Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Дан В.Н.

Институт хирургии им. А.В. Вишневского, Москва

Сапелкин С.В.

Институт хирургии им. А.В. Вишневского, Москва

Шаробаро В.И.

Отделение хирургии сосудов ФГБУ "Институт хирургии им. А.В. Вишневского" Минздрава России, Москва

Цыганков В.Н.

Отделение хирургии сосудов ФГБУ "Институт хирургии им. А.В. Вишневского" Минздрава России, Москва

Вафина Г.Р.

Отделение хирургии сосудов ФГБУ "Институт хирургии им. А.В. Вишневского" Минздрава России, Москва

Тактика лечения артериовенозных ангиодисплазий головы и шеи

Авторы:

Дан В.Н., Сапелкин С.В., Шаробаро В.И., Цыганков В.Н., Вафина Г.Р.

Подробнее об авторах

Журнал: Флебология. 2013;7(3): 17‑26

Просмотров: 1140

Загрузок: 15

Как цитировать:

Дан В.Н., Сапелкин С.В., Шаробаро В.И., Цыганков В.Н., Вафина Г.Р. Тактика лечения артериовенозных ангиодисплазий головы и шеи. Флебология. 2013;7(3):17‑26.
Dan VN, Sapelkin SV, Sharobaro VI, Tsygankov VN, Vafina GR. The strategy of the treatment of arteriovenous angiodysplasia of the head and neck. Flebologiya. 2013;7(3):17‑26. (In Russ.).

?>

Ангиодисплазии (сосудистые мальформации, врожденные пороки развития сосудов) являются результатом нарушения формирования сосудов в эмбриогенезе. Частота их выявления колеблется от 0,3 до 5,4% (в среднем 2,6%) среди пациентов с заболеваниями периферических сосудов, госпитализированных в специализированные отделения. Частота выявления ангиодисплазий с локализацией в области головы и шеи, по данным разных авторов [1-3], составляет от 5-8 до 14 % от их общего количества.

Несмотря на большие достижения в современной ангиохирургии, лечение артериовенозных ангиодисплазий этой локализации остается актуальной и нерешенной проблемой. Данная область считается самой трудной как для сосудистых хирургов, так и для специалистов эндоваскулярной и пластической хирургии, учитывая особенности кровоснабжения и расположение рядом с важными анатомическими образованиями и органами (головным мозгом, эндокринными железами, нервными структурами). Значимость проблемы лечения врожденных ангиодисплазий определяется реальной опасностью развития тяжелых осложнений заболевания: трофических нарушений, язв, кровотечений из ангиоматозных тканей, а также нарушением центральной гемодинамики при неустраненном патологическом артериовенозном сбросе.

Хирургическое удаление патологического сосудистого образования является единственным радикальным методом лечения. Основной целью должно быть выполнение резекционного вмешательства в максимально полном объеме [4-6]. Применение селективной и суперселективной ангиографии, появление новых материалов для эндоваскулярной окклюзии сосудов, питающих ангиоматоз, позволяет значительно снизить интраоперационную кровопотерю и осуществить радикальное лечение [7, 8]. Однако при поражении эстетически значимых участков, таких как лицо и шея, это становится сложной задачей. Данное обстоятельство заставляет искать новые пути закрытия раневой поверхности после удаления ангиоматозных тканей. Одним их таких решений проблемы служит применение методов пластической хирургии.

Цель исследования - изучить эффективность хирургического лечения артериовенозных ангиодисплазий головы и шеи.

Материал и методы

Проведен ретроспективный анализ и оценка результатов лечения 31 пациента - 13 (41,9%) мужчин и 18 (58,1%) женщин в возрасте 15-76 лет (средний возраст 35,2±9,5 года) - с артериовенозными ангиодисплазиями головы и шеи за период с 2007 по 2012 г. в Институте хирургии им. А.В. Вишневского. Моложе 40 лет было 77,8% пациентов. Из них бо`льшая часть пациентов (51,6%) находились в возрасте от 20 до 29 лет.

При анализе анамнестических данных начало заболевания отмечали с момента рождения 16 (51,6%) пациентов, в возрасте от 10 до 15 лет - 2 (6,5%), в возрасте от 15 до 20 лет - 6 (19,3%), в возрасте старше 20 лет - 7 (22%). В 2 случаях из последней группы появление жалоб отмечено в возрасте старше 40 лет.

У 18 (58,1%) пациентов ранее уже были проведены операции в другом лечебном учреждении. До поступления 7 (22,6%) пациентам было выполнено одно оперативное вмешательство, 5 (16,1%) - две операции, в 6 (19,4%) случаях в анамнезе было несколько различных вмешательств.

Диагноз и форму поражения устанавливали при клиническом осмотре. Диффузное поражение (два анатомических региона или более) было отмечено у 14 пациентов, локальное - у 17. Наиболее часто вовлекаемыми анатомическими областями в наших наблюдениях были ухо и околоушная область (у 6), нижняя/верхняя губа (у 4), щечная область (у 4), шея (у 4). В лобной, затылочной, теменно-височной областях и в области верхнего или нижнего века ангиодисплазия отмечена у 3 больных, локально в височной области ангиоматоз был выявлен у 1.

У 25 пациентов была макрофистулезная форма, у 6 - микрофистулезная. Трофические расстройства выявлены у 4 пациентов, у 5 - кровотечения из ангиоматозных тканей.

С целью уточнения топографии и ангиоархитектоники поражения использовался стандартный диагностический комплекс, принятый в институте: дуплексное сканирование (ДС) сосудов, ультразвуковое исследование (УЗИ) мягких тканей, компьютерная (КТ) и магнитно-резонансная томография (МРТ), эхокардиография (ЭхоКГ), ангиография.

Результаты оперативных вмешательств оценивали в раннем и позднем послеоперационном периодах на основании клинической картины и данных ДС и ЭхоКГ. Все пациенты в последующем находились под диспансерным наблюдением с проведением контрольных УЗИ. Хорошим результатом мы считали полное устранение клинических симптомов или значительное уменьшение их выраженности и положительную динамику по результатам УЗИ, что заключалось в купировании болевого синдрома, уменьшении образования в размерах или в полном его исчезновении, в хорошем косметическом эффекте, снижении скоростей кровотока в артериях при ДС. Удовлетворительным результатом считали уменьшение клинических симптомов, снижение частоты кровотечений после операции, удовлетворительный косметический результат, а также умеренно выраженную динамику УЗИ. При отсутствии динамики клинических симптомов результат лечения расценивали как «без эффекта». Неудовлетворительным результатом считали прогрессирование заболевания, ухудшение локального статуса в области поражения, ухудшение центральной и регионарной гемодинамики. В нашем исследовании неудовлетворительные результаты получены не были.

Результаты

У 31 пациента было выполнено 57 оперативных вмешательств (табл. 1).

У 14 (45,2%) пациентов проведен один этап хирургического лечения: резекционное вмешательство (у 12) или рентгеноэндоваскулярная окклюзия - РЭО (у 2). Чаще всего одноэтапное лечение проводили у пациентов с локальной формой заболевания (78,6%), при этом хороший результат был получен у 10 (71,8%) пациентов, в том числе при диффузной форме - у 2 (14,3%). Лечение проведено 13 пациентам в два этапа: у 9 была выполнена РЭО с последующим удалением ангиоматозных тканей, два этапных резекционных вмешательства или РЭО было произведено в 2 случаях соответственно. В данной группе преобладали пациенты с диффузной формой - 8 (61,5%), хорошие результаты у данных пациентов получены в 25% случаев, удовлетворительные - в 62,5% (5 пациентов). При локальном поражении хороший результат данной тактики лечения был получен в 80% случаев. Многоэтапное лечение (три этапа и более), включавшее как резекционные вмешательства, так и этапные эмболизации, было проведено 4 пациентам. Эта группа пациентов с диффузным поражением, где были получены в основном удовлетворительные результаты.

Пациентам выполняли от 1 до 4 процедур лечебных эмболизаций (в среднем 2,1 сеанса на пациента). Всего число лечебных эмболизаций составило 24. За 1 сеанс РЭО производили эмболизацию от 1 до 4 афферентных артерий, питающих ангиоматозные ткани. При локализации ангиодисплазии в области головы и шеи чаще всего производили РЭО ветвей затылочной и лицевой артерий, в том числе верхнечелюстной артерии (табл. 2).

Наиболее часто в качестве эмболизирующего агента были использованы цилиндры из поли-2-гидроксиэтилметакрилата (ПГЭМА). В среднем на одну процедуру было использовано 3,1±2,2 флакона цилиндров из ПГЭМА диаметром 750 мкм, 2,2±1,4 флакона эмболов диаметром 600 мкм и 1,6±0,4 флакона эмболов диаметром 500 мкм. Помимо уже длительное время использующихся для эмболизации калиброванных эмболов из ПГЭМА в 5 случаях для достижения постоянной окклюзии были применены сферические эмболы из поливинилалкоголя (PVA) 500 мкм - в среднем 2,8±0,9 флакона. У 2 пациентов в качестве эмболизирующего материала использовали спирали: в одном случае окклюзия афферентных артерий спиралями произведена после эмболизации цилиндрами ПГЭМА, у 1 пациентки РЭО производилась только спиралями.

В 12 случаях выполняли комбинированное лечение: этапные РЭО с последующими резекционными вмешательствами с удалением ангиоматозных тканей. В данной группе комбинированного лечения 53,8% пациентов имели диффузную форму поражения, 46,2% - локальную. Удовлетворительные результаты получены у 58,3% пациентов, хорошие - у 41,7%. Приводим клинический случай подобной тактики лечения пациентки с артериовенозной ангиодисплазией головы.

Клинический случай №1. Пациентка С., 35 лет, поступила в отделение с жалобами на наличие пульсирующего образования в правой щечной области, увеличивающееся в размерах. С рождения на левой щеке отмечалось пятно гиперпигментации. С 7-летнего возраста отмечает увеличение пятна в размерах, появление пульсирующего объемного образования. В 1993 г. по месту жительства выполнили склеротерапию спиртом без эффекта. В последующем там же выполнена РЭО афферентных артерий, после чего отметила прогрессивный рост образования.

При осмотре в левой щечной области определялось опухолевидное, пульсирующее образование размерами 8,0×7,0×3,5 см (рис. 1, а).

Рисунок 1. Пациентка С., 35 лет. Артериовенозная дисплазия левой щечной области. а - при поступлении.
Кожа над образованием цианотична, с усиленным сосудистым рисунком. Вены области верхнего века, области медиального угла глазницы, щечной области слева расширены. Аускультативно над образованием выслушивается систолический шум.

При КТ в левой щечной области, распространяясь до угла нижней челюсти и на 2 см выше левой скуловой кости, располагается конгломерат из множества расширенных сосудов диаметром от 1-2 до 11 мм (см. рис. 1, б).

Рисунок 1. Пациентка С., 35 лет. Артериовенозная дисплазия левой щечной области. б - трехмерная реконструкция КТ-исследования с контрастированием.
Наблюдается их контрастирование в артериальную фазу, плотность до 236 ед. Н (в аорте - 232 ед. Н).

Первым этапом выполнена селективная каротидная артериография и эмболизация левой верхней и нижней челюстных артерий спиралями Mreye (см. рис. 1, в, г).

Рисунок 1. Пациентка С., 35 лет. Артериовенозная дисплазия левой щечной области. в - селективная артериография бассейна НСА.
Рисунок 1. Пациентка С., 35 лет. Артериовенозная дисплазия левой щечной области. г - значительное уменьшение интенсивности контрастирования патологического образования после эмболизации.
В дальнейшем проведено удаление ангиоматозных тканей левой щечной области. С целью закрытия послеоперационной раны был мобилизован кожный лоскут до верхней трети шеи. Послеоперационный период протекал гладко. Получен хороший клинический результат. Осмотрена в сроки до 5 лет, рецидива заболевания не выявлено (см. рис. 1, д).
Рисунок 1. Пациентка С., 35 лет. Артериовенозная дисплазия левой щечной области. д - пациентка через 3 года после операции.

В случаях, когда радикальные операции не выполняли из-за обширности поражения и возможной опасности для жизни больного, при лечении использовали только дополнительные методы в изолированном виде. Так, 6 пациентам с обширными (диффузными) поражениями выполняли только РЭО афферентных артерий. В данной группе хороших результатов получено не было, в 66,7% случаях результат был удовлетворительный, у 2 (33,3%) пациентов лечение эффекта не дало. Несмотря на отсутствие положительной динамики в лечении, удалось добиться стабилизации процесса без ухудшения состояния пациентов. В последующем данной категории пациентов планируется продолжение хирургического лечения: проведение этапных эмболизаций с возможным последующим паллиативным иссечением ангиоматозных тканей.

У 6 пациентов с артериовенозной формой ранее в других лечебных заведениях произведена перевязка наружной сонной артерии (НСА), что является тактической ошибкой, в связи с чем выполнение предоперационной суперселективной эмболизации у данных пациентов не представлялось возможным. РЭО не выполняли и в группе пациентов, у которых во время ангиографии было выявлено анастомозирование афферентных артерий, питающих ангиоматозные ткани, с ветвями внутренней сонной артерии (ВСА) и интракраниальными артериями (n=6) в связи с риском эмболии в головной мозг и развитием ишемического инсульта. Вышеуказанным пациентам выполняли открытые хирургические вмешательства без предварительной эмболизации. Приводим клинический случай данной тактики лечения.

Клинический случай №2. Пациентка Д., 26 лет, при поступлении предъявляла жалобы на наличие опухолевидного образования в лобной и височной областях слева, постоянную головную боль, постоянный шум в ушах, периодически возникающее кровотечение из трофической язвы в лобной области (рис. 2, а).

Рисунок 2. Пациентка Д., 26 лет. Артериовенозная дисплазия лобной, височной области и верхнего века слева. а - при поступлении.
С рождения в лобной области было родимое пятно. В течение длительного времени состояние оставалось стабильным, беспокоили шум в ушах и периодически возникающая головная боль. С 12 лет - постепенное увеличение размера данного образования. По месту жительства выполнены три этапных эмболизации с положительной динамикой, в течение 3 лет головная боль и шум в ушах не беспокоили. С 2007 г. - прогрессирование заболевания, рост образования, несколько эпизодов неинтенсивных кровотечений из образовавшейся трофической язвы. Неоднократно обращалась в различные хирургические центры, однако адекватное лечение оказано не было.

При осмотре: опухолевидное образование лобной области до 10×5×5 см с изъязвлениями в центре до 0,5 см в диаметре. В данной области выслушивается слабый систолический шум.

При обследовании на КТ - ангиоматозные ткани с преимущественной локализацией в лобной области и височной области слева, в области верхнего века (см. рис. 2, б).

Рисунок 2. Пациентка Д., 26 лет. Артериовенозная дисплазия лобной, височной области и верхнего века слева. б - трехмерная реконструкция КТ-исследования с контрастированием.

При ангиографии: в лобной области и левой теменной области контрастируется гиперваскулярное образование со сбросом контраста в вены на 2-3-й секунде. Констрастирование осуществляется из бассейнов левой и правой передних мозговых артерий, а также из бассейнов левой и правой затылочных, поверхностных височных и верхнечелюстных артерий. Учитывая анастомозирование афферентных артерий, питающих ангиоматозные ткани, с ветвями ВСА и интракраниальными артериями (см. рис. 2, в),

Рисунок 2. Пациентка Д., 26 лет. Артериовенозная дисплазия лобной, височной области и верхнего века слева. в - селективная артериография ВСА слева. Стрелкой указан переток из бассейна ВСА по a. orbitalis в ангиоматозные ткани.
в данном случае эмболизация не выполнялась.

Первым этапом произведено удаление ангиоматозных тканей лобной области с пластикой местными тканями. При повторной госпитализации через 4 мес выполнен следующий этап лечения - удаление ангиоматозных тканей левой височной области и левого верхнего века с пластикой местными тканями. Во время обоих вмешательств использовали аппарат возврата крови. Кровопотеря составила 250 и 600 мл соответственно. После операции (см. рис. 2, г)

Рисунок 2. Пациентка Д., 26 лет. Артериовенозная дисплазия лобной, височной области и верхнего века слева. г - при выписке.
при осмотре образование визуально не определяется, при аускультации систолический шум не выслушивается.

Удаление ангиоматозных тканей с последующей пластикой послеоперационной раны было выполнено у 25 пациентов: после РЭО - у 12, без предшествующей эмболизации - у 13. В группе без эмболизаций локальное поражение было у 62,3% пациентов. Хорошие результаты лечения в данной группе были получены у 62,3% пациентов (в том числе при диффузном поражении - у 23%), удовлетворительные - у 37,7%.

С целью закрытия раневой поверхности использовали различные методы реконструктивной хирургии. В большинстве случаев была применена пластика местными тканями. У 2 пациентов выполнена аутодермопластика свободным перфорированным кожным лоскутом, у 1 - в отдаленном периоде (через 7-10 дней). Эту методику использовали при закрытии раневой поверхности после удаления ангиоматозных тканей околоушной области и волосистой части головы. У 4 пациентов закрытие раневой поверхности выполнено мобилизованным кожно-жировым лоскутом (число операций - 5). Данный метод пластики применяли при значительных поражениях лица, когда невозможно было использовать острое растяжение близлежащей неповрежденной кожи. В этой группе диффузная форма была диагностирована у 2 пациентов, локальная - у 2. Мобилизация кожно-жирового лоскута позволила осуществить закрытие зоны после иссечения ангиоматозных тканей щечной (у 1), височной (у 2) областей и области шеи (у 1). Основным условием одномоментного закрытия раны являлось наличие адекватного гемостаза. Трем пациентам перед удалением ангиоматозных тканей проводили этапные эмболизации афферентных артерий. Трем пациентам выполняли один этап удаления, у 1 пациента производили этапные паллиативные операции. Учитывая обширность поражения, выполнение радикальных вмешательств у данного пациента не представлялось возможным. Использование пластики перемещенным кожно-жировым лоскутом позволило удалить ангиоматозные ткани на площади от 24 до 150 см2 (в среднем 75,2±25,4 см2), что позволило сделать эти вмешательства более радикальными. У 2 пациентов с диффузным поражением удалось получить удовлетворительный результат, у 2 с локальной формой поражения в височной области и области шеи данный способ пластики позволил выполнить радикальное оперативное вмешательство с хорошим клиническим результатом.

У 4 пациентов произведена пластика нижней/верхней губы, у 5 - пластика ушной раковины (9 операций). У 2 пациентов пластику выполняли в области верхнего/нижнего века.

Приводим клинический случай использования аутодермопластики свободным перфорированным кожным лоскутом как варианта закрытия раневой поверхности.

Клинический случай №3. Пациент Б., 34 года, при поступлении предъявлял жалобы на наличие опухолевидного образования в левой височно-теменной области, усиленную пульсацию в этой области, постоянные тупые боли умеренной интенсивности, наличие трофической язвы в области опухолевидного образования, периодически возникающие интенсивные кровотечения из трофической язвы (рис. 3, а).

Рисунок 3. Пациент Б., 34 года. Артериовенозная дисплазия височно-теменной области слева. а - при поступлении.
Считает себя больным с 2000 г., когда появилось небольшое образование размером до 1 см в височной области. В течение длительного времени состояние оставалось относительно стабильным, отмечалось постепенное увеличение размера данного образования. С 2005 г. стал отмечать усиленную пульсацию, со временем стали беспокоить боли. В 2006 г. проходил обследование и лечение по месту жительства, где была произведена перевязка НСА слева без клинического эффекта. В 2009 г. также по месту жительства проведена попытка удаления ангиоматозных тканей, в послеоперационном периоде отмечает образование трофической язвы в данной области, постоянные кровотечения из трофической язвы сильной интенсивности 2-3 раза в месяц.

При осмотре в левой височно-теменной области определяется опухолевидное образование до 15 см в диаметре с изъязвлениями в центре. Признаков продолжающегося кровотечения нет (см. рис. 3, б).

Рисунок 3. Пациент Б., 34 года. Артериовенозная дисплазия височно-теменной области слева. б - опухолевидное образование с изъязвлениями в центре.
В данной области выслушивается грубый систолический шум. При поступлении отмечается анемия (гемоглобин 95 г/л).

При КТ головы с контрастированием мягкие ткани верхней трети шеи, височной области и волосистой части головы утолщены, неоднородны, с изъязвлениями кожи в теменной области слева, приблизительные размеры поражения 12,1×2,8 см. Деструкции костей черепа не выявлено.

При ДС мягких тканей височной области и брахиоцефальных артерий отмечается увеличение суммарной объемной скорости кровотока по 4 магистральным артериям, отражающим приток крови к головному мозгу (1065 мл/мин). Конгломерат представлен варикозно-расширенными извитыми венами диаметром до 7,8 мм и артериями диаметром до 3,5 мм с повышением линейной скорости кровотока до 100 см/с.

Учитывая перевязку НСА в анамнезе, проведение предоперационной суперселективной эмболизации не представлялось возможным. Пациент оперирован: выполнено удаление ангиоматозных тканей левой височно-теменной области единым блоком. Дно операционной раны было представлено апоневрозом, размер раны 16×12 см. Аутодермопластика проведена расщепленным перфорированным кожным лоскутом. Интраоперационная кровопотеря составила 700 мл. Кожный лоскут зажил, некрозов и нагноения не отмечено. При контрольном осмотре через 1,5 года у пациента отмечается отсутствие патологического образования в области поражения, систолический шум не выслушивался, отмечается полная эпителизация в области оперативного вмешательства (см. рис. 3, в).

Рисунок 3. Пациент Б., 34 года. Артериовенозная дисплазия височно-теменной области слева. в - пациент через 1,5 года после операции.
Учитывая образовавшуюся аллопецию после вмешательства, результат лечения расценен как удовлетворительный, пациенту планируется проведение следующего этапа оперативного лечения - восстановление волосистой части головы.

В целом при хирургическом лечении артериовенозных ангиодисплазий головы и шеи хороший результат был получен в 51,6% случаев и чаще наблюдался у пациентов с локальным характером поражения. Удовлетворительный результат отмечен в 41,9% случаях, чаще всего у пациентов с распространенным и диффузным ангиоматозом.

Нами была проанализирована субъективная оценка пациентами своего состояния по визуальной аналоговой шкале (ВАШ) до и после оперативного лечения. 10 баллов по ВАШ соответствовало наибольшему уровню дискомфорта, 0 баллов - его отсутствие. До оперативного лечения уровень дискомфорта по ВАШ составлял 7,6±1,3 балла, после операции - 3,2±1,6 балла (p<0,05).

Обсуждение

Оперативные вмешательства при ангиодисплазиях головы и шеи, вне зависимости от формы поражения, имеют ряд особенностей, в первую очередь связанных со стремлением избежать избыточной кровопотери [9, 10]. К сожалению, простой и надежный метод наложения турникета, позволяющий выполнять оперативные вмешательства в «бескровных» условиях, при подобной локализации неприменим. В этой группе пациентов с целью уменьшения объема кровопотери использовали этапные РЭО, предварительное прошивание афферентных артерий по периметру ангиоматозных тканей до апоневроза с последующим удалением гемостатических швов, управляемую гипотензию, а также обкалывание ангиоматозных тканей раствором с адреналином. При тяжелых поражениях выполнение оперативного вмешательства проводили с использованием аппаратов возврата крови, что позволяло избежать осложнений, связанных с использованием донорских компонентов крови, и оперировать пациентов, ранее считавшихся неоперабельными.

Несмотря на множественные публикации в российской и зарубежной литературе по тактике лечения артериовенозных ангиодисплазий головы и шеи, многими хирургами как в регионах России, так и в Москве применяется такая порочная операция, как перевязка НСА. Это является грубейшей тактической ошибкой в плановой хирургии артериовенозных ангиодисплазий. После перевязки НСА кровоснабжение ангиоматозных тканей продолжается через сеть коллатералей, в том числе и через бассейн ВСА, однако проведение этапных суперселективных эмболизаций после данной операции не представляется возможным, в связи с чем риск развития интраоперационных кровотечений возрастает.

Для обширных артериовенозных ангиодисплазий головы и шеи в качестве подготовки к удалению ангиоматозных тканей возможно выполнение этапных РЭО афферентных артерий с использованием эмболов из ПГЭМА и эмболизирующего агента (тканевого клея). Период между РЭО и хирургическим вмешательством не должен превышать 7-10 дней для уменьшения риска коллатеральной реваскуляризации зоны патологического сброса. В случаях нерезектабельности ангиоматозных тканей возможно проведение паллиативных эмболизаций для предупреждения прогрессирования заболевания. РЭО следует выполнять поэтапно во всех сосудистых бассейнах с применением суперселективной катетеризации афферентных ветвей в зоне ангиодисплазии. Проведение РЭО и открытых вмешательств при локализации ангиодисплазии в области головы и шеи всегда несет в себе опасность эмболии функционально значимых сосудов головного мозга, поэтому перед эмболизацией необходимо проведение не только суперселективной ангиографии артерий из бассейна НСА, но и раздельной ангиографии бассейнов ВСА с обеих сторон.

Учитывая молодой, трудоспособный возраст большей части пациентов, косметический результат после иссечения ангиоматозных тканей на лице и шее крайне важен и напрямую связан с качеством жизни пациентов и их социальной адаптацией, в связи с чем необходимо стремиться к широкому применению пластических методов закрытия раны. Различные способы пластического закрытия раневой поверхности позволили улучшить результаты хирургического лечения больных с ангиодисплазиями лица и шеи и могут быть методом выбора для хирургов.

Для достижения стабильности результата оперированные больные должны находиться под диспансерным наблюдением с выполнением определенных рекомендаций. Это чрезвычайно важно с той точки зрения, что в большинстве случаев хирургические вмешательства при тех или иных формах дисплазий, а тем более сеансы эмболизаций, носят паллиативный или условно радикальный характер. Выполнение в динамике УЗИ (ДС сосудов, мягких тканей, ЭхоКГ) позволяет составить объективную картину в зоне поражения и оценить степень перегрузки сердечно-сосудистой системы, правильно определить показания к проведению следующих этапов лечения: принять решение о проведении этапных РЭО или радикального иссечения ангиоматозных тканей.

Заключение

Наличие артериовенозной ангиодисплазии лица и шеи является абсолютным показанием к оперативному лечению. Вне зависимости от наличия или отсутствия осложнений следует придерживаться активной хирургической тактики. Основной целью должно быть выполнение резекционного вмешательства в максимально полном объеме. Как правило, заведомо паллиативные операции сопряжены с возвратом клинической симптоматики уже в течение первого года наблюдения.

При лечении больных с артериовенозными ангиодисплазиями лица и шеи необходимо использовать мультидисциплинарный подход с участием всех специалистов и широким выбором диагностических и лечебных методов.

Конфликт интересов: авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования: С.С., В.Д., Г.В.

Сбор и обработка материала: Г.В.

Статистическая обработка: Г.В., С.С.

Написание текста: Г.В., С.С., В.Ц.

Редактирование: В.Д., С.С., В.Ц., В.Ш.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail