Опыт лечения магнитных инородных тел в желудочно-кишечном тракте у детей

Авторы:
  • Р. В. Бочаров
    ОГАУЗ «Больница скорой медицинской помощи №2», Томск, Россия
  • В. Г. Погорелко
    ОГАУЗ «Больница скорой медицинской помощи №2», Томск, Россия
  • А. В. Караваев
    ОГАУЗ «Больница скорой медицинской помощи №2», Томск, Россия
  • А. Б. Юшманова
    ОГАУЗ «Больница скорой медицинской помощи №2», Томск, Россия
Журнал: Эндоскопическая хирургия. 2017;23(6): 13-18
Просмотрено: 874 Скачано: 198

Введение

Дети нередко проглатывают случайно или преднамеренно предметы, становящиеся затем инородными телами желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). В последние 15 лет возросло число случаев, когда инородными телами являются металлические изделия, обладающие большим магнитным полем [1—5]. Актуально то, что проглоченные магнитные тела в количестве двух и более активно взаимодействуют между собой и с объектами внешней среды, мигрируют с различной скоростью по отделам ЖКТ и вызывают разного рода осложнения (перфорацию кишечной стенки, инвагинацию, непроходимость кишечника, кровотечение, перитонит), которые могут привести к фатальному исходу [5—9].

Цель исследования — проанализировать варианты прохождения магнитных инородных тел (МИТ) в ЖКТ у детей, выработать алгоритм мероприятий по диагностике и извлечению магнитных объектов в зависимости от клинической ситуации.

Материал и методы

Средний возраст детей (n=14) составил 3,4±0,3 года. В 7 случаях наблюдались одиночные МИТ, в 7 других — множественные. В 10 случаях МИТ имели форму шара, в 3 случаях — форму цилиндра. У 1 ребенка 2 магнита (форма шайбы и кубика) сочетались с другими МИТ. Удаление МИТ из пищевода и желудка проводилось в условиях операционной под общим обезболиванием. Процедура ФЭГДС выполнялась с помощью биопсийных щипцов (граспер), эзофагоскопов Storz, фиброскопа Olympus XPE. Невозможность удаления множественных МИТ при проведении ФЭГДС, а также длительное нахождение их в просвете кишечника являлись показаниями к оперативному вмешательству (лапароскопии, лапаротомии). Все операции сопровождались рентгенологическим контролем брюшной полости.

Результаты и обсуждение

Сбор анамнеза затрудняли малый возраст пациентов, нахождение детей без присмотра, негативная эмоциональная реакция. Анамнестические данные проглатывания детьми МИТ имелись в 5 случаях и подтверждались обзорной рентгенографией органов брюшной полости. В 7 наблюдениях присутствовала клиника острого живота и в процессе обследования выполнялись ультразвуковое исследование (УЗИ) и обзорная рентгенография органов брюшной полости, позволившие определить наличие МИТ в различных отделах кишечника. У 2 детей в тяжелом состоянии ультразвуковая визуализация разлитого перитонита исключила проведение предоперационной рентгенографии брюшной полости, и МИТ явились интраоперационной находкой. Из 7 случаев с единичными МИТ в 5 произошла самостоятельная эвакуация, но у 2 детей возникли жалобы на дисфагию и боли в животе при задержке магнитов в желудке более суток, что потребовало их немедленного удаления методом ФЭГДС.

Приводим клинические наблюдения детей со множественными МИТ.

1. Больной Л., 3,5 лет. При поступлении в ЦРБ установлен в анамнезе прием ребенком внутрь нескольких магнитных элементов. На рентгенограмме грудной клетки в нижней трети пищевода прослеживаются сцепленные инородные тела. Попытка их извлечь не имела успеха. Через 6 ч при госпитализации в больницу скорой медицинской помощи № 2 (БСМП № 2) отмечались жалобы на боли в эпигастрии, на рентгенологическом снимке в проекции желудка определялись МИТ (рис. 1, а).

Рис. 1. Пациент Л., 3 года 5 мес. При рентгенографии в проекции нижней трети пищевода визуализируются 2 МИТ; б — извлеченный магнит после эзофагоскопии имеет цилиндрическую форму; в — динамика продвижения МИТ (рентгенологический контроль).
Во время эзофагоскопии в кардиальном отделе пищевода обнаружено несмещаемое инородное тело в виде металлического цилиндра диаметром 8 мм, сделан вывод, что другой магнит взаимно притягивается со стороны желудка. После нескольких попыток магнит кардиального отдела пищевода захвачен и с усилием извлечен (см. рис. 1, б). На слизистой желудка в области фиксации второго магнита визуализируется выраженная гематома. Для уменьшения времени манипуляции при отсутствии опасности второй одиночный магнит оставлен для самостоятельной эвакуации из ЖКТ. На контрольной рентгенографии брюшной полости подтверждена миграция магнитного объекта по кишечнику (см. рис. 1, в). Магнит вышел самостоятельно.

2. Больной Г., 4,5 лет. Поступил 31.08.11 с жалобами на возникший с 30.08.11 оформленный стул «черного» цвета. При осмотре выявлены умеренное напряжение мышц передней брюшной стенки, болезненность при пальпации в эпигастрии. На рентгенограмме брюшной полости визуализированы 28 круглых инородных тел. При дополнительном сборе анамнеза мать вспомнила, что ребенок 26.08.11 проглотил неизвестное количество магнитов от конструктора и жалоб не предъявлял. Выполнена ФЭГДС: умеренная гиперемия слизистой кардиального отдела пищевода, слизистая желудка гиперемированная, с кровоизлияниями, с мелкими изъязвлениями, обнаружена цепочка круглых магнитов, уходящих в пилорический отдел кишечника. Извлечен 21 МИТ, оставшаяся цепочка МИТ плотно фиксирована к задненижней стенке желудка. Предположено взаимное притяжение МИТ со стороны желудка и двенадцатиперстной кишки с перфорацией стенок. Осуществлена конверсия: лапаротомия, брюшина гиперемирована, выпот серозный до 100 мл, гастротомия по большой кривизне, извлечены 8 МИТ. Обнаружены сквозная перфорация задненижней стенки желудка, перфорация брыжейки поперечной ободочной кишки, перфорация тонкой кишки диаметром до 4 мм с уплотненными краями (расстояние от связки Трейца 1 метр). Перфорационные отверстия ушиты двухрядными швами с подведением пряди сальника к стенке желудка. Брюшная полость дренирована. Контрольная рентгенография брюшной полости: МИТ отсутствуют. Послеоперационный период без осложнений, выписан в удовлетворительном состоянии через 12 сут.

3. Больная Ф., 2 лет 3 мес. Поступила в приемный покой в связи с проглатыванием неизвестного количества магнитов круглой формы давностью, со слов матери, около 2 сут. При осмотре жалобы и беспокойство у ребенка отсутствовали, живот при пальпации мягкий, безболезненный во всех отделах. На обзорной рентгенограмме брюшной полости визуализируется цепочка округлых рентгеноконтрастных теней (75 штук) в проекции желудка и кишечника (рис. 2, а).

Рис. 2. Больной Ф., 2 лет 3 мес. На рентгенографии брюшной полости визуализируется цепочка магнитов в проекции желудка; б — цепочка извлеченных из желудка магнитов в количестве 79 штук.
Выполнена ФЭГДС, извлечена часть МИТ. Для удаления оставшейся цепочки магнитов, фиксированных магнитным полем через стенки желудка и двенадцатиперстной кишки, выполнена верхнесрединная лапаротомия: в рану выведен желудок, в котором пальпировались объекты, методом гастротомии удалено 78 магнитных шариков (см. рис. 2, б). Наложен двухрядный шов на стенку желудка. Рентгенологический контроль брюшной полости: МИТ отсутствуют. Послеоперационный период протекал гладко, выписана через 13 сут.

4. Пациент Г., 10 лет. Самостоятельно обратился в приемный покой с жалобами на боли в животе, возникшие 36 ч назад, рвоту, жидкий стул. С учетом жалоб, анамнеза, клинической картины выставлен диагноз: острый аппендицит, перитонит. После предоперационной подготовки выполнена лапароскопия с использованием видеоассистенции: аппендикс не изменен, обнаружен заворот кишки вокруг плотного локального соединения — соустья двух петель тонкой кишки, вызванного МИТ круглой формы диаметром 4 мм, находящимися в просвете кишечника (рис. 3).

Рис. 3. Пациент Г., 10 лет. Найдено формирующееся соустье двух петель тонкой кишки (указано стрелкой), образованное взаимным притяжением двух групп МИТ.
Произведена конверсия: лапаротомия, в ходе которой извлечены 9 магнитных шариков, выведенные перфорации (верхняя в 2 м, нижняя — 1,5 м от илеоцекального угла) ушиты двухрядными швами, брюшная полость дренирована. Рентгенологический контроль: МИТ в брюшной полости нет. Выписан в удовлетворительном состоянии на 11-е сутки.

5. Больная М., 4 лет. Поступила в порядке скорой помощи с жалобами на боли в животе в течение 25 ч, повторяющуюся рвоту. При осмотре живот мягкий, болезненный в эпигастрии и правой подвздошной области, симптомы раздражения брюшины отрицательные. При УЗИ брюшной полости червеобразный отросток диаметром 6 мм, не изменен, но определялся конгломерат из петель кишечника, который не изменял своей формы и размера при полипозиционном обследовании, и не имел изменений кишечной стенки. Перистальтика кишечника отсутствовала. На рентгенограмме брюшной полости в проекции малого таза справа определяются контрастные тени в виде цепочки из 7 шариков диаметром 0,47 см (рис. 4, а). Локусы рентгенологической и ультразвуковой навигации МИТ кишечника совпадали. После предоперационной подготовки выполнено оперативное вмешательство (параректальный срединный разрез справа): при вскрытии брюшины серозный прозрачный выпот в объеме до 100 мл, при ревизии кишечника найдены два перфорационных отверстия (купол илеоцекального угла и основание червеобразного отростка) с наличием в их просвете МИТ (рис. 4, б) и третье перфорационное отверстие на тонкой кишке (расстояние до 50 см от илеоцекального угла), покрытое фибрином и с истечением кишечного содержимого (рис. 4, в). Из перфорационного отверстия на основании червеобразного отростка удалено 7 МИТ. Выполнена аппендэктомия, перфорации ушиты двухрядными швами, брюшная полость дренирована. Рентгенологический контроль брюшной полости: МИТ нет. Послеоперационный период гладкий, выписана в удовлетворительном состоянии через 16 сут.

Рис. 4. Больной М., 4 лет. а — на рентгенографии брюшной полости определяется цепочка из 7 МИТ в проекции кишечника; б — обнаружена перфорация на основании червеобразного отростка с наличием в просвете круглого магнита (указано стрелкой); в — перфорационное отверстие на тонкой кишке с истечением кишечного содержимого.

Рис. 4. (окончание) Больной М., 4 лет. а — на рентгенографии брюшной полости определяется цепочка из 7 МИТ в проекции кишечника; б — обнаружена перфорация на основании червеобразного отростка с наличием в просвете круглого магнита (указано стрелкой); в — перфорационное отверстие на тонкой кишке с истечением кишечного содержимого.

6. Пациент Б., 7 лет. Доставлен в порядке скорой медицинской помощи через сутки после возникновения жалоб на боли в животе и рвоту. При осмотре живот умеренно вздут, мягкий, болезненный во всех отделах, перитонеальные симптомы отсутствуют. По данным УЗИ брюшной полости: перистальтика кишечника снижена, червеобразный отросток диаметром 4,3 мм, не изменен. На обзорной рентгенограмме брюшной полости в проекции тонкого кишечника визуализируется тело неправильной формы размером 4,0×2,5 см металлической плотности и множество контрастных теней разной плотности диаметром 0,2 см (рис. 5, а).

Рис. 5. Больной Б., 7 лет. На обзорной рентгенографии брюшной полости от 18.10.13 в проекции тонкого кишечника визуализируется тело неправильной формы размером 4,0×2,5 см металлической плотности; б — рентгенологический контроль брюшной полости: положение инородных тел сохраняется в тонком кишечнике; в — состав инородного конгломерата, извлеченного из тонкого кишечника: цепочка из мелких металлических шариков, батарейки (3 штуки), саморез и болты (5 штук), металлические шарики (6 штук), гвозди (8 штук), гайки (2 штуки), кнопка, строительный патрон и 2 магнита (указаны стрелками).
После обследования ребенок вспомнил, что около 3 сут назад проглотил различные металлические предметы, в том числе магниты. Коллегиально решено проводить консервативную терапию с целью достижения самостоятельного выхода инородных тел наружу под ультразвуковым и лучевым контролем брюшной полости. В динамике достоверного продвижения инородных тел не выявлено (см. рис. 5, б). Было выполнено плановое оперативное вмешательство: нижнесрединная лапаротомия, в малом тазу обнаружены 2 плотно спаянные гиперемированные петли тощей кишки на протяжении 1 м друг от друга (расстояние ближайшей петли от связки Трейца примерно в 1,5 м). В просвете обеих петель определялись фиксированные инородные тела металлической плотности. Стенки двух петель плотно сращены на протяжении 5 см с наличием 3 отдельных прикрытых перфорационных соустий на расстоянии 1 см друг от друга. Произведена щадящая резекция перфорированных и спаянных участков кишки, наложено 2 анастомоза конец в конец двухрядным швом, дренирована брюшная полость. ИМТ представлены 35 металлическими деталями с двумя сильными магнитами (см. рис. 5, в). Рентгенологический контроль брюшной полости: инородных тел нет. Послеоперационный период гладкий, через 13 сут после операции выписан в удовлетворительном состоянии.

7. Больной Т., 3 лет 2 мес. Поступил в порядке оказания скорой медицинской помощи. Из анамнеза известно, что на фоне полного здоровья 4 сут назад появились периодически возникающие боли в животе, гипертермия до 37,5 ˚С, двукратный жидкий стул, рвота. Обстоятельство проглатывания ребенком магнитных предметов осталось неизвестным. Участковым педиатром заподозрена пневмония. На фоне антибиотикотерапии сохранялись боли в животе, гипертермия до 37,6 ˚С и многократная рвота. УЗИ органов брюшной полости: эхопризнаки перитонита, червеобразный отросток не визуализируется, свободной жидкости нет, перистальтика кишечника вялая. Выставлен диагноз: острый аппендицит, осложненный разлитым перитонитом. Выполнена срединная лапаротомия, при ревизии кишечника найдено 9 перфорационных отверстий диаметром до 0,5 см (2 — на куполе слепой кишки и 7 — на тощей кишке, из них 2 — в 10 см от связки Трейца и 5 — на протяжении 30—60 см от связки Трейтца), удалено 9 магнитных предметов (рис. 6).

Рис. 6. Больной Т., 3 лет. Операционная находка — 7 МИТ при выполнении операции по поводу разлитого аппендикулярного перитонита.
Перфорационные отверстия тощей кишки ушиты двухрядными швами, резекция илеоцекального угла, энтероцекостомия, аппендэктомия, санация жидкого гноя и кишечного содержимого, дренирование брюшной полости, лапаростомия. Послеоперационный период осложнился развитием тяжелого сепсиса. На 3-и сутки определено течение продолжающегося перитонита, выполнено оперативное вмешательство: ревизия и санация брюшной полости (в нижних отделах справа и слева жидкий гной), кишечного содержимого в брюшной полости нет, места перфораций кишечника запаяны, парез кишечника, энтероцекостома функционирует вяло, лапаростома оставлена. Вскрытие тазового абсцесса на 6-е сутки. Плановое ушивание лапаростомы на 7-е сутки. Выписан на 35-е сутки с функционирующей энтероцекостомой. Через 3 мес выполнена плановая резекция энтероцекостомы и наложен антирефлюксный илеоасцендоанастомоз конец в бок. Осложнений не случилось. Ребенок выписан в удовлетворительном состоянии.

Вывод

Нахождение МИТ в ЖКТ ребенка показывает, что в большинстве случаев в анамнезе отсутствуют сведения об их заглатывании. Рентгенологические методы исследования обязательны при подозрении на МИТ в организме ребенка.

Одиночные МИТ, как правило, эвакуируются из кишечной трубки самостоятельно, но их задержка в желудке до суток требует скорейшего проведения ФЭГДС с попыткой локализации и удаления.

Множественные МИТ в числе двух и более не вызывают ранних симптомов, и появившиеся клинические проявления соответствуют возникшим осложнениям. Миграция магнитных объектов с неодинаковой скоростью приводит к притяжению этих тел через стенки с возрастающим усилием. Время возникновения перфораций значительно короче, чем время, необходимое для формирования магнитного кишечного соустья, что приводит к развитию перитонита.

С целью предотвращения осложнений в отделах ЖКТ обнаружение множественных МИТ в проекции желудка требует скорейшего проведения ФЭГДС, а локализация в нижележащих отделах — лечебно-диагностической лапароскопии.

При трудностях извлечения МИТ из желудка, наличии состоявшихся осложнений ЖКТ проводится ускоренное оперативное вмешательство (лапароскопия, лапаротомия) в зависимости от характера и тяжести патологии.

Обязательным является интраоперационный рентгенологический контроль брюшной полости для исключения оставшихся незамеченными МИТ.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Сведения об авторах

Бочаров Роман Владиславович — к.м.н., врач анестезиолог-реаниматолог

roman_1967@mail.ru

Караваев Андрей Викторович — главный врач

karavaev41@mail.ru

Погорелко Владимир Григорьевич — заведующий отделением, врач-детский хирург

vladimirpog41@rambler.ru

Юшманова Анна Борисовна — врач-детский хирург

annayushmanova@mail.ru

Список литературы:

  1. Аверин В.И., Голубицкий С.Б., Заполянский А.В. и др. Магнитные инородные тела желудочно-кишечного тракта у детей. Прил. Материалы II съезда детских хирургов. Российский вестник детской хирургии, анестезиологии и реаниматологии. 2016;17-18.
  2. Грона В.Н., Буслаев А.И., Колодязный Р.П. и др. Магниты — агрессивные и опасные инородные тела пищеварительного канала у детей. Здоровье ребенка. 2013;4:119-122.
  3. Ионов Д.В., Туманян Г.Т., Лисюк Н.П. Редкие инородные тела желудочно-кишечного тракта у детей. Эндоскопическая хирургия. 2011;3:51-53.
  4. Butterworth J, Feltis B. Toy magnetic ingestion in children revising the algorithm. J Pediatr Surg. 2007;42:3-5.
  5. Разумовский А.Ю., Смирнов А.Н., Игнатьев Р.О. и др. Магнитные инородные тела желудочно-кишечного тракта у детей. Хирургия. 2012;9:64-69.
  6. Arana A, Hauser B, Hachimi-Idrissi S, Vandenplas Y. Management of ingested foreign bodies in childhood and review of literature. Eur J Pediatr. 2001;160(8):468-472.
  7. Кацупеев В.Б., Чепурной М.Г., Ветрянская В.В. и др. Редкая причина перитонита у ребенка. Детская хирургия. 2012;4:56.
  8. Helen HL. Wong, Bruce A. Phillips. Opposites attract: a case of magnet ingestion. Can J Exp Med. 2009;11(5):493-495.
  9. Oestreich AE. Worldwide survey of damage from swallowing multiple magnets. Pediatr Radiol. 2009;39:142-147.