммунофенотипировании во всех случаях выявлена коэкспрессия Ulex-1, CK7, СК8/18, CK19, EMA, PAX8, S100A1, INI-1 и Vimentin с преобладанием реакции в сильно- и выраженно положительном диапазоне (рис. 2, е). Экспрессия HMWCK, AE1/AE3, CAM5.2, EpCAM, CD117, PAX2 и p53 варьировала в широком диапазоне.

У 1 (0,3%) 37-летней женщины на фоне множественной лейомиомы матки новообразование в левой почке в пределах фасции Героты распространялось в паранефральную клетчатку (стадия рТ3). При микроскопическом исследовании опухоль состояла из тубулярных, микрокистозных и папиллярных структур с зонами солидного роста клеток с обильной оксифильной цитоплазмой и крупными эозинофильными ядрышками. В отдельных клетках определялись перинуклеарное просветление и фигуры митозов. При иммунофенотировании на фоне отрицательной реакции на FH выявлена выраженно положительная экспрессия 2SC. Кроме того, в клетках обнаружена сильно- и выраженно положительная коэкспрессия PAX8, GLUT-1, CD10, Vimentin, INI-1и p53. Таким образом, на основании морфоиммуногистохимической картины опухоль была верифицирована как фумарат-гидратаза-дефицитная ПКК.

У 4 (1,4%) больных, получавших программный гемодиализ, опухоль в почке диаметром до 3,5 см микроскопически представлена папиллярными, микрокистозными, криброзными структурами клеток с эозинофильной цитоплазмой и выраженными ядрышками. Во всех случаях в опухолевом субстрате определялись отложения оксалата кальция. При ИГХ-исследовании во всех образцах выявлена коэкспрессия AE1/AE3, CAM5.2, PAX8, CD10 и AMACR с преобладанием реакции в сильно- и выраженно положительном диапазоне. В 2 случаях обнаружена сильно- и умеренно положительная реакция на Vimentin, CD57 и RCCm, а в 1 наблюдении — CK8/18, РАХ2 и GST-α. Гистологическое строение и иммунофенотип опухоли соответствовали ПКК, ассоциированной с приобретенной кистозной болезнью

Юкстагломерулярная опухоль. У 1 (0,3%) 19-летнего мужчины, страдающего резистентной артериальной гипертензией, инкапсулированная кортикальная опухоль в правой почке имела диаметр 2,3 см. На светооптическом уровне обнаруживались солидные поля, состоящие из кубических клеток со скудной эозинофильной цитоплазмой и округло-овальными гипохромными ядрами. В строме опухоли визуализировались фокусы миксоидной дегенерации и мононуклеарной инфильтрации с примесью тучных клеток. При иммунофенотипировании в опухолевых клетках на фоне негативной экспрессии специфических маркеров ПКК и умеренно позитивной реакции с NSE выявлена сильно- и выраженно положительная коэкспрессия SMA, CD34, CD10 и Vimentin.

Выводы

1. На фоне появления современных критериев дифференциальной диагностики классификация ПКК продолжает расширяться. На сегодняшний день некоторые опухоли почек следует рассматривать в качестве новых нозологических единиц. К этим новообразованиям относятся: онкоцитарная/хромофобная гибридная опухоль, эозинофильная солидно-кистозная ПКК и фолликулярная карцинома. Полученные результаты показывают, что иммунофенотип вышеуказанных опухолей имеет ряд особенностей. Так, было установлено, что для онкоцитарной/хромофобной гибридной опухоли характерна коэкспрессия СК7, ЕАВА, KSC, DOG-1, E-Cadherin, S100A1, CD117, MUC-1, Caveolin-1, Parvalbumin, EpCAM и CAM5.2, а для эозинофильной солидно-кистозной ПКК — СК20, MiTF, MelanA, HBM-45 и Cathepsin K. В фолликулярной карциноме опухолевые клетки экспрессируют AE1/AE3 и PAX8.

2. Некоторые нозологические формы эозинофильно-клеточной ПКК приобретают онкоцитарную дифференцировку. В нашем исследовании онкоцитарная клеточная дифференцировка была представлена в 3 наблюдениях ПКК-ассоциированной с приобретенной кистозной болезнью и по 1 случаю фумарат-гидратаза-дефицитная ПКК и ПКК с t (6;11) транслокацией соответственно.

3. Онкоцитарную, уортиноподобную, солидную и бифазную плоскоклеточную папиллярную ПКК следует рассматривать в качестве отдельных вариантов классической папиллярной ПКК. Несмотря на наличие отличительных гистологических особенностей, иммунофенотип этих опухолей соответствует иммунопрофилю классической папиллярной ПКК.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования — Ю.И.О.

Сбор и обработка материала — Ю.И.О.

Написание текста — Ю.И.О.

Редактирование — Ю.И.О., С.Г.Р.

Научное руководство — Е.А.К.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

Сведения об авторах

Османов Ю.И. — https://orcid.org/0000-0002-7269-4190; e-mail: osmanovyouseef@yandex.ru

Коган Е.А. — https://orcid.org/0000-0002-1107-3753

Раденска-Лоповок С.Г. — https://orcid.org/-0002-4669-260X

Автор, ответственный за переписку: Османов Юсиф Исламович —
e-mail: osmanovyouseef@yandex.ru

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail