Результаты годичного профилактического вмешательства в отношении факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний у студентов первого курса

Авторы:
  • Е. Ю. Зволинская
    ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр профилактической медицины» Минздрава России, Москва, Россия, 101990
  • М. Г. Кимициди
    ГБУЗ «Городская поликлиника №6 Департамента здравоохранения Москвы», Москва, Россия, 127206
  • А. А. Александров
    ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр профилактической медицины» Минздрава России, Москва, Россия, 101990
  • А. А. Серажим
    ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр профилактической медицины» Минздрава России, Москва, Россия, 101990
Журнал: Профилактическая медицина. 2017;20(5): 47-53
Просмотрено: 984 Скачано: 325

Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) — большая социально значимая проблема, так как занимает ведущее место в структуре смертности и утраты трудоспособности в экономически развитых странах мира. Социальную значимость проблемы усиливает наблюдающаяся в последние годы тенденция к увеличению смертности среди молодежи и стремительное омоложение ССЗ. Это связано с распространением среди молодежи факторов риска (ФР), таких как артериальная гипертензия (АГ), ожирение, нарушения липидного спектра, курение, низкая физическая активность (НФА) [1, 2]. ССЗ, связанные с атеросклерозом, уже можно рассматривать как проблему молодого возраста. Этот факт диктует необходимость начинать профилактические мероприятия среди детей, подростков и молодых взрослых, когда навыки здорового образа жизни (ЗОЖ) формируются и закрепляются.

Подростковый и юношеский возраст — это периоды подготовки к зрелости, для которых характерен ряд ключевых аспектов развития, бурного роста и огромного потенциала. Студенческие коллективы представляют собой оптимальную клинико-организационную модель для реализации профилактических мероприятий. По данным Росстата [3], численность студентов в нашей стране составляет 4 766 000 человек. Особенностью студенческого коллектива является юный возраст. Это время значительных рисков, когда мощное влияние оказывает социальный контекст, и дефицит знаний по вопросам ЗОЖ может стать благодатной почвой для распространения вредных привычек; с другой стороны, податливость и восприимчивость ко всему новому, свойственная подростковому и юношескому периодам жизни, открывает большие возможности для воздействия педагогического и административного коллективов вуза. В организованном коллективе применимы все виды профилактического вмешательства — индивидуальное, групповое и популяционное. Есть возможности для чтения лекций по ЗОЖ, сильны рычаги воздействия деканата в отношении, например, курения, физической активности (ФА), употребления алкогольных напитков. При наличии студенческого Центра здоровья имеется возможность клинического обследования и проведения индивидуальной профилактики. Возраст студентов и нахождение их в коллективе обусловливают большую зависимость от мнения сверстников, подверженность влиянию модных тенденций, что тоже влияет на такие ФР ССЗ, как масса тела (МТ), вредные привычки [4].

Цель настоящего исследования — изучение результатов годичного профилактического вмешательства в отношении основных ФР ССЗ среди студентов двух вузов Москвы.

Материал и методы

Обследованы 1912 студентов-первокурсников (средний возраст 17,7 года) обоего пола Московского государственного медико-стоматологического университета (МГМСУ) и Российского химико-технологического университета (РХТУ). Обследование проводилось в рамках ежегодной диспансеризации студентов. Использовались следующие методы: анкетный опрос, включающий паспортные данные, сведения о наследственности, наличии хронических заболеваний и сведения о принимаемых препаратах; заполнение опросников по курению (ФГБУ ГНИЦ П.М. Минздрава России), уровню ФА (International Physical Activity Study), употреблению алкоголя; частотный опросник по питанию. Клинический осмотр предусматривал антропометрию — измерение окружности талии (ОТ), а также роста и массы тела с последующим расчетом индекса МТ (ИМТ); измерение АД в положении сидя, после 5-минутного отдыха, на правой руке двукратно с интервалом в 2 мин. В анализ включали среднее из двух измерений. Проводилось биохимическое исследование крови: всем лицам с повышенными уровнями АД, ИзбМТ и ожирением определялся уровень общего холестерина крови (ОХС), оценивался уровень липопротеидов высокой плотности (ЛПВП), триглицеридов (ТГ), глюкозы. Согласно критериям ВОЗ (1997), за дефицит массы тела (ДМТ) принимали ИМТ менее 18,5 кг/м2, нормальным считали массу тела при ИМТ 18,5—24,9 кг/м2, избыточной — при ИМТ 25,0—29,9 кг/м2, ожирение диагностировали при ИМТ не менее 30,0 кг/м2 (1997); за нормальные принимались значения ОТ менее 80 см для женщин и менее 94 см для мужчин (JIS, ВНОК, 2009). Степень А.Г. оценивали согласно критериям ВОЗ (1999), ВНОК (2009), ESH/ESC (2013). За дислипидемию и гипергликемию принимали значения липидов или глюкозы выше или ниже следующих значений: ОХС не менее 5,2 ммоль/л, ЛПВП не более 1,03 ммоль/л у мужчин и 1,3 ммоль/л у женщин, ТГ не менее 1,7 ммоль/л, глюкоза не менее 6,1 ммоль/л. Из числа лиц с двумя и более основными ФР ССЗ сформированы группа вмешательства (ГВ) (РХТУ — 205 человек) и группа сравнения (ГС) (МГМСУ — 236). В течение года наблюдения за ГВ проводили (4 раза за год) индивидуальное профилактическое консультирование (ИПК) по методическим рекомендациям ФГБУ ГНИЦ П.М. Минздрава России с предоставлением однократно памяток [5]. Все лица, вошедшие в ГВ и ГС, через год прошли повторное профилактическое обследование по той же программе, что и первичное, с оценкой его результатов по тем же критериям. Продолжительность ИПК составляла 45 мин независимо от количества Ф.Р. Время проведения — после занятий в вузе (с 16.00 до 20.00).

Проводили занятия заведующий терапевтическим отделением студенческой поликлиники и врач-терапевт РХТУ. Врачи прошли обучение (тематическое усовершенствование по вопросам «Профилактика основных факторов ХНИЗ», 72 ч на базе ГНИЦ ПМ). Поддержку и методическое сопровождение осуществляли сотрудники ГНИЦ П.М. Отношение студентов к проводимому ИПК в подавляющем большинстве случаев было позитивное, вызывая большой интерес. Такая форма профилактики расценена нами как приемлемая и эффективная, она воспринимается в коллективе студентов как важная часть ЗОЖ. За время консультирования выбыло 2 человека по причинам, не зависящим от вмешательства.

Статистический анализ данных проводился методом описательной статистики. Параметры, приведенные далее в таблицах и рисунках, имеют следующие обозначения: M — среднее арифметическое значение; SD — стандартное отклонение; 95% ДИ — 95% доверительный интервал; n — абсолютное количество лиц в группе; % — доля лиц от общего их количества в группе; р — достигнутый уровень статистической значимости. Тестирование количественных переменных на соответствие закону нормального распределения проводилось с помощью теста Колмогорова—Смирнова. Для множественного сравнения средних значений количественных переменных с нормальным распределением применяли однофакторный дисперсионный анализ (ANOVA) с апостериорным критерием НЗР (наименьшей значимой разности) — для равных дисперсий, апостериорным критерием Тамхейна — для неравных дисперсий. Попарное сравнение частот проводили с помощью критерия χ2 Пирсона. За критический уровень статистической значимости принимали значение p<0,05. Статистическая обработка данных выполнена с помощью программного обеспечения IBM SPSS Statistics (версия 17.0).

Результаты

Проблема АГ исходно была не актуальной для студентов исследуемой выборки — всего у 1% уровень АД превышал нормальные показатели, а АГ III степени и изолированная систолическая АГ (ИСАГ) не встречались вообще. За период наблюдения средний уровень как систолического АД (САД), так и диастолического (ДАД) несколько возросли, но продолжали оставаться в пределах нормальных значений (табл. 1).

Таблица 1. Динамика А.Д. у студентов мужского и женского пола двух вузов Москвы за период наблюдения Примечание. *** — p≤0,001, достоверность различий между визитами; ## — p≤0,01; ### — p≤0,001, достоверность различий между группами; α — р<0,05; αα — p≤0,01; ααα — p≤0,001, достоверность различий между мужчинами и женщинами.
Однако в ГС как в отношении САД, так и в отношении ДАД динамика оказалась более выраженной, поэтому через 12 мес разница между группами по САД оказалась более заметной, чем при первом обследовании, и появилась достоверная разница по уровню ДАД. Мужчины чаще страдали АГ, и уровень АД у них был выше. При анализе структуры АД обращает на себя внимание, что за год взросления как в ГВ, так и в ГС изменилось количество лиц с АГ I степени, особенно среди мужчин (табл. 2).
Таблица 2. Динамика категории АД у студентов за период наблюдения Примечание. * — p≤0,01; *** — p≤0,001, достоверность различий между визитами; # — p≤0,01; ### — p≤0,001, достоверность различий между группами.
Однако в ГС этот прирост оказался более выраженным (p≤0,001). В ГС значительно увеличилось и количество лиц с высоким нормальным АД, в то время как в ГВ их число осталось практически неизменным, что позволяет сделать вывод о том, что при помощи профилактики удалось затормозить прирост АД у студентов-первокурсников.

Группы исходно различались по величинам ОТ и ИМТ. В ГС эти показатели были достоверно выше. Через 12 мес существенных сдвигов внутри каждой группы не произошло (табл. 3).

Таблица 3. Динамика средних значений окружности талии и ИМТ у студентов мужского и женского пола за период наблюдения Примечание. ## — p≤0,01; ### — p≤0,001, достоверность различий между группами; αα — p≤0,01, ααα — p≤0,001, достоверность различий между мужчинами и женщинами.
Достоверная разница была только между мужчинами на первом и втором визитах в отношении ИМТ и на втором визите в отношении еще и ОТ, что говорит о положительной динамике в ГВ (у мужчин и женщин на всех этапах обследования), что объяснимо (см. табл. 3).

Положительная динамика в ГВ по сравнению с ГС отчетливо представлена в табл. 4.

Таблица 4. Динамика ИМТ у студентов за период наблюдения Примечание. ## — p≤0,01; ### — p≤0,001, достоверность различий между группами; αα — p≤0,01; ααα — p≤0,001, достоверность различий между мужчинами и женщинами.
Значительно уменьшилось число женщин с ДМТ, через 12 мес наблюдалось отсутствие студентов с морбидным ожирением (ИМТ не менее 30 кг/м2), в отличие от ГС, где число студентов с ожирением увеличилось. В той и другой группах уменьшилось число лиц с ИзбМТ.

Группы изначально различались и по таким показателям, как ОХС, ТГ и глюкоза (табл. 5).

Таблица 5. Динамика биохимических показателей у студентов за период наблюдения, ммоль/л Примечание. *** — p≤0,001; ** — p≤0,01; * — р<0,05, достоверность различий между визитами; ### — p≤0,001; ## — p=0,01; # — р<0,05, достоверность различий между группами; α — р<0,05; αα — p≤0,01; ααα — p≤0,001, достоверность различий между мужчинами и женщинами.
Все показатели были в пределах нормы, кроме ТГ в Г.В. Через год вмешательства динамика оказалась разнонаправленной, и группы стали различаться по всем показателям липидного спектра крови. В ГВ удалось достоверно снизить уровень ОХС, ТГ и глюкозы. Увеличился уровень ЛПВП. В ГС, наоборот, уровень ЛПВП уменьшился (р<0,01), а глюкозы возрос, хотя данные показатели и не выходили за пределы нормы. Надо отметить, что женщины в ГВ гораздо лучше отреагировали на профилактику, чем мужчины.

Что касается такого важного ФР, как ФА, то за период наблюдения уровень ФА возрос в обеих группах. Динамика в ГВ была более выраженной, так что на втором визите группы стали достоверно различаться (см. рисунок).

Динамика уровней физической активности за период наблюдения (баллы) Примечание. * — p<0,001, достоверность различий междувизитами; # — p<0,001, достоверность различий между группами.
Традиционно женщины были менее физически активны, чем мужчины. Не явились исключением и женщины в ГС: на первом визите уровень ФА у студенток был ниже, чем у их сверстников мужского пола (p≤0,05), но положительная динамика у женщин в этой группе также была более выраженной, чем у мужчин, хотя гендерное различие в этой группе сохранилось и на втором визите (табл. 6).
Таблица 6. Динамика физической активности у студентов мужского и женского пола Примечание. α — p≤0,05, достоверность различий между мужчинами и женщинами; *** — p≤0,001, ** — p≤0,01, * — р<0,05, достоверность различий между визитами; ### — p≤0,001, достоверность различий между группами.

Обсуждение

Прирост АД через год наблюдения, с нашей точки зрения, является закономерным, и его можно объяснить взрослением студентов-первокурсников. В ГВ в отличие от ГС в результате профилактического вмешательства удалось стабилизировать прирост АД, вероятно, путем модификации других ФР, таких как курение, НФА, потребление алкоголя, ИзбМТ, а главное, устранение таких вредных привычек, как досаливание пищи и чрезмерное потребление фастфуда. Так что прирост лиц с АГ наблюдался преимущественно за счет Г.С. Наши данные согласуются с результатами исследования, проведенного среди студентов I курса в Ростове-на-Дону, в котором коррекция модифицируемых ФР в процессе 3-летнего динамического мониторинга привела к снижению АД до уровня нормального и высокого нормального у 44,8% молодых людей с исходно диагностированной АГ, а также способствовала снижению АД до нормальных и оптимальных значений у 68% лиц с предгипертонией. Надо отметить, что исходно распространенность гипертензивных состояний среди ростовских студентов была выше, чем среди московских [1]. В огромном проспективном исследовании HAHS (Harvard Alumni Health Study) [6], в котором приняли участие 18 881 студент мужского пола, было доказано, что повышенный уровень АД, в том числе предгипертензия (АД в пределах 120—139/80—89 мм рт.ст.) и АГ I и II степени, являются предикторами общей и сердечно-сосудистой смертности. В этом же исследовании были показаны преимущества начала снижения АД именно в раннем взрослом периоде, что согласуется с данными американского исследования HEALTHY, результаты которого свидетельствуют о том, что, если начинать профилактику ФР ССЗ в школьном возрасте, то может быть получен хороший эффект, и именно в отношении АГ [7]. Неоспоримое преимущество раннего начала профилактики АГ было подтверждено и результатами другого исследования, выполненного в нашей Лаборатории [8]. Недостаточные успехи, достигнутые нами в уменьшении распространенности ИзбМТ и ожирения, тоже согласуются с данными мировой литературы. В большинстве источников показано, что индивидуальная профилактика хотя и приносит результаты, но ее недостаточно. Для того, чтобы предотвратить эпидемию ожирения среди молодежи, требуются популяционная стратегия, направленная на изменение социальных норм и окружающей среды [9—12]. Липиды крови и глюкоза, по результатам многих исследований, легче поддаются коррекции, чем ИМТ и ОТ, хотя распространенность нарушений липидного спектра крови среди молодежи и лиц до 18 лет, в частности, достаточно высока [13, 14]. Этот факт очень настораживает. В основном удается достичь положительных изменений в липидном и углеводном обмене за счет модификации диетических привычек. Так, вероятно, произошло и в нашей работе, что еще раз подтверждает необходимость ранней популяционной профилактики. Большую роль в уменьшении выраженности таких ФР ССЗ, как АГ, ИзбМТ и дислипидемия, играет Ф.А. По утверждению Р.С. Наговицына [15], наиболее сильной мотивацией молодежи к занятиям физическими упражнениями является возможность укрепления своего здоровья и профилактика заболеваний. В последнее время появились работы [16], свидетельствующие о том, что ФА не только предотвращает возникновение ССЗ, но и улучшает когнитивные функции учащихся, что несомненно положительно влияет на учебный процесс. Более того, низкий уровень ФА может способствовать вовлечению студентов в курение [17]. В нашем исследовании нам удалось положительно повлиять на уровень ФА у студентов, как и в большинстве работ, направленных на модификацию ФР у учащейся молодежи [18, 19].

Таким образом, большинство ФР ССЗ, которым было уделено внимание в этой статье, поддается коррекции за год индивидуального профилактического вмешательства: удается стабилизировать прирост АД, положительно повлиять на липидный спектр крови и глюкозу и увеличить уровень Ф.А. Был подтвержден тот факт, что существуют гендерные различия в выраженности некоторых ФР ССЗ, и женщины лучше реагируют на профилактическое вмешательство, чем мужчины. Как и в большинстве исследований, нам не удалось достичь существенных сдвигов в отношении ИМТ и О.Т. Вероятно, для достижения результатов в борьбе с ИзбМТ и ожирением требуется применение не только индивидуальной, но и популяционной стратегии профилактики, что предполагает особое внимание к этой проблеме со стороны медицинских работников, курирующих вузы, и администрации вузов. Кроме того, профилактическое вмешательство среди студентов I курса способствует повышению информированности студенческой молодежи в отношении ФР ССЗ и позволяет выделить группу повышенного риска, куда целесообразно включать тех студентов с ФР, у которых профилактическое вмешательство не дало результатов.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Участие авторов:

Руководство проектом, написание статьи — Е.З.

Набор материала, выполнение работы, обработка данных — М.К.

Набор материала, выполнение работы — А.С.

Руководство проектом — А.А.

Сведения об авторах

*Зволинская Екатерина Юрьевна — к.м.н., в.н.с. лаб. профилактики хронических неинфекционных заболеваний у детей и подростков ФГБУ НМИЦ ПМ Минздрава России; ORCID:0000-0001-5294-1273; eLibrary SPIN: 2746-5408; e-mail: ezvolinskaya@gnicpm.ru;

Кимициди Мария Георгиевна — зав. отд. медицинской профилактики ГБУЗ ГП №6 Департамента здравоохранения Москвы; e-mail: poliklinika-6s@mail.ru;

Александров Александр Александрович — д.м.н., проф., рук. лаб. профилактики ХНИЗ у детей и подростков отдела первичной профилактики ХНИЗ в системе здравоохранения ФГБУ НМИЦ ПМ Минздрава России; ORCID: а 249-77-82; eLibrary SPIN: 966-9235; e-mail: aalexandrov@gnicpm.ru;

Серажим Анна Аркадьевна — с.н.с. научно-организационного отдела ФГБУ НМИЦ ПМ Минздрава России; ORCID: 0000-0002-0090-4785; eLibrary SPIN: 3056-1370

Список литературы:

  1. Дроботя Н.В., Щенятская И.В., Пироженко А.А., Калтукова В.В. Распространенность гипертензивных состояний и факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний у лиц молодого возраста. Вестник национального медико-хирургического центра им. Н.И. Пирогова. 2012;7:1:64-67.
  2. Khashayar P, Heshmat R, Qorbani M, Motlagh ME, Aminaee T, Ardalan G, Farrokhi-Khajeh-Pasha Y, Taslimi M, Larijani B, Kelishadi R. Metabolic syndrome and cardiovascular risk factors in a national sample of adolescent population in the Middle East and North Africa: The CASPIAN III Study. Int J Endocrinol. 2013;2013:702095. https://doi.org/10.1155/2013/702095
  3. Россия в цифрах. 2016: Крат.стат.сб./ M.: Росстат; 2016; Р76;543. https://giduv.com/Upload/2014-02/02_14.pdf
  4. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Патохарактерологический диагностический опросник для подростков. Под ред. Гиппенрейтер Ю.Б., Романова В.Я. СПб. 2009.
  5. Руководство по медицинской профилактике. Под ред. Оганова Р.Г., Хальфина Р.А. М. 2007.
  6. Gray L, Lee IM, Sesso HD, Batty GD. Blood pressure in early adulthood, hypertension in middle age, and future cardiovascular disease mortality: HAHS (Harvard Alumni Health Study). J Am Coll Cardiol. 2011 Nov 29;58(23):2396-2403. https://doi.org/10.1016/j.jacc.2011.07.045
  7. Willi SM, Hirst K, Jago R, et al. HEALTHY Study Group. Cardiovascular risk factors in multi-ethnic middle school students: the HEALTHY primary preventiontrial. Pediatr Obes. 2012 Jun;7(3):230-239. https://doi.org/10.1111/j.2047-6310.2011.00042.x
  8. Леонтьева И.В., Александров А.А., Розанов В.Б. Артериальная гипертония у детей и подростков. М.: Изд-во Викас-принт. 2010;254.
  9. Rezapour B, Mostafavi F, Khalkhali H. Theory based health education: application of health belief model for Iranian obese and overweight students about physical activity in Urmia, Iran. Int J Prev Med. 2016;7:115. eCollection 2016.
  10. Pbert L, Druker S, Barton B, et al. A school-based program for overweight and obese adolescents: a randomized controlled trial. J Sch Health. 2016;86(10):699-708. https://doi.org/10.1111/josh.12428.
  11. Sgambato MR, Cunha DB, Henriques VT, et al. PAAPPAS community trial protocol: a randomized study of obesity prevention for adolescents combining school with household intervention. BMC Public Health. 2016;(1):809. https://doi.org/10.1186/s12889-016-3473-3
  12. Aquilani R, Parisi U, Bigoni N, et al. School teachers can effectively manage primary prevention of adult cardiovascular disease. The Stradella Project. Prev Med. 2007 Oct;45(4):290-2944. Epub 2007 Jul 14.
  13. Sweat V, Bruzzese JM, Fierman A, et al. Outcomes of The BODY project: a program to halt obesity and its medical consequences in high school students. J Community Health. 2015 Dec;40(6):1149-1154. https://doi.org/10.1007/s10900-015-0041-1
  14. de Freitas RW, de Araújo MF, Lima AC, et al. Study of lipid profile in a population of university students. Rev Lat Am Enfermagem. 2013 Sep-Oct;21(5):1151-1158. https://doi.org/10.1590/S0104-11692013000500019
  15. Наговицын Р.С. Мотивация студентов к занятиям физической культурой в вузе. Фундаментальные исследования. 2011;8(2):293-298.
  16. Matsuda K, Ikeda S, Mitsutake T, et al. Factors influencing executive function by physical activity level among young adults: a near-infrared spectroscopy study. J Phys Ther Sci. 2017 Mar;29(3):470-475. https://doi.org/10.1589/jpts.29.470
  17. Torchyan AA, BinSaeed AA, Aleid YS, et al. Interaction effects of happiness and physical activity on smoking initiation. Am J Health Behav. 2016 Nov; 40(6):729-737.
  18. Pierce B, Bowden B, McCullagh M, et al. A summer health program for African-American high school students in Baltimore, Maryland: community partnership for integrative health. Explore (NY). 2017 Feb 24. [Epub ahead of print] pii: S1550-8307(17)30040-X. https://doi.org/10.1016/j.explore.2017.02.002
  19. Rezapour B, Mostafavi F, Khalkhali H. Theory based health education: application of health belief model for Iranian obese and overweight students about physical activity in Urmia, Iran. Int J Prev Med. 2016 Oct 10;7:115. eCollection 2016.
  20. Llauradó E, Aceves-Martins M, Tarro L, et al. A youth-led social marketing intervention to encourage healthy lifestyles, the EYTO (European Youth Tackling Obesity) project: a cluster randomised controlled trial in Catalonia, Spain. BMC Public Health. 2015 Jul 3;15:607. https://doi.org/10.1186/s12889-015-1920-1