Нестерова К.И.

Кафедра оториноларингологии Омской государственной медицинской академии, Омск, Россия, 664111

Нестерова А.А.

ГБОУ ВПО «Волгоградский государственный медицинский университет», Павших Борцов пл., 1, Волгоград, Российская федерация, 400131

Эффективность топической антигистаминной монотерапии при манифестации сезонного аллергического ринита

Журнал: Вестник оториноларингологии. 2015;80(4): 77-80

Просмотров : 13

Загрузок :

Как цитировать

Нестерова К. И., Нестерова А. А. Эффективность топической антигистаминной монотерапии при манифестации сезонного аллергического ринита. Вестник оториноларингологии. 2015;80(4):77-80. https://doi.org/10.17116/otorino201580477-80

Авторы:

Нестерова К.И.

Кафедра оториноларингологии Омской государственной медицинской академии, Омск, Россия, 664111

Все авторы (2)

По прогнозу ВОЗ, в течение XXI века аллергические заболевания займут второе место в мире, удельный вес сезонных аллергических ринитов (САР) среди них достигает 29% [1, 2]. За последнее десятилетие в Омской области увеличилось в 1,5 раза число больных бронхиальной астмой (с 12 050 до 18 577) и сезонным аллергическим ринитом (САР) (с 5390 до 8139), что напрямую зависит от природно-климатических и экологических особенностей региона. В Омске в результате тотальной вырубки крупных деревьев повысилась запыленность воздуха, и, по прогнозу, с 2012 по 2016 г. ожидается рост заболеваемости взрослого населения хроническими болезнями верхних дыхательных путей [2, 3].

В 87,7% случаев отмечается сочетание нескольких форм аллергических заболеваний [2], развитие полисенсибилизации, присоединение различных инфекционных осложнений, иммунологических расстройств [4—6]. У детей, страдающих АР, в 70% случаев поражаются околоносовые пазухи, в 30—40% диагностируют аденоидиты, в 30% — рецидивирующие и экссудативные средние отиты, в 10% — заболевания гортани (в том числе рецидивирующие стенозы) [7]. На фоне лечения топическими глюкокортикостероидами (ТГКС) у 14,3% детей с АР имелись катаральные явления в среднетяжелой форме, а у получавших одновременно с ТГКС спрей бензалкония хлорида такие изменения отмечались в 3 раза реже и носили легкий характер [8].

Назначая лечение при манифестации симптомов САР, врач всегда стоит перед выбором оптимальных комбинаций препаратов на основе их эффективности, быстродействия и комплаентности. Предпочтительной остается топическая терапия с применением антигистаминных средств [9].

Цель работы — изучить эффективность монотерапии сезонной формы аллергического ринита топической формой рекомбинантного человеческого α-2β-интерферона и лоратадина (аллергоферон, гель для местного и наружного применения).

Пациенты и методы

Под наблюдением находились 105 больных в возрасте от 18 до 55 лет с манифестированной стадией САР. Лиц мужского пола было 67 (63,8%), женского — 38 (36,2%), преобладали пациенты наиболее трудоспособного возраста — 18—45 лет. Все пациенты-женщины не имели беременности.

Диагноз ставился согласно рекомендациям ARIA (Allergic Rhinitis and its Impact on Asthma 2008) на основании жалоб, анамнеза, клинического и функционального исследования ЛОР-органов, данных параклинического обследования, заключения аллерголога при выявлении положительных результатов кожных прик-тестов с бытовыми, эпидермальными и пыльцевыми аллергенами (ОАО «Биомед», Россия). В исследование включали пациентов с легким и средней тяжести течением САР, не применявших системные и топические антигистаминные средства или глюкокортикостероиды менее чем за две недели до исследования.

Пациенты 1-й группы (n=65) получали лечение назальным гелем, содержащим α-2β человеческий рекомбинантный интерферон не менее 5000 ME и лоратадин 0,01 г (аллергоферон, гель для местного и наружного применения). Пациенты самостоятельно вводили гель в каждую половину носа, выпуская из тюбика полоску по 1 см. После нанесения препарата крылья носа массировали для равномерного распределения геля на слизистой оболочке полости носа (СОПН). В течение первых 3 дней процедуру выполняли 4 раза в день, на 4—7-й дни — 3 раза в день, далее препарат принимали только при наличии симптоматики 1—2 раза в день утром и вечером до купирования клинической симптоматики. После исчезновения клинических симптомов прием препарата прекращался.

Человеческий рекомбинантный α-2β-интерферон обеспечивает антипролиферативное, противовирусное, иммуномодулирующее действие. Лоратадин — блокатор Н1-гистаминовых рецепторов II поколения подавляет высвобождение гистамина и лейкотриена С4 из тучных клеток, предупреждает развитие и облегчает течение аллергических реакций. Обладает противоаллергическим, противозудным, противоэкссудативным действием. Уменьшает проницаемость капилляров, предупреждает развитие отека тканей.

Пациенты 2-й группы (n=40) получали мометазона фуроат (назонекс) в форме назального спрея по 2 дозы (100 мг) в каждую половину носа 2 раза в день на протяжении 14 дней, затем по 1 дозе (50 мг) в каждую половину носа 1 раз в день. Мометазона фуроат является синтетическим ГКС для местного применения, оказывает противовоспалительное и противоаллергическое действие.

Оценка симптомов САР осуществлялась во время контрольных визитов на 3-й (В-2), 7-й (В-3), 14-й (В-4), 21-й и 28-й дни по 4-балльной шкале, где: 0 — симптомы/жалобы отсутствуют; 1 — легкое течение; 2 — среднетяжелое; 3 — тяжелое. Аналогично оценивали наличие и выраженность побочных явлений.

Цитологическое исследование носового отделяемого проводили методом мазков-отпечатков, предложенным Л.Т. Уразбаевой (1955). Ватным тупфером, смоченным в стерильном подогретом физиологическом растворе, делали несколько энергичных вращательных движений на уровне средней трети средних и нижних носовых раковин и наносили мазки на обезжиренные предметные стекла. Мазки высушивали на воздухе, фиксировали в жидкости Никифорова, окрашивали по способу Романовского—Гимзы. В мазках назального секрета определяли цилиндрический эпителий, плоский эпителий, лейкоциты. При оценке клеточного представительства различных видов лейкоцитов в носовой слизи вычисляли в процентах удельный вес каждого вида.

Для нейтрофильных и эпителиальных клеток по критериям Л.Л. Матвеевой [10] определяли показатели клеточной деструкции. Для этого оценивали номер класса деструкции (0, 1, 2, 3, 4) и проводили подсчет по классам деструкции на 100 клеток каждого типа (n0, n1, n2, n3, n4). Номер класса деструкции (0, 1, 2, 3, 4) определялся следующим образом: 0 — нормальная структура цитоплазмы и ядра клетки; 1 — деструкция не более половины цитоплазмы при нормальной структуре ядра; 2 — значительная, но неполная деструкция цитоплазмы, частичная деструкция ядра; 3 — полная деструкция цитоплазмы, значительная, но неполная деструкция ядра; 4 — полная деструкция с распадом цитоплазмы и ядра. Затем вычисляли средний показатель деструкции по формуле: СПД= (1·n1+2·n2+3·n3+4·n4):100.

Статистическую обработку результатов проводили в программе Statistica 7 в модуле «Основные статистики и таблицы» [11]. Определяли среднее арифметическое, его среднеквадратичное отклонение, достоверность различий одноименных показателей по критерию Стьюдента.

Результаты и обсуждение

До начала терапии (В-1) пациенты предъявляли жалобы преимущественно на нарушение носового дыхания, заложенность носа, зуд в носу, чиханье, выделения из носа, нарушение обоняния, зуд неба и языка, реже — на зуд век, нарушение сна, чувство усталости, раздражительность. При риноскопии отек СОПН отмечался в 100% случаев, синюшная окраска слизистой оболочки — в 91,4%, обилие водянистой слизи в просвете полости — 63,8%, полиповидные изменения слизистой оболочки — в 15,2%. Уровень эозинофилии периферической крови составил 7,1±6,4%, а в органе-мишени — СОПН — максимальная активность аллергического воспаления и количество эозинофилов достигли 43%, хотя средний показатель составил 12±8,9%.

В риноцитограммах наряду с эозинофильными лейкоцитами регистрировались нейтрофилы, макрофаги и значительное количество цилиндрического эпителия с высоким индексом клеточной деструкции, что свидетельствовало о нарушении барьерной функции СОПН (см. рисунок, а). Нейтрофильные лейкоциты составляли 62±19,1% и находились в пределах возрастных границ региональных показателей относительно нормальной иммунориноцитограммы. СПД для нейтрофилов составил 1,7±0,5. Цилиндрический эпителий присутствовал в повышенных количествах, достигая 37,5±6,5% при СПД 1,9±1,1.

Рис. 1. Риноцитограмма больного сезонным аллергическим ринитом. а — до лечения: большое количество эозинофилов (1), и цилиндрический эпителий с деструкцией I степени (2) и II степени (3); б — после лечения: эозинофилы отсутствуют, имеются цилиндрический эпителий с деструкцией I—II степени (1) нейтрофильные лейкоциты (2), эритроциты (3). Окраска гематоксилином и эозином. Ув. 630.

Наибольшие различия в выраженности симптомов АР в зависимости от проводимой терапии были отмечены при В-2. B 1-й группе уже в первые 3 дня частота и выраженность чиханья и зуд в полости носа уменьшились у ¾ пациентов, что достоверно отличалось от показателя во 2-й группе (р<0,001). Снижение назальной гиперсекреции и, соответственно, выраженности постназального синдрома отмечено у 54% больных, получавших аллергоферон (гель для местного и наружного применения), и у 32,5% среди получавших назонекс, спрей назальный (различия достоверны, р<0,01). Благодаря этому самочувствие больных облегчается уже в первые дни лечения: улучшается сон и уменьшается утомляемость и слабость.

Такая отчетливая положительная динамика при В-2 связана с быстрым началом действия назальных антигистаминных препаратов — через 15 мин. Начало действия топических ГКС более позднее, чем у других топических препаратов (12—24 ч), с максимальным эффектом к 5—7-му дню [8].

Динамика купирования ключевого симптома АР — блокады носового дыхания, традиционно устойчивого к действию антигистаминных препаратов, и связанного с ним нарушения обоняния была также лучше при В-2 в 1-й группе и сопоставима в обеих группах при В-3.

Однако по мере наступления эффекта от топических ГКС к 7-му дню показатели в обеих группах выровнялись и по 4 позициям из 8 оказались на 1—5% лучше у пациентов 2-й группы. В целом значимых различий в выраженности симптомов АР по группам на В-1 и В-3 не выявлено, кроме выделений слизи из носа, стекания ее по задней стенке глотки и головной боли, которые фиксировались несколько чаще у пациентов, получавших топические ГКС (см. таблицу).

Динамика симптомов АР при использовании различных групп топических препаратов (%)

Клеточный состав в риноцитограммах нормализовался: эозинофилы встречались единично в поле зрения, их доля не превышала 1±0,6%, количество нейтрофильных лейкоцитов существенно не изменилось, но улучшился их СПД, составив 1,2±0,5% (см. рисунок, б). Количество цилиндрического эпителия нормализовалось и составляло 25±6,7% при СПД 1,4±0,7.

При изучении выраженности и частоты побочных проявлений в 1-й группе у 2 пациентов после применения геля для местного и наружного применения аллергоферон отмечен кратковременный зуд в носовой полости, который не требовал лечения и прошел самостоятельно; отказа от приема препарата не было. Во 2-й группе прекратили лечение из-за побочных эффектов 2 (5,0%) пациента из-за выраженной головной боли у обоих и носового кровотечения у одного.

Заключение

Появление лекарственного препарата аллергоферон — комбинированного блокатора Н1-гистаминовых рецепторов длительного действия в сочетании с рекомбинантным человеческим α-2β-интерфероном в виде геля для местного и наружного применения расширяет возможность эффективной и безопасной терапии А.Р. Препарат выгодно отличает быстрое начало действия, в результате которого выраженность патологических симптомов быстро снижается и, как следствие, улучшается самочувствие пациента; отсутствие побочных эффектов, серьезных нежелательных явлений, требующих отмены. При сопоставимой с топическими ГКС эффективности в купировании острых симптомов сезонного АР препарат аллергоферон с 5-го дня может применяться двукратно. Некоторое неудобство, связанное с дозированием и нанесением геля на СОПН, нивелируется наличием смягчающей и увлажняющей основы, отсутствием подсыхающего действия, что особенно важно в условиях высокой запыленности и резко континентального климата Омской области. Это в итоге обеспечивает достаточную комплаентность лечения. Присутствие рекомбинантного человеческого α-2β-интерферона, обладающего иммуномодулирующим действием, не исключает возможность применения препарата без учета микробного фона СОПН, однако этот вопрос требует дальнейшего изучения.

Авторы благодарят за участие в исследовании к.м.н. доцента кафедры оториноларингологии ОГМА А.И. Драчука, врачей М.В. Беляеву (ООО «Доктор «САШ»), О.А. Курепину. Т . С . Сухачеву ( городская поликлиника № 12 , Омск ).

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail