Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Мамедгасанов Р.М.

Азербайджанский государственный медицинский университет, Баку

Мехтиев Т.В.

Азербайджанский государственный медицинский университет, Баку

Возрастной андрогенный дефицит и эректильная дисфункция y мужчин репродуктивного возраста с сахарным диабетом 2-го типа

Авторы:

Мамедгасанов Р.М., Мехтиев Т.В.

Подробнее об авторах

Журнал: Проблемы эндокринологии. 2013;59(1): 3‑7

Просмотров: 270

Загрузок: 3

Как цитировать:

Мамедгасанов Р.М., Мехтиев Т.В. Возрастной андрогенный дефицит и эректильная дисфункция y мужчин репродуктивного возраста с сахарным диабетом 2-го типа. Проблемы эндокринологии. 2013;59(1):3‑7.
Mamedgasanov RM, Mekhtiev TV. Age-related androgen deficiency and erectile dysfunction in men of the reproductive age presenting with type 2 diabetes mellitus. Problemy Endokrinologii. 2013;59(1):3‑7. (In Russ.).

?>

Сахарный диабет 2-го типа (СД2) является одной из основных эпидемий XXI века не только в развитых, но и в развивающихся странах. По данным ВОЗ, во всем мире СД2 страдают не менее 6—8% взрослой популяции [1]. Согласно данным проспективных исследований [2], продолжительность жизни пациентов с СД2 меньше, чем у лиц без СД. Это обусловлено не только гипергликемией, но и развитием макро- и микрососудистых осложнений.

В последние годы частота возрастного гипогонадизма также увеличивается, что, вероятно, связано с нарастанием распространенности метаболических нарушений, в том числе СД2 [3, 4]. Чаще всего в качестве связывающего звена между двумя патологиями выступает эректильная дисфункция (ЭД), хотя в отдельных случаях ЭД, будучи проявлением нарушения пенильного кровотока, может развиваться и без гипогонадизма [5—7]. Открытым остается вопрос о роли гипогонадизма в развитии факторов риска хронических неинфекционных заболеваний у лиц с СД2.

Цель исследования — выявление гипогонадизма и его связи с ЭД и основными факторами риска сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) среди лиц с СД2.

Материал и методы

Одномоментное клинико-эпидемиологическое исследование выполнено на кафедре внутренних болезней с курсом эндокринологии АМИ и в межрайонном эндокринологическом диспансере г. Шеки (Азербайджан) с 2009 по 2011 г.

Пациенты

В исследование был включен 261 мужчина с СД2 в стадии компенсации в возрасте 40—59 лет. При этом допускалось наличие дополнительных факторов риска, включая АГ (> 40/90 мм рт.ст.), гиперхолестеринемию (общий ХС >5 ммоль/л), абдоминального ожирения (окружность талии >94 см) и курения. Критериями исключения являлись: СД1, приобретенный первичный гипогонадизм (травмы и облучение), лекарственно-обусловленное снижение секреции тестостерона (глюкокортикоиды, антиандрогены, эстрогены), врожденные заболевания, сопровождающиеся гипогонадизмом (анорхизм, монорхизм, синдром Клайнфельтера и т.д.), хронический алкоголизм, онкологические заболевания, ССЗ (ИБС, нестабильная стенокардия. острый инфаркт миокарда, хроническая сердечная недостаточность, острое нарушение мозгового кровообращения), хроническая почечная недостаточность, тяжелые нарушения функции печени, операции на органах малого таза, в том числе анатомическое изменение наружных половых органов.

Клинический осмотр и опрос. Анкетирование проводилось с помощью стандартного опросника ВОЗ и включало паспортные данные, статус курения, употребление алкоголя, сведения о наследственной отягощенности по СД, ССЗ и урологическим заболеваниям, физическую активность, питание, перенесенные заболевания и операции, хронические заболевания, а также прием лекарственных препаратов.

Андроген-дефицитное состояние, или гипогонадизм диагностировали при наличии следующих признаков:

— клинические симптомы гипогонадизма,

— 37 баллов по опроснику AMS,

— уровень общего тестостерона <12 нмоль/л и/или свободного тестостерона <0,225 нмоль/л.

Исследование андрогенного статуса включало клиническую оценку дефицита андрогенов с использованием стандартной международной анкеты «Опросник возрастных симптомов мужчины» (AMS — Aging Males’ Symptoms), состоящей из 17 вопросов с оценкой ответов по 5-балльной шкале [8, 9]. Степень нарушений эректильной функции у больных оценивалась с помощью опросника МИЭФ-5 (краткий вариант Международного индекса эректильной функции), который позволяет оценить 5 компонентов половой функции (эрекция, оргазм, половое влечение, удовлетворение от полового акта и общее сексуальное удовлетворение) [10].

Офисное измерение АД и ЧСС проводилось стандартным сфигмоманометром на правой руке пациента в спокойном положении сидя после 5-минутного отдыха. САД фиксировали при появлении 1-го тона Короткова (I фаза), ДАД — при исчезновении тонов (V фаза). Уровень АД оценивался двукратно с интервалом примерно 2—3 мин; в анализ включалось среднее из двух измерений. За АГ принимали уровень АД >140/90 мм рт.ст. и/или прием больным антигипертензивных препаратов.

Рост оценивался с помощью ростомера, без обуви и верхней одежды, с точностью до 1 см. Масса тела фиксировалась с точностью до 200 г, также без обуви и верхней одежды. Согласно рекомендациям ВОЗ, окружность талии измерялась между краем нижнего ребра и крестцовым отделом подвздошной кости. Точность измерения 0,1 см. Критерием абдоминального ожирения считалась окружность талии > 94 см (ATP III NCEP). Рассчитывали ИМТ в кг/м2.

Лабораторные исследования. Кровь из локтевой вены брали утром натощак после 12-часового голодания с минимальной венозной окклюзией. Сыворотку получали центрифугированием в течение 20 мин при 2500 об/мин и температуре 4 °С.

Концентрацию глюкозы (ммоль/л) в плазме венозной крови исследовали глюкозооксидазным методом (глюкометр Эксан-Г) натощак и через 2 ч после глюкозотолерантного теста (ГТТ) с применением 75 г глюкозы. Гликированный гемоглобин (HbA, %) определяли хроматографическим методом на хромографе DiaSTAT фирмы BIO-RAD (США).

Содержание общего ХС и ТГ (ммоль/л) в сыворотке определяли с помощью ферментных наборов фирмы «Human» на автоанализаторе ALCYON 160 (серия 14161416). ХС ЛВП (ммоль/л) определяли тем же методом после осаждения из сыворотки ЛПНП и ЛПОНП фосфовольфраматом Na c MgCl2; уровень ХС ЛПНП вычисляли по формуле: ХС ЛНП (ммоль/л) = общий ХС —(ТГ/2,2 + ХС ЛПВП).

Определение в сыворотке уровней общего тестостерона, а также глобулина, связывающего половые стероиды (ГСПС), проводилось радиоиммунологическим методом на анализаторе strategy electronic sr 300 (Германия) с использованием реактивов фирмы «Beckman Coulter» (США). Для анализа использовались пробы крови, взятые в 8—10 ч утра. Уровень свободного тестостерона определялся с помощью электронного калькулятора-конвертера (http://issam.ch/freetesto.htm).

Статистический анализ. Ввод данных проводился с помощью программы Microsoft Exсel 2000 for Windows XP. Редактирование и статистический анализ осуществлялись программой SAS (Statistical Analysis System) в лаборатории биостатистики ГНИЦ ПМ (к.ф.-м. наук А.Д. Деевым). Описательные числовые характеристики исследуемых переменных (средние, частоты, стандартные отклонения и стандартные ошибки) вычислялись с помощью процедур PROC SUMMARY, PROC UNIVARIATE, PROC FREQ. Обобщенный дисперсионно-ковариационный анализ с помощью процедур PROC GLM, PROC REG и PROC LOGIST использовался для оценки влияния категориальных признаков на непрерывные (показатели липидного спектра и т.п.). Использовали стандартные критерии значимости: χ2, t-тест Стьюдента и критерий Фишера (F-тест). Для оценки шансов в логистической регрессии оценивали 95% доверительные интервалы.

Результаты

Признаки андрогенного дефицита у мужчин с СД2

Средний уровень глюкозы в венозной крови натощак у мужчин с СД2 составлял 8,9±0,38 ммоль/л, а уровень HbA — 7,6±0,19%. Все пациенты с СД2 получали сахароснижающую терапию, часть пациентов получали антигипертензивную и антиагрегантную терапию.

Средний уровень общего тестостерона у мужчин с СД2 составил 12,6±0,4 нмоль/л, уровень ГСПС — 45,2±2,9 нмоль/л, а уровень свободного тестостерона — 0,22±0,01 нмоль/л. Для оценки андрогенного статуса в группе мужчин с СД2 был определен суммарный балл по опроснику AMS, который составил 35,4±1,3. У 114 (43,7%) мужчин с СД2 выявлен гипогонадизм по всем трем признакам, тогда как по результатам опроса возрастной гипогонадизм оказался больше на 10% и составил 54% (n=114) (табл. 1).

Пациенты с СД2 были распределены на три возрастные группы: 30—39, 40—49 лет и 50—59 лет (табл. 2).

Как и в общей популяции мужчин, с возрастом частота гипогонадизма у больных СД2 увеличивается.

ЭД у больных СД2 с различным андрогенным статусом. Среди мужчин с СД2 ЭД различной степени выявлена у 219 (84%), только у 42 (16%) эректильная функция оказалась в пределах нормы. Средний суммарный балл по МИЭФ составил 16,8±0,6. У пациентов с СД2 и гипогонадизмом суммарный показатель МИЭФ составил 14,2±0,5 балла, а в группе без гипогонадизма — 19,0±0,9 балла (p<0,001) (рис. 1).

Рисунок 1. Суммарные показатели МИЭФ у мужчин с СД2 с гипогонадизмом и без него.

У 42 (28,6%) из 147 мужчин с СД2 без гипогонадизма ЭД не выявлена, тогда как все пациенты с гипогонадизмом имели ЭД (рис. 2).

Рисунок 2. Частота ЭД среди пациентов с СД2 и гипогонадизмом и без него.

В группе мужчин с СД2 и гипогонадизмом в основном выявлялась ЭД умеренно-легкой (62,6%) и умеренной степени (20,2%); частота легкой и тяжелой степени не достигала 15% (табл. 3).

В группе пациентов без гипогонадизма картина несколько отличается. Пациенты в основном имеют легкую степень ЭД (47,3%). Все остальные степени нарушения выявляются менее чем у 25%.

Связь андроген-дефицитного состояния с факторами риска ССЗ. Одной из задач исследования было выявление связи андроген-дефицитного состояния с отдельными факторами риска ССЗ. Необходимо отметить, что эти факторы играют важную роль в развитии других хронических неинфекционных заболеваний, в том числе урологических.

Согласно данным, представленным в табл. 4,

по частоте курения и малоподвижного образа жизни группы пациентов с СД2 с гипогонадизмом и без него не различались, не было разницы и в окружности талии и концентрации триглицеридов в крови. АД, масса тела, ИМТ, общий ХС и ХС ЛПНП оказались значимо выше в группе пациентов с гипогонадизмом.

Обсуждение

В настоящем исследовании мы намеревались оценить распространенность андроген-дефицитного состояния, определение его связи с ЭД и основными факторами риска ССЗ среди больных с СД2. Актуальность проблемы обусловлена рядом причин. Клиническими исследованиями было показано, что между СД и низким уровнем тестостерона имеется причинно-следственная связь [11]. С другой стороны, присоединение андроген-дефицитного состояния к СД имеет негативное прогностическое значение [12].

Нами установлено, что среди мужчин с СД2 в 43,7% случаев выявляются все признаки возрастного гипогонадизма. Эти данные согласуются с результатами других исследований [6, 13].

Наши результаты подтверждают обратную корреляцию между возрастом и уровнем тестостерона. Однако при наличии нескольких факторов риска, в том числе СД2, влияние возраста усугубляется.

СД2 и андрогенный дефицит, наряду с возрастом, являются причиной развития ЭД [13]. По рекомендациям Международного общества сексуальных расстройств, Европейского общества урологов и Американской ассоциации сексуальной медицины, у пациентов с ЭД и/или сниженным либидо необходимо определять уровень тестостерона (класс рекомендаций 2а, уровень доказательства А) [8]. Результаты нашего исследования продемонстрировали, что у всех пациентов с гипогонадизмом выявляется ЭД, тогда как у лиц с нормальным уровнем тестостерона ЭД выявляется лишь в 78% случаев. При гипогонадизме увеличивается и степень нарушения эректильной функции. Очевидно, что наличие СД2 увеличивает вероятность развития ЭД [14]. Однако и андроген-дефицитное состояние вносит свой вклад в развитие ЭД.

Выявление связи андроген-дефицитного состояния с основными факторами риска ССЗ среди лиц с СД2 имеет не только диагностическое значение. Это важно и для разработки профилактических мероприятий у пациентов с коморбидной патологией. В исследовании HIM study (США) оценивалась распространенность гипогонадизма (общий тестостерон <300 нг/дл) у мужчин старше 45 лет. В этом исследовании, наряду с изучением гормонального статуса, оценивались демографические показатели и сопутствующие заболевания. Вероятность гипогонадизма среди мужчин возрастала при следующих соматических заболеваниях: АГ (1,84), гиперлипидемия (1,47), СД (2,09), ожирение (2,38), заболевания простаты (1,29), ХОБЛ (1,40) [15]. Результаты настоящего исследования показали, что по ряду факторов риска мужчины с гипогонадизмом и без него не различаются. В обеих группах большинство мужчин курят и ведут малоподвижный образ жизни. Однако среди мужчин с гипогонадизмом САД, ДАД, масса тела, концентрация общего ХС и ХС ЛПНП оказались достоверно выше, чем у мужчин с нормальным уровнем тестостерона. Такие показатели, как окружность талии и концентрация триглицеридов в крови, в обеих группах были повышены практически в равной степени.

Заключение

Результаты исследования продемонстрировали, что почти каждый второй мужчина с СД2 имеет возрастной гипогонадизм, и с возрастом частота гипогонадизма увеличивается. СД2 увеличивает вероятность развития ЭД. Андроген-дефицитное состояние также увеличивает частоту и степень ЭД. При сочетании СД2 и гипогонадизма выраженность основных факторов риска ССЗ также увеличивается, что грозит развитием осложнений и ухудшает прогноз.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования — Р.М. Мамедгасанов, Т.В. Мехтиев

Сбор и обработка материала — Т.В. Мехтиев

Статистическая обработка данных — Т.В. Мехтиев

Написание текста — Р.М. Мамедгасанов, Т.В. Мехтиев

Редактирование — Р.М. Мамедгасанов

Конфликт интересов и финансовая заинтересованность авторов отсутствуют

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail